home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 15. Оазис клонов

Разведчики начали движение примерно за два часа до захода Сириуса. И уже через пять километров Олан тревожно поднял руку. Обернувшись к своим новым друзьям, мальчик проговорил:

– Нам осталось миновать три больших бархана. Это примерно двадцать минут. С той точки, куда я вас выведу, Клон будет как на ладони.

Группа шла очень осторожно. Больше всего наемники боялись наткнуться на пост мутантов. Тогда внезапность нападения исчезнет, а значит, шансов на победу будет гораздо меньше. К счастью, властелины пустыни оказались весьма самоуверенными и дозорных не выставляли. Миновав несколько дюн, воины оказались у огромного бархана.

– Все, – произнес Олан. – До Клона не более двухсот метров.

Аккуратно делая каждый шаг, земляне начали подниматься. Немного усилий, и они у вершины. Теперь приходилось ползти по-пластунски. Приподнявшись на колено, Кайнц приложил бинокль к глазам. Несколько секунд он не отрывался от окуляров. Наконец, граф обернулся и восхищенно вымолвил:

– Я ничего подобного не видел раньше. Это просто чудо.

Тотчас все разведчики взялись за бинокли. Клон был действительно великолепен. Белый, режущий глаза песок резко обрывался, и посреди пустыни раскинулось огромное зеленое поле. Оно казалось миражом, выдумкой, сказкой. Чуть дальше росли хорошо ухоженные плодовые деревья. Возле них бродили никем не охраняемые коны.

– А где же поселок? – спросил Ридле обращаясь к мальчику.

– Смотрите чуть правее, голубоватые, овальные дома, – ответил Олан.

Все дружно повернули бинокли. И действительно, сразу за садом расположились невысокие, но очень аккуратные строения. Все они были одноэтажные, рассчитанные на одну семью, а потому поселок занимал приличную площадь. Но самое удивительное, что в оазисе полностью отсутствовали люди. Куда бы наблюдатели ни бросали взгляд, везде было пустынно и одиноко.

– Может, их уже угнали? – предположила Салан.

– Вряд ли, – возразил Аято. – Мутанты не бросят своего сородича одного. Их еще слишком мало, чтобы так рисковать. Скорее всего, все клоны пленены и находятся где-то в одном месте.

– Это плохо, – вымолвил Лунгрен. – Значит, и властелины пустыни все вместе. Любая наша оплошность – и они смогут ударить единой группой. По одному нам удалось бы их перебить без труда.

Пожав плечами, Кайнц произнес:

– Тут уж ничего не изменишь. Мутанты наверняка находятся в деревне. Надо подойти к ней незаметно. Олан, это возможно?

– Конечно, – кивнул головой мальчик. – Мы сделаем небольшой крюк и выйдем к саду. Там есть очень густое место. Вряд ли властелины ожидают нападения. Они уверены в своей силе.

– О, ты начинаешь верить в успех! – улыбнулся Освальд.

Группа очень тихо спустилась с бархана и двинулась за подростком. Окрестности оазиса он знал просто великолепно. Все время, пока воины шли, они ни разу не видели поселок. А значит вряд ли и сами могли быть обнаружены. Спустя примерно пятнадцать минут наемники ступили на зеленую траву. Трудно даже представить, какое это наслаждение. Аромат цветов, шелест листьев и просто неестественная влажность. От всего этого люди уже начали отвыкать. Впрочем, своими впечатлениями никто не делился. Теперь было опасно каждое слово, каждый хруст ветки. Миновав сад, а он оказался гораздо больших размеров, чем это казалось издалека, земляне вышли к крайним домам поселка. На мгновение все замерли. Полная тишина.

– Не нравится мне это, – прошептал Виола. – Не засада ли?

– Спокойно, – проговорил Кайнц, – сейчас проверим. Храбров, Аято осмотрите ближайшие постройки. В случае чего, немедленно возвращайтесь, мы вас прикроем.

