home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


АЛХИМИЯ

Внутренний голос предупредил Брэма Стокера, но он оказался недостаточно быстрым. Как глупо с его стороны было постучать. Слишком поздно! Дверь распахнулась, рука схватила его за ворот и втащила в комнату. Дверь снова захлопнулась. Все произошло так быстро, что Брэм едва успел вздохнуть.

В комнате было темно. Он попытался вырваться, но ледяная рука, схватившая его, оказалась чертовски сильной.

— Малколм, отпусти его.

Это был голос Иви. Брэм почувствовал, как его сердце замерло.

— Как пожелаешь. — Рука отпустила его так внезапно, что Брэм споткнулся и ударился о дверь.

— Вы не возражаете, если мы зажжем свет? — спросил он непривычно хриплым голосом.

— И так достаточно светло, — возразил Малколм, но Иви выполнила просьбу Брэма и зажгла газовую лампу.

— Добрый вечер, Брэм Стокер. Латоны, к сожалению, здесь нет. Мы тоже напрасно ее искали. Ты случайно не знаешь, где она может быть?

Иви сурово посмотрела на него. От этого взгляда у Брэма перехватило дыхание, и он смог лишь покачать головой.

— Он лжет! — воскликнул Малколм и хотел снова схватить его, но Иви остановила вампира движением руки.

— Говори!

— Я действительно не знаю. Я надеялся найти ее здесь, чтобы защитить.

Даже ему это объяснение показалось несколько неуклюжим. Но Иви, похоже, не собиралась возражать.

— Итак, она от тебя улизнула. От чего или от кого ты хотел защитить ее? Не считая обычных ночных опасностей?

— Это было только предположение, ничего конкретного, — ответил Брэм.

— Предчувствие, не так ли? Мы должны полагаться на твои предчувствия? — Лицо Иви неожиданно оказалось очень близко. — Это как-то связано с ее дядей, охотником на вампиров, и тем, чем он занимается по ночам, не так ли? Латона перестала ему доверять и решила выяснить все сама?

— Она это уже выяснила, — сказал Брэм тихо. — И пока вы не попытались вырвать у меня эту тайну силой, скажу: мне ничего не известно! Латона не захотела мне довериться.

— Мы тебе ничего не сделаем, — сказала Иви. Ее голос теперь был мягким, а взгляд, казалось, проникал в душу. — Куда она пошла? За своим дядей? Ты рассказывал мне о больнице.

— Сначала он был в ботаническом саду, нет, в зоопарке. Там Оскар и я впервые поговорили с Латоной.

— Они держали его там в плену, — проворчал Малколм. — Продолжай! Как называется больница?

Брэм Стокер взглянул на него.

— Пленник! Кто он? До меня дошел слух, что это Призрак Оперы, но я не могу с этим согласиться. Это вампир?

Иви кивнула.

— Да, Призрак, как и прежде, наслаждается своей свободой. Это был вампир, который вместо него попал к ним в сети, один из вожаков Пирас, и мы полагаем, они все еще держат его в тайнике.

— Там, куда охотник ходит каждую ночь, — догадался Брэм. — Госпиталь Кошен.

— Что? Ты уверен? — Иви изумленно уставилась на него. — Это невозможно. Так близко?

— Мы проследовали туда за ее дядей. Латона пришла к выводу, что он проходит там лечение и не хочет, чтобы его племянница знала, э-э... какая ужасная у него болезнь.

Малколм вопросительно взглянул на обоих.

— Ты помнишь? Мы однажды проходили под госпиталем. Табличка гласила, что там лечат венерические заболевания, — объяснила ему Иви.

— Какие заболевания? — спросил Малколм сконфуженно.

— Испанская болезнь, как ее здесь называют, и тому подобное, — ответила Иви.

— О! — воскликнул Малколм, в то время как Брэм Стокер торопливо продолжил:

— Я думаю, что Латона была там еще раз одна и обнаружила что-то, что сбило ее с толку.

— И сейчас она снова там? — спросила Иви.

Брэм пожал плечами.

— Я не знаю, я только предполагаю.

Иви отступила на шаг назад.

— Хорошо, это все, что я хотела узнать. Благодарю тебя.

