home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


11

Больницы отвратительные места, холодные и стерильные. Настоящее напоминание о бренности смертной жизни. При мысли о том, что Хью попал в больницу, меня тошнило, но я крепилась, спеша по коридору к палате, номер которой назвала Саманта.

Перевязанный и разукрашенный синяками, Хью спокойно лежал на кровати. Его длинное тело было облачено в халат. Рядом с кроватью сидела блондинка и держала его за руку. Когда я ворвалась в палату, она с удивлением подняла глаза.

— Джорджина, — слабо улыбнувшись, пробормотал Хью. — Спасибо, что заскочила.

Сбитая с толку блондинка — видимо, та самая Саманта — начала изучать меня. На вид этой стройной девушке с глазами лани было лет двадцать. Судя по ее силиконовому бюсту, я поняла, что она и есть та самая секретарша с работы Хью.

— Все в порядке, — заверил ее Хью. — Это моя подруга Джорджина. Джорджина, это Саманта.

— Привет. — Я протянула ей руку, и девушка приняла ее.

Ее рука оказалась холодной, и я догадалась, что бедняжка нервничала не из-за встречи со мной, а из-за случившегося с Хью. Это было трогательно.

— Милая, ты не оставишь нас Джорджиной на минутку? Может быть, выпьешь что-нибудь в кафетерии? — Его голос прозвучал мягко и участливо.

Когда мы встречались по вечерам в пивных, Хью говорил совсем по-другому.

Саманта с тревогой посмотрела на него.

— Я не хочу оставлять тебя одного.

— Я не буду один. Нам с Джорджиной нужно поговорить. Кроме того, у нее… э-э… черный пояс по карате, так что со мной ничего не случится.

Пока девушка думала, я за ее спиной скорчила Хью гримасу.

— Надеюсь, все будет в порядке. Если я понадоблюсь, позвонишь мне по мобильнику, ладно? Я тут же вернусь.

— Конечно, — пообещал Хью, целуя ее руку.

— Я буду скучать по тебе.

— А я по тебе еще больше.

Она поднялась, еще раз бросила на меня нерешительный взгляд и вышла.

Я посмотрела вслед Саманте, а потом заняла ее место рядом с Хью.

— Чересчур сладко. Аж зубы заболели.

— Не издевайся. Она не виновата в том, что ты не можешь завязать прочные отношения со смертными.

Его слова прозвучали довольно невинно, но причинили мне сильную боль, поскольку все мои мысли были поглощены Романом.

— Кроме того, — продолжил он, — она немного расстроена из-за случившегося днем!

— Могу себе представить. О боже, — видел бы ты себя.

Я внимательно осмотрела его раны. Под бинтами угадывались швы, здесь и там виднелись синяки и кровоподтеки.

— Могло быть хуже.

— Серьезно? — Я подняла бровь.

Видеть в таком состоянии бессмертных мне еще не приходилось.

— Конечно. Во-первых, меня могли убить, но не убили. Во-вторых, не только ты умеешь лечить себя. Видела бы ты, в каком состоянии меня сюда привезли. Теперь придется что-то придумать, чтобы врачи не удивились скорости моего выздоровления.

— Джером знает об этом?

— Конечно. Я позвонил ему, но он уже сам все почувствовал. Думаю, явится с минуты на минуту. Он тебе не звонил?

— Нет, — призналась я, предпочитая пока умолчать о записке. — Что случилось? Когда на тебя напали?

— Я мало что помню. — Хью попытался пожать плечами, хотя в лежачем положении сделать это было довольно трудно. Я догадалась, что он уже не раз рассказывал это другим. — Я вышел выпить кофе. На автостоянке больше никого не было. Когда я вернулся к машине, этот… кто-то откуда-то выпрыгнул и бросился на меня. Без предупреждения.

— Кто-то?

Хью нахмурился.

— Я не успел его рассмотреть. Скажу только одно: малый оказался здоровый. И сильный. По-настоящему сильный. Намного сильнее, чем можно представить.