Сняв рюкзак, Олесь и Тино не спеша двинулись вперед. Несколько шагов, затем рывок, и они уже у стены здания. Она оказалась очень гладкой и ровной. Осторожно обогнув угол, русич пробежал несколько метров и с обнаженным мечом ворвался в открытую дверь. Дом был пуст. Следом за юношей, вошел самурай. Их взорам предстала весьма печальная картина. Во всех трех комнатах царил ужасающий беспорядок. Разбитая посуда, разбросанная одежда, разорванные книги. Постели были раскрыты, что говорило о неожиданности нападения. Обитатели этого дома оказались застигнуты врасплох. Однако разведчики ожидали увидеть нечто подобное. Гораздо больше их заинтересовала обстановка комнат. По всей видимости, она практически не изменилась за прошедшие двести лет. Олан был прав, говоря о многочисленных бесполезных вещах. Кухонные комбайны, квадроаппаратура, видеофон, система международной связи, все это оказалось мертво без источника энергии. А его в Клоне уже не было давным-давно. Предназначение этих предметов местные жители давно забыли, хотя и не выбрасывали ничего.

– Странное место, – сказал японец, опуская меч. – Жизнь здесь словно застыла. Она не двигается ни вперед, ни назад. Люди в оазисе имеют многое из того, что аланцам даже и не снилось, но увы, ничего использовать не могут.

– Нам пора, – произнес Олесь, выходя наружу.

Друзья осмотрели еще три дома. Везде царил такой же беспорядок. Мутанты буквально из постелей выхватывали людей. В одном месте им, видно, был оказан отпор, на полу виднелась большая лужа крови, а рядом лежал сломанный нож. В исходе поединка земляне не сомневались. Клоны, наверняка, не умели толком воевать.

Оказавшись на улице, Храбров призывно махнул рукой. Пока путь был свободен. Оставив все лишнее под деревьями, группа двинулась к деревне.

– Что скажете? – тихо спросил граф.

Покачав отрицательно головой, Аято ответил:

– Ничего радующего. Все пусто. И похоже, мутанты особенно не церемонились при захвате оазиса. Всюду бардак, а кое-где и пятна крови.

– Ясно, – вымолвил Генрих. – Пойдем потихоньку дальше.

Разведчики прошли еще четыре дома, когда где-то на западе раздался душераздирающий женский крик. В нем явно слышалась боль и отчаяние. Обернувшись к мальчику, Лунгрен проговорил:

– Где это?

– На центральной площади, – с побелевшим лицом сказал Олан.

– Веди, – скомандовал барон.

Застройка Клона была довольно хаотичной, дома стояли друг к другу под фантастическими углами. Не наблюдалось и явно выраженных улиц, хотя расстояния между строениями достигали десяти метров. Двести лет назад люди не особенно заботились о компактности поселка. Это был всего лишь маленький оазис на цветущей и развивающейся планете.

Миновав еще шесть домов, воины отчетливо услышали приглушенные голоса. Теперь приходилось действовать вдвойне осторожно. Под прикрытием широких и довольно густых кустарников, наемники подобрались к площади почти вплотную. То, что они увидели, нельзя назвать даже потрясением. Это был шок. Посреди круглой поляны с коротко подстриженной травой горел большой костер, и как его земляне не заметили сразу – непонятно. Видимо, мутанты умели неплохо маскироваться. Но самое главное, что на огне, на вертеле висело тело человека. Его жарили, словно барана. Несчастный уже полностью обгорел, и узнать его не представлялось возможным. Олан тихо заплакал. Возле костра сидели восемь мутантов, как капли воды похожих на того, которого разведчики убили в пустыне. Это была действительно новая раса. Сильная, агрессивная и безжалостная. Она любой ценой старалась развиваться, считая людей низшими существами, лишенными права на жизнь. Чуть левее, один возле другого, со связанными руками стояли на коленях клоны. На лицах пленников была написана обреченность. Они прекрасно знали, что их ждет в будущем. Вскоре стал понятен и раздавшийся крик. Одна из женщин, лежа на земле, отчаянно билась в истерике, однако вывернутые суставы не позволяли ей сделать хоть какое-нибудь разумное движение. Зато возле мутантов стояла маленькая девочка лет пяти. Она вся дрожала и плакала, а убийцы спокойно и без колебаний снимали с нее одежду.

