home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 3. Сталкер. Аннигиляция.

    АННИГИЛЯЦИЯ (от позднелат. annihilatio - уничтожение, исчезновение) процесс взаимоуничтожения друг другом; один из видов превращений элементарных частиц, происходящий при столкновении частицы с античастицей. При аннигиляции частица и античастица исчезают.

       Слякотно и тихо поутру

       Пасмурное небо у себя в сторонке

       Плачет под унылую струну,

       Скрипки что в руках у маленькой девчонки

       Шелест листьев вторит ей - Люблю!

       День шестой: в поисках ренегата Кастета

       Утро: 9 часов 39 минут

       Вертолет трясло и подбрасывало, будто на дорожных ухабах: мы подлетали к центру. Вцепившийся пальцами в штурвал пилот с переменным успехом выравнивал по горизонту почти неконтролируемую машину.

       - Это еще что, - проговорил он сквозь зубы. Вот сейчас начнется самое интересное, - добавил он и перевел ручку форсажа на себя. Насосы заработали на-полную. Машина, получив порцию керосина, взревела и, уйдя в пике, понеслась на предельно малой высоте над песчаной поверхностью, где десятками блуждали смерчи.

       Каждая такая смертельная воронка без особых усилий могла проглотить нас, попадись мы в ее открытое жерло. Наша группа сидела непривычно тихо. Все словно обмерли, вслушиваясь в опасную песню смерчей, доносившуюся то по левому, то по правому борту вертолета. Казалось, замешкайся пилот хоть на секунду, переведи штурвал не в то положение на градус ниже или левее - вот нас и накрыло бы губительной силой, из которой уже не вырваться живыми. Но ему все было нипочем. С железной уверенностью он нырял из одного пике в другое, вытаскивая многотонную машину из немыслимых углов поднимая из сваливания, уводил из-под ее стального носа очередную угрозу, не имея ни малейшего шанса на ошибку.

       - Откуда они здесь? И почему их так много? - спросил я, изрядно ища ответ на этот вопрос в своей голове и не находя объяснений немыслимому количеству смерчей возникающим вновь и вновь перед нами.

       - Сильно заряженный воздух, переизбыток аномалий. Все это образовывает завихрения, которые и формируют смерч. Некоторые из них даже не гаснут. Они подпитываются энергией, блуждая от аномалии к аномалии.

       С каждым километром ближе к саркофагу, я заметил, как росли и смерчи. Одни уже были высотой с пятиэтажный дом, а другие еще выше. Я не понимал, почему пилот нарочно жмется к земле. От безумной силы этих исполинов вся земля под нами была обволочена покрывалом пыли, скрывающим истинное расстояние до земли. Приборы от возросшего электромагнитного поля образовавшегося вокруг Припяти сходили с ума, показывая ложные данные. Тревожный сигнал, сообщающий толи о предельной высоте толи, о возникшей неполадке выл, не замолкая ни на секунду. Частенько слышалось, как об фюзеляж бились крохотные камешки, которые вместе с поднятой пылью летели в нас. Того и гляди один такой мог повредить несущий винт или пробить топливный бак и тогда неминуемый конец. Но пилот почему-то уперто правил все ниже к земле.

       - Почему так низко?! Нужно попробовать пролететь над ними!

       - Сдурел что ли! Выше никак нельзя! Молния ударит: тогда точно конец! Вон там я вас высажу, - пилот указал на плоскую крышу дома.

       Высадив нас на крыше, пилот развернул свой вертолет и улетел в сторону базы.

       10 часов 10 минут:

       Дальше вел следопыт Курт. Он вел нас к северу. То он кидал гайку, то припадал к земле и принюхивался будто собака. Выходит Бабушкин не обманул насчет его животных способностей. Покажи мне такое раньше - покрутил бы я пальцем у виска, а в Зоне этому даже не удивляешься. Он много не говорил и ничего не объяснял, будто своим молчаньем пытался компенсировать нашу излишнюю говорливость. Иногда он останавливался, будто чуя что-то. Когда же беда уходила, снова вел нас вперед. В очередной раз мы встали, не доходя до пересечения Фрунзенской и Большевиков.

       - Что-нибудь есть? - не удержался я и спросил из любопытства.

       - Нет пока, ничего нет - ответил Курт

       Позади меня назревала ссора. - Чертов дебил! Ты бы шел со своей "молотилкой" впереди - нервно огрызнулся, Фомка на Ганса когда тот в очередной раз неосторожно ткнул его в спину длинным стволом своего крупнокалиберного ручного пулемета. Одноглазый Ганс крутивший башкой то налево, то направо со скоростью вращающихся вертолетных лопастей даже при всем желании не способный охватить своим остаточным взором враждебную округу постоянно натыкался на впереди идущего Фомку. Как только впереди раздавался какой-то таинственный лязг или хруст и вся группа тут же, вслед за Куртом уткнувшись в землю, замирала, шедший последним Ганс все время запаздывал врасти в землю. То он, наткнувшись, наступая на Фомкину пятку. То и того хуже: упирался стволом пулемета ему в спину что в свою очередь не могло не заставить Фомку излишне нервничать.

       - А то, что очко на минус? - возразил Фомке, Ганс. - Ты лучше сам смотри в оба, умник.

       - Ага, в оба глаза ха-ха-ха... - рассмеялся Фуфел

       - ...Точно и не моргай, не то пропустишь самое интересное - добавил Фомка

       - Ты лучше о себе позаботься, а то вдруг меня рядом не окажется - Ганс

       - Тихо! Что-то есть - оборвал Курт.

       10 часов 41 минута:

       У входа в метрополитен существо внешне похожее на человека тащило труп вепря. Мы наблюдали, находясь в метрах ста от существа за остовом остановочной коробки. Курт приложил автомат, к плечу держа угрозу на прицеле. Остальные проследовали тому же примеру, приняв оружие наизготовку. Все ждали от существа предупредительной агрессии. Но оно было увлечено своей добычей, нежели нами. Оно не заметило нас, даже когда расстояние между нами сократилось до пятидесяти метров. Тварь пропятилась, назад мимо нас, через дорожный перекресток и дальше по Куйбышева уволакивая за собой кровоточащую кабанью тушу.

       - Говорят, у них мозги расплавились - полушепотом произнес Андрей.

       - У кого? - уточнил Фомка

       - У тех, кто не уехал. У жителей Припяти. Всех кто остался - Ганс

       - И..? - Фомка

       - Следи за своими мозгами, не то станешь таким же. И тогда мне придется тебя пристрелить.

