home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 12

Выйдя на свежий воздух, я с некоторым удивлением отметил, что опять вечер. Странно… Время остановилось или мы провели в кургане целые сутки и даже не заметили этого? Похоже, что второе, – вон, мерин успел всю траву вокруг общипать чуть ли не до земли.

– Может быть, останетесь на ночлег, Згаш? – Появившийся вслед за мной мастер Куббик тоже посмотрел на небо. – Похоже, будет дождь!

В воздухе действительно ощущалась близость непогоды, но я помотал головой:

– Уже поздно. Я и так задержался…

– Ночевка под открытым небом задержит вас еще больше. До рассвета вы в Звездуны не доберетесь.

– Я не боюсь!

Насколько помнил дорогу, поблизости имелось как минимум три хутора, где можно было заночевать в случае непогоды. Не примут в одном – постучусь в другой, а там в третий… В самом крайнем случае можно остановиться в рощице над рекой. И чтобы некромант чегото боялся ночью в незнакомой местности? Это его должны все бояться!

– Поезжайте, – неожиданно сменил мнение мой начальник. – И постарайтесь подготовить все к моему возвращению.

– Вы всетаки приедете?

– А как же! Я типа справился со «спецзаданием»…

За спиной раздалось двусмысленное хихиканье.

– …и могу с чистой совестью отправляться на отдых. Я не виноват, что в мое отсутствие тут коечто произошло! – наигранноугрожающим тоном продолжил некромант.

Наш план был прост и банален – возвращение мэтра Куббика должно было выглядеть как можно более триумфально. Он был обязан явиться в самый ответственный момент. Сложность заключалась в том, чтобы точно рассчитать и не допустить лишних человеческих жертв, а заодно и не спугнуть преступников. Правда, мы не посвятили в свой замысел градоправителя – именно изза него я и спешил в путь на ночь глядя. Конечно, Анджелин Мас может на нас и рассердиться – играто рискованная! – но будем надеяться, что здравый смысл возобладает.

Курганники не явились «на проводы», так что прощание вышло коротким. Мерин не разделял хозяйского желания тащиться кудато на ночь глядя и пустился в путь мелкой трусцой, специально рассчитанной на то, чтобы максимально растрясти организм седока за минимум времени. Все попытки заставить вредную скотину сменить аллюр ни к чему не привели. Он либо «трюхбрюхал» (подругому назвать это язык не поворачивается), либо шагал мерным прогулочным шагом. Странно, по дороге сюда конь выказывал намного больше энергии!

Непогода нагнала одинокого путника в паре верст от одного из хуторов. Резкий ветер налетел неожиданно, как будто ждал гдето в засаде, и мгновенно выдул и все тепло изпод куртки, и остатки хмеля из головы. Стал накрапывать дождь. Хотя какое там «накрапывать»! Он сек, словно иглами, постепенно усиливаясь до настоящего ливня. Лето было на исходе, а тут прямотаки гроза собиралась!

Стемнело тоже слишком быстро, так что через какихто полчаса я оказался в объятиях ненастной ночи. Не слишкомто приятная погода для путешествия!

Мерин решил точно так же и самостоятельно свернул с прямого пути. Одергивать его было бесполезно, и уже через пару минут его морда ткнулась в высокий забор. С осторожностью загавкал сторожевой пес – мол, знаю, что работа такая, но как же она мне надоела! Вдруг вы сами уйдете, гости незваные, и не придется ради вас вылезать из конуры?

Не уйдем. Мерин явно решил тут задержаться. Но шаги и человеческий голос с той стороны послышались лишь после того, как я несколько раз стукнул кулаком в ворота.

– Кого бесы несут? Отвечай, ежели живой человек!

– А ежели я не живой человек, тогда что? Можно не отвечать?

– Ой! – среагировали изза забора.

– Ты, хозяин, давай быстрее решай. Тут мокро, холодно и вообще…

– А ты что там делаешь? – последовал неожиданный вопрос.

– Загораю, блин! – не выдержал я. – И вообще, это мой мерин ваш хутор выбрал, а не я! Не пустите, так ему и передайте!

– Мерин? – продолжали «тупить» на дворе, и старый конь повернул голову с явным вопросом в глазах – мол, может, ну их, этих ненормальных, поехали, поищем приличное жилье…

– Это твоя идея – сюда сворачивать, – прошипел я лошади. – Сейчас бы на полпути к городу были!

– Мерин, – повторил человек с той стороны. – А ты самто кто будешь?

– Некромант, – буркнул я.

– Погодь, коли так. Сейчас хозяину доложу!

– Вот!.. – выругался я.

Меня так и подмывало развернуть коня и двинуться куда глаза глядят. Кругом было темно, но если поискать, можно найти подходящее местечко для ночлега. Плохо то, что дождь не спешил переставать, а значит, местечко могло оказаться мокрым и холодным. Но все лучше, чем без толку торчать перед запертыми воротами, теряя время.

Снова послышались шаги, уже двух или трех человек. Пес загавкал активнее – мол, я не сплю и зорко сторожу незваного гостя!

– Э, милчеловек. – В щелочке между бревнами мелькнул чейто глаз. – А ты взаправду некромансер?

