home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


19

На следующее утро Картер принес мне нарциссы. Я не могла понять, где он умудрился их достать в это время года. Наверное, телепортировал с другого континента.

— Что это значит? — сердито спросила я. — Вы что, решили поухлестывать за мной?

— Будь так, я бы принес розы. — Впервые за все время нашего знакомства ангел выглядел смущенным. — Не знаю… Вчера вечером ты была расстроена, и я подумал… подумал, что цветы поднимут тебе настроение.

— Спасибо… очень мило. А насчет вчерашнего вечера… я набросилась на вас…

Он помахал рукой.

— Не переживай. У каждого из нас бывают минуты слабости. Имеет значение только то, как мы их преодолеваем.

Я поставила нарциссы в вазу и стала думать, куда ее деть. На стойке стоял уже увядший букет Романа, а красные гвоздики, которые я купила в вечер убийства Дьюана, давно отправились на помойку. Соперников цветам Романа не требовалось, поэтому я отнесла нарциссы в спальню и пристроила их на подоконник.

Постепенно у нас установился распорядок. Мы с Картером так и не стали лучшими друзьями, но ладили неплохо. Вместе обедали, ходили в кино, а временами даже вместе готовили. Причем ангел управлялся на кухне гораздо лучше, чем я.

Он ходил со мной в книжный магазин и выполнял свое обещание оставаться невидимым. Я не знала, что он делал, когда я работала. Наверное, бродил по залу и наблюдал за людьми. Может быть, даже листал книги. Я знала, что чаще всего Картер дежурил в моем кабинете — даже в мое отсутствие, — надеясь, что нефилим пришлет новую записку. Но записки не было. Правда, иногда злодей давал о себе знать, и Картер на время исчезал. Он либо не предупреждал меня вообще, либо слегка прикасался к моей щеке после возвращения, либо говорил несколько слов, звучавших только в моем мозгу.

У меня вошло в обычай перед началом смены пить кофе с Сетом. В первый день меня ждала чашка мокко с белым шоколадом. К моему изумлению, он заказал себе то же самое.

— Брюс сварил мне чашечку без кофеина, — объяснил Сет.

Отказаться от такого предложения было невозможно, поэтому я села и поговорила с ним. Это повторилось и на второй день, и на третий… Как я и ожидала, полностью порвать с ним оказалось трудно, но я продолжала решительно отказываться встречаться с ним где-то кроме работы. Но вскоре возникла довольно любопытная ситуация.

Я все еще переживала из-за Романа, а потому двигалась неуклюже, говорила очень мало и думала только о собственных несчастьях. Должно быть, Сет чувствовал это. Не желая, чтобы наши беседы в кафе прекратились, он стал брать инициативу в свои руки. Сначала разговоры были слегка натянутыми, но когда Сет немного освоился, выяснилось, что говорит он не хуже, чем пишет. Перемена была разительной. Время, проведенное с Сетом, доставляло мне удовольствие, а переживания из-за Романа утихли.

«Он действительно славный парень, — однажды утром заметил Картер, когда я рассталась с Сетом и пошла к столу консультанта. — Не знаю, зачем тебе страдать по тому малому, если у тебя есть этот».

«Дело не в том, славный Сет или нет, — огрызнулась я. Мне было слегка не по себе от мысленной связи, которой так охотно пользовались бессмертные высшего ранга. — И никаких новых малых я не ищу. Вы даже не знаете Романа, а говорите».

«Ну, ты тоже знаешь его не так давно. Что тебя в нем привлекло?»

«Очень многое. Во-первых, он веселый. Во-вторых, умный. А в третьих, красивый».

«Что ж, у большинства нет и этого. И все же я ставлю на Сета».

«Отстаньте. Мне нужно работать».

Ангелы… Что они понимают?

Когда на четвертый день я возвращалась с работы, Картер мысленно спросил:

«Не хочешь навестить Эрика?»

Я наморщила лоб. Сегодня я работала в утреннюю смену, но вечером мне нужно было снова быть в магазине, чтобы провести заключительный урок танцев для сотрудников. До возвращения оставалось два часа, и я предпочла бы по недавно возникшей привычке посмотреть с Картером какой-нибудь старый фильм.

— Что у вас на уме? — вслух спросила я, когда мы вошли в квартиру.

Картер материализовался рядом.

— Хочу провести разведку. Нефилим затаился. Ни записок. Ни нападений. Да, мы знаем, что этот малый еще здесь, потому что время от времени он посылает нам сигналы. Но почему? В чем заключается его игра?