       - Как такое может быть? Почему людей не вывезли? - Фуфел

       - Не знаю, сюда бы ученых, пускай они поломали бы головы над этой задачей. Я лишь знаю то, что знаю. Забудешь сделать укол Мозгоправки и всё. Вначале появляется слабость, видения и в один момент понимаешь, что ты уже не ты - полностью перестаешь себя контролировать, появляется желание убивать - Курт

       - Идемте дальше пока к этому парню не присоединились его друзья.

       - Эти крысы они меня раздражают - Фомка

       - А меня просто выводят из себя - Фуфел

       - Я бы их всех грохнул! - Фомка

       - Говорят: где больше крыс там безопаснее - Ганс

       - Тогда я бы шел нихрена не в эту сторону - Фуфел

       - Ладно, включаем экраны - я

       - Не вижу ничего. Путь свободен.

       - Смотри на пустельгу - Курт

       - Вижу, хоронится. Будет дождь

       Андрей занервничал. Он задрал глаза к черно-бурому небу в очередной раз, чуть было, не споткнувшись обо что-то. От неминуемого падения его удержал Курт успевший ухватить Андрея за недолеченное плечо. Хохол болезненно съежился - у него снова заныли руки.

       - Ох уж этот дождь - глубоко выдохнув, сказал он. Надо найти укрытие.

       - Хорошо бы, но где?

       Всю дорогу нам попадались изувеченные дома. Разбитые, разломанные словно хлеб, словно державшие неимоверную осаду, а ныне обессиленные от нападок и наступления смерти, смирившиеся с горьким поражением. Улица за улицей пустого города, наполненного лишь: глухим воем смерчей, визгом копошащейся тьмы серых упитанных крыс и разраженным карканьем обожженных радиацией ворон-трупоедов кружащих над обезлюдившей Припятью, проносилась перед глазами. Крыши, несущие стены домов пали под силой Зоны и не могли уже уберечь наши тела собою. Дождь вот-вот должен был начаться, а мы по-прежнему прибывали в неведение обессиленные поиском спасительного укрытия. Выматывало и то, что приходилось помнить об опасности - наткнуться на очередную угрозу в виде какой-нибудь кровожадной твари, что исключало всякую суету и принуждало вести себя осторожно.

       - Идем вон туда - я указал на жилой дом за коробками гаражей. Хохол навскидку осмотрел дом в прицел снайперской винтовки - Вроде годится.

       - Давай топаем туда!

       11 часов 20 минут: дождь.

       - Проверить дом на аномалии! Прочесать этаж за этажом! Не хочу, чтобы какая-нибудь зараза вылезла, пока мы отдыхаем.

       Группа разбилась на пары и рассредоточилась по дому, производя обход. Худая крыша дома текла, то и дело струи кислоты просачивались, то там, то здесь, но лучше, мы все равно ничего не нашли. Наилучшим для отдыха оказался третий этаж, на нижних нас могли застать животные, а на верхних мог задеть дождь.

       Хохол и Курт вернулись: - Все тихо.

       Следом приволокся Ганс: - Даже как-то скучно.

       - Где там эта парочка? - спросил я, но никто не ответил.

       11 часов 42 минуты: дождь усилился.

       Вернулись Фомка и Фуфел. - Ну, наконец-то! - сказал с облегчением Андрей, отводя ствол автомата от дверного проема который он контролировал сидя на топчане.

       - Так и пальнуть мог. Чего возились долго? Неужто заблудились? Андрей выдохнул и передернул затвор. Звук, которым автомат ответил, действовал на Андрея успокаивающе. Он смахнул со лба выступившую испарину рукавом комбинезона и совсем размякнув, развалился на старом топчане проеденным крысами. Вернувшиеся Фомка и Фуфел выглядели так, будто увидели в соседнем крыле что-то ужасное. На обоих не было лица, словно всю жизненную силу пока они ходили из них кто-то высосал.

       - Спокойно Сикорский смотри, чё мы нашли! За шкирку они втащили человека избитого во множественных кровоподтеках. Лицо походило на один синий баклажан, но он был жив. Я присел на корточки перед незнакомцем - Ты кто?

       - Давайте его прикончим вдруг он уже того - безбашеный - Фомка

       - А-а-а это вы, Сикорский. Я рад, что это вы - измученный человек. Сквозь сопли и кровь я узнал в этом человеке Рамиля ученого с базы "Чибис".

       - Не верю! Вот так встреча! - Я посмотрел на Фомку и Фуфела - Это вы его так отделали? Мне говорили, что у вас одни мозги на двоих, но теперь я жалею, что не придал этому должного значения. - Хохол доставай аптечку!

       11 часов 46 минут

       Хохол обработал раны. - Значит, мы на верном пути и "Кастет" должен быть где-то поблизости?

       - Поблизости здесь только я. Остальные ушли дальше - Рамиль

       - Зачем они оставили вас здесь? - я

       - Я сам пожелал остаться...

       - Зачем? - я

       - У Кастета есть цель - попасть на ЧАЭС, - это его цель, но не моя. Я ученый, моя цель - изучать. Здесь в мои руки попался новый материал. Что-то вроде зомби или вернее мутантов. Я сказал Кастету, что хочу остаться, и он меня понял.

       - Сколько вы...?

       - Сутки, почти - Рамиль

       - Как вы так долго продержались без "Мозгоправки"?

       - Видите ли, излучение действует на всех по-разному, скорость мутации зависит от вашего IQ. Слышали о таком? Коэффициент интеллекта, то есть, насколько вы умны. Люди с низким коэффициентом подвержены более скорому превращению. Серые клетки из-за слабого развития не способны противостоять и мутация происходит быстрее, чем обычно.

       - Ясно, то есть вы башковитый малый. Верно док? - Хохол

       - Да. По-вашему так.

       - А как же остальные? - я

       - Некоторые поддались изменениям - их сразу убили. Вначале никто не понимал, что происходит, особенно когда свои начали нападать на своих. Мы думали, что это случится со всеми. Возникла паника, но она сразу прекратилась, как только мы наткнулись на станцию "Призрак"...

       - Какой номер у базы? - я встрепенулся потому, как ничего от Бабушкина об этой базе не слышал.

       - Вроде 89

       - Секретная лаборатория.

       - Верно. Они как раз этим и занимаются, что изучают влияние Зоны на людей. Они помогли нам выжить. Они выдали нам ТХ.

       - Тогда ясно - я

       - Там мы и разделились с Кастетом

       - Тогда почему вы не остались на базе, а вернулись сюда.