– Не некромансер, а некромант! – поправил я. – Диплом дома забыл, но на ночь глядя за ним не поеду!

– И не надо. – Одна половинка ворот открылась, позволяя проехать внутрь. – Милости просим! Заждались!

Вот это номер! То полчаса пускать не хотели, то «заждались»! Чтото тут не так!

Встречал меня сам хозяин хутора – я сразу отличил его по важности взгляда и добротной одежде. Двое других были работниками – крепкого сложения парень, который может быка на загривке поднять шутки ради, и пожилой сторож, вооруженный охотничьей рогатиной и заткнутым за пояс топором.

– Надо же! Впрямь живой человек! – с детской непосредственностью произнес парень. – А говорили – «опять энта»!

– Кто – «энта»? – поинтересовался я.

– А вы разве не по моему вызову?

Во влип!

– По вызову, – пришлось соврать в ответ. – Только последнее время этих вызовов было так много… Все в голове перепуталось! Напомните еще раз, о чем была заявка, и самое главное, кто ее передавал?

– Сосед мой передавал, – с готовностью сообщил хуторянин. – Он на позапрошлой седьмице в город собирался, так я и просил его сообщить…

Ну, понятно! Сосед то ли забыл, то ли передал заявку не тому человеку. Во всяком случае, я не помню, чтобы поступал вызов откудато с хуторов.

За разговором вошли в дом. Парень задержался, чтобы поставить мерина в конюшню, сторож остался на крыльце.

В добротном доме было тесно – одних детей в возрасте от двенадцати до трех лет обнаружилось девять, среди них двойняшки, три подростка и шестеро взрослых. Еще один малыш спал в колыбели. При нашем появлении все замерли, уставившись на хуторянина и нежданного гостя.

– Вот, – гордо произнес хозяин, – городской некромансер прибыл! Собирай на стол, мать!

Сразу две женщины метнулись к печи, а меня усадили в красный угол, и все обитатели хутора столпились вокруг, рассматривая гостя. Скорее всего, тут собрались члены большой семьи – все были с одинаковым цветом волос и глаз.

– Чего это долго вы сюда собирались. – Сбоку подсел ветхий дедок. – Сосед когда в город ездил, все про нас рассказал, а вы только сейчас приехали!

– Дел много, – неопределенно отмахнулся я. – Заказы трудные, помощников не хватает… На ту зарплату, которая положена, охотников работать немного наберется. Да и вообще… в городе сейчас проблемы… Но, надеюсь, не опоздал?

– Да нет. – Хуторянин переглянулся с одной из женщин. – Она как раз сегодня обещалась прийти…

– Она? Кто – она?

В доме сразу стало еще тише, хотя и без того особо болтливых не было. Но сейчас даже дети както странно съежились. Старшие обняли и прижали к себе младших.

– А бесы ее знают, – вздохнул хуторянин. – Приходит тут… тень такая белая… Не поймешь, кто. То седьмицу целую ее нет, то две ночи подряд под окнами шастает.

– Не беспокойтесь, – отрезал я. – Официально заявляю, что больше под окнами шастать не будут! Но хоть опишите, кто это такой! И почему «она»?

Отвечать никто не стал – видимо, загадочное нечто до того перепугало хуторян, что они даже вслух опасались о ней говорить. Ладно, подумаем потом – перед носом очень вовремя появился чугунок с пареной репой. Рядом на чистой тряпице разложили порезанный колечками лук, вареные яйца, несколько кусков кровяной колбасы и хлеб. Трапеза скромная, поселянски, после разносолов госпожи Гражины – нищета.

Я с аппетитом поглощал репу и лук, придерживая кровяную колбасу «на потом» (если придется много колдовать, мясная пища в желудке будет только мешаться), когда почувствовал, что меня дергают за штанину. Опустив взгляд, с удивлением увидел девочку лет восьми, чумазую, тощую, загорелую – типичного сельского ребенка.

– Дядя, – пропищала она, заметив, что на нее обратили внимание, – а вы ее убьете?

– Конечно, убью.

– И вы совсемсовсем не боитесь?

– Чего?

– Ну… ее!

– Не боюсь.

– Это потому, что вы некре… нексер…

– Некромант, – по слогам промолвил я.

– Ага, он самый?

– Да. А еще потому, – мне вспомнились недавно сказанные слова мэтра Куббика, – что я удачливый.

Ага, разбежался! Шрамы от зубов упырицы тут же напомнили о себе. Счастье, что они были скрыты под рукавом рубашки, что избавляло от лишнего любопытства. Мне осталось всего семь дней – через седьмицу станет ясно, выздоровел я или при жизни превращусь в упыря. Не очень приятное напоминание, надо сказать!

– Скажи, милая, а почему вы все называете это – «она»?

– Так мы же ее видели! – шепотом сообщил ребенок.

– И кто это?

– Динка! – рявкнул хуторянин. – Ты чего тут забыла? А ну, марш отседа, пока по заднице не получила!.. Динка это, племяшка моя, сиротка, – пояснил он, когда девчонка мышкой метнулась прочь. – Она малость того… не в себе… заговаривается…

– А помоему, совсем нормальный ребенок.

