home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


IX.

— Где же искать?

Этот вопрос вырвался у Холмса как-то вдруг, помимо его воли.

Мы сидели в это время за обедом в ресторане «Вена», на улице Гоголя.

Холмс был очень задумчив и ел как-то рассеянно.

Видно было, что мысли его в данный момент очень далеки и от ресторана и от еды.

В пять часов в ресторан пришел и Нат Пинкертон.

Он подошел к нам и, пожав нам руки, молча сел за стол.

Потребовав коньяку, он налил себе большую рюмку, выпил ее, затем налил другую и снова выпил.

— Да… — проговорил он, вытирая салфеткой губы, — нам необходимо посоветоваться.

— Я совершенно с вами согласен, — ответил Шерлок Холмс, тоже выпивая рюмку коньяку.

— Что вы думаете насчет этого подземелья? — спросил Нат Пинкертон.

— Только то, что через него похищена княжна, — ответил Шерлок Холмс.

— И больше ничего?

— Больше ничего.

— В таком случае я пошел немного дальше вас, — проговорил американец с оттенком гордости в голосе.

— Да? — с любопытством спросил Холмс.

Американец кивнул головой.

— Взамен моей откровенности, я попрошу лишь одного…

— А именно?

— Не занимать мой наблюдательный пост.

— Это я обещаю с удовольствием! — сказал Холмс.

— Этот ход есть ни что иное, как пристань той самой моторной лодки, которую мы так усердно ищем, — проговорил Нат Пинкертон.

— Почему вы так думаете? — спросил Шерлок Холмс.

— Почему? Да потому, что в скрытой нише того подземного грота, в котором мы с вами встретились, я нашел ящик с инструментами и принадлежностями к моторной, электрической лодке.

— Что вы говорите? — воскликну л Холмс.

— Да! И этот ящик я вам сейчас покажу.

Он позвал лакея и приказал ему принести из швейцарской оставленный там ящик.

А пока его принесли, он продолжал рассказывать:

— В подземелье день и ночь постоянно дежурят двое моих агентов. По-видимому, эти инструменты нужны для лодки, и она, рано или поздно, придет туда. Поэтому-то эту часть набережной, или вернее — всю набережную, я оставляю за собой как наблюдательный пост.

— Хорошо, — сказал Холмс, взглядывая на длинный ящик, который лакей в эту минуту поставил перед Натом Пинкертоном.

Не спеша, американец открыл ключом ящик и показал нам штук десять разных странных инструментов.

— Вот про эти инструменты я не могу сказать ничего, — говорил он, указывая то на один, то на другой предмет. — Но вот эти — я знаю. Они служат для исправления некоторых частей электрического двигателя.

Между тем Шерлок Холмс с видимым любопытством осматривал все предметы.

— Да… — произнес он вдруг. — Мы слегка ошиблись, считая ее за «моторную» лодку. По-видимому — мы имеем дело не с моторной лодкой, а с подводной и притом самой последней конструкции.

При этих словах Нат Пинкертон вскочил как ужаленный.

— Как?! Почему? Почему вы так думаете? — воскликнул он в страшном волнении.

— Потому что я слежу за наукой и еще недавно изучал конструкцию последней изобретенной лодки этого типа, — хладнокровно ответил Холмс.

И, беря из ящика предмет за предметом, он стал объяснять их названия:

— Вот это — трубка от нагнетателя воздуха, это запасные части от цилиндра, в котором помещается сгущенный кислород, это запасные части от электрической машины…

— Да вы знаете ли, что тот корабль, который вчера… — в волнении заговорил было Нат Пинкертон, но Шерлок Холмс с улыбкой перебил его:

— Да, дорогой коллега, я читал газеты и знаю, что вчера в три часа дня немецкий пароход, вошедший недавно в Неву и стоявший в ее устье в ожидании разгрузки товаров, внезапно пошел ко дну, словно взорванный. После катастрофы, через семнадцать часов, то есть сегодня в восемь часов утра, под воду были спущены пять водолазов, которые подробно осмотрели весь корпус, исследуя причину потопления. Они нашли у самого киля, в кормовой части, огромную пробоину, словно пароход налетел на подводную мину. Никаких мин в этом месте никогда не было. Катастрофа эта, в которой погибло одиннадцать человек, произвела страшный переполох не только в торговом мире и среди публики, но и в правительственных сферах. Морское министерство производит по этому поводу строгое следствие. Пароход принадлежит гамбургскому торговому дому «Дайтон и К°» и пришел в Россию с грузом бронзовых изделий. В числе прочих товаров на нем имелись и изделия из золота и серебра, которых было на сумму около семисот тридцати тысяч рублей.

Все время, пока Холмс говорил, Нат Пинкертон молча кивал головой.

— Вы, дорогой коллега, конечно, сейчас же установили связь между этим случаем и сделанным мною открытием, — проговорил наконец Холмс.

— Да, конечно! — ответил Пинкертон. — Тем более, что, как вы знаете, следственные власти обвиняют в потоплении парохода капитана.

— Так как водолазы объявили, что груза в кормовом трюме почти нет, тогда как главный ценный груз и был именно в этом трюме, капитана обвиняют в том, что он продал этот груз заранее, а затем взорвал нарочно корабль.

— Да, да, все это так! — качал головой Нат Пинкертон. — Ну, да эта лодка не минует своей пристани, и будь я проклят, если она не попадет в мои руки. Ну, коллега, мне пора идти!

С этими словами он замкнул ящик, взял его под мышку и, простившись с нами, вышел.


VIII. | Приключения Шерлока Холмса против Ната Пинкертона в России | cледующая глава