home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


НАКОНЕЦ-ТО СВОБОДЕН!

Иви захлопнула последнюю книгу и своей стопке и поднялась. Остальные все еще были так увлечены чтением, что не заметили, как она ушла. Только Сеймоур следовал за ней по пятам. Лицана пошла в пещеру слуг, где стояли лишь, несколько одиноких гробов, чьих хозяев, правда, не было видно. Вероятно, они остались наверху вместе со своими подопечными. Иви была рада этому. Она не могла совладать с этим чувством, и все же ей было ясно, что слугам будет лучше наверху в большом зале вместе с наследниками и Пирас. Словно болезнь не могла завладеть ими, пока они находятся все вместе. Это было абсурдно. Или нет? Объяснить это она в любом случае не могла.

Иви направилась через узкий проход к винтовой лестнице, которая привела ее вниз, где несколько ночей тому назад в ряд стояли гробы. Некоторые из них были роскошными, с искусными украшениями, как и подобает старейшинам Пирас. Теперь Иви увидела лишь пустую известняковую пещеру, где находились всего два забытых гроба. Они, казалось, готовы были рассыпаться почти так же быстро, как и те, кто в них отдыхал. Наверное, именно эти простые истлевшие гробы в дальней пещере и создавали тягостную атмосферу. Иви опустилась на пол посередине пещеры, поджав под себя колени. Так она и сидела, закрыв глаза и позволив своей душе странствовать. Здесь все началось. Смерть и разрушение. Она чувствовала это. Камни, казалось, впитали в себя распад и тление и теперь постепенно выдыхали все это обратно.

Были ли Пирас обречены на уничтожение и их гости вместе с ними? Должны ли они раньше времени закончить учебный год и вернуться к своим семьям? Тогда, пожалуй, наследники окажутся в безопасности, а Пирас будут предоставлены своей судьбе. Время покажет, будут ли они существовать дальше или же исчезнут навсегда.

Скорее всего главы клана одобрят это решение, но во рту у Иви остался привкус горечи. Ее грудная клетка поднималась и опадала, как обычно, и все же вампиршу не покидало странное чувство, будто она задыхается. Сеймоур рядом с ней заскулил. Это прозвучало так жалобно, что Иви в тревоге открыла глаза. Его мысли дошли до нее лишь непонятными обрывками слов.

— Что с тобой?

Он не ответил. Атмосфера пещеры, казалось, давила на него даже больше, чем на нее.

— Иди наверх и ляг с остальными, — предложила она ему. — Я скоро приду. Я должна подумать. У меня такое чувство, что там, в глубине, спрятано что-то, что я просто не могу понять. Иди! Я последую за тобой, как только мне удастся ухватить воспоминания.

Прежде чем Иви произнесла это, ей стало ясно: то, что она так отчаянно искала, в самом деле было воспоминанием. Кто-то сказал что-то, это было не так давно, но в тот момент она посчитала это не важным и не стала расспрашивать дальше, поэтому теперь ей не хватало знаний, которые были столь необходимы.

Сеймоур тяжело поднялся и неуклюже зашагал к лестнице. Он шатался, и его задние лапы дважды подкашивались. Это причиняло Иви боль, и все же она осталась сидеть посреди пещеры и вновь углубилась в картины прошлого. Когда это было и где? И кто говорил?

Она вытянула руки ладонями вверх и соединила их с потоками земли, как учила ее мать-друидка. Затем Иви высвободила свой дух и позволила ему пойти по тропе между вчера и сегодня.