Я вынула из холодильника банку пива и села на табуретку.

— Вы не считали, что утечка информации идет через Эрика.

— Нет, не считал. Я уже говорил, что очень не хотел бы этого, но в здешних краях Эрик единственный человек, который располагает информацией о бессмертных.

— И, — мрачно закончила я, — если он общается с нефилимом, то может кое-что знать о его планах. Что вы собираетесь делать? Взять Эрика за грудки и как следует потрясти? Если так, то я в этом участвовать не собираюсь.

— Это не в моем духе. Я могу определить, когда люди лгут, но выпытывать у них сведения не мастер. Ты сама недавно сказала, что для этого мне не хватает обаяния. Зато у тебя его навалом.

Направление, которое принимал наш разговор, мне не нравилось.

— И что я должна буду сделать?

— Уверяю тебя, ничего особенного. Просто поговорить с ним, как обычно. Как во время вашей последней беседы. Напомни ему о нефилимах и посмотри, что будет. Ты ему нравишься.

— А что станете делать вы?

— Стоять рядом. Только я буду невидимым.

— Времени мало. Нам нужно успеть вернуться к уроку танцев.

— Не беспокойся. Я тебя телепортирую.

— Тьфу… — За прошедшие годы высшие бессмертные телепортировали меня несколько раз. Ощущение было не из приятных.

— Перестань, — чувствуя мое настроение, велел Картер. — Неужели ты не хочешь положить этому конец?

— Ладно-ладно. Только переоденусь. Просто я не уверена, что нам это удастся.

Картер сделал несколько замечаний в стиле Джерома о моем желании восхищаться собой, но я пропустила его слова мимо ушей. Когда я привела себя в порядок, мы стали невидимыми, и ангел взял меня за запястья. На тысячную долю секунды меня подхватил ветер, а потом я очутилась в магазине Эрика. Легкий приступ тошноты, похожий на тот, который бывает после изрядной выпивки, быстро прошел.

Не заметив никого вокруг, я стала видимой.

— Привет…

Через несколько мгновений из задней комнаты выглянул владелец магазина.

— Мое почтение, мисс Кинкейд. Я не слышал, как вы вошли. Рад снова видеть вас.

— Взаимно. — Я одарила его фирменной улыбкой суккуба.

— Я вижу, вы принарядились, — сказал он, глядя на мое платье. — Какой-то особый случай?

— Прямо от вас я поеду на танцы. Вообще-то я ненадолго.

— Понимаю. На чаепитие времени хватит?

Я замешкалась, но Картер шепнул мне на ухо: «Да».

— Да.

Эрик пошел ставить чайник, а я начала убирать со стола. Каждый из нас играл свою роль. Когда старик вернулся с чайником, я убедилась, что это очередная травяная смесь, на этот раз называвшаяся «Ясность».

Я хвалила чай, все время улыбалась и изо всех сил старалась быть очаровательной. Даже сказала несколько светских фраз перед тем, как перейти к выполнению своей миссии.

— Я хотела поблагодарить вас за цитату из Библии, на которую вы сослались в прошлый раз, — объяснила я. — Она помогла мне понять, кто такие падшие ангелы, но, признаюсь, после этого… мои мысли стали работать в странном направлении.

— Да? — Эрик приподнял густые седые брови и поднес чашку к губам.

Я кивнула.

— Там говорилось, что падшие ангелы женились и имели потомство. Так называемых нефилимов.

«Ну, ты даром времени не тратишь», — иронически заметил Картер.

Старик кивнул с таким видом, словно я сделала самое обычное замечание.

— Да-да, нефилимы. Тема прелюбопытнейшая. Для специалистов по Библии это камень преткновения.

— Как это?

— Ну, некоторым сторонникам религии не нравится, что ангелы, чистейшие из чистых, отдавали дань физиологии. Даже падшие. А то, что по земле до сих пор бродят их полубожественные незаконные потомки, пугает их еще больше. У многих искренне верующих это вызывает гнев.

— Так, значит, это правда? Что нефилимы появляются среди нас?

Эрик снова лукаво улыбнулся.

— Вы снова задаете мне вопрос, ответ на который просто обязаны знать.

«Видишь? Так же он разговаривает и со мной. Увиливает от ответа».

«Вы с Джеромом тоже увиливаете от наших вопросов», — бросила я ангелу.