– Это пока. Вон, опять начинается!

Я невольно обернулся. Девочка сидела в углу на полу, закрыв голову руками, и мелко тряслась. Постепенно дрожь детского тельца стала крупной. Ее буквально колотило в припадке.

– Не хочу! Не хочу! Боюсь! Мама! Забери меня отсюда!

Я сорвался с места, кинулся к девочке и подхватил ее на руки. Ктокто, а я сразу почувствовал, что это был за припадок. Вот ведь бес! Диагноз стал ясен моментально, но чтото удерживало от мысли о том, чтобы произнести нужные слова вслух. Да и лезли на ум только матерные выражения.

– Воды! Ведро!

По счастью, больше пояснений не потребовалось. Когда ктото из старших детей вылил ведро воды на меня и девчонку, припадок прекратился, как по волшебству. Динка обмякла на моих руках, закатила глаза. Под тонкой кожицей билась жилка.

– И давно это с ней?

– Да года два никак.

Рановато…

– А сколько ей лет? Семь? Восемь?

– Какое там! Десять весной сравнялось!

Все равно рано. Обычно такое начинается лет с двенадцати, а то и четырнадцати. Но, как говорится, все в этой жизни однажды происходит в первый раз.

Коекак успокоив девочку, вернулся к столу, неся ее на руках. Динка жалась ко мне, как испуганный зверек, ее родичи посматривали на странного чужака, как на диковину, – судя по всему, такое доверие к постороннему человеку тут было не в почете. Прошло несколько минут, прежде чем опомнившаяся хозяйка бросилась в другую комнату, чтобы принести для промокшего гостя сухую рубашку.

Переодевшись, стал готовиться к ночному бдению. Хуторяне так и не смогли ответить внятно на вопрос, что же за нежить бродит поблизости. То ли очередной упырь, то ли какаято местная тварь. Твердили одно: «оно» или «она» было белым. Пришлось выйти во двор, осмотреть забор и стены дома – не остались ли там следы когтей, зубов или клочки шерсти. Ничего! Только в одном месте, там, где к забору примыкала клеть, явственно пахло нежитью. Видимо, тут она и лазила. Эх, знать бы, что это за сущность, и подготовиться заранее! А так пришлось выпрашивать у хозяев чеснок, цедить из него сок, после чего наобум мешать его с настойкой мухоморов (коекакие мелочи из алхимического арсенала постоянно обретались в сумке) и хорошенько кропить это место.

Той же смесью я обмазал все подоконники и крыльцо. Остановить нежить таким составом нельзя, но задержать и получить время для атаки или отступления можно.

Пока возился, окончательно наступила ночь. Велев всем спать, уселся на полу у входной двери, в сенях, положив на колени обнаженный меч. Нож тоже был наготове. Может быть, обойдется без лишней магии? Чем меньше оставалось времени, тем больше я боялся колдовать. А вдруг упырица всетаки меня заразила? Кто знает, какие побочные эффекты способна в таком случае дать магия?

Время шло. Мысли «шуршали» в голове, как тараканы в луковичной шелухе, – деловито, не обращая внимания на то, что происходит снаружи, готовые в любой миг исчезнуть и затаиться. Из разговоров хозяев я узнал важный факт: не только здесь, но и на соседних хуторах люди с некоторых пор боялись спать ночами. Странная сущность наведывалась по очереди то к одним, то к другим. И после каждого ее визита в доме оказывалось по покойнику. За лето из этого дома, например, вынесли уже троих, причем среди них был ребенок. Динка вообще осталась на свете одна – позапрошлой зимой умерли все ее родичи, и девочку по весне взял к себе хуторянин, женатый на ее тетке.

Понемногу меня начала разбирать злость на сложившуюся ситуацию. Пока мы в городе занимались своими проблемами, тут люди остались без защиты! Это же наша работа, некромантов, – уничтожать вредоносную нежить! А мы вместо этого по уши увязли в интригах сильных мира сего. И что за интриги! Такое впечатление, что местная знать просто скучала, вот и решила развлечься столь кровавым способом. Кому выгодны все эти беспорядки? Кому и чем мешал, например, тот же Анджелин Мас? Каким боком тут были замешаны мы, пара простых провинциальных некромантов? Ничего не понятно. Путаница какаято… Ну устранили моего начальника. Зачем? Чтобы можно было свалить на него все беды или просто чтобы он чегото не заметил и не принял мер предосторожности? Я что? Молодой специалист, неопытный, начинающий… Легко могу ошибиться и наломать дров. Кроме того, я не осведомлен о многих местных тайнах – практически недавно оказался в городе, не знаю внутреннюю расстановку сил…

Стопстоп! А не в этом ли причина? Может быть, мэтр Куббик как раз и был опасен для злоумышленников? Он же говорил, что готов вернуться в любую минуту, – значит, я рассуждаю правильно! Все дело в том, что я чегото не знаю, не помню, не слышал… А кто, кроме моего начальника, может быть в курсе всех событий? Только градоправитель!

– Дяденька…

– А!

Не знаю, почему не ткнул в низкую тень мечом, а ведь рука уже начала замах.

– Ты что тут делаешь?

– Дяденька некромансер, а можно я с вами посижу?