Иви увидела себя стоящей на высокой горе, окруженной свежим ночным воздухом, под ногами простирался ирландский мох. Она с трудом дышала, окутанная ядовитым облаком, делавшим ее все более слабой. Потом Иви увидела Франца Леопольда, когда он в Риме в первый раз взял ее за руку, шахту колодца и железную решетку, за которой ее запер охотник. Место изменилось, вампир остался тем же. Франц Леопольд поцеловал ее на ночном кладбище. На то же кладбище пришел мужчина. Брэм Стокер? Снова ирландец, на этот раз в черном фраке в ярком свете многочисленных люстр. Воспоминание было свежим. Всего несколько ночей. В опере. Что он там сказал? Он говорил с Латоной и ее дядей, охотником на вампиров Кармело из Рима.

Иви так резко вскочила на ноги, что почувствовала головокружение и пошатнулась. Мысль тем не менее крепко засела в ее голове. Вот оно! Именно там она найдет ответ! Вампирша поспешила к лестнице и помчалась по ступеням наверх.

Оказавшись наверху, Иви внезапно остановилась. Она кое-что забыла. Она совершенно не знала, где остановился Брэм Стокер. Они не говорили о том, в каком отеле он поселился. А может, он вообще жил у знакомых?

Иви застонала и обхватила руками голову, в которой возникла болезненная пульсация. Это не могло быть правдой! Она была так близко и теперь потерпела фиаско? Иви медленно пошла дальше, с трудом переставляя ноги. Она остановилась перед аркой большого зала и скользнула взглядом по вампирам, которые собрались здесь и которых она, возможно, могла бы спасти, если бы спросила у Брэма Стокера его адрес! Это было настолько абсурдно, что ей пришлось подавить улыбку. Улыбку, вызванную отчаянием, ведь положение дел было далеко не радостным.

Иви посмотрела на своих друзей, которые все еще сидели, склонившись над книгами. Они не признают себя побежденными, даже если все их попытки окажутся напрасными. Ее взгляд устремился дальше, пока не остановился на Малколме, сидевшем немного поодаль и погруженном в свои мысли.

Ну конечно! Как она сразу об этом не подумала? Теперь на ее лице появилась радостная улыбка. Иви подбежала к Малколму и опустилась на гроб рядом с ним. Он повернулся и изумленно посмотрел на нее.

— Что такое? — спросил он с удивлением.

— Кое-что очень, очень важное, в чем только ты можешь мне помочь.

— Ваши результаты впечатляют, — сказал Альфред Жирар, зоолог, который был на стороне Кармело. — Я должен вас поблагодарить. Вы показали мне доселе незнакомый мир.

— И опасность, о которой мы раньше ничего не знали, — немного угрюмо добавил химик Марселей.

Прежде чем Кармело смог что-то ответить, к нему подбежал молодой исследователь Мартель.

— Вы не можете так говорить, Пьер. Не месье Кармело навлек на нас опасность. Она, вероятно, столетиями таилась в подземельях Парижа. Он только обратил на нее наше внимание и указал нам путь к ее устранению.

— За что ему щедро заплатили, — тихо проворчал Марселей. — Разве мы до этого плохо жили?

Ален Вире сердито зашипел.

— Кто вы такой? Во всяком случае, не ученый, раз предпочитаете оставаться в неведенье. Или ваши исследовательские амбиции ограничиваются микрокосмом вашей работы? Да, вампиры нас не трогали, но вы подумали о тех людях, которые пали жертвой этих кровососов, и это продолжается каждую ночь. Это вас не касается? Потому что вампиры выбирают своих жертв преимущественно среди бедняков и изгоев, о потере которых никто не жалеет? Как практично для меня, для вас, для всех нас! И, кроме того, это вовсе не ваши деньги! Правительство заинтересовано в очистке подземелий.

Юный Мартель успокаивающе положил руку ему на плечо.

— Не волнуйся, Ален. Не стоит. Давай лучше убедимся, что наш эксперимент увенчается успехом. Все это выглядит многообещающе. С другими подопытными не удалось достичь желаемых результатов.

Они преодолели последнюю ступень нижнего этажа здания и свернули в проход, который вел к процедурным кабинетам и лабораториям.

