home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


БЕГСТВО

Иви поклонилась господину Люсьену, взяла Эрика за руку и провела его мимо Пирас, которые все еще стояли вокруг них стеной. Лицана не колебалась, и вампиры позволили ей пройти. Франц Леопольд и Алиса последовали за Иви и Призраком, держа коробки. Лучиано забрал у Пирас одну из коробок и пошел с друзьями. Очевидно, он решил отложить свою обиду на потом, когда уже не будет риска пропустить что-то интересное. Сейчас он предпочел оказаться на месте событий.

После того как они спустились по лестнице вниз, Иви отвела Призрака в другой конец пещеры, где в углублении стояли гробы старейшин, ставших первыми жертвами коварного покушения.

— Здесь?

Иви кивнула. Эрик вытащил из первого ящика две лампы, которые испускали очень яркий свет, и поставил их по кругу. Его глаза в прорезях маски искрились красноватым светом, как у вампира.

«Возможно, он не совсем человек, — подумал Франц Леопольд. — Скорее это наполовину человек, наполовину создание ночи».

Эрик бросил короткий взгляд на Пирас, наблюдавших за ним из противоположного конца пещеры, а затем полностью сконцентрировался на своей задаче. Он медленно вошел в углубление и стал искать приметы, которые натолкнули бы его на след смертоносного агрессора.

— Без цвета и без запаха, — тихо сказал он.

Внезапно Эрик остановился, нагнулся к задней стене, а затем опустился на колени. Стена состояла из природного известняка, но некоторые области были выложены из обтесанных блоков. Эрик скользнул ладонью по камню, почти не прикасаясь к нему.

Его движения были спокойными и выверенными. Он систематически исследовал стену, все более сужая область поиска, пока наконец не замер возле одной точки. Призрак повернул голову и посмотрел на Иви, которая сразу же поспешила к нему.

— Ты что-то нашел?

— Я не уверен. — Он закашлялся. — Посмотри вон на ту щель в скале и на те маленькие кристаллы, которые ее образуют.

Иви опустилась рядом с ним на колени. Эрик взял ее руку и поднес к едва заметной трещине, на которую он ей указал. Франц Леопольд едва не бросился к ним, чтобы вырвать у Призрака руку Иви. Однако он почти сразу же сумел подавить этот импульс. Он больше не интересовался Иви. Пока этот человек ей ничего не сделал, нет смысла поднимать шум.

— Ты что-нибудь чувствуешь? — спросил Эрик. — Ваши чувства сильнее моих.

Он задрожал и снова закашлялся.

— Дуновение ветра, — сказала Иви спустя мгновение. — Снаружи в пещеру.

Призрак кивнул. Очевидно, она дала ему тот ответ, который он хотел услышать. Эрик поднялся и взял принесенный Лучиано ящик, вытащил какую-то странную аппаратуру со стеклянной колбой и шнуром зажигания. Затем отковырял небольшой кристалл. Некоторые из кристаллов были светлыми, на других образовался красноватый налет. Франц Леопольд не мог как следует рассмотреть, что делал Эрик, только понял, что тот смешивает различные жидкости. В некоторых трубках они растворялись, в других нет. Призрак опять закашлялся, на этот раз так мучительно, что Франц Леопольд подумал было, что того сейчас стошнит. По-видимому, Эрику было плохо. Его дыхание участилось, словно от бега, но он продолжал работать.

Теперь Эрик взял из своей коробки маленький кусок металла медного цвета и капнул на него немного раствора. Образовалось серебристое пятно. Призрак медленно кивнул. В конце он взял немного красноватой пыли и на широкой белой ложке погрузил ее в пламя. Франц Леопольд увидел серебристое свечение. Призрака окутал едкий дым.

Воцарилась тишина. Голоса изменились. Любопытство и полное надежд ожидание пришло на смену злобе и ненависти. Все глаза были устремлены на Призрака, пока он отставлял в сторону оборудование и гасил пламя. Эрик поднял прикрытое белой маской лицо.