       - Эксперимент - Рамиль

       - О чем это вы? - я

       - Там на базе я познакомился с ученым - доктором Алексеем Калининым. Он закончил работу над новым веществом - "Антимутагеном". Это вещество способно обратить мутацию вспять.

       - Я правильно понимаю, что из тех существ можно обратно получить нормальных людей?

       - Вы правильно поняли. Но это экспериментальный образец всего существует только одна доза. К тому же, конечный результат не ясен. Это только первый опыт. Получи мы стабильную реакцию, мутация бы обратилась вспять.

       - То есть вы ищите здесь зомби? - я

       - Я ищу годный к опыту материал - Рамиль

       - И в чем проблема? Вон его сколько, стоит только выйти на улицу - целый город.

       - Видите ли, не каждый мутант подходит. Запущенные мутацией организмы лекарство не одолеет, поэтому нужно свежезараженное тело. В этом и есть вся загвоздка. Это необходимое условие стабильности эксперимента. Измененные клетки крови должны пасть под действием вакцины и придать ей новые свойства тем самым усилив ее действие. Но подобного материала, увы, я не смог найти. Поэтому я намерен поставить опыт на себе. Моя доза "Мозгоправки" скоро угаснет главное, чтобы рядом был кто-то. Тот, кто сделает мне укол. Я вам доверяю Сикорский - он вынул из кармана ампулу с красной сывороткой и протянул мне. - Как только я видоизменюсь, подождите какое-то время и делайте укол.

       - Сикорский? Что-то мне не очень нравится эта идея.

       - Мне тоже. Если он видоизменится, то он нападет на нас, а мы что должны стоять и ждать пока сработает сыворотка или нет?

       - Не волнуйтесь, я кое-что придумал для вашей безопасности. У меня есть наручники, вы прикуете ими меня в соседней комнате так чтобы я не смог вырваться.

       - Док вы уверены?

       - Абсолютно!

       - Хорошо. Надеюсь, все будет, так как вы говорите.

       12 часов 06 минут: слабый моросящий дождь.

       Мы сделали все, так как сказал нам док.

       - Помните, что когда я прекращу быть человеком и стану одним из них, я стану в несколько раз сильнее, так что потрудитесь крепче меня пристегнуть.

       - Могли бы и не говорить - Фомка. Мы приковали доктора наручниками к батарее руки и ноги связали веревками. Каким бы он сильным не был, но эти узлы будут не под силу и ему.

       - Вы должны сделать еще одно Сикорский - взять пробы моей крови. Необходима проба до и проба после. Это необходимо чтобы увидеть весь ход изменений, но их мы сделаем позже. Мы перешли в соседнюю комнату пережидать стихающий дождь и ждать начала изменений.

       12 часов 18 минут: по-прежнему дождь.

       - Наша доза на исходе. Менее семи минут осталось - Хохол.

       - Всем сделать инъекции! Отряд Кикимора послушно выполнил приказ и вколол "Мозгоправку" Я вскрыл ампулу антимутагена и набрал содержимое в шприц. Еще два пустых шприца я приготовил под кровь.

       12 часов 33 минуты: изменений нет.

       Пришло время делать первый забор, я открыл дверь в комнату к Рамилю, тот сидел в полусогнутом положении по лицу тек пот, будто при ломке.

       - Пришли делать первый забор? - Рамиль

       -Да как вы и сказали - Я расстегнул ему рукав и взял кровь из вены. - Как вы?

       - Паршиво! Кружится голова как после сильного похмелья. Но думаю, скоро все закончится.

       - Уверен - сказал я и вышел из комнаты, закрыв дверь на железный засов.

       12 часов 38 минут: надвигается гроза.

       - Как он? - Фуфел

       - Он уже как эти, мутант? - Фомка

       - Нет, он нормален.

       Здание сильно затряслось.

       - Выброс? - спросил у меня Андрей.

       - Только его нам не хватало!

       - Нет! Это что-то другое.

       - Охренеть! - сказал Ганс, выглядывая в проломленную стену наружу. Через нас только что прошла одна из этих воронок. Глазам не верю.

       - Ладно, кажется, обошлось.

       Мы продолжили ждать, Фомка и Фуфел споря о чем-то, все время перебивали друг друга. Ганс с Хохлом ели тушенку, приготовленную тут же на костре, Курт точил нож.

       12 часов 56 минуты: гроза, сильный ливень.

       В дальнем лестничном пролете прошмыгнула чья-то тень.

       - Видели? - Курт

       - Что? - я. На этаже над нами послышалось какое-то скобление. - Всем в ружье! Принять боевую готовность!

       - Видимо их привлек запах крови нашего нового гостя - Курт.

       Тут в наше окно на третьем этаже влетает один из них - мутантов. Ганс валит его прикладом пулемета, удар точно пришелся в лоб. Ошеломленное существо упало в костер и загорелось.

       - Выбрасывай его нахрен отсюда, пока он не набросился на кого-нибудь! Хохол, находившийся рядом с Гансом, ногой врезал существу по челюсти, то опрокинулось на спину и навзничь рухнуло на пол. Фуфел из дробовика прикончил гада. Курт прислушиваясь к звукам - Он не один!

       - Ганс тащи свой пулемет к окну! Фомка бери на себя другую половину дома! Курт и Хохол берите коридоры! Фуфел....! В этот момент в другое окно влетает подобная же тварь Фуфел слету шмаляет в нее из обоих стволов, гад по инерции улетает обратно и шмякается на землю. - ...Так и продолжай! Всем к окнам! Ганс завел свой пулемет - Идут по левому краю!

       - Хохол!

       - Понял! - Хохол с помощью СВД выпустил мозги двум, третьего слегка подстрелил.

       - Эти твари безразличны к боли! Стрелять им по голове! Фомка из гранатомета завалил троих, пара подстреленных вползла на первый этаж.

       - Курт они на первом! Фуфел, следом! Одного Курт добил ножом, другого Фуфел забил какой-то арматурой первой попавшейся под руку.

       - Эти суки ползут по правому краю! Больше десятка! - Ганс перекинулся в соседний пролет для лучшего ракурса и длинной очередью снял четверых. - Двое запрыгнули на второй, еще пара на этаже над нами, остальные на первом!