– О нет! – выдохнул мальчуган. – Видеть это второй раз я не в состоянии.

– Что сейчас произойдет? – прошептала Кроул.

– Ритуал кровавой пищи, – с горечью ответил Олан. – Когда деревня была захвачена, а мы с братом спрятались, они сделали это с маленьким Родом. Бедняжке недавно исполнилось всего год. Мутанты раздели его и, надрезав кожу, начали пить кровь. Я никогда не забуду его крики. Он умер лишь через несколько минут, и все это время властелины смеялись и радовались. Они пьют кровь, словно воду.

– Ах ты, тварь, – вырвалось у Ридле. – Я не позволю им сделать то же самое с этой девочкой. Лучше умереть, чем видеть такое!

– Подожди, – остановил его Аято, – надо что-то придумать, а не бросаться в бой, словно сумасшедший.

– Нет у нас времени на споры, – вставил Олесь. – Несчастная уже полностью обнажена. Давайте быстрее, соображайте!

– Надо заманить этих ублюдков в ловушку. И лучше не всех, а хотя бы парочку. Тогда у нас шансов будет побольше, – проговорил Тино.

В это время один из мутантов достал длинный нож, и десятки женщин в ужасе заголосили. Громко зарыдала и девочка. Она не совсем понимала, что ей грозит, но знала, что будет очень больно.

– Все! Я выхожу, – произнес Освальд, вставая в полный рост.

– Хорошо, – прошептал японец. – Когда они двинутся за тобой, прячься за дом. В этом случае мутанты подставят нам спины, и нападение пройдет незаметно для остальных.

Все инструкции юноша выслушивал уже на ходу. Опустив забрало шлема, он быстрым шагом направлялся прямо к костру. Между тем, разведчики отползали в новое укрытие. Надо было подготовить достойную встречу противнику. Ридле, не доходя метров сто до властелинов пустыни, остановился. Многие клоны уже заметили странного человека, и вопли женщин неожиданно оборвались. Это было действительно достойное зрелище. В багряном свете угасающего Сириуса стоял стройный высокий воин, в золоченом шлеме с перьями. В одной руке он держал овальный металлический щит, в другой длинный меч. В его позе, движениях не чувствовалось ни капли страха. Уже занесший было нож, мутант замер и обернулся. Увидеть в Клоне еще одного человека он явно не ожидал.

– Ты кто такой? – прорычал властелин.

– Твоя смерть, – ровным голосом вымолвил Освальд.

Оценивающим взглядом мутант осмотрел своего нового врага. Кое-что явно смущало, однако он был слишком самоуверен. Изобразив на своем уродливом лице усмешку, воин громко сказал:

– Это ты найдешь здесь смерть! Оно, Сол, Лин, притащите этого ублюдка сюда. Из него получится неплохой завтрак.

Тотчас трое мутантов вскочили со своих мест и бросились к Ридле. Несмотря на то, что он ждал такого поворота событий, их прыть удивила его. Спустя мгновение юноша обратился в бегство. Освальд сделал все так, как говорил ему Аято. Обогнув кусты, немец повернул за дом. Уже через несколько секунд сюда же выскочили и властелины пустыни. В руках они держали огромные палицы, удар которых, наверняка, проломит череп. Их противник стоял всего в двадцати шагах от них. Теперь ему уже не уйти! Мутанты не заметили, как сзади поднялись остальные земляне. Дрогнула тетива, и первые семь стрел впились в спины монстров. Они зарычали от боли. Один из мутантов опустился на колени, двое других обернулись. Ловушка сработала. Прежде, чем властелины смогли сделать хоть шаг, новая порция стрел ударила в них. Два существа беззвучно рухнули на землю, а последнего ударом меча пригвоздил Ридле.