— Ты теперь знаешь, как называется вещество, которое нас уничтожает? — задала Иви вопрос, который вертелся у всех на языке.

Эрик кивнул.

— Да, это давно известный сильный яд. Он действует незаметно и не имеет запаха, распространяется через почву и скапливается в углублениях. Некоторые доктора используют его в лечебных целях, многие современные врачи, наоборот, перестали его использовать, признав вредным и опасным.

— Как он называется? — спросила Иви, и Франц Леопольд мог только удивиться ее неизменному спокойствию. Он с удовольствием встряхнул бы Призрака и заорал, чтобы тот наконец рассказал им все. Что ж, возможно, это была его месть за их враждебность. Призрак наслаждался моментом и старался его продлить.

— Интересное вещество, — сказал Эрик и злобно усмехнулся. — Оно было известно еще в старину, и его за столетия до рождения Христа описал Теофраст[12]. Греки называли его hydrargyrum — жидкое серебро, а Парацельс добавлял его в свои мази. Оно пережило Ренессанс, когда сифилис, придя из Испании, распространился по Европе.

Алиса вскрикнула и закрыла рот рукой. Франц Леопольд бросил на нее изумленный взгляд.

— Ртуть, — прошептала она.

Франц Леопольд был впечатлен. Он не ожидал, что Алиса обладает такими познаниями. Как у нее это получалось? Ведь, в отличие от Иви, у нее не было столетий, чтобы приобрести знания.

Эрик с уважением кивнул.

— Да, живое серебро, такое красивое и такое коварное! И как мы сейчас установили, вредное не только для людей.

Он снова закашлялся.

— Это единственный металл, который пребывает в жидком состоянии при нормальной температуре. Но он очень легко превращается в газ.

— Бесцветный, беззвучный и смертельный, — изумленно сказала Алиса, и внезапно ей стало ясно, как это произошло.

Ее охватило возбуждение. Она подбежала к Эрику и разложила на полу карту Малколма, так, что оказался виден участок под Валь-де-Грас. Франц Леопольд и Лучиано тоже приблизились. Алиса указала на место, на котором неопределенная область переходила в четкие линии.

— Посмотрите. Стена не должна быть очень толстой. И как раз там, за этой стеной, должен располагаться вентиляционный канал, построенный людьми. Готова поспорить, что они распыляют газ через этот канал. Пусть я никогда больше не встану из гроба, если это не так!

— О, это желание может быстро исполниться. Думаю, достаточно будет на пару дней поставить твой гроб рядом с этой трещиной. — Франц Леопольд, однако, не улыбнулся при этих словах.

Эрик склонился над картой и провел пальцем вдоль канала. Он вел в обход пещеры, пробивал стену к югу от нее, еще один отрезок шел прямо и заканчивался на символе большого здания.

— Госпиталь Кошен, — сказал он. — Да, все сходится.

— Там ртуть, — взволнованно добавила Алиса. — Люди используют ее для лечения больных сифилисом.

— И заодно травят пару-другую вампиров. Как практично, — саркастически добавил Франц Леопольд.

— Да, все нити сходятся в этом месте, — заговорила Иви. — Как мы с Малколмом сегодня узнали, охотник на вампиров Кармело ходит туда каждую ночь. Я готова поспорить, что в госпитале мы найдем господина Тибо, если люди еще не избавились от него.

— Ты думаешь, что они испытывали действие ртути на вампирах? — спросила Алиса очень тихо.

Иви серьезно кивнула.

— Да, я так думаю.

Обе повернулись к Пирас, которые все еще наблюдали за ними, стоя у входа.

— Должны ли мы сказать им об этом? — неуверенно спросила Алиса.

Иви отрицательно покачала головой.