А Эрику ответила:

— Ну, я уже признавалась, что мой кругозор не слишком широк. — Он только хмыкнул, и я продолжила: — Так как же? Появляются они или нет?

— Мисс Кинкейд, вы говорите так, словно речь идет об инопланетянах. По иронии судьбы, одни специалисты в области теории заговоров утверждают, что космические наблюдатели на самом деле являются нефилимами, а другие говорят, что все наоборот. Но хочу вас обрадовать… или огорчить. Да, они действительно появляются.

— Иноземные наблюдатели или нефилимы? — пошутила я, пытаясь придать беседе непринужденный характер, но понимая, что речь идет именно о нефилимах.

Я уже знала, что они существуют, однако обрадовалась, что Эрик подтвердил этот факт. Если бы он был союзником нефилима, то постарался бы скрыть это.

— И те и другие. Если бы вы провели больше времени на моей прежней работе, то не сомневались бы.

Я громко расхохоталась. В «Хрустальном пинцете» действительно имелись горы книг, посвященных контактам с инопланетянами.

— Да, я забыла. Знаете, в последнее время у меня было несколько стычек с вашим бывшим боссом.

Эрик прищурился.

— Серьезно? Из-за чего?

— Так, ерунда. Профессиональные разногласия. Я увела у нее двух сотрудниц. Тамми и Джейнис. Елене это не слишком понравилось.

— Могу себе представить. И что она сделала?

— Пришла в мой магазин, подняла шум и предсказала мне очень мрачное будущее. Пустяки.

— Она интересная женщина, — заметил Эрик.

— Слишком мягко сказано. — Я поняла, что мы отклонилась от темы, и приготовилась к выговору от Картера, но его не последовало. — Вы не знаете, как можно увидеть нефилима? Вычислить, где он появится потом?

Эрик странно смотрел на меня и молчал. У меня засосало под ложечкой. А вдруг он знает о нашем нефилиме, но не хочет говорить? Я надеялась, что нет.

— Нет, — наконец, ответил он. — Определить местонахождение бессмертного не так легко.

— Однако возможно.

— Да, конечно. Но некоторые их них прячутся лучше остальных. Нефилимы в этом отношении рекордсмены, потому что их постоянно преследуют.

— Даже когда они никому не причиняют хлопот? — с удивлением спросила я.

Ни Картер, ни Джером об этом не говорили.

— Даже тогда.

— Это очень грустно.

Я вспомнила аннотацию на обложке книги Харрингтона, в которой говорилось, что нефилимы отвергнуты и небом, и адом. Возможно, если бы я оказалась на их месте, то тоже постаралась бы насолить обеим сторонам. Во всяком случае, дала бы понять, что их поведение мне не нравится.

Больше рассказать о нефилимах Эрику было нечего, и наша беседа постепенно сошла на нет. К моему удивлению, прошел почти час, а Картер так и не остановил меня. Я извинилась перед Эриком, сказала, что мне пора, и, как обычно, купила у него чай. А он, как обычно, пригласил заходить к нему в любое время.

Когда я пошла к двери, Эрик неохотно окликнул меня.

— Мисс Кинкейд… Насчет нефилима…

Я покрылась гусиной кожей. Он и в самом деле что-то знал. Проклятие…

— Не забудьте, они бессмертны. Они живут здесь очень долго, но, в отличие от остальных бессмертных, не имеют ни планов, ни конкретных целей. Многие просто пытаются выжить и ведут самую обычную жизнь.

Я вышла наружу, размышляя над этим странным замечанием. Нефилим, ведущий самую обычную жизнь… Это плохо сочеталось с ужасными картинами, которые возникали в моем мозгу.

Давно настал вечер, и на автостоянке было пусто. Я стала невидимой и начала ждать телепортации. А та все не наступала. Я ждала. Ждала…

— Ну? Из-за чего задержка? — пробормотала я.

Ответа не последовало.

— Картер?

Снова тишина.

И тут до меня дошло: Картер отправился на очередную охоту за нефилимом. Я была одна. Отлично. И что мне делать? Машины нет. Хотя Картер говорил, что в такие моменты мне ничто не угрожает, стоять одной в темноте оказалось неуютно. Я приняла видимый облик и вернулась в магазин. Эрик с удивлением посмотрел на меня.

— Ничего, если я подожду, пока за мной приедут?

— Конечно.