Хью и сам был не из слабаков. Конечно, ничего особенного он со своим телом не делал, но хрупкостью явно не отличался.

— Почему он остановился? — спросила я. — Кто-нибудь вас увидел?

— Нет. Не знаю, почему он не закончил свое дело. На все про все ушло не больше минуты. А потом он был таков. Меня нашли и оказали помощь только через четверть часа.

— Ты говоришь он. Это был мужчина?

Он сделал еще одну попытку пожать плечами.

— Не знаю. Просто у меня сложилось такое впечатление. С таким же успехом это могла быть знойная блондинка.

— Да? Может быть, допросить Саманту?

— Если верить Джерому, мы вообще никого не должны допрашивать. Ты разговаривала с Эриком?

— Да… Он обещал что-нибудь разузнать. Кроме того, Эрик подтвердил, что охотники на вампиров не могут убить ни тебя, ни меня. Во всяком случае, он никогда о таком не слышал.

Хью задумался.

— Этот тип не убил меня.

— Думаешь, он пытался?

— Во всяком случае, малый явно хотел что-то сделать. Похоже, если бы он мог, то убил бы меня.

— Он не мог, — послышалось у меня за спиной. — Я же говорил, что охотники на вампиров могут тебя оглушить, но не убить.

Услышав голос Джерома, я вздрогнула и обернулась. И вздрогнула еще раз, увидев рядом с ним Картера.

— Предоставим Джерому играть роль адвоката дьявола, — сострил ангел.

— Джорджина, что ты здесь делаешь? — ледяным тоном спросил демон.

У меня отвисла челюсть. Когда ко мне вернулся дар речи, я спросила:

— Как… как вы это сделали?

Картер был одет так же жалко, как всегда. Если Даг и Брюс выглядели, словно играли в группе стиля «грандж»,[35] то ангел — словно его из этой группы турнули. Он лукаво улыбнулся мне.

— Что именно? Искусно намекнул на статус Джерома? Честно говоря, таких реплик у меня пруд пруди.

— Нет. Я не о том. Я не чувствую вас… не ощущаю… — Я видела Картера, но не чувствовала мощных вибраций… ауры… в общем, того, что обычно излучают бессмертные. Внезапно повернувшись к Джерому, я поняла, что не ощущаю и его излучения тоже. — И вы… Я не чувствую никого из вас. И тогда вечером тоже.

Ангел и демон обменялись взглядами.

— Мы можем маскировать свою ауру, — наконец, ответил Картер.

— Это что, выключатель, на который вы нажимаете?

— На самом деле все немного сложнее.

— Во всяком случае, для меня это новость. А мы с Хью тоже можем делать такое?

— Нет, — одновременно ответили Джером и Картер. Потом Джером уточнил: — На это способны только бессмертные высшего ранга.

Хью сделал слабую попытку сесть.

— Почему… вы это делаете?

— Джорджи, ты так и не ответила на мой вопрос, — явно избегая ответа, напомнил Джером и посмотрел на беса. — Я же велел тебе не вступать в контакт с остальными.

— Я и не вступал. Она сама пришла.

Джером обратил взор на меня. Я выудила из сумки таинственную записку и протянула ему. Демон прочитал ее без всякого выражения и передал Картеру. Когда ангел закончил чтение, они снова загадочно переглянулись, и Джером сунул записку во внутренний карман пиджака.

— Эй, это мое!

— Больше нет.

— Тогда не лгите мне, что это всего-навсего охотник на вампиров! — огрызнулась я.

Темные глаза Джерома уставились на меня.

— С какой стати мне лгать? Этот тип по ошибке принял Хью за вампира, но, как ты сама заметила, Хью убить нельзя.

— Я думаю, этот малый знал, что Хью — не вампир.

— Да? Почему ты так решила?

— Записка. Тот, кто написал ее, знает, что я умею трансформироваться. Знает, что я суккуб. Если так, то он может знать, что Хью — бес.