— Между прочим, как дела у Арманда? — спросил Мартель, когда группа из семи мужчин приблизилась к первой двери. — Ты уже несколько ночей не брал с собой своего парнишку. Или Арманд потерял интерес к экспериментам?

Ален Вире покачал головой.

— Нет, но я считаю, что лучше больше не приводить его сюда. Думаю, он все принимает слишком близко к сердцу. Мой сын начал испытывать сострадание к чудовищу. Увидев, как те трое рассыпались в прах, он был шокирован, хотя и не признается в этом.

Зоолог, который прислушивался к разговору, кивнул.

— Да, мне знакома эта проблема. Мне пришлось отказаться от двух ассистенток, молодых интеллигентных женщин. Обе стали проявлять чрезмерное сострадание во время экспериментов над животными. Одна даже выпустила на свободу некоторых зверей, что, конечно же, отбросило нас назад в наших опытах.

— А как Арманд чувствует себя теперь? — поинтересовался Мартель.

— Он углубился в исследования, — сообщил Вире и усмехнулся. — У него далеко идущие планы. Он хочет стать величайшим спелеологом всех времен и каждый раз приводит мне в пример твое имя, ведь ты в свои юные годы уже многое исследовал и кое-чего достиг. Ты его герой, основатель спелеологии, и он решил брать с тебя пример.

Мартель сложил руки на груди и слегка поклонился.

— Я чувствую себя польщенным и постараюсь быть достойным этой чести.

Оба мужчины улыбнулись.

— От директора Бэллона Арманд добился обещания, что когда он станет достаточно взрослым, то сможет оборудовать в пещере под ботаническим садом лабораторию, и я тебя уверяю, через десять лет Арманд постучит в дверь Бэллона и потребует исполнения этого обещания.

Оба рассмеялись, но окаменели, когда Карл Вестфаль повернулся к ним с тревожным выражением лица. Он достиг двери с запрещающим знаком и хотел открыть ее, но тут заметил, что она не заперта.

— Кто-то из вас был здесь и не запер дверь? — встревоженно спросил он.

Мужчины посмотрели друг на друга и покачали головами.

— У вас у всех есть ключи, которые я вам дал?

— Да, конечно, — забормотали они, только Кармело немного побледнел, когда его пальцы ощупали карманы пальто и не обнаружили ключа.

Как это объяснить? Неужели он потерял ключ? Если да, то когда и где?

Кармело прошел в коридор за химиком Марселеном, но тот неожиданно остановился. Доктор Вестфаль и зоолог Жирар были уже впереди. Вире и Мартель дышали ему в спину.

— Что такое?

Кармело смущенно молчал. Его инстинкты настойчиво предупреждали его, и все, же он боялся посоветовать коллегам пуститься в бегство, даже если это и подсказывало ему чутье. Они не прислушаются к его словам, эти мужи науки, и высмеют его иррациональный страх. Тем не менее Кармело остановился как вкопанный и начал лихорадочно озираться. Вире и юный географ, проходя мимо, удивленно посмотрели на него и последовали за остальными. На мгновение Кармело спросил себя, не ошибся ли он впервые за много лет. Затем, когда доктор Вестфаль еще раз обернулся и поднял лампу, охотник на вампиров увидел, как от темного дверного проема отделилась тень.

— Осторожно! — закричал Кармело и бросился сквозь еще открытую металлическую дверь назад. — Защищайте шею!

Кармело схватился за бок, но тут вспомнил, что он не взял с собой меча. Даже кинжала с серебряным острием у него с собой не было. В городе, где обитали сотни вампиров? Как он мог позволить себе быть столь легкомысленным? Неужели ему придется теперь заплатить за это?