– Чего?

Мне оставалось только хлопать глазами, глядя на сжавшуюся в комочек, зябко кутающуюся в рогожу Динку. Из складок серой тряпки, которой разве что ноги не вытирали, торчала только встрепанная со сна светлая макушка. Лихорадочным огнем горели глаза.

– Можно я с вами… – робко промолвила девочка.

– Ты что?

– Не спится… Душно! И страааашно…

– Тут еще страшнее.

Словно подтверждая мои слова, в будке глухо рыкнул цепной кобель.

– Неа. – Макушка качнулась тудасюда. – С вами не страшно! У вас вон штука какая блестючая!

Это она про амулет, который носит всякий уважающий себя некромант? Ну блестит. Но волшебной силы в нем не так много – это отличительный знак гильдии, его вручают всем, кто официально окончил Колледж и имеет право работать по специальности. Единственное встроенное в него заклинание – заклятье идентификации, чтобы самозванец или самоучка не мог взять чужой амулет и притвориться дипломированным специалистом.

– А потрогать можно? – Детские ручонки тянулись именно к этому амулету.

– Только с шеи не снимай, ладно?

Согнувшись в три погибели, дождался, пока мой индивидуальный знак не поцапают как следует давно немытые ладошки.

– Посмотрела? А теперь иди домой.

– Неа, я с вами. И мне совсем не холодно!

В доказательство девочка совсем завернулась в свою рогожку – только нос торчал и глазки блестели. Волочить ее в дом? А как же засада? Мелькнула подленькая мыслишка подманить нежить на живца…

– Хорошо, посиди. Но только, чур, как скажу, мигом побежишь в дом. Поняла?

– Поняла. – Динка вздохнула так счастливо, прижимаясь к моему боку, что я поневоле чуть не растаял. Нет, это не какието там отцовские чувства – рано мне о семье думать! Но все равно такое доверие умиляет…

Так, спокойно. Сидим и думаем дальше. Полгода назад градоправитель уехал из замка графов Байт и поселился в городской библиотеке. Там, кроме книг, есть архивы… Мэтр Куббик рассказывал о том, что его предшественник собирал местные легенды и записывал их. Они могут храниться там. А что, если в этом вся суть? Что, если нужная информация таится именно в старых записях? И ктото, опасаясь огласки, пытается ликвидировать или устранить всех, имеющих возможность случайно открыть тайну?

Значит, надо искать старые рукописи? В них все дело? А что там может быть? Очередная «История Холодного Камня»? Информация о зарытых сокровищах? Летописание звездичей? Странное, кстати сказать, название для народа! Обычно племена получают имена по местности, где живут: боричи или дебряне – в борах или дебрях, поляне и лужане – в полях, поморяне – на берегу моря, мошане – возле моховых болот, пригоряне, селятся в предгорьях. А тут звездичи… Они что, както были связаны со звездами? Бред полный!

Словно подтверждая это, совсем близко раздался очень странный звук.

Я вскочил, хватаясь за меч.

– Ой!

Динка. Девчонка успела пригреться и задремать, и мой рывок ее разбудил.

– Что это?

– Быстро в дом!

– Нет, я хочу…

Звук повторился. Это было нечто похожее на вопль и рев одновременно, переходящий в такой жуткий стон, что даже у меня волосы зашевелились на голове.

Она!

Не тратя времени, подхватил девочку под мышку и забросил ее внутрь, в духоту сеней, успев услышать возмущенное вяканье, прежде чем захлопнул дверь. Пальцы сомкнулись на рукояти меча. Странно, но нежитью не пахло. То есть я совсем ничего не чувствовал. Зато очень хорошо слышал, как чтото приближается именно со стороны примыкающей к забору клети.

Чеснок должен был отпугнуть нежить, но тварь, которая надвигалась с той стороны, нежитью не была. Она лишь расчихалась самым натуральным образом, что дало мне пару секунд. Во всяком случае, незваная гостья еще чихала и кашляла, когда я, использовав как ступеньку недостроенную поленницу дров, взобрался на крышу клети и…

Вытаращился на существо, которое ну никоим образом не должно было тут находиться в это время.

Самая обычная старушка, согнувшись в три погибели, чихала так яростно, что захотелось придержать ей голову – вдруг оторвется. Прочихавшись, бабка задрала головенку и стала озираться по сторонам. На меня уставилась пара глаз.

– Хорошая погода, не правда ли? – брякнул я.

– Это ты тут, висельник, дрянь всякую насыпал?

– Я.

– Это кто ж тебя подучил, поганец такой? – зашлась в визге старуха, потрясая клюкой. – Это какая же сволочь надоумила так над старикамито изгаляться? Это кому я сейчас рукиноги оборву? Слезай, гад такой! Сам слезай, а то хуже будет!

– Не слезу, – воинственно заявил я, – пока вы не объясните, что здесь делаете в такую пору!

Ктото скажет: «Дурак и идиот! С потусторонними существами не разговаривают! Одно слово – и ты погиб!» Но меня уже несло.

– В такую пору, между прочим, приличные люди дома сидят, на печке свои старые мощи греют, а не шастают под чужими заборами и не суют носы во всякие там подозрительные щели! А ну, живо сознавайся, старая, чего ты тут ищешь! Только не ври, что с гулянки возвращаешься и ключи забыла!