— Он знал, что ты суккуб, и поэтому не напал на тебя. Он знал, что не может тебя убить. Однако насчет Хью он не был уверен и поэтому решил воспользоваться возможностью.

— Точнее, ножом. — Я снова вспомнила выражение, что демон лжет каждый раз, когда шевелит губами. — Я слышала байку о том, как какой-то охотник-любитель гоняется за людьми с колом, потому что другого не умеет. А теперь выясняется, что он знал обо мне и бросился на Хью с ножом.

Картер подавил зевок и стал защищать версию Джерома.

— Может быть, он быстро учится. Расширяет выбор оружия. Ведь нельзя оставаться любителем всю жизнь. Даже современные охотники на вампиров, в конце концов, умнеют.

Я ухватилась за подробность, о которой до сих пор никто не вспомнил.

— Ребенку известно, что вампиры не выносят солнечного света. Хью, в какое время суток на тебя напали?

Лицо беса приобрело странное выражение.

— В конце второй половины дня. Перед заходом солнца.

Я бросила на Джерома торжествующий взгляд.

— Этот тип знал, что Хью — не вампир!

Джером прислонился к стене и стал отряхивать слаксы, на которых не было ни пылинки. Сегодня он походил на Джона Кьюсака, как никогда раньше.

— Ну и что? Всем смертным свойственна мания величия. Он убил вампира и решил избавить наш город от всех остальных представителей нечистой силы. Это ничего не меняет.

— Не думаю, что он смертный.

Джером и Картер обвели взглядами палату, а потом посмотрели на меня.

— Продолжай.

Я проглотила слюну, слегка польщенная таким вниманием.

— Вы сами говорили, что высшие бессмертные могут передвигаться незамеченными. Но этого малого никто из нас не чувствовал. Посмотрите на повреждения Хью. Эрик сказал, что смертные не могут причинить существенного… — Я прикусила язык, поняв, что проболталась.

Картер негромко засмеялся.

— Черт побери, Джорджина! — Джером резко выпрямился. — Я же просил: предоставь это дело нам! С кем еще ты говорила?

Маскировка Джерома исчезла, и я внезапно услышала потрескивание окружавшей его силы. Это напомнило мне эпизод из одного научно-фантастического фильма, когда открылась дверь в космос и всосала в себя остатки корабля. Казалось, все бывшее в палате устремилось навстречу окутывавшей его мощи. Для меня, бессмертной, он превратился в пылающий костер энергии.

Я съежилась за кроватью, борясь с желанием закрыть глаза. Хью положил ладонь на мою руку, успокаивая не то меня, не то самого себя.

— Никому. Клянусь, больше никому. Я только задала Эрику несколько вопросов…

Картер шагнул к взбешенному демону, его лицо было ангельски спокойным.

— Полегче. Тебя почувствовали все бессмертные в радиусе десяти миль отсюда.

Джером не сводил с меня глаз, и мне стало страшно, как никогда прежде, за долгие века. А потом все исчезло. Как будто он нажал на выключатель, о котором я сказала в шутку. Джером снова стоял передо мной как простой смертный. Он тяжело дышал и потирал точку на переносице.

— Джорджина, — наконец, произнес демон. — Можешь думать что угодно, но я не пытаюсь обмануть тебя. Пожалуйста, не перечь мне. У нас есть причины действовать именно так, а не иначе. В глубине души я забочусь о твоих интересах.

Упрямая натура заставляла меня спросить, есть ли у демонов душа, но я вспомнила кое-что поважнее.

— Почему у нас? Догадываюсь, что вы имеете в виду его. — Я показала на Картера. — Что заставляет и демона, и ангела тайком прокрадываться всюду, скрывая свое присутствие? Вы чего-то боитесь?

— Прокрадываться? — с шутливой свирепостью переспросил Картер.