Ну вот, теперь придется просить у кого-то помощи… Я достала новый мобильник и задумалась. Идеальным выбором был бы Коди, но он жил слишком далеко от магазина, а я находилась на севере. Наверное, он уже ехал на урок танцев. Обратись я к нему, в результате опоздали бы мы оба. Мне нужен был человек, живший неподалеку, но я не знала никого, кроме… Господи, ведь Сет живет около университета! Оттуда рукой подать до Лейк-сити. Вопрос заключался в том, дома ли он или все еще торчит в районе Королевы Анны.

Я набралась храбрости и позвонила ему на мобильник.

— Алло…

— Это Джорджина. Где вы?

— Э-э… дома…

— Отлично. Вы не могли бы заехать за мной?

Сет прибыл к Эрику через пятнадцать минут.

Я ждала, что к этому времени появится Картер, но его не было. Я поблагодарила Сета и села в его машину.

— Большое спасибо. Похоже, человек, который обещал меня подвезти, проспал.

— Не за что. — Он помедлил, покосился на меня и сказал: — Вы чудесно выглядите.

— Спасибо. — На мне было красное платье без рукавов и топ в виде корсета.

— Но к такому наряду может потребоваться фланелевая рубашка.

Я не сразу вспомнила про ансамбль, который носила у его брата. И еще через несколько секунд поняла, что рубашку ему я так и не вернула.

— Прошу прощения, — пробормотала я. — Скоро отдам.

— Ничего страшного. Я сам перед вами в долгу, потому что так и не вернул книгу. Зуб за зуб. Только поносите мою рубашку подольше, чтобы она пропиталась запахом вашей кожи и духов…

Внезапно он умолк, видимо, испугавшись, что сказал лишнее. Я хотела пошутить над этой фразой, чтобы помочь ему побороть смущение, но вместо этого представила себе, как он подносит рубашку к лицу и вдыхает мой запах. Картина была такой сексуальной и вызывающей, что у меня участилось дыхание. Я отвернулась и стала смотреть в окно, пытаясь скрыть свои чувства.

Остаток пути прошел в мертвой тишине. «Бесстыжая тварь, — думала я. — Только что плакала по Роману, а теперь мечтаешь лечь в постель с Сетом. Потаскушка. Посылаешь мужчинам непонятные сигналы, бегаешь от одного к другому, притягиваешь их и отталкиваешь одновременно. Ну да, энергия, полученная тобой от Мартина, подходит к концу, поэтому все мужчины начинают казаться тебе симпатичными, и все же… Стыда у тебя нет. Сама не знаешь, кого и чего хочешь».

Когда Сет припарковался у «Изумрудного города», но отказался пойти со мной на танцы, я почувствовала угрызения совести. Он наверняка решил, что я считаю его извращенцем или фетишистом. Позволить Сету переживать из-за этого было выше моих сил. Требовалось расставить все по своим местам.

Я наклонилась, надеясь, что корсет сделает за меня половину дела.

— Вы помните ту сцену из «Стеклянного дома», где О'Нил приходит в гости к официантке?

Он поднял бровь.

— Да. Была такая сцена.

— Кажется, там он говорит, что покинуть женщину в платье с декольте — это позор?

Сет смотрел на меня с непроницаемым выражением, но, в конце концов, на его лице появилась улыбка.

— О'Нил сказал: «Мужчина, который бросает женщину в таком платье, вовсе не мужчина. Женщина в таком платье не желает оставаться одна».

Я многозначительно посмотрела на него.

— И что дальше?

— Вы о чем?

— Не заставляйте меня объяснять. Я как раз в таком платье и не желаю оставаться одна. Пойдемте со мной. Вы забыли, что должны мне танец.

— А вы забыли, что я не танцую.

— По-вашему, О'Нила это остановило бы?

— По-моему, О'Нил иногда совершает необдуманные поступки. Не умеет вовремя остановиться.

Я сокрушенно покачала головой и отвернулась.

— Ладно, — сдался Сет. — Я иду с вами.

— Где тебя носит? — спросил меня Коди, когда мы чуть ли не бегом поднялись в кафе закрывшегося магазина.

Я обняла его, Коди и Сет обменялись дружелюбными кивками, после чего писатель смешался с толпой сотрудников.

— Долгая история.

— Это правда? — прошептал мне на ухо Коди. — Картер действительно здесь?

— Нет. Он был со мной, но смылся. Поэтому я и опоздала. Пришлось звонить Сету и просить заехать за мной.

Молодой вампир слегка успокоился.

— Похоже, вам обоим пришлось пойти на большую жертву.