Тень двинулась к мужчинам, которые услышали слова Кармело, но не поняли, что они значат. Существо, должно быть, действительно было ослаблено. Оно двигалось очень медленно, как для вампира, и Кармело успел узнать в нем пленника прежде, чем потух свет. Охотник на вампиров услышал, как вскрикнул доктор Вестфаль и вдребезги разлетелось стекло. На пол со звоном упала лампа. Один из мужчин застонал. Металлический запах крови витал в воздухе. Кармело на мгновение закрыл глаза. Каким бы слабым ни было чудовище, его силы по-прежнему значительно превосходили силы человека.

«Кого он сейчас схватил?» — думал Кармело, передвигаясь ощупью по коридору к выходу. Там снаружи была лампа. В своем теперешнем состоянии вампир, вероятно, был еще опаснее. Без света они были для него всего лишь толпой слепых животных, обреченных на заклание. А со светом? Кем они были тогда?

Кармело почувствовал, как у него в горле зарождается истерический хохот. Тоже всего лишь испуганными животными, которые хотя бы смогут встретить смерть лицом к лицу. У Кармело был слишком богатый опыт общения с вампирами, чтобы питать иллюзии насчет того, что они — безоружные — смогут одолеть его. У охотника на вампиров осталась лишь одна надежда, такая же, как у всех стадных животных: хищник не съест их всех. Возможно, он схватит только одного или двух, а некоторых оставит в живых.

На пол упало чье-то отяжелевшее тело. Кармело не нужно было долго размышлять, чтобы понять: вампир утолил свой первый дикий голод, помогавший ему преодолевать слабость. Послышались полные боли крики. У Кармело появилась смутная догадка, которая привела его в ужас. Возможно, вампир был не просто хищником, который утолил голод и восстановил свои силы. Возможно, он был измученным пленником, жаждавшим отомстить всем, кто его истязал! Возможно, в таком случае разумнее всего было убраться отсюда и спасти собственную жизнь. Один голос в голове Кармело нашептывал ему, что это было бы малодушием, а другой советовал не совершать бессмысленных геройств. Будь у него оружие, все было бы иначе. Кармело уже сжимал дверную ручку, когда кое-что пришло ему в голову. В комнате с левой стороны лежали два тонких серебряных прута, которые доктор использовал для каких-то процедур. Прутья были острыми, как копья. У охотника на вампиров появилась надежда на спасение. Оружие и свет — и, как он надеялся, все еще ослабленный вампир. Кармело принял решение и на ощупь двинулся вдоль стены к двери, однако, прежде чем он достиг ее, на другом конце зажглась лампа, и раздался голос, заставивший его замереть на месте. Неужели вампир настолько затуманил его сознание, или там действительно находилась его племянница Латона, которая вне себя от гнева кричала:

— Отпусти его немедленно! Ты пообещал!

Иви бежала между Сеймоуром и Малколмом по мрачному туннелю. Алиса даже не заметила, как подруга взяла ее связку ключей, настолько была погружена в чтение. Стопка бумаги, которую читала Фамалия, принадлежала перу француза Луи Пастера.

— Это невероятно, — бормотала она себе под нос. — Мы должны кипятить воду, чтобы уничтожить маленьких, провоцирующих болезни существ.

Без Сеймоура Иви могла бы пройти сквозь решетку в образе маленького зверя, но она не хотела отпускать брата. Кроме того, она не знала, сможет ли Малколм обратиться в туман. Ключи Алисы были самым простым решением.

Иви ничего не сказала своим друзьям. Она не хотела им мешать. Возможно, ее рассуждения были ошибочными, и тогда она просто напрасно испугала бы всех троих. Кроме того, она понимала, что сопротивление Малколма только возрастет, если к ним присоединится Алиса или Лучиано с Францем Леопольдом. В конце концов, Иви сумела убедить его помочь ей, ведь, возможно, их попытка позволит спасти их всех.

Они были уже на полпути к оживленной улице слева от них, на которой находилось несколько отелей люкс, и среди них тот, в котором поселились Кармело и его племянница Латона.

Малколм злился на Иви, она чувствовала это, и ему совсем не хотелось вести ее к Латоне, но, несмотря на это, он подчинился.