       - Курт! Фуфел! Оставайтесь там у вас новые гости! Хохол давай наверх! Я на второй этаж. - Я спустился на второй. Эта тварь рылась в газетных обрывках, только я прицелился, как она заметила меня и, среагировав, отскочила в прихожую комнаты. Я ринулся за ней. Вскочил в прихожую, прошел до угла. Она сидела на разбитом кресле и, увидев меня, прыгнула, я уклонился и, развернувшись, разрядил обойму ей в след. Она замертво рухнула, окатив кровью стену. На звук приползла другая, я не успевал перезарядить обойму, выхватив из-за пояса свой ТТ. пятью выстрелами остановил зверину, после чего вернулся к Гансу.

       - Вижу еще троих по центру! Одного снял! - Хохол

       - Ганс, ты как?

       - Они на другой стороне окружают.

       - Давай туда там их больше! - я. Ганс перекинулся на другую сторону и, поставив пулемет, на попавшийся письменный стол, сменив ленту, начал палить во все что движется. Фомка побежал к Фуфелу на первый этаж, там их было полно. Вдвоем они, попеременно сменяя друг друга, разряжали обоймы по всем направлениям. Курт работал своим тесаком, добивая тех, кому все-таки сквозь шквальный огонь удавалось вползти. Ганс бил сверху Хохол с СВД сидел почти под самой крышей и выборочно метил гадов. Я помогал Гансу, некоторые твари были чрезвычайно активны, впрыгивали в окна вплоть до самого третьего этажа. - Сколько там еще этих тварей у меня патроны не бесконечные!

       - Держи! У меня еще есть.

       - Все равно этого надолго не хватит! Им даже кислотный дождь нипочем!

       - Мы же не собираемся перебить половину города!?

       - Баррикадируем двери и окна! Заваливаем проходы! Давай тащи тот хлам туда!

       Мы принялись заваливать проходы.

       - Как там наш ученый? Что-то он тих. Я отодвинул щеколду и открыл дверь. В комнате в луже крови лежало разодранное тело Рамиля. Комната была залита багровой кровью, посреди нее сидел мертвый Рамиль, нога у него рефлекторно подрагивала, елозя вывернутые наружу кишки, коими было обмотано все тело. Существо, пролезшее в окно, пока мы доблестно принимали бой, питалось его внутренностями. Я вынул гранату и, выдернув чеку, бросил в комнату и, захлопнув дверь, принялся помогать Гансу - раздался взрыв.

       - Что там с Доком? Кажется, я что-то слышал? - Хохол

       - Ему конец.

       - Тогда нахрен всё!

       - Отходим в левую половину! Скорее, отходим!

       13 часов 45 минут:

       Все стихло. Мы освободили то, что осталось от Рамиля, от наручников. И переводили дух.

       - Пока мы доблестно воевали, одна из тварей уничтожила все наши надежды.

       - Я изначально не верил в это. Все-таки надо идти за "Кастетом" - Ганс

       - Именно ради этого все и было устроено - Фомка

       - Но эта сыворотка она может спасти сотни жизней - я

       - А может и не спасти - Фуфел

       - Да точно же мы не знаем, работает она или нет - Фомка

       - Я узнаю. Я остаюсь.

       - Мы еле отбились вшестером от этих гадов. Ты хочешь остаться здесь один? - переспросил Андрей.

       - Именно. Вы продолжаете без меня. Конечный пункт Кастета вам известен, так что дорогу вы знаете, старшим будет Хохол. Я проведу, чертов эксперимент, затем догоню вас.

       - Тогда как только дождь кончается, мы уходим - Хохол

       14 часов 11 минут: дождь кончился.

       Я остался один, ребята продолжили путь без меня. Я еще долго блуждал между домов, раз чуть не наткнулся на стаю кабанов, затем чуть не сгорел в слизи. Мне уже казалось, кроме какой-нибудь очередной гадости ничего не найду.

       14 часов 28 минут: погода сносная.

       Осмотрел автомобильную свалку - ничего лишь пара собак, которых спугнул короткой очередью из АКа. Я сам не понимал, что ищу, но мне думалось, что как только увижу нечто подходящее, это чувство, оно само подскажет мне - Вот оно то, что ты ищешь. Вопрос в том: как долго придется ждать?

       14 часов 36 минут: отчаяние нарастает.

       Я забрался на стрелу желтого высотного строительного башенного крана и с высоты сорока метров в бинокль изучал местную округу. Как не странно, но все было не привычно тихо. Ни малейшей сподвижки на что-то. Даже пустельга и та тоскливо кружила в небе, словно по инерции.

       14 часов 55 минут: Быть? Или не быть...?

       Совсем отчаявшись и впав в уныние, я зашел в один из домов и сел на разбитую тахту. Откупорил фляжку - сухие треснутые губы размочила жгучая водка. Хотелось напиться, так чтоб совсем всё пропало и в невменяемом состоянии уже вколоть проклятую сыворотку себе. Неприлично свободно и непринужденно развалившись на диване, делая глоток за глотком, от меня уплывала реальность. В мозг вторгались какие-то новые звуки доселе неизвестные и непередаваемые в трезвом состоянии, и я уже хотел утонуть в них, но среди них я уловил один заблудший, один из того мира, мира реальности. Мгновенно обернувшись - я увидел на полу разбитую вазу, из сумрака комнаты выползло зомби или как говорил Док - мутант. Мой указательный палец уже лежал на спусковом курке, и мне ничего не стоило грохнуть это существо в ту же секунду. Но я медлил, передо мной стояла девочка примерно лет пяти видоизмененная, но девочка. Она тянулась ко мне, будто хотела обнять, а может вцепиться и прикончить меня.

       - Иди сюда я тебя не обижу - я отложил в сторону автомат и протянул к ней руки. - Давай еще немного. Чуть-чуть. Существо подошло, уже совсем близко, даже для своих сородичей она имела бледный вид, очевидно, давно ничем не питалась. Наверное, ее сородичи - мутанты, живущие по принципу животного мира, молодняк не жаловали, а возможно чаще и забирали даже те объедки время от времени перепадающие им с таким трудом. Она уже стояла почти впритык ко мне. - Вот видишь, а ты боялась - я провел ладонью по ее детскому лицу и поправил ей волосы. Она не вытерпела и попыталась вцепиться мне в руку. Я был готов и ждал этого момента, ухватив за ноги, я свалил ее на пол и наручниками сковал ей руки. Связав и ноги, усадил ее посередь комнаты на стул сам сел напротив. Достал из кармана шприц с пробой Рамиленой крови - Что именно это тебя привлекло? Не могу сказать, понимала ли она мою речь но, увидев кровь, еще сильней забилась в неистовой судороге. Девочка лет пяти - это именно то, что нужно. Медицине давно известно, что детский организм наиболее приспособлен для изменений. Он сильнее подвержен заражению, но и также восприимчив к излечению. Взяв ее пробу крови, следом тут же, ввел "антимутаген". Оставалось ждать и надеяться.