– С этими покончили, – усмехнулся юноша, вытирая лезвие о траву.

– Что будем делать теперь? – спросил Виола.

– Попытаемся и остальных заманить в ловушку. Хотя вряд ли они допустят ту же ошибку. Исчезновение трех воинов не бывает случайным, – проговорил задумчиво Кайнц. – Но другого выхода нет. Том, Линда и Олис, отходите к дальнему дому и ведите стрельбу оттуда. К месту боя не приближаться, что бы ни случилось. А мы впятером возьмем их в кольцо. И имейте ввиду, больше одного выстрела сделать не успеем.

На расстановку ушло не более тридцати секунд. Разведчики действовали слаженно и быстро. Вскоре из-за кустов к костру снова двинулся Ридле. Храбров наблюдал за развивающимися событиями из-за угла дома и видел, как мутанты удивленно поднялись со своих мест. Они не могли понять, что происходит. Освальд действовал весьма дерзко.

– Эй вы, уроды! – громко выкрикнул он. – Неужели эти три образины были воинами? Они же просто груда костей и мяса, мой меч даже не затупился. Самое большее на что вы способны – это пожирать маленьких детей!

Ридле еще не успел закончить свою оскорбительную тираду, как властелины пустыни двинулись на него. Впрочем, теперь они не спешили. Генрих оказался прав, говоря, что дважды засада не сработает. Мутанты были вовсе не дураки. В такт им отступал и Освальд. Уже через пятнадцать метров он скрылся из виду. Только теперь преследователи увеличили шаг. Искать наглеца по всему оазису они явно не желали. Обогнув узкую полосу кустов, мутанты выскочили на открытое пространство и вынуждены были остановиться. Теперь им стало все понятно. Пятеро воинов, закованных в прочные латы, ждали врагов. Тут же, совсем рядом, лежали трупы убитых властелинов. Яростный крик мутантов совпал с движением разведчиков. Засвистели стрелы, впиваясь в новые жертвы. Один из выстрелов оказался крайне удачен. Стрела попала одному из мутантов в глаз, пробила череп. Сделав по инерции пару шагов, бедняга рухнул на землю. Зато оставшиеся в живых, не обращая внимание на раны, атаковали землян. Принимать удары палиц на щит оказалось совершенно невозможно. Они оказались настолько сильны, что буквально сбивали с ног. Первым это почувствовал Аято. Упав на колено, японец был бы немедленно добит своим противником, но сразу три стрелы впились в грудь мутанта. Он злобно зарычал, пытаясь выдернуть древка. Драгоценное время было упущено, и этого вполне хватило самураю. Тино ударил мечом снизу в живот. Властелин судорожно дернулся и повалился на Аято. Японец успел вовремя отскочить.

Дела у остальных наемников шли не столь удачно. Олесь с трудом уворачивался от палицы мутанта, время от времени нанося ему колющие раны. Противник обливался кровью, но его натиск не становился слабее. Пару раз оружие властелина касалось щита, и тогда русич с трудом удерживал равновесие. В конце концов Храбров сумел поймать врага на противоходе и с ходу вонзил ему меч в сердце. Лезвие вошло в тело почти до самой рукояти. Мутант замер, его глаза расширились, а изо рта потекла тонкая струйка крови. Не обращая внимания на падающее тело, Олесь бросился на помощь товарищам. Ридле и Кайнцу она не понадобилась. Вдвоем они на удивление легко разобрались со своим оппонентом. Видно, сказалось ранение в шею. Стрела застряла у монстра в горле и мешала сражаться. Именно неповоротливостью врага и воспользовались немцы. А вот Лунгрену, к сожалению, помощь уже была не нужна по другой причине. Одна ошибка, один неправильный поворот, и палица с чудовищной силой опустилась на правое плечо барона. Прогнулись латы, треснули кости, и рука повисла словно плеть. Свен лишь успел поднять голову и взглянуть в глаза собственной смерти. Повторным ударом мутант смешал в единое месиво шлем и череп. Лунгрен уже не видел, как стрелы, копья, мечи вонзаются в тело его убийцы.