— А теперь? Что вы собираетесь предпринять? — Брэм хотел взять ее за руку, но остановился, натолкнувшись на ее взгляд. Затем поспешно убрал руку. Как он мог забыть, пусть даже на одно мгновение? Она не была смущенной девчонкой! Нет, не человек, а проклятое, немертвое существо, питающееся человеческой кровью. Монстр в обличье сирены. Брэм содрогнулся.

— Мы осмотрим госпиталь Кошен. Возможно, мы найдем там след пропавшего, — ответила Иви дружелюбно, однако в ее глазах отражалось недвусмысленное предупреждение никогда больше не приближаться к ней.

— А Латона? Что будет с ней?

Иви пожала плечами.

— Что с ней случится? Мы пришли, чтобы получить от нее кое-какие сведения. Больше она не представляет для нас интереса.

Брэм при этих словах посмотрел на Малколма и понял, что Иви говорила только за себя. Для юного вампира девушка по-прежнему представляла огромный интерес!

— Что, если вы встретите там Латону?

Иви пожала плечами. Либо она не видела проблемы, либо ее это не интересовало. Брэм решительно встал рядом с ней.

— Я могу сопровождать вас?

— Что? — Малколм недоверчиво усмехнулся. — Радуйся, что ты невредимым пережил эту встречу. Или ты хочешь испытать судьбу?

Иви покачала головой.

— Нет, я не считаю это хорошей идеей. Ты останешься здесь, в этой комнате. По крайней мере, пока мы будем отсутствовать.

— Ты не можешь меня заставить, — упрямо возразил Брэм.

Она погасила лампу. Все произошло так быстро, что Брэм даже не успел пошевелиться. Оба вампира и волк скрылись за дверью. Щелкнул замок, и Брэм оказался запертым в комнате. Он навалился на дверь, но она была тяжелой и не поддавалась. Скорее он бы вывернул себе плечо.

Ругаясь, Брэм нащупал лампу и зажег свет, чтобы оценить свое положение. Из окна он выбраться не мог. Слишком высоко. Может, стоит поднять шум, чтобы его кто-нибудь услышал? Но это в любом случае будет чревато для него неприятностями. В конце концов, он без разрешения проник в номер Кармело и Латоны.

Брэм Стокер осмотрелся. Возможно, он найдет шпильку для волос или что-нибудь подобное, чем ему удастся открыть дверь. Не то чтобы ему уже доводилось это делать раньше, но он слышал, что это практиковалось в некоторых кругах.

Он почувствовал легкий укол совести, когда приблизился к туалетному столику Латоны. Шпилек здесь лежало предостаточно. Теперь осталось удостовериться в ловкости его пальцев.

Когда Брэм вернулся в другую комнату, его взгляд упал на трость с тяжелой рукоятью. Брэм взял ее и взвесил в руке. Когда он повернул ее, то увидел механизм, при помощи которого можно было снять верхний чехол. Его сердце забилось быстрее. Шпага в трости! Тонкое серебряное острие блеснуло в свете лампы. Превосходное незаметное оружие охотника на вампиров. Брэм быстро соединил обе части и защелкнул замок. Взять ее с собой? На всякий случай?

Он подумал о ночи в опере и об Иви. О том, как он самоуверенно утверждал, что не причинит ей вреда! Ни ей, ни другим вампирам. Он поклялся ей в этом.

Голос Иви вновь прозвучал в его голове: «Не клянись. Вы, люди, очень легкомысленно даете клятвы. Что случится, если судьба поставит тебя перед выбором: спасти человека, который тебе близок, и уничтожить вампира?»

Брэм посмотрел на серебряный клинок в своей руке, и на сердце у него сделалось тяжело. Неужели слова Иви скоро станут реальностью?

Шаги в коридоре заставили его прислушаться. Вампиры вернулись? Нет, их бы он не услышал. Кто тогда? Раздавались уверенные шаги мужчины. Кармело?

Пальцы Брэма сомкнулись вокруг оружия, но он преодолел желание вытащить его. Он размышлял, не лучше ли ему поставить трость на место, как шаги приблизились и дверь открылась. Вместо физиономии Кармело на Брэма изумленно уставилось лицо молодого парня в красной униформе, держащего в руке стопку полотенец. Брэм оправился от испуга быстрее. Он дружелюбно поприветствовал служащего.

— Я как раз собирался уходить, — сказал он и, размахивая тростью, направился по коридору к лестнице. Служащий с открытым ртом поглядел ему вслед.