Не обращая внимания на подкол, я повернулась к сотрудникам и начала урок. Как и в прошлый раз, они старались изо всех сил. Мы не разучивали ничего нового, просто повторяли старые па и закрепляли навыки. Как и сказал Сет, он не танцевал. Правда, сопротивляться ему стало труднее, потому что теперь служащие магазина его прекрасно знали. Его приглашали многие женщины, но он был неумолим.

— Если его пригласишь ты, он согласится, — шепнул мне Коди.

— Сомневаюсь. Он отказывается весь вечер.

— Да, но ты умеешь убеждать.

— Картер говорит на то же самое. Не знаю, с чего вы взяли, что мы подходим друг другу.

— Просто пригласи его, и все.

Я возвела глаза к небу и подошла к Сету, заметив, что он не сводит с меня глаз.

— Ладно, Мортенсен, даю вам последний шанс. Вы готовы превратиться из вуайериста[57] в эксгибициониста?[58]

Он наклонил голову и с любопытством посмотрел на меня.

— Мы все еще говорим о танцах?

— Как посмотреть. Кто-то однажды сказал, что мужчины танцуют так же, как занимаются сексом. Если вы хотите, чтобы все присутствующие считали, что вы можете только сидеть, то…

Он встал.

— Давайте танцевать.

Хотя слова Сета прозвучали решительно, он сильно нервничал. Его ладонь, державшая мою руку, вспотела, а вторая очень неохотно легла на мое бедро.

— Моя рука совсем утонула в вашей, — слегка поддразнила я. — Расслабьтесь. Слушайте музыку и считайте про себя. Следите за моими движениями.

Когда мы начали танец, у меня сложилось впечатление, что Сет уже тренировался. Он хорошо помнил вариацию. Ему было трудно сочетать шаги с музыкой, я же делала это инстинктивно. Сет действительно считал про себя и заставлял ноги двигаться в такт. Поэтому он больше смотрел вниз, чем на меня.

— После урока выйдем вместе? — небрежно спросила я.

— Прошу прощения. Я не могу разговаривать и считать одновременно.

— Ох… Ладно. — Я с трудом скрыла улыбку.

Мы молча продолжали танцевать, пока не закончился урок. Держаться естественно Сет так и не научился, но он не пропускал ни одного па, все делал прилежно и старательно, хотя при этом обливался потом. В его объятиях мне снова почудилось что-то знакомое, в разделявшем нас пространстве потрескивало электричество.

По окончании урока мы с Коди обошли всех учеников и попрощались с ними. Сет оказался одним из последних. Когда мы с Коди пошли к служебному выходу, он подошел к нам.

— Отлично поработали сегодня, — сказал ему Коди.

— Спасибо. На кону стояла моя репутация. — Сет повернулся ко мне. — Надеюсь, я оправдал ваше сравнение танцев с сексом.

— Да, пару раз я заметила некоторое сходство, — ответила я, состроив постную физиономию.

— Всего пару раз? А как быть со вниманием к деталям, терпением, пролитым потом и стремлением во что бы то ни стало хорошо сделать свое дело?

— Лично я пришла к выводу, что во время секса вы молчите. — Вряд ли следовало так говорить, но соблазн был слишком велик.

— Да. Потому что у моих губ есть более серьезное дело.

Тут у меня пересохло во рту.

— Мы все еще говорим о танцах?

Сет пожелал нам спокойной ночи и ушел. Я грустно смотрела ему вслед.

— Неужели это может кому-то доставить удовольствие?

— Конечно, — весело прозвучал у нас за спиной голос Картера.

Мы с Коди вздрогнули.

— О боже! — воскликнула я. — Когда вы вернулись?

— На разговоры нет времени. Держитесь, ребятки.

Ангел быстро оглянулся, убедился, что мы одни, и внезапно схватил нас за запястья. Я снова ощутила легкий приступ тошноты и очнулась в элегантно обставленной гостиной. Я никогда здесь не была, но мне очень понравилось. Со вкусом подобранная кожаная мебель, дорогие картины на стенах. Роскошь. Стиль. Пышность.

Проблема заключалась только в одном: здесь царил разгром. Шикарная мебель была изрезана, столы перевернуты, а картины висели криво. На стене красовался незнакомый мне символ, сделанный с помощью баллончика: круг с вертикальной полосой, которую под углом пересекала другая. От такого надругательства над красотой я онемела.

— Добро пожаловать во дворец Джерома, — объявил Картер.


предыдущая глава | Блюз суккуба | cледующая глава