Бой был закончен. На небольшой лужайке лежали восемь трупов властелинов пустыни и обезображенное тело землянина. Наемники молча обступили погибшего товарища. Никто из них еще полчаса назад не надеялся на столь удачный исход сражения, а теперь они переживали о смерти Свена. Ее можно было избежать, но зависело это только от него. Он не сумел продержаться. Сняв шлем и вытерев пот со лба, Кайнц устало произнес:

– Вечная тебе память, Свен. Ты был отличным воином, но удача отвернулась от тебя. Надеюсь, что Господь простит все твои грехи и отправит душу в рай.

Тем временем, к наемникам подошли аланцы и Олан.

– Он мертв? – спросил Кроул.

– Да, – ответил Ридле, поднимая с земли меч Лунгрена. – И боюсь, у нас нет времени на его оплакивание. Надо помочь клонам и отправляться в путь. Коун не будет нас ждать.

Забрав у Свена все оружие, разведчики двинулись к площади. Возле костра по-прежнему стояла маленькая девочка. Она тряслась от страха и была на грани обморока. Зато остальные жители оазиса не спускали глаз с кустов, где только что скрылись мутанты. Каково же было общее удивление, когда на площадь вышли семеро воинов. И самое главное, что впереди, сияя от счастья, ступал Олан. Общий возглас радости и изумления прокатился среди людей. Спасение пришло тогда, когда его уже никто не ждал. Земляне и аланцы дружно принялись за веревки пленников. Два резких времени ножом, и освобожденный клон уже лезет обниматься. Вырваться из этих объятий было весьма непросто. Впрочем, однажды ритуал не состоялся. Одна из женщин, стоило разрезать ей путы, сразу бросилась к ребенку. Она подхватила девочку на руки, прижала к груди и, опустившись на колени, зарыдала. Глядя на эту сцену, обращаясь к друзьям, Аято едва слышно проговорил:

– Ради подобных счастливых минут стоит рисковать жизнью. Ты осознаешь, что сделал что-то нужное, полезное, доброе. А иначе зачем нужна эта жизнь? Порой она глупа и бессмысленна, проходит незаметно, тихо, словно и не было человека. Нет, Лунгрен погиб не напрасно. Благодаря ему, десятки мужчин, женщин, детей могут радоваться и любить. Они никогда не забудут своего спасителя, а значит, в их памяти Свен останется навечно.

Тем временем, все клоны были освобождены. Среди общей радости и веселья раздавались и рыдания. В несколько семей пришло горе. За двое суток властелины пустыни убили пятерых жителей, среди них одного младенца и одного старика. Кроме того, где-то в пустыне осталось тело брата Олана. Сейчас мальчик стоял, прижавшись к плечу отца. По щекам уже немолодого мужчины текли крупные слезы. Он уже знал о гибели старшего сына. Рядом, еле держась на ногах, время от времени хватаясь за локоть мужа, расположилась худенькая женщина. Именно к этим трем людям и подошел Кайнц.

– Ваш сын – очень смелый юноша, – вымолвил граф. – Благодаря ему, мы успешно добрались до оазиса. Можно сказать, что он спас нас от верной смерти. Из Олана получится хороший воин.

– Но как? Как вам удалось победить мутантов? – спросил мужчина, вытирая лицо рукой. – Неужели они все мертвы?

– Все, папа, все, – с улыбкой вставил подросток. – Если бы ты мог видеть этот бой! Они сражались, как дьяволы. Даже мутанты, по сравнению с ними, лишь жалкое подобие воинов!