— Госпиталь Кошен? — спросил Малколм, когда они втроем шли обратно по подземным коридорам. — Это невероятно! Он находится недалеко от Валь-де-Грас. Пирас давно бы нашли господина Тибо, если бы он был спрятан там.

— Дорога от Валь-де-Грас до госпиталя Кошен, конечно, не очень длинная, — сказала Иви, — но это только по поверхности. Под землей к югу проходы на всех уровнях замурованы. Нужно идти в обход на восток или на запад, до первого прохода. Поэтому Пирас редко бывают в той местности, где расположен Кошен.

Малколм подумал об этом.

— Наверное, ты права. Что меня беспокоит, так это то, что охотник на вампиров обосновался так близко от лагеря Пирас. Это не может быть случайностью!

Иви покачала головой.

— Нет, я не боюсь. Мы еще не знаем наверняка, связано ли все это с уничтожением Пирас. Но ситуация скоро изменится, и тогда мы положим этому конец!

Дикое выражение ее глаз не оставляло у Малколма ни малейших сомнений в том, что ей это удастся. Они молча шли рядом, пока Сеймоур вдруг не остановился. Его тело выдавало напряжение.

— Что такое? — прошептал Малколм.

— Он кого-то почуял, — ответила Иви так тихо, как только могла.

Не дожидаясь ее приказа, волк с воем бросился вперед.

— Сеймоур, стой! — закричала Иви и помчалась за ним. Малколм побежал следом.

Волк не ушел далеко. Его остановила запертая решетка. Он прыгал на нее скуля, пока Иви не призвала его к порядку и не отперла замок.

— Жди!

Но он не послушал ее и побежал за угол.

— Что с ним происходит? — пробормотала Иви, следуя за ним так быстро, как только могла.

Она завернула за угол и замедлила бег, увидев перед собой волка.

— Но это же Лучиано! — воскликнула Иви, узнав запах сидящей перед ней на корточках фигуры, прежде чем Малколм смог понять, в чем дело. Она бросилась к другу.

— Что с тобой? У тебя что-то болит? Ты плохо себя чувствуешь? — Она выглядела очень обеспокоенной.

Лучиано поднял голову.

— Да, мне плохо. Спасибо, что спросила. — Это прозвучало скорее сердито, чем жалобно.

— А теперь давай сначала. Ты можешь идти? Нам нужно вернуться в большой зал, чтобы поговорить с господином Люсьеном. Мы кое-что узнали, и это, возможно, даст нам ключ к разгадке. Помочь тебе? Я тебя поддержу.

— Что? Я в этом не нуждаюсь. Я ведь не слабый старик. — Лучиано вскочил.

— Что случилось? — мягко спросила Иви.

— Нам больше не нужны зацепки. Алиса и Лео раскрыли тайну. Это как в пещере с мертвыми собаками, точнее это может объяснить только химия. Но с этим они справятся без меня, ведь я только подвергну всех риску!

Малколм надеялся, что он был не единственным, кто ничего не понял. Может, Лучиано все же подхватил болезнь, и она, вместо того чтобы, как в других случаях, поразить тело, сначала затронула душу Носферас.

— Ты не хочешь по пути назад поведать нам эту историю более подробно? — предложила Иви.

Носферас пустился в объяснения, пока им наконец не стало понятно, что случилось.

— То есть Лео и Алиса приведут Призрака в зал Пирас, чтобы он смог провести свои опыты на месте? — повторил Малколм недоверчиво. — Если у него есть хотя бы искра разума, он на это никогда не решится. В пещеру ко львам, как сказали бы люди. Это же безумие! Самоубийство — вот что это такое. Он не может надеяться, что когда-нибудь выйдет отсюда. Пирас не разрешат ему этого, ведь он узнает, где их убежище.

— Еще более вероятно, что он вообще не придет, — предположил Лучиано, который уже немного успокоился. — Защитная аура страха действует на людей. А он всего лишь человек, даже если и живет во тьме подобно вампиру.

— Да, это может оказаться сложно, — согласилась с ним Иви. — Но и этот барьер можно преодолеть с помощью небольшого количества магии. Идите дальше. Возможно, остальным нужна моя помощь.

Прежде чем Малколм или Лучиано успели отреагировать, она превратилась в летучую мышь и со свистом вылетела через шахту и решетку в ночь.