– Не твое дело, молокосос!

– Как раз очень даже мое! Видите ли, я на задании.

– И чего же тебе такого задали?

– Чего бы ни задали, я с этим справлюсь.

– Вот и иди отсюда!

– Я? Это вам стоит хорошенько подумать, на кой ляд вас сюда занесло!

– Буду я тут еще перед всякой мелюзгой отчитываться!

– Ноно! Я, между прочим, не мелюзга, а некромант при исполнении!

– Ой! – Бабка зайчиком отскочила в сторонку. – А не ведьмак?

– Неа. Амулет показать?

– И так вижу… Слушай, касатик. – Подозрительная старуха мигом сменила гнев на милость, то есть угрозы сменились подлизыванием. – Мы же свои люди. Давай я с тебя бесплатно родовое проклятие сниму, а ты за это две минутки посмотришь в другую сторону, а?

– Нет на мне родового проклятия!

– Есть. Тебе оно не заметно, а я вижу! Умрешь ты молодым…

– Через шесть дней, знаю. Во, видала? – тряханул рукавом, чтобы тот сполз до локтя и обнажил еще не поджившие шрамы от зубов упырицы.

– А у меня при себе как раз такое зелье есть, – зачастила старуха, – ты его один раз примешь – и будешь жить счастливо…

– Все пятнадцать минут. Знаю, проходили. Нет!

– Ну, кассаааатик. – Старуха уже канючила, – ну будь человеком!.. Ну очень нааадо!.. Ну скажи, чего тебе хочется, и я все сделаю! Только отвернись на минуточку!

– А ты скажешь, чего тут забыла? – Я уселся на крыше клети, не выпуская меча из рук и готовясь вскочить в случае чего. Если кто еще не понял, поясню – судя по тому, что говорили все мои чувства, это была ведьма. Не какаято вредоносная сущность, а вполне себе магичка, только старой школы. То есть ни в какой гильдии не состояла, знания наверняка получила не совсем честным путем и занималась вредоносной практикой. Именно за такими надзирают, и если с некоторыми ведьмачками еще можно договориться, то отдельные личности прямотаки просят костра. Конечно, не стоит так категорично отзываться о ведьмах (всетаки коллеги какникак!), но если учесть, что коекто из них практикует некромантию и разводит нежить, то…

– Вы за Динкой пришли? – догадался я.

– За нею, касатик, за нею самой! Сила в ей – уух! – закачаешься! – Бабка потрясла кулаком. – Какой ведьмачкой станет! Только – чур! – я ее первой нашла, мне и воспитывать!

– Она припадочная!

– Вылечу! Ну что тебе стоит?.. А я заплачу, не боись! Только цену назови, именем клянусь!

Это было серьезно. Если ведьма клялась своим именем, она действительно готова была исполнить клятву. Ибо, принимая на себя колдовскую силу, получала и новое имя. И если его узнать, можно лишить ведьму силы. Достаточно всегонавсего в ее присутствии трижды произнести его задом наперед. И ведь не поспоришь – есть в девчонке чтото такое… сам чувствовал!

– Я давно ее выслеживаю, – тем временем продолжила старуха. – Моя она, как ни крути! Осталось заставить людишек самих мне ее отдать! Иначе не будет никакой власти над девчонкой!

– Погодите, – осенило меня, – значит, все смерти… Это изза вас?

– А как же иначе? Или не знаешь, касатик, как в прежнието времена ведьмы получались? Жертву приносили! Человеческую! Да не абы кого, а того, на кого иные силы сами укажут!

Ну помню, читал! Это только в сказках прекрасная девушка, уносимая злобным чародеем, невинная жертва и все такое. Чаще всего в плен к «нечистой силе» попадали девочки и женщины, от природы наделенные волшебным даром, который требовал развития и притягивал к себе обитателей иных миров. Можете себе представить «счастливую семейную жизнь» такой спасенной героем красавицы, когда та несколько лет спустя внезапно понимала, что променяла могущество на заурядную роль жены и матери многочисленного семейства! Сказки, где герой спасает плененную злым колдуном красавицу, как правило, заканчиваются свадьбой, и никто не подозревает, что произойдет потом. Динке не судьба стоять у печи, доить коров, рожать ребятишек и ждать вечером с поля мужапахаря. Магический дар, очень сильный, раз проявился в столь юном возрасте, обязательно погубит и ее, и того, кто станет ее мужем. Между прочим, чаще всего на кострах и сжигают таких вот недоучек, которые, поздно осознав, чего лишились, начинают мстить людям.

Проще простого было на самом деле отвернуться, чтобы не губить девочке жизнь. Но как же трупы ее родственников и родителей?

– Нет.

– Ты самто понял, что сказал?

– Нет, старая! Ты ее не заберешь!

И полоснул мечом воздух.

Тьма вспыхнула, разрезанная огненной полосой. С одной стороны остался я и спящий хутор, с другой – орущая чтото ведьма. Со стороны, наверное, это выглядело эффектно – моя противница не просто махала кулаками и грозила всеми карами и проклятиями. Она сменила облик – теперь передо мной стояла высокая худощавая женщина в белых одеждах. Ее можно было бы принять за человека, если бы не уродливые когтистые лапы, похожие на птичьи, которые виднелись изпод подола.