— Пожалуйста, Джорджи, — с нажимом промолвил Джером, показывая, что его терпение на исходе, — уймись. Если ты действительно хочешь сделать что-нибудь полезное, то постарайся не попадать в опасные ситуации. Я уже говорил это. Я не могу обеспечить тебе надежную охрану, но если ты будешь продолжать мешать мне, отправлю кое-куда, пока все не закончится. Ты вмешиваешься в дела, в которых ничего не смыслишь, и это только увеличивает риск.

Я инстинктивно сжала руку Хью, боясь думать о том, куда именно меня могут отправить.

— Мы поняли друг друга? — сурово спросил демон.

Я кивнула.

— Вот и хорошо. Ты окажешь мне самую большую помощь, если будешь заботиться о собственной безопасности. Сейчас у меня и без того слишком много забот.

Я снова кивнула, не доверяя собственному голосу. Джером устроил это маленькое зрелище, чтобы напугать меня хотя бы на какое-то время, но в глубине души я знала, что возьмусь за дело, как только выйду отсюда. Однако это намерение следовало хранить при себе.

— Это все, Джорджина. — От меня явно хотели избавиться.

— Я провожу, — предложил Картер.

— Нет, спасибо. — Но ангел все равно увязался за мной.

— Как продвигаются твои отношения с Сетом Мортенсеном?

— Нормально.

— Только и всего?

— Да, только.

— Я слышал, он теперь живет здесь и проводит много времени в «Изумрудном городе».

Я покосилась на него.

— Как вы об этом узнали?

Он только усмехнулся.

— Какая разница? Рассказывай.

— Нечего рассказывать, — огрызнулась я, не понимая причины своего недовольства. — Мы несколько раз беседовали, я показала ему город. Но общего языка найти не сумели. Мы почти не общаемся.

— Почему? — поинтересовался Картер.

— Он страшный интроверт. В основном молчит. Только наблюдает. А я не хочу его поощрять.

— Так он станет еще молчаливее.

Я пожала плечами и вызвала лифт.

— Кажется, я знаю книгу, которая может тебе помочь. Когда найду, пришлю.

— Спасибо, не нужно.

— Не отказывайся. Ты сумеешь наладить отношения с Сетом. Об этой книге говорили в каком-то ток-шоу.

— Вы что, не слышали? Я не хочу его поощрять.

— Понял, — серьезно кивнул Картер. — Тебе не нравятся интроверты.

— Нет, не в этом дело. Я ничего не имею против интровертов.

— Тогда чем он тебе не нравится?

— Он мне нравится! Перестаньте, черт побери!

Ангел подмигнул мне и улыбнулся.

— Хорошо, если так. Судя по прошлому опыту, тебе по вкусу мужчины веселые и общительные.

— И что это должно значить? — Я тут же подумала о своем влечении к Роману.

Глаза Картера лукаво блеснули. К тому времени мы уже добрались до выхода из больницы.

— Не знаю, Лета. Скажи сама.

Я толкнула дверь, но, услышав его реплику, повернулась так стремительно, что собственные волосы хлестнули меня по лицу.

— Где вы слышали это имя?

— У меня есть собственные источники.

Внутри возникло гнетущее чувство, названия которому я не знала. Что-то среднее между гневом и отчаянием. Оно становилось все сильнее. Хотелось крикнуть на самодовольного Картера, бить его кулаками в грудь или трансформироваться во что-то ужасное. Я не понимала, откуда он узнал мое прошлое, но это разбудило дремавшее внутри меня чудовище. Нечто такое, что было надежно спрятано.

Взгляд Картера оставался спокойным. Сомневаться не приходилось: ангел видел меня насквозь.

Я медленно пришла в себя. Прохладные коридоры. Встревоженные посетители. Деловитые сотрудники. Я восстановила дыхание и смерила ангела уничтожающим взглядом.

— Больше не называйте меня так. Никогда.

Он пожал плечами, продолжая улыбаться.

— Это была моя ошибка.

Я резко развернулась, выбежала и поняла, что нахожусь в машине, только тогда, когда доехала до середины моста. По моим щекам текли слезы.


предыдущая глава | Блюз суккуба | cледующая глава