— Я предлагаю сообщить им о ртути и о вентиляционном канале, который здесь проходит. Они должны уничтожить машину, которая подводит сюда яд. При помощи карты они найдут подземное помещение в одном из соседних зданий Кошена. А мы, между тем, увидим, можно ли еще спасти господина Тибо.

Она обратилась к Эрику, чье тело содрогалось от спазмов. Он задыхался и кашлял.

— А ты, дорогой друг, поспеши покинуть это смертельное место. Мы у тебя в долгу и благодарим тебя. Иди наверх на свежий ночной воздух и выдохни яд из своих легких. Я надеюсь, это не будет иметь последствий для твоего здоровья.

Эрик взял руки Иви в свои.

— Твоя забота трогает меня. Приходи поскорее снова. Я хотел бы сыграть тебе свое новое произведение. Ты всегда желанный гость в моем доме.

Он краем глаза посмотрел на Алису, которая в ожидании подошла ближе. Франц Леопольд выглядел так, словно собирался отпустить очередную колкость.

— Я буду рад видеть тебя и твоих друзей. — Эрик кивнул Алисе. — Столько книг ожидают возможности поделиться с тобой своими тайнами.

«Тайнами о вампирах и о румынском клане, который больше не должен существовать», — мысленно продолжил Франц Леопольд.

Латона проскользнула в процедурную, заставленную деревянными коробками, и потушила свет. Еле дыша от волнения, она прижалась к двери, в которой оставалась маленькая щель, и уставилась в темноту. Девушка абсолютно ничего не могла разглядеть в коридоре и знала лишь, где находится господин Тибо. Действительно ли он что-то слышал? Определенно. Чувства вампира были обострены, даже в его теперешнем состоянии. Но, возможно, он перепутал направление шагов. Возможно, они шли не сюда?

Надежда скоро покинула ее. Теперь и Латона смогла расслышать голоса и звуки шагов. Незнакомые мужчины. Но разве среди них не было одного, которого она знала? Она напряженно прислушалась, но не смогла различить его голос. Мужчины приблизились к двери. Латона услышала, как один из них удивленно отметил, что дверь не заперта. Помимо ее воли рука девушки потянулась к дядюшкиным ключам, лежащим в кармане.

Дверь открылась, и луч света озарил коридор. Латона прижалась левым глазом к щели и увидела нескольких мужчин, входящих внутрь. Но где же вампир? Затем она услышала голос, который предпочла бы не слышать.

— Осторожно! — закричал дядя Кармело, — Защищайте шею!

Ее гнев был так велик, что пересилил восхищение остротой его восприятия. Как он осмелился? Как он мог нарушить свою клятву, запереть вампира и мучить его?

Латона увидела фигуру, набросившуюся на изумленных мужчин. Свет погас. Поняли ли они вообще, о чем предупреждал их ее дядя? Они не отреагировали. Не бросились бежать, не попытались защититься. Это не было похоже на попытку отчаявшихся людей спасти свою жизнь. Это была очень простая задача для господина Тибо. Нет, Латона не могла этого позволить. Разве он не пообещал ей не нападать на людей? Она проигнорировала голос, напомнивший ей о том, что это обещание касалось только его спасительницы.

Латона услышала, как один из мужчин застонал. Запахло кровью, затем на пол упало тело. Был ли этот мужчина мертв? На мгновение девушка подумала о возмездии. Зачем ей вмешиваться? Они это заслужили! Что она вообще могла сделать?

Другой мужчина испустил полный боли крик, который победил злобный голос в ее голове. Латона зажгла лампу и осветила проход. Она увидела человека на полу, неподвижно лежащего в быстро увеличивающейся луже крови, вампира, который уже схватил вторую жертву, и четырех мужчин, застывших с открытыми ртами. Ее дяди там не было.

Латона бросилась к вампиру.

— Отпусти его немедленно. Ты же обещал! — закричала она вне себя от гнева, вытеснившего все другие чувства. Она ударила господина Тибо кулаком, а другой рукой подняла лампу по выше, чтобы ослепить его.