— Куда теперь? — спросила Иви, когда Малколм остановился у разветвления сточного канала.

Вампир пожал плечами.

— Понятия не имею. Латона сообщила мне название улицы и отеля. Откуда я могу знать, где именно он находится?

— Тогда мы должны спросить кого-то, кто знает.

Малколм сдержанно улыбнулся.

— Ну, в таком случае желаю успеха.

Он размашистым жестом указал на пустынный сточный канал, в котором возились крысы. Они могли бы показать им отель, если бы Иви и Малколм знали, как он выглядит. С названием животные не могли им помочь.

Иви улыбнулась ему в ответ.

— Нет, здесь внизу, я, конечно, никого не могу спросить, ты сам это видишь. Нам, пожалуй, пора подняться. — Она указала на решетку в потолке, через которую проникало немного света.

— Ты маленькая и стройная, но даже тебе не удастся протиснуться сквозь решетку! — возразил Малколм. — А нам с Сеймоуром и подавно.

— Не в этом теле, конечно. А если мы обратимся в летучих мышей? Или ты хочешь превратиться в туман? Разве это не является одной из способностей, которыми владеют Вирад?

Малколм изумленно посмотрел на нее.

— Да, я знаю, вы это не афишируете. Вождь клана приказал вам держать это в тайне от других?

Она не ожидала ответа, да он, очевидно, и не знал, что на это сказать.

— Ты останешься с Сеймоуром и подождешь здесь. Я скоро вернусь.

Иви без усилий создала туман, окуталась им и мгновением позже в облике самой крохотной летучей мыши, которую Малколм когда-либо видел, вылетела сквозь решетку и полетела наверх, в затянутое облаками ночное небо.

Оказавшись на улице, Иви в темном дворике превратилась обратно в вампира и влилась в толпу прохожих. Она следила за тем, чтобы ее не заметило слишком много людей. А, вон идут двое, которые выглядят так, будто знают, что такое хорошие отели.

Малколму и Сеймоуру не пришлось долго ждать возвращения летучей мыши. Иви снова вышла из тумана.

— Нам нужно идти прямо.

Они молча пошли дальше. Иви не составляло труда придерживаться в подземных туннелях направления, указанного ей людьми. Только сведения о расстоянии оказались неточными, это она поняла, когда в первый раз оказалась в подвале дома. Но чего еще следовало ожидать от грубого человеческого сознания?

Наконец Малколм нарушил молчание.

— Ты мне еще не сказала, что намереваешься делать с Латоной. — Он выглядел озабоченным.

Иви удивленно посмотрела на него.

— Я только хочу спросить ее кое о чем, больше ничего. Я же сказала тебе это с самого начала. А, ты мне не веришь? Нет, я тебя уверяю, речь идет только о сведениях. Вопрос скорее в том, что ты намереваешься с ней делать? Я знаю, ты еще не решил, хотя тебе в голову все чаще приходит мысль, что лучше всего вам больше никогда не видеться.

Голос Иви звучал мягко.

— Это тебя не касается! — сердито воскликнул Малколм.

Иви с беспокойством взглянула на него.

— Да, меня это не касается, но все же я не хочу, чтобы ты напрасно страдал или создавал себе ненужные проблемы, а ты это сделаешь, если вновь останешься наедине с ней. Ты еще очень плохо владеешь собой. Что будет, если ты убьешь ее из-за своей жажды? Тебе будет легче забыть ее?

— Она всего лишь человек! — Малколм хотел произнести это с презрением, но ему это не удалось. Кого он, в самом деле, пытался обмануть? Самого себя?

— Тогда тебе не составит труда держаться от нее подальше, — ответила Иви. — Думай о том, что ты еще не прошел обряд и не можешь пить человеческую кровь.

— Об этом ты можешь мне не напоминать! — воскликнул Малколм резко.