       15 часов 30 минут:

       Первые полчаса ничего не происходило, она все также пыталась высвободиться из наручников и напасть на меня.

       16 часов 00 минут:

       Еще через полчаса она посинела, ее затрясло, и она вырубилась, честно говоря, первое, что я думал - она умерла. Жизненная энергия покидала ее. Я проверил пульс. Он не чувствовался. Зрачки не реагировали на свет, а белки покраснели и разбились на десятки еле видимых трещин. В голову закралась дурная мысль - не сработало. Освободив от наручников и уложив ее на пол, надавливая на грудную клетку - делал ей искусственный массаж сердца. Вдруг ее безвольная голова приподнялась и изо рта вылилась непонятная слизь - она задышала. - Слава Богу! Лицо начало приобретать естественный цвет, а черты лица приобретать детское благообразие. - Неужели! Неужели сработало! Я произвел окончательный забор крови и, взяв ее на руки поволок, к точке, отмеченной на карте Дока, предположительно там и была база "Призрак".

       16 часов 00 минут: а в тоже время...

       Оставленный мною отряд "Кикимора" на тот момент подходил к железнодорожному переезду.

       - Нам прямо по железке и мы почти у цели - Хохол, сверяя путь с картой.

       - Ты лучше скажи, как нам обойти те облака сансары? - Ганс указал пальцем на низко крутящие вихревые потоки пыли.

       - Обойдем их по краю... - Курт

       - Здесь же болото! - Ганс

       - Вот поэтому там ее и нет - Курт

       - Черт крюк в пять километров. Да еще и по болоту. Ладно, идем - Хохол.

       16 часов 12 минут: по уши в дерьме.

       Курт взял длинную тростину и шел с нею, впереди проверяя путь - Ступайте след в след, иначе топь не отпустит

       Болото заросло камышом, вербами и прочими болотными кустами. Редкие островки, на которых они передыхали и останавливались, все реже и реже попадались им. Возле очередного островка Курт резко остановился и замер.

       - Что аномалия? - Хохол.

       - Не знаю.

       Тут Фомку замыкающего колонну подбросило вверх и опрокинуло в болотную жижу. Ганс, шагающий перед ним развернулся и полукругом дал очередь из пулемета. Кусты и камыши срезало будто ножом. Фомка поднялся на ноги, на защитной униформе остался след от когтей прямо в области сердца - Что за говно!

       - Заткнуться всем! Слушаем! - Курт. Нечто перемещалось вокруг группы, глухое лязганье еле доносимое возникало то впереди, то позади их.

       - Никого не вижу! - Ганс

       - Включи свой экран! - Фуфел

       - Все равно никого! - Ганс

       - Оно хладнокровное - Хохол.

       - Кто-нибудь знает что, черт возьми, происходит? Вдруг Ганс зарычал и, подкосившись, рухнул на колени, но даже так он успел вскинуть пулемет и всю "коробку" высадить в зверя.

       16 часов 44 минуты:

       Они дотащили Ганса до ближайшего островка суши, зияющая дыра в области почек источала бесконечные потоки багровых струй.

       - Доставай аптечку!!!

       16 часов 48 минут:

       - Бинтуй его! Приподними!

       - Скорее! Держи здесь! Здесь я сказал!

       - Не ори!

       - Ампулу адреналина сюда!

       - Коли в сердце! Давай!

       16 часов 59 минут:

       - Все хватит. Стоп! Стоп! Стоп! Он умер - Курт закрыл ему глаза.

       - Что оставим его здесь? - Фомка

       - Брать с собою бессмысленно мы итак кое-как шагаем. Если останемся, живы, вернемся и заберем - Курт

       - Прощай Ганс.

       - Прощай.

       17 часов ровно: время - не наш союзник.

       Я был уже близко к месту, отмеченному на карте. Бежал по равнине. Девочка лежала у меня на руках, и сипло дышала. Еще одна остановка сердца и ее детский организм бы не выдержал.

       - Главное успеть, только бы успеть - думал про себя.

       Встречный ветер плясал по равнине, прочесывая траву вдоль и поперек. На очередном рывке под ногой что-то треснуло, и я встал как вкопанный.

       17 часов 03 минуты:

       - Вот кретин не заметил, как наступил на мину. Окинув взглядом округу, не сразу заметил еле выглядывающие из земли хвостики мин. Я стоял посреди минного поля. Эти суки ученые заминировали всю местность вокруг своей базы, защищаясь от местного зверья и, одна из сотен осколочных противопехотных мин упиралась в мою подошву. Стоило только оторвать от земли ногу и, через две секунды от нас бы осталась лишь лужа крови.

       - Эй, ученые черт бы вас побрал! Слышите меня!

       Никто не отвечал.

       17 часов 05 минут:

       - Кто-нибудь, вашу мать, слышит меня! Мне нужна помощь!

       17 часов 08 минут:

       Прошло менее пяти минут, а в четырехстах метрах от нас уже стали собираться звери, словно предчувствуя скорое лакомство. Пока это были два вепря, но лишь пока чуть дальше крутилась стая собак, очевидно опасаясь вепрей, они не совались близко. В мыслях я надеялся на то, что мне удастся вынуть пистолет и завалить хотя бы одного с расчетом, что другой испугается и отступит. Но девочка на руках очень сковывала мои движенья, а значит, попытка достать пистолет, не говоря уж об автомате за спиной, ставила жирный крест на нашем будущем. Вепрь покрупнее завыл свой боевой клич, словно уступая сородичу всю грязную работу - расправу с нами. Другой словно откликаясь, начал приближаться, обходя с тыла. На очередном движении он совершил опрометчивый шаг и потревожил мину. Его вмиг разорвало в клочья. Лидер дрогнул, но не стал отступать. Он лишь переждал какое-то время и также настырно пошел вперед. В отличие от сородича этому везло больше. Он словно чувствовал каждую ловушку и обходил ее загодя. Наконец он подошел на достаточно близкое расстояние. Я почувствовал, что вот-вот и он настигнет нас в прыжке. Иного не оставалось. Вепрь тоже не блистал желанием испытывать судьбу дальше. Я заметил еле покачнувшееся в нем сомнение. Секундное замешательство перед следующим шагом.