Латона сама удивилась тому, что вампир, объятый кровавой жаждой мести, все же обратил на нее внимание. Он отпустил свою жертву и повернулся к Латоне. Его лицо, запачканное кровью, выглядело устрашающе. В его взгляде светилось безумие, но когда он заговорил, его уже не такой хриплый голос звучал спокойно.

— Я ничего не обещал. Вспомни! Я лишь сказал, что клянусь не трогать мою спасительницу, не более того. Ты действительно хочешь помешать мне восстановить свою силу, которую они у меня отняли?

Что она могла на это сказать? Латона молча опустила кулак. Мужчина слабо задергался в руках вампира. Кровь текла из двух отверстий в его горле и исчезала за воротником, который из белого стал красным. Вампир не обращал внимания ни на свою жертву, ни на Латону. Его взгляд остановился на чем-то за ее спиной. Его глаза сузились.

Латона обернулась и посмотрела на дядю, державшего в руках два длинных острых прута, которые в свете лампы опасно отливали серебром.

— Дядя Кармело! — выдохнула Латона.

— Есть что-то, что я должен знать о нем? — спросил господин Тибо тихо.

Латона кивнула.

— Он охотник на вампиров. И очень хороший охотник.

Вампир скорчил гримасу.

— Что-то подобное я и предполагал. Мне было ясно, что он не принадлежит к числу ученых. Он охотник. Пришло время исчезнуть.

Вампир бросил свою бездыханную жертву на пол. Его рука вытянулась вперед и обхватила Латону за талию. Девушка была так удивлена, что даже не вскрикнула. Чеснок! Почему проклятый чеснок не смог ее защитить?

Господин Тибо, похоже, прочел ее мысли, потому что прошептал ей на ухо:

— Увы, но ты его потеряла.

Латона отыскала взглядом связку чеснока, которая валялась на пороге у открытой двери, но тут вампир вырвал лампу у нее из рук. Она разбилась о каменный пол и погасла.

— А теперь давай посмотрим, как нам выбраться из этого негостеприимного места.

Ноги Латоны оторвались от пола. Вампир поднял ее без усилий, словно куклу, и так сжал руками, что у нее перехватило дыхание и она даже не смогла закричать.

— Нет, господин охотник на вампиров, сегодня ты меня не получишь, — услышала она шепот господина Тибо.

Затем Латона почувствовала, что он прижимается к стене. Протестующий крик ее дяди все еще висел в воздухе, когда они уже достигли выхода и нырнули в освещенный коридор. Тяжелая металлическая дверь захлопнулась за их спинами, табличка с запрещающим знаком соскользнула со своего места.

И вот они уже на лестнице. Вампир перепрыгивал через три ступеньки. Латона предпочла не думать о том, какими еще способностями он обладал. В это мгновение ей пришлось сконцентрироваться исключительно на дыхании, ведь он все еще сжимал ее, словно тисками.

Господин Тибо побежал вдоль следующего коридора, с одной стороны которого располагались окна, выходящие во двор. В конце коридора находилась дверь, вероятно закрытая, но это не могло остановить вампира. Он ударил ее плечом, и она, раздробленная, выпала из рамы. Один гигантский прыжок, и они оказались снаружи.

Их окутала холодная ноябрьская ночь. Латона, с трудом преодолевая давление в груди, зашлась кашлем. Похоже, господин Тибо только сейчас заметил, что едва не раздавил ее. Давление стало слабее, и девушка почувствовала под ногами камни мостовой. Она выдохнула и закачалась, однако вампир крепко держал ее за руку, пока она не восстановила равновесие.

— Как ты собираешься отсюда выйти? — спросила она между двумя вздохами. — Стена высокая, и здесь есть сторож.

Вампир усмехнулся.