Иви промолчала. Сейчас они находились в третьем подвале большого здания, которое, должно быть, было отелем.

— Проверим этот. Пошли, там есть лестница.

На двух нижних этажах лестница была широкой, но практически ничем не была украшена. Она изменилась только на последнем пролете. Голоса, которые вампиры услышали еще в подвале, стали громче. Ступени были покрыты дорогими коврами, стены были обиты деревом или обтянуты гобеленами. Наверху, рядом с входом, стояли экзотические растения в больших горшках.

Яркий свет заставил вампиров зажмуриться. Каким большим был зал и как изысканно украшен! Дамы и господа из высшего общества прогуливались между колоннами, сидели за небольшими столиками и пили чай, кофе или вино, ожидали знакомых и отправлялись потом на званый вечер или в театр. Между ними сновали официанты и носильщики багажа в ливреях, посыльные и другие служащие. Даже за широкой регистрационной стойкой царило оживление.

Вампиры осмотрелись, чтобы убедиться, что Латона не сидит за одним из столиков или на канапе в темной нише, но не смогли отыскать ее там. Им оставалось надеяться, что она у себя в комнате. Слева от них находились лифты, которые с этажа на этаж отправлял лифтер. Напротив располагалась лестница, ведущая наверх. А справа уходила вверх узкая незаметная лесенка, которая, вероятно, была предназначена для обслуживающего персонала.

— По ней мы сможем подняться наверх незамеченными. Ты знаешь номер комнаты?

Малколм нехотя кивнул.

— Ладно, тогда пошли. — Иви прошмыгнула за пальмой и побежала вверх по служебной лестнице.

Сеймоур и Малколм последовали за ней. Они только на мгновение оказались в пределах видимости и были уверены, что никто из гостей не обратил на них внимания. Почему? Но кто интересуется этой частью отеля? Обслуживающий персонал должен работать незаметно. И тем не менее Иви на миг почувствовала, как мурашки поползли у нее по телу, когда пара глаз устремилась на нее и продолжала какое-то время смотреть на то место, где она быстрой тенью проскользнула минуту назад. Как это возможно? Это было невероятно, но Иви за свое долгое существование научилась доверять своему инстинкту. Кто-то ее заметил. Кто-то, кто в этот момент шел за ними вверх по лестнице.

«Сеймоур, следи, чтобы он не застал нас врасплох».

Волк немного отстал и тщательно обнюхал лестницу, в то время как Малколм и Иви шли по коридору отеля в направлении номера 306.

Малколм постучал и прислушался, ожидая услышать шаги Латоны. Ничего не произошло. Латона не подошла. Дверь была заперта. Иви открыла ее отмычкой Алисы. С любопытством они вошли в темную анфиладу комнат.

— Ее здесь нет, — вздохнула Иви, взглянув на пустые кровати в обеих комнатах.

— Ее дяди тоже. К счастью. — Малколм скорчил гримасу.

— С дядей мы бы справились, но без Латоны мы не получим ответа на мой вопрос!

— Должны ли мы подождать ее? — спросил Малколм, с интересом рассматривая вещи, которые были небрежно разбросаны по полу и на кровати.

Иви беспомощно развела руками.

— Нам не остается ничего другого. Я надеюсь, она не будет отсутствовать всю ночь. Время быстро идет.

Сеймоур прошмыгнул в прикрытую дверь и захлопнул ее за собой.

— Он на пути сюда? — спросила Иви, приняв его беззвучное известие. Она довольно улыбнулась. — А, это хорошо. Это сэкономит нам много времени.

— Что? Кто? — пожелал узнать Малколм.

Иви прижала палец к губам и указала на дверь. Они разошлись по комнате и прижались к стенам. Шаги, приглушенные ковром, приближались. Затем раздался стук.


КНИГИ ПО МЕДИЦИНЕ | Власть тьмы | НЕВИДИМЫЕ ВРАГИ