       - Сейчас! Я изо всех сил, прыгнул в сторону, сторонним зрением замечая как мину накрывает огромная кабанья туша, принимая на себя осколки и всю силу взрыва. Нам повезло. Я повредил лишь ногу, но идти мог.

       17 часов 23 минуты: мы живы, но как, же болит нога!!!

       Девочка по-прежнему плохо выглядела. Изредка прижимаясь к ней колючей щекой, лишний раз убеждался, дышит ли она. Еще дышит и это дыханье, придавало мне сил. Благо мы уже находились недалеко и надежда, несмотря на мою раненую ногу, не покидала меня. Мы медленно прошли минное поле, и вышли к входу на станцию Призрак. Нас встретили замаскированные ворота.

       Я постучал прикладом автомата - Открывайте!

       - Что вам надо? - голос за стальными воротами

       - Я Сикорский...

       - Мне плевать кто вы! Я вас не знаю!

       - Тогда вас должно заинтересовать это! - я показал девочку в глазок видеокамеры.

       - В очередной раз разочарую вас Сикорский. Увы, я с ней также незнаком.

       - Тогда вы должны знать Рамиля, ученого с базы Чибис.

       Вдруг его голос как-то обмяк - Возможно. И?

       - Я в курсе о вашем эксперименте доктор. Я провел его! Удалось.

       - Одну минуту я открываю! Входите!

       Я чрезвычайно спешил. Мне не было дела до изучения базы. Хотя в иной обстановке от небольшой экскурсии по секретной лаборатории ни за что бы не отказался. Видел лишь то, что попадалось на глаза. Попадались отсеки напрочь заставленные стеклянными колбами с хранившимися в них местными растениями, травами, цветами. Микроскопы с пластинами неизученных бактерий, о которых я мог догадываться только по заумным названиям на пробирках. Светодиодные лампы грели почву и ласкали светом целый отсек-теплицу. Из всего увиденного я сделал вывод, что это база-лепрозорий. Вирусы, заражения, бактерии - вот три кита воспаливших мозг ассоциаций.

       - Повторите, что вы сказали? Вы его видели! - горел желанием выяснить Калинин.

       - Да я встретил его в городе. К сожалению, он мертв.

       - Эксперимент. Что с ним? Вы сказали - удалось.

       - Он завершен. Вот пробы крови - я вынул пробирки и отдал доктору Калинину.

       - Уникально! Невероятно!

       - Точные определения док, а эта девочка - есть доказательство, что препарат работает.

       - О Господи! Не может быть! Я хочу сказать, что верил в удачный исход, но не верил, что получится с первого раза. У вас истерзанная нога.

       - Ваше трижды проклятое минное поле.

       - О, простите. Это из-за кабанов. Разрешите, я вас осмотрю?

       - Некогда. Мне необходимо догнать свою группу. Док, если вам не трудно, просто выньте осколки из ноги, и я пойду дальше.

       - Конечно, как вам будет угодно.

       - Да, док. Позаботьтесь о девочке пока я хожу.

       - Непременно она ведь в своем роде просто феномен. Удивительно первый случай обратной мутации - невероятно!

       - Ей понадобится помощь. У нее никого не осталось.

       - Я окажу всевозможную помощь. Вы уверены, что с поврежденной ногой сможете догнать группу?

       - У вас есть иное предложение?

       - Дрезина.

       - У вас есть дрезина?

       - Конечно, есть! Отсюда рельсы ведут до самой ЧАЭС. Я дам свой биологический костюм, может быть, он не имеет достаточной защиты от физических повреждений, но облака сансары вам будут не помехой и вы, беспрепятственно достигните станции.

       Надев костюм и заведя дрезину, я отправился в путь.

       18 часов 22 минуты: финишная прямая.

       Отряд Кикимора напрямую вышел к станции. Похоже, Фомка совсем был плох. Его тащили на сооруженных наспех носилках. Эта болотная тварь сильно зацепила его, пробив защитный костюм.

       - Ганс, ты где? Ты прикрываешь меня? Скажи что прикрываешь! - Фомка в бреду.

       - У него уже галюны - Фуфел влил Фомке в рот немного водки - У него жар. Сильно задело. Как давно меняли повязки?

       - Двадцать минут назад - Хохол

       - Они снова все в крови - Фуфел

       - Дойдем до ЧАЭС там и сменим - Хохол

       18 часов 41 минута:

       Они снова вышли на железную дорогу. Из укрытия их встретили плотным огнем с разных точек. Очевидно это остатки людей Кастета.

       - Давайте за мной вон за те вагоны! - Хохол. Началась ожесточенная перестрелка.

       - У нас мало патронов! Надо что-то придумать - Фуфел.

       Хохол последними тремя патронами из СВД вырубил гранатометчика и штурмовика. Курт из ПМа подстрелил в руку стрелка на точке. Фуфел сменив позицию, разом кинул две гранаты: одной разорвало пулеметчика за вагоном, осколками другой задело еще двух бойцов Кастета.

       Курт метнул нож, сняв бойца за бетонными плитами. Но сам был смертельно ранен ответным огнем.

       - Фуфел, оттаскивай Курта! - Хохол. Фуфел выскочил и сквозь автоматные очереди перескочил через катушки и, перехватив Курта, оттянул его за кучу с черным ломом.

       - Хохол, как там братан? - Фуфел из-за укрытия.

       - Не волнуйся, я за ним присматриваю - отстреливаясь и прикрывая лежащего рядом на носилках Фомку. Андрюха вышвырнул винтовку и вел огонь уже из пистолета. Бойцы Кастета не уступали им ни в чем, а в выборе позиций даже превосходили. У Фуфела также кончились патроны. В метрах десяти от него лежал гранатомет Муха, та территория хорошо обстреливалась.

       - Эх, была - не была! - Фуфел выскочил, в прыжке ухватив гранатомет за ремень, откинулся назад и саданул прямо по барьеру, за которым сидели трое и шквальным огнем не подпускали ближе. Точка за барьером тут же стихла. Хохол из пистолета добил последнего на высоте.

       19 часов 10 минут:

       Выстрелы стихли, и округа замерла, будто ожидая момента чтобы показать на лице страшную гримасу.

       - Вот и отвоевались - только произнес Хохол, как кто-то со спины...

       Горлу стало тепло. Что это? Кровь? Откуда она...? В тот же миг стало трудно дышать. Андрей начал терять сознание и захлебываться, даже не успев почувствовать боль. Его горло было разодрано. Из артерий хлестала теплая кровь. Он не успел понять, как был уже мертв.