Над площадью раздался торжествующий вопль. Огромная толпа обступила разведчиков. Каждый хотел посмотреть, прикоснуться к своим спасителям. Никому из клонов даже в голову не могло прийти, что человек способен победить властелина пустыни в открытом бою. Вскоре вперед протиснулся седовласый худощавый старец.

– Спасибо вам, путники, от всего Клона, – громко произнес он. – Я старейшина поселка, Джер Лаун. Клянусь, что мы никогда не забудем ваш героический поступок. Берите любой дом, любое имущество, любую свободную девушку или женщину. Вы имеете на это право. Оставайтесь. Другого столь благодатного места нет вокруг на сотни километров. В нашем роду не так много сильных мужчин, и к сожалению, даже они слабы в воинском мастерстве. А жизнь становится слишком опасна. Клон нуждается в надежных защитниках.

– Спасибо, – кивнул Кайнц. – Мы бы рады принять ваше предложение, но у нас есть незаконченное дело. Нам нужно найти один… одну вещь примерно в ста пятидесяти километрах от оазиса. Когда задача будет выполнена, возможно, мы вспомним о вашем предложении. А сейчас у нас есть ряд небольших просьб…

– О, – всплеснул руками старейшина, – все, что пожелаете.

– У нас весьма скромные запросы, – улыбнулся Аято. – Хороший ужин, запас продовольствия и воды, и полчаса отдыха.

– И, пожалуйста, позаботьтесь о нашем товарище, – вставил Ридле. – Он погиб в этом бою, а похоронить его по-человечески у нас нет ни времени, ни сил.

– Да, и заберите его латы – вам они еще пригодятся, – добавил граф.

Лаун обернулся, взглянул на нескольких мужчин и женщин, и они тотчас бросились выполнять приказание. Даже слова были лишними. Постепенно толпа редела. Вскоре возле наемников осталось не более десятка человек. Клоны занялись повседневными делами. Из-за нападения властелинов пустыни многие хозяйственные работы оказались невыполненными. Часть населения поселка ушла хоронить погибших родственников. Костер, где мутанты жарили человека, был уже давно потушен и разбросан. Он навевал слишком горестные мысли. Зато возле разведчиков появилось сразу три новых источника огня. Симпатичные молодые девушки готовили на них весьма ароматную пищу и время от времени подмигивали воинам. По их чересчур оголенным бедрам, веселому смеху и заигрыванию, земляне без труда догадались, что старейшина не оставил мысли удержать спасителей в поселке. И он, конечно, нащупал слабую струну солдат, – но сзади шел отряд Коуна, и времени на удовольствия не оставалось. Обо всем этом Джер Лаун, конечно, не знал.

Ужин протекал довольно спокойно, когда к старейшине подбежал взволнованный мужчина. Он что-то шепнул старцу на ухо, и лицо того сразу изменилось. Подойдя к разведчикам вплотную, клон тихо сказал:

– Плохие новости.

Смех и разговоры землян сразу оборвались.

– Что случилось? – встревожено спросил Тино.

– Мои люди зарывали мутантов в пустыне. Это надо делать подальше от оазиса, иначе рядом заведутся песчаные черви. И…

Старик замолчал.

– Что?.. – не выдержала Олис.

– Трупов было только семь, – ответил Лаун.

– То есть как? – удивился Освальд, поднимаясь на ноги. – Мы уложили сначала троих, а потом еще пятерых. Всего восемь.

– Вот именно об этом я и говорю, – произнес старейшина. – Один из мутантов не был убит. Оглушенный или раненый, он притворился мертвым, и как только вы ушли, бежал в пустыню.

– Далеко он не уйдет, – выкрикнул Ридле, обнажив меч. – Мы его догоним.