Белая дама! Вот кто на самом деле скрывался под личиной старухи! Довольно сильная сущность – неудивительно, что я сначала ничего не почувствовал. Кем бы она ни была, сейчас моя противница довольно профессионально осыпала возникшую на пути преграду боевыми заклинаниями. Молнии лупили в невидимый щит, волнами накатывались созданные ею монстры, дрожала земля, воздух то нагревался, то остывал, порывами налетал ветер, грозя свалить меня с крыши клети. А я такой себе стоял и мечом из стороны в сторону помахивал!

Сложность заключалась в том, что лично я ничего особенного такой магии противопоставить не мог. Некроманты работают с нежитью, с духами, привидениями и приравненными к ним упырями и монстрами. Боевая магия доступна нам постолькупоскольку, В «нормальном» магическим бою шансов выстоять не было, но выход нашелся сам собой. Меч не просто рассек пространство – он как бы проделал в нем трещину, в которую теперь засасывало все, созданное Белой дамой. От меня требовалось лишь одно – удерживать эту щель нужной толщины, чтобы она не захлопнулась раньше времени, оставив меня без защиты, или чтобы не открылась еще шире, что грозило катастрофой для обоих наших миров.

Моя противница выдохлась первой. Крикнув напоследок чтото особенно «ласковое» в мой адрес, она сделала шаг назад, снова из Белой дамы становясь старухой. Теперь она выглядела ужасно – седые космы выбились изпод платка, по лицу стекал пот, глаза блуждали, как у безумной.

– Уходи. – Я поднял меч, всем видом показывая, что готов продолжить поединок. – И не смей сюда возвращаться!

– Ято уйду, – попятилась старуха. – Но и ты… попомнишь…

– Обязательно! Всенепременно! Как скажешь! – раскланялся самым шутовским образом.

Сгорбленная фигурка, пошатываясь, скрылась во мраке ночи. Только после этого я спрыгнул на землю.

– Ой, дяденька, а что это было?

Динка! Онато что тут делала? Впрочем, последний вопрос скорее риторический – в девчонке действительно сидел дар, и это он сейчас проявлялся, толкая ее на разговор.

– Я прогнал ту нежить, которая мешала вам жить, – объяснил ей. – А теперь иди спать.

Наутро пришлось все рассказать хуторянам. Ну почти все, зато без утайки. А какой смысл молчать, если рано или поздно они все равно узнают?

– Значит, это изза Динки, – выслушав мой сбивчивый рассказ, подумал вслух глава семьи. – Вот оно как… И чего теперь делать?

Он сам и его взрослые домочадцы посмотрели на забившуюся в угол девочку.

– Ну не знаю…

– Пока, значит, не откупимся, нечисть эта нас в покое не оставит? – продолжал размышлять вслух хуторянин. – Жди, значит, беды…

– Ну можно послать весточку в гильдию ведьмаков, – осторожно предложил я и тут же примолк. Уж если до «собственных» некромантов вызов так и не дошел, застрял гдето на полпути, то до представительства гильдии он может идти несколько месяцев. И только богам известно, как скоро ведьмаки рассмотрят заявку и пошлют специалиста для проверки. Пройдет год, а за это время в семье случится не одна смерть.

– Можно еще откупиться…

– Можното можно… – Хуторянин полез в затылок. – Слушай, а возьми ты Динку!

– Чего?

– Ну ты ж сам сказал – откупиться надоть… Вот мы и откупаемся! А ты цыц! – тут же прикрикнул он на жену. – Так всем будет лучше!

Умом я его понимал – эти хуторяне еще крепко держались за старые верования, когда благополучие всего рода ставилось намного выше жизни и здоровья одного его представителя. В древности ради выживания большинства в голодные годы в лес уносили новорожденных младенцев и уводили дряхлых стариков – мол, прокормить бы тех, кто сильнее и крепче, а там, глядишь, новые дети народятся. Откупиться малым ради большого – такое случалось сплошь и рядом. Но одно дело – знать, что старые предрассудки еще живы, и совсем другое – столкнуться с ними лицом к лицу.

Мое мнение тут ничего не значило – раз глава семьи решил, спорить никто не стал, тем более что отца с матерью у девочки не было. Пока собирали вещички, Динка сидела неподвижно, все еще кутаясь в свою рогожку. В ней мне ее и вынесли, как куклу, подсадили в седло.

В путь пустились в молчании. Я ехал, погруженный в невеселые думы. Вот на кой мне сдалась эта девчонка? У меня ни семьи, ни подруги. Куда ее пристроить? Нет, крыша над головой имеется, но что скажет мэтр Куббик, когда узнает, что я самовольно таскаю в его дом чужих детей? Оно мне вообще надо – возиться с будущей ведьмой? На домашнее образование ее не посадишь, сейчас без аттестата о магическом образовании никуда, только в такие вот «стихийные» ведуньи и подаваться, а это почти всегда проблемы с законом. Отдавать в обучение? Так за него платить надо. Из своего кармана? К тому времени я успею жениться, мне деньги понадобятся, чтобы содержать собственное семейство. А хуторянин не станет тратить гроши на девочку, раз выставил за ворота.