       - Хохол ты как? Почему не отвечаешь? Что с Фомкой? - Фуфел

       На позицию Хохла пришел Фуфел. Перед ним лежало бездыханное тело Андрюхи, вывернутое до кишок. Рядом сидел мутировавший Фомка и питался им.

       - Братан! - Фуфел. Зомби заметил его и стал идти ему навстречу. Фуфел вынул из ножен свой армейский нож.

       - Давай братан, давай! Зомби с остекленевшими глазами лишь огрызалось и подползало на дистанцию прыжка.

       - Ну что же ты братишка ждешь? Давай! - Фуфел

       Мутант со всей агрессией и злостью прыгнул навстречу. Фуфел встретил агрессора ударом ножа в грудину, загнав холодное лезвие ножа по самую рукоятку. Существо смертельно раненое, но еще живое на издыханье продольным движением снизу вверх своей сильной лапы рассекло живот Фуфелу. Из рассеченного живота вывалились кишки. Оба смертельно раненые они рухнули, друг другу навстречу, сползли на колени и, уткнувшись друг в друга, они так и остались, даже после того, как дыханье обоих стихло.

       19 часов 37 минут:

       Я приехал, когда уже все было кончено

       - Опоздал, снова опоздал! Будь ты проклят Кастет! Будь ты проклят! - с этими словами я вошел в саркофаг. Прошел несколько отсеков, спустился вниз по металлической лестнице - в проходе сидел Кастет и курил сигарету. Я взял его на прицел своего ТТ.

       - Теперь ты скажешь ради чего все! Столько трупов?

       Он сидел неподвижно, будто не замечал меня. Я подошел к нему и приставил вплотную к его голове пистолет

       - Не молчи. Говори сволочь! Я задал вопрос!

       Он стряхнул с сигареты пепел

       - Ради того чтобы их больше не было. Помните наш последний разговор? Вы тогда сказали, что это байка. Вон она ваша байка в соседнем отсеке функционирует на полную катушку. Я заглянул в отсек - кнопки и десятки лампочек действительно мигали.

       - Рамиль погиб - сказал я, но Кастет также бездейственно сидел, словно не слышал меня.

       - Я знал, оставаться там плохая затея.

       - По-крайней мере он пытался спасти людей и наверняка своим экспериментом спас сотни жизней, а пойди он с вами: сдох бы как те снаружи, которым вы отдали приказ следовать за собой - также бессмысленно.

       - Вы правы, мы все обречены. Мы обречены с того времени, как только сунулись сюда. Но вы не правы в том, что наши жизни бессмысленны. Наши смерти дадут жизни другим...

       - Прекратите! Вы сошли с ума! Скажите, как давно вы принимали Мозгоправку?

       - Он закатал рукав комбинезона под экзоскелетом и показал мне часы с включенным обратным таймером - оставалось менее тридцати минут.

       - Тогда срочно колите дозу. Мне кажется, ваши мозги уже начали плавиться. Он ничего не ответил. Лишь по изможденному лицу проскочила ироничная улыбка.

       - Вы знаете - Бабушкин вас хочет расстрелять?

       - Естественно знаю. Читал в уставе - за неисполнение приказа в военное время - расстрел.

       - Зачем тогда вы оставили базу?

       - А зачем вы пошли следом?

       - Это не ответ.

       - Мне пришлось долго выжидать момента. В последнее время мы остановились. Приборы: радары, сенсоры - они исчерпали себя. Все данные, что мы могли собрать были уже собраны. Получать новые не представлялось возможным. Оставалось одно - увидеть собственными глазами. Просто уйти и оставить базу, как вы догадываетесь, я не мог. Директивой предписано покидать станцию исключительно в случаях ЧП или нападения на нее извне. Ждать было нельзя. Тогда мне пришлось организовать один из выше указанных случаев. В один из дней я вывел компьютерную систему базы из строя. Это была нерядовая поломка, которую можно ликвидировать собственными силами, а серия целенаправленно внесенных ошибок. По многим причинам мой план рухнул, и мне не удалось воспользоваться ситуацией. Думаю, Рамиль догадывался, о моем вмешательстве в систему. Пришлось по спецсвязи вызывать для ремонта и отладки системы вас. Да, шанс был безвозвратно упущен. Мне даже не представлялось новой возможности. Но помог случай. Удивительный случай. Вскоре, буквально через месяц, на станции пропала связь с "большой землей", а значит, и все системы контроля над базой отключились сами собой. Тогда я понял, что это шанс, который я ни за что не упущу. Перед уходом я установил маячки на станции, предполагая, что мародеры засекут их сигнал и, найдя базу, зачистят ее. Сам же собрав отряд, направился к центру.

       - Что ж мне стало многое ясно. Все чего я хочу, чтобы вы вернулись со мной на базу Томагавк и привели генералу Бабушкину ваши доводы и обстоятельства, ставшие причиной ухода с базы. Возможно, тогда вы снимите с себя выдвинутые против вас обвинения в предательстве, и быть может тогда, к вам проявят снисхождение и вам поверят. До того как я вызвался идти за вами, я верил в вашу невиновность, сейчас я ни в чем не уверен.

       - Вот видите и вы уже сомневаетесь.

       - А что мне еще остается. Вы погубили своих бойцов лишь из-за одной навязчивой идеи.

       - Жизнь миллионов людей - это навязчивая идея! мир - это тоже... - встал, чтобы перевести дух рукавом смахнул со лба пот.

       - Вы сами прекрасно знаете, что никто мне не поверит. Приказ о моем расстреле лежит на столах у всех генералов. Такие решения не имеют обратного хода. Виновен я или нет, а все одно - расстрелять меня теперь куда проще. Запомните Сикорский жизнь десятка людей - ничто, по сравнению с жизнью всего человечества!

       - Откуда в вас проснулась эта милость к людям?

       - Я дам миру еще один шанс.

       - По-моему вы примеряете на себя чужой камзол.

       - Вы свыше десяти лет в Зоне. Разве вы не чувствуете как она разрастается и становится с каждым годом сильнее. В начале ничего не было, затем появилась радиация, кислотные дожди, животные, аномалии теперь вот зомби. Чувствуете, как завивается спираль - по нарастающей. С каждым витком все сильнее и сильнее закручивается маховик истории. Если вы меня остановите, те жертвы - мои люди и ваши друзья они действительно будут напрасными.

       - И что вы придумали?

       - Я заминировал атомную станцию. Когда я замкну контакты, произойдет детонация. Взрыв уничтожит защиту реактора. Тогда останется только повернуть рычаг, именно он и погасит реактор навечно. После поворота рычага мощность реактора упадет до переломной фазы. И уже ничто не остановит взрыва критической массы.