– Нет, – покачал головой клон. – Это бесполезно. Во-первых, уже темно, и вряд ли вы найдете его следы. А во-вторых, властелины пустыни двигаются очень быстро. Человеку за ними не угнаться. Песок, дюны, барханы – это родной дом мутантов. Он обманет вас без труда.

– Сядь, – проговорил Кайнц Освальду. – Лаун прав. Ночью идти на поиски совершенно бессмысленно. Да и зачем? У нас другая задача. Еще десять минут отдыха, и двинемся дальше. Клон – великолепное место, но время поджимает.

Никто возражать не стал. До космодрома еще было около ста пятидесяти километров, а отряд Коуна наверняка приблизился! Впрочем, в связи с побегом мутанта, эта опасность уже не представлялась столь серьезной. Другое дело – властелины пустыни. От них разведчикам не уйти.

Как и сказал граф, ровно через десять минут группа начала собираться в поход. Фляги уже были заполнены чистой колодезной водой, а у местных жителей в избытке оказалось вяленого мяса и фруктов. Полегчавшие за долгий путь рюкзаки вновь потяжелели. Взвалив все это на спину, наемники поняли, что темп движения снова упадет. Первым не выдержал Виола. Обернувшись к Генриху, он вымолвил:

– Я подчинюсь любому приказу, но это перебор. В начале экспедиции такой груз был уместен, но сейчас… Часть продовольствия надо оставить. Нам осталось идти всего около четырех суток…

– До четвертого космодрома, – вставил Храбров. – Но если и он окажется разрушен… Я понимаю, что ко второму группе не успеть, но попытаться все же стоит. Сидеть и ждать смерти – не в моих правилах.

– Что ты предлагаешь? – спросил Кайнц.

– Подарить клонам наши щиты, шлемы и часть лат. Толку от них сейчас немного. В бою против мутантов они бесполезны, а если нас догонят бандиты, то вряд ли эта груда металла нас спасет, – ответил русич.

– Олесь прав, – произнес Аято. – Защита – дело хорошее, но только на поле боя. Мы же бежим, как лани. Таскать на себе подобный груз глупо. Скорее всего, никто из нас щитами уже не воспользуется.

Граф повернулся к Ридле, последнему из землян, кто еще не высказал своего мнения. Освальд думал пару минут, а затем утвердительно кивнул головой:

– Согласен.

Решения аланцев не требовалось. Во-первых, потому что у них не было щитов, во-вторых, они с радостью начали снимать тяжелые латы. Несмотря на длительную подготовку, привыкнуть к варварскому снаряжению разведчики могущественной цивилизации так и не смогли. Спустя пять минут на поляне образовалась куча из щитов, шлемов, кольчуг и лат. Стоявшие рядом клоны изумленно смотрели за действиями землян. Тасконцы даже представить себе не могли, что существуют такие доспехи. Ночью, в багряном блеске костров, металл буквально гипнотизировал местных жителей. Многие изделия были верхом совершенства.

– Возьмите все это себе, – проговорил Генрих. – Для нас подобная защита стала балластом, а вам пригодится.

Джер Лаун подошел к куче и поднял шлем Ридле. Несколько раз повернув его в руках, старик восхищенно вымолвил:

– Ничего подобного не видел. Где живут такие мастера?

– Далеко, – улыбнулся Освальд, забрасывая рюкзак за спину.

Вскоре группа была готова к выдвижению. Уже при выходе из деревни, граф подозвал к себе старейшину и очень тихо сказал:

– Не буду тебе лгать, Лаун, мы в сложном положении. За нами идет большой отряд воинов. Их человек пятьдесят. Они плохие люди, и у вас могут быть неприятности. Это, конечно, не мутанты, но воевать солдаты Коуна тоже умеют. Им необходима вода и продовольствие. Вы можете дать им это в обмен на свою спокойную жизнь, но…

– Говори, – с суровым лицом разрешил старейшина.

– Мы будем очень благодарны, если наши враги задержатся хотя бы на пару часов. Даже этот незначительный промежуток времени дает шансы на успех. А их у нас немного.