Внезапно Динка заерзала на коленях, нарушая ход мыслей.

– Дяденька некромансер… А дяденька некромансер?

– Чего тебе? По нужде, что ль, приспичило?

– Неа… Дяденька некромансер, а ты меня бить не будешь?

От неожиданности мой мерин споткнулся, и я чуть не вылетел из седла.

– С чего ты взяла, что я тебя буду бить?

– Так я же лениивая, – вздохнула девочка с такой покорностью судьбе, что я рассмеялся.

Ну, конечно! Наличие магического дара имеет один побочный эффект – его обладатель, как правило, не слишком преуспевает в домашних делах. Для мужчины это не так страшно: а слуги на что? Но вот женщине быть неумехой и ленивицей никак нельзя. Представьте себе хутор, хозяйка которого ни готовить, ни стирать, ни прибираться не любит!

– Ничего страшного, – поспешил успокоить девочку. – Я тоже ленивый. Вместе лениться будем!

По дороге в город я всетаки сделал небольшой крюк к соседям хуторянина, тем самым, которые отвозили в Большие Звездуны заявку. Нужно было узнать, отправляли ли ее вообще?

К моему удивлению, заявку действительно отправляли. Мужчина клялся и божился, что сообщил о беде соседей в храме одному из послушников, внешность которого он тут же пустился описывать так подробно, словно от этого могло чтото зависеть. Я выслушал его рассказ и отбыл восвояси, отягощенный новыми думами.

А чего тут было думать? Старый священник явно недолюбливал некромантов. Узнав от послушника, что ктото гдето нуждается в услугах именно его недругов, он мог промолчать – мол, пусть у «злобных некромансеров» будут лишние проблемы. Или просто решил, что хуторяне, как всегда, из мыши делают быка, и речь идет о шалостях какогонибудь духа вроде овинника, банника или кикиморы.

В голове забрезжили подозрения насчет старого пра, но я решительно от них отмахнулся. Еще будет время подумать. Сейчас имеются более насущные дела.

В город ворвался (вернее, втащился, потому что мерин опять стал сильно хромать) уже ближе к вечеру. И сразу направился к дому госпожи Гражины. Вдова жила вместе с семейным племянником. Она возилась на крошечном огородике, когда я осадил коня у забора:

– Госпожа Гражина! Вы дома?

Женщина выпрямилась над грядкой:

– Згаш? Откуль ви?

– Ездил по делам. Госпожа Гражина, вы присмотрите за девочкой? Мне надо срочно отлучиться, а малышка с утра не ела.

– Ой, Згашик, с нашим удовольствием! А вито, може, откушаете чегонито?

Вчерашний ужин и сегодняшний завтрак на хуторе не шли ни в какое сравнение с разносолами, которыми меня потчевала наша кухарка. Тем более что обед мы пропустили. Но я гордо отказался:

– Некогда. Сначала должен коечто сделать. Загляну чуть позже!

– Добре! Давайте вашу дивчинку. Откуль ви ее вообще взяли?

– Это она сама вам расскажет. – Я ссадил с седла малышку. – Ей десять лет, зовут Динка.

Избавившись от дополнительного груза, мерин остаток пути проделал легкой рысцой – он тоже не одобрял появления в нашей холостяцкой берлоге ребенка. Конь, наверное, предвкушал отдых в теплой и сухой конюшне, но вместо дома, до которого было рукой подать, я свернул к центру города.

Анджелин Мас находился в гостях у одного из представителей местной знати – это мне удалось выяснить у слуг. Когда я ворвался в залитый огнями зал, градоправитель ужинал в компании хозяина дома, еще шести неизвестных мне людей, их жен и дочерей, знакомого Высоты Збыги и лейтенанта Тарана Винта. Да, тут собрались представители местной знати. Видимо, для них было большой честью сидеть за одним столом с представителем старинного рода Масов – вон как надулись. Даже побагровели, когда некто посторонний осмелился ворваться в обеденный зал.

– Что случилось? – холодно поинтересовался градоправитель, прежде чем подоспевшие стражники успели вывести меня вон. – Вам кто давал право врываться сюда без доклада?

– Простите, ваше сиятельство, но я должен посмотреть старинные городские архивы.

– Что? – Небрежный жест рукой – и стража сделала шаг назад.

– Городские архивы, – повторил я. – Ваше сиятельство, у меня есть идея, которая требует проверки… Идея относительно того, что происходит в городе и его окрестностях! Это касается безопасности жителей!

– И ответ, – голубые глаза недобро прищурились, – вы, думаете найти в архивах?

– Возможно, есть старые легенды… сказания… исторические факты… Если их сопоставить с сегодняшними событиями, может быть, удастся найти ответ на вопрос…

– Я понял вас, Груви! – Анджелин Мас посмотрел на своих сотрапезников, задержал взгляд на сидевшем на противоположном конце стола представительном мужчине, хозяине дома. – Безопасность города превыше всего. Это ваше дело… оно может подождать до завтра?