Лучиано сжал кулаки.

— Ты тоже! — закричал он ей вслед. — Ты не можешь этого сделать. Будьте вы все прокляты!

Сеймоур, похоже, разделяя его мнение, гневно залаял.

Тяжело нагруженные, они возвращались в жилище Пирас. Алиса, Франц Леопольд и Иви, присоединившаяся к ним на полпути, несли в руках ящики, которые оказались бы для них слишком тяжелыми, обладай они только человеческими силами. Эрик нес с собой лишь сумку с чертежами и взял на себя задачу собственными ключами открывать двери и решетки, которые встречались им на пути. Он шел впереди, держа в руке слабо светящийся фонарь. К удивлению вампиров, он лишь дважды спросил дорогу, проходя по бесчисленным боковым коридорам. В остальных случаях он уверенно выбирал правильные пути, которые должны были вывести их на кратчайшую дорогу к Пирас. Франц Леопольд спрашивал себя, знал ли Призрак, где находится убежище. В любом случае, как для человека он очень хорошо ориентировался в этом буйно разросшемся переплетении подземных переходов и излучал при этом такое спокойствие, что Дракас мог только удивляться. Франц Леопольд никогда бы не подумал, что человек сможет заинтересовать его не только как скорый завтрак. Не говоря уже о том, чтобы привлечь его внимание! Что ж, теперь Дракас пришлось согласиться с тем, что Призрак был необычным. Если вначале Франц Леопольд еще подозревал, что этот человек просто слишком глуп, чтобы правильно оценить свое положение, и поэтому не испытывает страха, то теперь вампир вынужден был изменить свое мнение по поводу своих тайных проникновений в душу Эрика. В чем венец не был уверен, так это в том, что вообще сумел остаться незамеченным. Ему пришла в голову мысль, что Призрак ожидал от него такого поведения.

Поразительно. Просто поразительно.

Призрак был не глуп, и он осознавал опасность. Он оценивал свои шансы остаться в живых как очень низкие и, однако, оставался спокойным. Он мыслил логически, собирая воедино спокойно обдуманные варианты, которые быстрее всего могли дать результаты. Кроме того, он размышлял о том, что это за яд, и о подходящем противоядии.

Около следующей решетчатой двери Эрик остановился, придержал ее, пропуская троих вампиров с их грузом, и снова закрыл ее за ними.

Он ни разу не подумал о запасном выходе. Он был не глуп и знал, что побег не спасет его жизнь. Может, он хотел покончить с собой? Он решил умереть или превратиться в вампира?

Франц Леопольд почувствовал, как взгляд из-за белой маски остановился на нем. Нет, Эрик не хотел умирать. Что за странный человек? Венец подозрительно поглядывал на Иви, которая теперь шла рядом с Эриком и тихо с ним разговаривала. Даже если он был необычным человеком, заслуживающим определенного внимания, Иви, по мнению Франца Леопольда, слишком уж им интересовалась. Это можно было назвать влечением. Франц Леопольд почти желал, чтобы эта ночь закончилась смертью Эрика. Ни в коем случае он не хотел видеть его в качестве слуги среди вампиров! Нет, это было бы неудачным решением.

Его мысли были прерваны, когда Эрик внезапно остановился, словно наткнулся на невидимую стену. Он поднял руки и, словно испытывая боль, прижал их к вискам. Он достиг запретной области Пирас.

Эрик сделал еще один решительный шаг вперед, застонал и вновь отшатнулся назад. Иви подошла к нему еще ближе и прошептала ему на ухо слова, от которых напряжение отпустило его тело.

Франца Леопольда захлестнула такая волна гнева, что он удивился. Проклятье! Она была всего лишь нечистокровной! Он выше ее! И вообще, Эрик лишь человек. Глупый, хрупкий человек с отрезком жизни едва ли длиннее, чем у крысы. И такой же незначительный, как этот мохнатый грызун. Прожил, умер и забыт.

Иви поставила коробку и положила руки на талию Эрика. Ее губы шевелились, в то время как она мелкими шагами подталкивала его вперед. Его тело вновь содрогнулось, словно от удара, и Франц Леопольд уловил волну боли, которую Призрак перенес с невероятным мужеством. Он все еще не испытывал страха, хотя эта аура должна была повергнуть его в панику. Сделав пять шагов, Эрик снова расслабился. Боль отступила. Он отряхнулся, словно пес, и выпрямил спину.