– Так и будет, – проговорил клон. – Когда эти люди достигнут оазиса?

– Точно не знаю, но думаю, часа через три-четыре. А может, и быстрее.

Лаун удивленно вскинул брови.

– Вы помогли нам в ситуации, когда преследователи буквально висят у группы на пятках? Это трудно объяснить.

Немец лишь развел руками.

– Иногда человек принимает нелогичные решения. Чувства перекрывают разум, а инстинкт самосохранения загоняется в дальний угол сознания. Будем считать, что мы поступили именно так.

Глядя на уже немолодого воина, старик задумался. Он молчал около минуты, а затем подозвал соплеменника. Несколько тихих реплик, и мужчина скрылся в толпе. Разведчики с интересом и нетерпением смотрели на Лауна. Старейшина явно что-то задумал. И словно в подтверждение этого, клон вымолвил:

– Вы отличные солдаты. Бойцов, равных вам, я не знаю. Однако шансов на успех у вас, действительно, немного. Из рассказа мальчика ясно даже младенцу, что пустыня вам неизвестна. Группа двигается на ощупь, не зная об опасностях и ловушках. В такой ситуации люди становятся легкой добычей местных обитателей.

– И что из того? – спросил Виола.

– Да ничего, – чуть иронично произнес старик. – Песчаный червь – лишь малая толика тех опасностей, что ждут вас. И поверьте, далеко не самая страшная.

– Но мы в пустыне уже несколько дней, и ни с чем таким не сталкивались, – возразил Олесь.

– Все верно, – подтвердил Лаун. – Но вы знакомы лишь с пустыней Леру, а идете в пустыню Смерти. Первая расширилась до таких размеров в последние двести лет, вторая существовала всегда. Именно на ее территории возникли огромные города и именно здесь взорвалось большинство снарядов. К чему это привело, можете догадаться сами. Властелины пустыни – лишь одно из таких последствий.

– Но нам надо туда идти, – спокойно сказал Аято.

– Понимаю, – проговорил старейшина, – и потому предлагаю вам взять проводника. Он, конечно, знает не все, но опыта у него вполне достаточно. Олан смышленый парнишка и двигается довольно быстро. Да вы и сами знаете, на что он способен.

Кайнц хотел возразить, но японец успел коснуться рукой плеча товарища. Граф обернулся и взглянул на Тино. Даже в темноте Генрих догадался, о чем хотел сказать самурай. Надо было отбросить все предрассудки. Без проводника в пустыне не обойтись. Однако Генрих не хотел сдаваться.

– А у вас нет никого постарше? – произнес он. – Не хотелось бы рисковать жизнью мальчишки. Олан еще так молод…

– Сейчас везде опасно, – возразил клон. – Оазис стал слишком лакомым кусочком для солдат удачи. Кого-то интересуют наши запасы, кого-то земли, а кого-то и мы сами. Олан – лучший проводник в поселке. Он буквально вырос в пустыне. Никто не знает окрестные места так, как этот подросток.

– Хорошо, – наконец согласился после секундного замешательства Кайнц. – Но где он?

– Уже впереди группы, – усмехнулся старик.

Наемники обернулись и сразу увидели худощавую фигуру среди аланцев. Мальчишка был одет в длиннополый балахон, на его спине виднелся объемистый рюкзак, а сам он буквально светился от счастья. Еще бы! Его взяли с собой лучшие воины Оливии. И кроме того, Олан давно мечтал о подобном путешествии. Маленький мирок Клона стал ему тесноват.

В последний раз взглянув на ровные аккуратные домики, едва заметные в сумраке ночи, наемники двинулись навстречу пустыне. Вскоре их ноги вновь ступили на песок, твердая надежная земля осталась позади. Впереди гордо шел новый член группы. А пройти еще предстояло сто пятьдесят километров.


* * * | Воскрешение | * * *