— Ни стены, ни охранники не смогут меня остановить. Кроме того, мы пойдем по-другому.

— Мы? — повторила Латона робко.

— Да, мы. Ты же не захочешь остаться в этом неприветливом месте? Или ты желаешь объясняться со сторожем и, вполне возможно, быть им задержанной?

Она не осмелилась ответить, что объяснения с охранником кажутся ей менее опасными, чем дальнейшее пребывание в обществе вампира. К тому же господин Тибо уже схватил ее за руку и потянул за собой. Хватка была не такой сильной, а шаги стали медленными, тем не менее Латоне вряд ли удалось бы вырваться и убежать, даже если бы она и попыталась это сделать. Она с удивлением ощущала внутри щекочущее чувство, которое никак нельзя было назвать страхом. Куда ведет ее вампир? Неужели она испытывает любопытство? Она, должно быть, сошла с ума!

— Нам нужно вниз? — Она все же была немного взволнована.

— Конечно. Ты беспокоишься о своем платье?

Скорее о своей жизни, подумала Латона, молча наблюдая, как он обеими руками схватил решетку и надавил на нее, но та не сдвинулась с места. На лице вампира отразилось сначала недоверие, а затем гнев.

— Я стал слабым и беспомощным, как человеческое дитя! — прорычал он.

«Ну, я бы так не сказала», — подумала Латона. У нее перед глазами все еще стояла картина: вампир впился в беспомощно дергающегося ученого.

— Принеси мне железный прут, там внизу.

Латона повиновалась. Она спрашивала себя, поступала ли она по собственной воле или вампир каким-то образом зачаровал ее. Это было ненормально!

— Пожалуйста.

Латона протянула ему прут. Вампир подсунул один конец под решетку и, как на рычаг, надавил на него одним сильным движением.

— Можем идти, — сказал господин Тибо. Он заметил колебание Латоны. — Я пойду вперед. Там, внутри, немного сумрачно для твоих глаз.

Сумрачно? Там было темно, как в могиле. Она не могла разглядеть собственную руку, даже поднеся ее к глазам!

Но вампир продолжал тащить ее за собой.

Дверь захлопнулась, и снова стало темно. Кармело стоял, держа в руках оба серебряных прута, и растерянно моргал. Он не ошибся? Вампир похитил его племянницу?

Этого просто не могло быть. Латона была в своей комнате в отеле и читала один из романов Золя, Дюма или Гюго, которые она поглощала, словно сладости. В двух книжных лавках на улице Риволи их приветствовали как постоянных клиентов и баловали: его коньяком, а молодую даму — конфетами. Его инстинкт, должно быть, обманул его.

И все же это был ее голос, и он узнал ее силуэт в свете лампы, прежде чем вампир опрокинул ее на пол. Но что она делала здесь, в госпитале Кошен? Как она проникла внутрь и зачем? Ее слова прозвучали так, словно она была знакома с вампиром. Как, черт возьми, его племянница могла познакомиться с парижским вампиром?

Кармело растерянно покачал головой. Он недооценивал Латону и мало о ней заботился. Его цель наконец-то заработать достаточно денег, чтобы иметь возможность наслаждаться покоем где-нибудь в Англии в уютном коттедже за городом, слишком завладела им и отвлекла внимание от всего остального. А ведь ему следовало быть более подозрительным. Он достаточно хорошо изучил свою племянницу, чтобы знать: она любопытна и настойчива. Ее кажущаяся уступчивость должна была прозвучать как сигнальный колокол, за которым всегда следовала какая-нибудь хитрость.