— Все в порядке, — заверил он Иви, озабоченно наблюдавшую за ним. — Тебе больше не обязательно быть рядом.

Но Иви и дальше шла, держась так близко от него, что их руки соприкасались. Первого озадаченного Пирас, которого они встретили, она отправила в проход забрать оставленные там коробки. Наверное, он был слишком удивлен, чтобы возражать.

Иви вывела Призрака на середину зала. Когда Лучиано заметил их, у него вырвался изумленный возглас. Он сделал к ним навстречу пару шагов, потом вспомнил, что обижен на Иви, и в нерешительности остановился. Сеймоур, напротив, бросился к ней и пристроился рядом. Они стояли там неподвижно, в то время как в зале воцарилась мертвая тишина. Между тем уже каждому вампиру стало ясно, что происходит нечто необычное. Они сомкнулись вокруг друзей и их человеческого спутника и безмолвно смотрели на них. Их враждебность окутала маленькую группу, хотя Франц Леопольд предполагал, что многие из них знали Призрака или, как минимум, слышали о нем. Несмотря на это он был человеком, и Иви помогла ему преодолеть защитный барьер. Францу Леопольду внезапно стало ясно, что враждебность была направлена скорее на наследников, чем на пришельца. Эту проблему можно было устранить быстро и навсегда, но что делать с наследниками других кланов, которые находились здесь, учились у них и привели к ним врага? Необычное, внушающее опасение чувство поднялось в душе Франца Леопольда, когда он уловил мысли некоторых Пирас.

Они все еще подозревали, что не стоило доверять другим кланам, и вот получили новое доказательство этого. Именно поэтому на протяжении столетий семьи вампиров враждовали между собой. Не в одной голове росла убежденность, что идея с академией потерпела неудачу и пришло время выступить против кланов-предателей.

Франц Леопольд тронул Иви за плечо.

«Да, я тоже чувствую их недоверие и возрастающий гнев».

«И что ты думаешь предпринять?» Его злило то, что нервозность просачивается в его мысли. Он нетерпеливо схватил Иви за руку.

«Я объясню им».

Франц Леопольд фыркнул.

«О да, бесспорно, они производят впечатление существ, способных прислушаться к доводам разума. Или все же нет? Может, они предпочтут сразу разорвать нас на маленькие кусочки?»

Иви покачала головой. «Нет, не бойся, они не дикие звери».

«Я не боюсь, даже если и считаю их таковыми!»

— Что случилось? — Господин Люсьен прервал их безмолвную беседу. Он протиснулся между Себастьеном и двумя другими членами клана и пронзительно посмотрел на юных вампиров и их спутника.

— Что это значит? — Он тоже выглядел более враждебным, чем когда-либо.

Франц Леопольд почувствовал подавленное состояние Алисы и возрастающий страх Лучиано. Иви, напротив, оставалась на удивление невозмутимой.

— Это не является предательством, господин Люсьен, могу вас заверить. Это необычное средство в борьбе против бедствия, ночь за ночью крадущего жизни вампиров!

Франц Леопольд прислушался к чувствам Пирас. Убедили ли их слова Иви? На какое-то время недоверие смешалось с гневом. Вампиры плотнее сомкнулись вокруг них, но вождь протестующе поднял руку.

— Говори дальше! — потребовал он.

Лицана поспешила объяснить суть дела. Она не надеялась на то, что у раздраженных Пирас хватит терпения, чтобы выслушать пространные объяснения.

— И теперь мы должны при помощи его алхимических приспособлений проводить в наших пещерах какие-то опыты? — повторил господин Люсьен и немного растерянно поморщился.

— Да. Мы начнем оттуда, где рассыпались первые старейшины, — настаивала Иви. — Если Эрик выяснит, в чем причина, мы найдем и противоядие.

Господин Люсьен окинул взглядом все еще гневные лица вокруг себя. Они не слышали или были слишком глупы, чтобы понять слова Иви? Франц Леопольд почувствовал, как его тело расслабилось.

— Пропустите их, — приказал вождь. — Держитесь подальше от человека и позвольте ему проводить свои опыты, но следите за каждым его шагом и сразу же доложите мне, если что-то обнаружится.


НЕВИДИМЫЕ ВРАГИ | Власть тьмы | БЕГСТВО