Признаться, я рассчитывал на чтото подобное, но все равно слегка оторопел.

– Сейчас не стану открывать для вас архивы, – правильно истолковав мое замешательство, произнес градоправитель. – Уже позднее время, да и сами понимаете, я не могу уйти просто так. Кроме того… вы, наверное, весь день провели в седле, устали и хотите передохнуть. Присоединяйтесь.

Судя по мелькнувшему на лице хозяина дома кислому выражению, он не был доволен таким поворотом событий, но спорить с представителем рода Масов не осмелился. Я пробовал сопротивляться, но, оказавшись за столом, понял, как проголодался, и отбросил лишние церемонии.

Возможно, стоило проявить чуть больше настойчивости и упорства – в конце концов, на кону стояла безопасность жителей его города! Но кто дал мне право спорить с графом, пусть его титул на данный момент всего лишь фикция? Да и, повторюсь еще раз, я устал, хотел есть и пить… А пахло так вкусно… И в самом деле – когда еще простой некромант окажется за одним столом со знатью, пусть и самой что ни на есть провинциальной? Другой вопрос, что сама провинциальная знать не слишкомто радовалась появлению лишнего гостя – в мою сторону кидались недовольный взгляды, разговоры сами собой увяли, даже слуги стали двигаться както осторожно, а коекто демонстративно начал вести себя так, словно ему напрочь испортили аппетит. От такой враждебности у меня кусок в горло не лез.

На мое счастье, пытка званым ужином продолжалась какихто полчаса. Примерно через это время градоправитель резко поднялся и, поблагодарив хозяина и хозяйку (две ее дочери недовольно насупились, потому что он не удостоил девушек даже мимолетным взглядом), направился к выходу. Лейтенант Винт последовал за ним, и я решил, что тоже пора честь знать. Мне показалось, что, когда я встал изза стола, среди присутствующих пронесся вздох облегчения.

Уже внизу, у крыльца, градоправитель обратил на меня внимание.

– Где вы были, Груви? Вы разве не знаете, что городу крайне необходим некромант, особенно в это беспокойное время!

– Я ездил по делам. По делам города, между прочим!

– Ну и как?

– Мне нужно посмотреть архивы.

– Значит, вы считаете, что ответ на вопрос может быть там?

– Практически уверен. Я пока не знаю точно, что искать – исторические факты, документы или мифы и легенды, но обязательно чтото обнаружу! Зацепка должна найтись!

– Зацепка должна найтись, – эхом повторил Анджелин Мас. Внезапно он с усилием потер ладонями лицо. – Если бы вы знали, Груви, как я от всего этого устал… – промолвил градоправитель какимто другим, более человечным, что ли, голосом. – Вчера ночью, пока вас не было, это произошло опять. Леди Лавина очень хотела вас видеть, чтобы задать пару вопросов… Я сказал, что вы выполняете мое распоряжение. Так что за вами долг!

Я сдавленно кивнул. Выходило, что, пока я там «отдыхал» у курганников, в городе опять происходили беспорядки. Опять были жертвы, и градоправитель «прикрыл» меня. Но почему? Мы же не друзья, тем более не родственники… Я теперь просто обязан докопаться до правды!

– Архивы я открою вам завтра, – категорически заявил Анджелин. – Сегодня уже поздно.

Кто бы спорил! На меня волной накатила такая усталость, что все мысли были только о постели. Вроде и выпилто немного, один или два бокала…

У ворот мы расстались. Градоправитель в сопровождении двух своих рыцарейохранников ускакал кудато в вечерний сумрак, а лейтенант задержался возле меня:

– Вас проводить?

– Не стоит.

– Но я настаиваю…

– Глупости! Прекрасно доберусь сам…

Мне понадобилось несколько минут, чтобы отделаться от назойливого спутника, тем более что он начал вызывать подозрения. Но последние дни были такими насыщенными, что больше всего хотелось хотя бы полчаса ни о чем не думать.

Подходя к дому, заметил чьюто тень на крыльце. Кто бы это мог быть? Потенциальный клиент?

Как бы то ни было, сегодня мне совершенно не хотелось ни с кем общаться. Да пусть все упыри мира именно сегодня вылезут из могил и пойдут убивать людей! Я устал! Имею право на несколько часов отдыха!

Хорошо, что вдоль стен дома за лето вымахала крапива! Мало того что она служила оберегом от всякой мелкой нечисти, так еще и подходы к окнам загораживала. Привязав мерина как можно дальше от входа на длинный повод, чтобы конь мог немного пощипать травки, я, недолго думая, вынул раму и сиганул в окошко на первом этаже. В то же, кстати сказать, окошко, через которое уже неоднократно входил и выходил незваный гость, оказавшийся на поверку моим начальником.

– Ммур?

– Тихо, ребята, это всего лишь я!

Две пары кошачьих глаз уставились из темноты кресел с одинаковым недоумением и осуждением – мол, и где ты шатался вместо того, чтобы покормить любимых нас?

– Знаюзнаю, но у меня сейчас проблемы!

Не тратя времени на дальнейшее, поднялся к себе в комнату, рухнул на постель и благополучно проспал до утра.


Глава 11 | Как начать карьеру | Глава 13