От мрачных мыслей его отвлекли взволнованные мужские голоса. Кто-то выругался, затем зажегся свет. Два тела лежали на мокром от крови полу. Одно, должно быть, принадлежало химику. Он лежал тихо, в странной, неестественной позе. В его горле зияла дыра, из которой струилась кровь. Даже с такого расстояния Кармело смог разглядеть, что ему уже нельзя помочь. Вторым был Вире, отец жадного до наук мальчика, который пару раз присутствовал на их встречах. Вире со стоном ворочался на полу и прижимал руку к горлу. Сквозь его пальцы текла ярко-красная кровь. Вестфаль и зоолог склонились над ним, чтобы осмотреть рану, в то время как юный Мартель держал лампу.

— Артерия повреждена! — воскликнул доктор Вестфаль. — Мы должны следить, чтобы он не потерял еще больше крови, и готовиться к срочной операции. Мартель, подойдите сюда. Жирар, возьмите мой платок и прижмите его к ране. Да, так крепко, как только можете.

Кармело не знал, насколько плохо обстояли дела. Хотя в любом случае он не мог ему помочь. Врачи в госпитале больше подходили для этого. Его задача заключалась в другом. Он взял оба прута в одну руку, подбежал к двери и распахнул ее. По дороге он выхватил из крепления маленькую лампу и устремился вверх по лестнице. Куда побежал вампир? Определенно наружу. Кармело заспешил вдоль по коридору, пока не увидел выломанную дверь. Он был на правильном пути. Охотник бросился в окутанный ночью двор и огляделся. Он и надеялся увидеть где-нибудь Латону, и боялся, не зная, в каком состоянии ее обнаружит. Что вампир собирался с нею сделать? Захватил ли он ее в качестве заложницы, чтобы беспрепятственно покинуть окруженную стеной территорию госпиталя? Но это же не тюрьма! И Кармело сомневался, что меры предосторожности, предусмотренные в местах заключения, могли бы остановить вампира. Зачем он взял ее с собой? Чтобы по дороге набраться сил, выпив ее крови? Или чтобы расквитаться за всю ту боль, которую ему причинили? Знал ли он, что Латона племянница охотника на вампиров?

Кармело почувствовал, как у него сдавило горло. Может, он взял ее с собой, чтобы сделать одной из них? От этой мысли охотнику на вампиров сделалось дурно. Но сожалеть было слишком поздно. Он нарушил клятву. Латона сотни раз напоминала ему о его обещании и предостерегала его. Теперь ему придется заплатить за содеянное.

Мысли роились в голове у Кармело, пока он исследовал двор в поисках подсказки, куда вампир утащил его племянницу.

— Думай! — приказал он себе. — Куда он мог улизнуть?

В темноту. Под защиту собственного мира. Тут Кармело заметил выломанную решетку. Кармело, недолго думая, полез в шахту и очутился на дне узкого колодца, где в большом коллекторе скапливалась грязная вода, поступающая из госпиталя, которая затем сливалась. Он прислушался, однако, кроме журчания, не смог ничего уловить.

Кармело стремительно последовал вдоль по коридору, пока не очутился у первого разветвления. Охотник на вампиров выругался. Какие шансы у него найти Латону в этом лабиринте? Это был мир вампиров. И на их стороне были все преимущества. В растерянности Кармело осветил проход. По правому каналу вода текла дальше. Левый немного поднимался и был, за исключением крохотного ручейка, сухим. Кармело еще раз осмотрел оба канала. Куда вампир понес Латону? Тут в левом проходе он увидел мокрый отпечаток ноги. Сюда! Кармело начал преследование. Он услышал их шаги.

В ушах у Латоны зашумело. Она быстро перестала ориентироваться в пространстве. Девушка замечала, когда вампир менял направление, но не могла сказать, идут ли они на север, на юг, на восток или дальше на запад. Вначале они шли по сточному каналу, об этом Латона догадалась по запаху, но потом стали спускаться глубже. Почва стала сухой, и пахло теперь лишь влажным камнем. Иногда Латона слышала, как капает вода, затем ее овевал порыв воздуха. Вампир не останавливался, но стал все сильнее покачиваться. Девушка почувствовала, как он дрожит. Что он сделает, если его силы и дальше будут слабеть? Воспользуется ли он источником молодой, набирающей силы крови, который по-прежнему тащил за собой? Латону волнами окутал страх. Она постаралась взять себя в руки и подавить панику, но ей это не удалось. Если бы она хотя бы могла видеть! Кромешная темнота лишала ее самообладания. Латона почувствовала, как начинает дрожать всем телом. Как она могла надеяться, что он этого не заметит? Разве страх жертвы не был тем импульсом, который заставляет хищника перейти в нападение?

Вампир остановился так неожиданно, что Латона врезалась в него. Он пошатнулся. Был ли он настолько слаб, что она смогла бы вырваться?

Он тихонько хмыкнул.

— Ах, я это чувствую. Мужество возвращается к тебе. Добавлю, выступивший от страха нот не лишает меня аппетита, но сейчас будь спокойна. Ты это слышишь? Это должно внушить тебе надежду!

Он замолчал, а Латона затаила дыхание и прислушалась. Что он имел в виду? Отдаленный треск и шорох, шум воды и шелестящий поток воздуха. Затем она услышала это. Шаги. Торопливые шаги, которые внезапно стихли. Сдержанное бормотание. Проклятье? Там, вдалеке, разве это не был луч света?

— Он не знает, по какому проходу ему пойти, ну а теперь он больше не может услышать твоих шагов, — прошептал вампир.

Кто он? Дядя Кармело, который преследует их по подземному царству? На это он вполне был способен. Он пришел, чтобы спасти ее. Он пришел, чтобы уничтожить вампира, который ничего ей не сделал, по крайней мере пока. Голова Латоны начала гудеть. Что ей делать? Она освободила вампира из его мучительного плена. Хотелось ли ей, чтобы Кармело уничтожил его теперь? Но что случится с ней, если она позволит еще глубже увлечь себя в этот подземный мир тьмы? Будет ли это означать ее смерть или даже начало беспокойного существования в вечности?

Малколм, пронеслось у нее в голове. Тогда она будет такой же, как он. Она сможет уйти за ним и разделить с ним его ночи. Откуда тогда этот страх? Что, если господин Тибо просто убьет ее и бросит здесь ее тело? Тогда все будет потеряно.

Прежде чем она успела обдумать последствия, из ее уст вырвался жалобный стон. Не очень громкий, однако их преследователь, похоже, услышал его и продолжил путь. Вампир отпустил девушку. Он издал звук, который прозвучал скорее обреченно, чем гневно. Господин Тибо отшатнулся к стене. Послышался странный треск, словно разбился глиняный кувшин. Что-то упало на пол. Свет, который раньше Латона скорее угадывала, теперь приблизился в сопровождении быстрых шагов и разогнал темноту. Латона распахнула глаза. Она увидела большую, напоминающую комнату пещеру, которая после широкого прохода расходилась в трех направлениях, но стены ее состояли не из естественной скальной породы и не были выложены камнем. Там было что-то сложено. От пола почти до потолка и дальше, куда достигал луч света. Латона зажмурилась. Ее возбужденная фантазия, должно быть, сыграла с ней злую шутку. Это просто невозможно. Девушка увидела, как несколько крыс суетятся у ног господина Тибо, но не они были причиной, вызвавшей в ней ужас. Это был предмет, валяющийся рядом с его ногами: человеческий череп. Никаких сомнений. Вокруг громоздились другие черепа и тысячи костей. Перед глазами Латоны возник чудовищный сценарий: сотни вампиров, наслаждающиеся праздничным пиршеством, и человеческие тела, громоздящиеся вдоль стен. Латона отшатнулась, прижалась спиной к одной из куч и оказалась погребенной под грудой костей. Защищаясь, она подняла руки, зажмурила глаза и закричала так, что у нее зазвенело в ушах.


АЛХИМИЯ | Власть тьмы | МАЛКОЛМ И ЛАТОНА