       - Это же будет атомный взрыв!

       - Вот поэтому у вас осталось мало времени. Осталось менее двадцати минут и доза Мозгоправки в моем организме также угаснет, как и этот реактор. Вам не стоит медлить потому, как я не собираюсь испытывать свой иммунитет и ждать, когда мое сознанье помутнеет.

       - Стойте. У меня должна быть в заначке доза. Я развернул сумку - все ампулы были разбиты, очевидно, я разбил их еще там, на минном поле.

       - Вы изрядно повеселили меня, а теперь спешите Сикорский, спешите. Не заставляйте меня губить еще одну жизнь - вашу Сикорский, в то время как у меня есть возможность ее спасти.

       20 часов 07 минут:

       Я побежал по длинным коридорам, лестницам, выбежав наружу, вскочил на свою дрезину и, заведя мотор, помчался по железнодорожной колее. Вспышка! Это было сильнее любого грома, ярче молнии, словно залп из крейсерских орудий - это было НЕОБЫКНОВЕННО. Кому сказать, что я удирал от атомного взрыва на дрезине с мотором - никто бы не поверил. Но колеса выстукивали, искра летела, и хотелось жить. Как же хотелось жить. Далее свет разогнал спины мрачных облаков, стена пыли нагнала меня и подбросила в воздух. Я со всей мочи шмякнулся на землю и вырубился. Последнее, что я видел это падающая дрезина, расколовшаяся о землю как фарфоровая чаша.

       -- часов - минут: ночь, улица, фонарь, аптека.

       Многие из тех, что испытывали клиническую смерть, утверждали, что они видели яркий свет в конце тоннеля. На какое-то время я уже хотел с ними согласиться, но потом понял, что это лишь обычный врачебный прожектор, нависший надо мной, слепит мне глаза. Очнулся я в лаборатории Призрак. Доктор Калинин перевязывал мои ожоги. Позже он признался, что тащил меня несколько часов.

       - Вы пробыли без сознания около пяти часов. Взрывная волна дошла и до нашей базы - это чудо что вы уцелели. Признаюсь, я долго решал: Стоит ли идти на поиски уцелевших. Хорошо, что я все-таки решился. Верно? Голове было как-то непривычно зябко, я прикоснулся перевязанной ладонью - волос как не бывало вовсе.

       - Это от радиации. Вы схватили высокую дозу, но ничего волосы отрастут, а излучение мы как-нибудь выведем.

       - Док, забыл вас спросить, чем же вы здесь занимались? Рамиль мне сказал, что вы изучали влияние Зоны на человека.

       - Когда все это началось, меня направили сюда с целью изучения возможности создания биологического оружия. Знаете создание солдат нового поколения и тому подобные вещи. В общем, достаточно перспективное направление.

       - Значит теперь вашим исследованиям конец?

       - Как знать Сикорский. Но я как не странно прозвучит, ни капли не разочарован, а может быть даже рад. Кто знает, в какие руки попали бы результаты моих исследований. И к чему бы это привело... - он провел рукой по моему лысому черепу и вышел из палаты. Ко мне лежащему на кушетке подошла спасенная мною девочка и поднесла в глубокой белой миске теплый куриный бульон.

       - Как тебя зовут?

       - Мила.

       - Какое хорошее имя. Мила... - я закрыл глаза и вновь уснул. По-моему я даже видел сны. Впервые за долгое время я видел хорошие сны.

       Слепящий свет прогонит мрак

       И человек подобно богу

       Воспрянет милостью к народу

       И повернет судьбы рычаг...

       ..............................................................................................................................

       После того случая Зона исчезла. Однажды все поняли, что это место ничем не отличается от всего остального мира. Сначала потянулись одни, потом другие - так она и опустела. У Калинина все получилось. Его перевели в Москву работать над новым сверхсекретным проектом. Я так и не узнал - соврал ли он мне тогда. Мне известно, что любая противовирусная вакцина разрабатывается на основе готового вируса. Возможно, где-то в какой-нибудь лаборатории страны или мира существует пробирка с вирусом частицей той самой Зоны ждущей своего череда, чтобы проявиться на свет вновь. Я понял одно - для будущего должен быть свой черед и не надо его подгонять. Иногда совсем редко мне снится сон, будто все сложилось иначе, и мир стал одной сплошной Зоной, а может быть просто, я остался в нём прежним - не эволюционировавшим организмом.

       "Я мир несу вам дети рая!"

       Сказал во сне мне Люцифер

       И было, было, мира мало

       И слез и боли и людей...

       ...................................................................................................................................................................................................

       С тех пор прошло 3 года. Я уехал из страны и на скопленные сбережения купил домик у моря. Ранним утром, когда моросит дождь. Я встаю под его теплые струи бодрящие и совсем безвредные и подолгу смотрю на догорающие предрассветные звезды. Иногда на веранде Мила играет печальный лейтмотив. Она прекрасно играет на скрипке, по-моему, даже восхитительно.

       Слякотно и тихо поутру

       Пасмурное небо у себя в сторонке

       Плачет под унылую струну

       Скрипки что в руках у маленькой девчонки

       Шелест листьев вторит ей - Люблю!

       ................................................................................................................................................................................................

       Реестр отчётов: последняя запись.

       В самом начале своего рассказа я сказал - не я выбрал место, а оно выбрало меня. Наверное, вам по-прежнему не ясно, что с таким трепетом заставляет меня, с такой знобящей любовью созерцать и дышать тем губительным местом. Ответ прост - там все было по-настоящему. Дружба, страх, радость, боль, жизнь и конечно... конечно смерть. Так как там, не будет уже нигде и никогда.

       Я последний оставшийся в живых сталкер из первого потока. Рассказываю вам, потому что вы должны знать. За десять лет я написал сотни отчетов, пополнил реестр тысячами записей, могу рассказать вам, открыто и абсолютно серьезно, полный уверенности в том, что этот отчет последний. И эта запись также последняя. Я единственно оставшийся в живых глава уничтоженной БИП - 13, а для вас просто - сталкер, закончил, внес свою последнюю запись в надежде, что потомки когда-нибудь это прочтут. Мой последний отчёт.

       ***

       Я хочу улететь на Марс

       В звездолете, что цвета моря

       Не прощаясь ни с кем из вас

       Позабыв о привычных законах

       Скрыть ладони от той суеты

       Что, цепляясь за горло, душит

       И рассветы встречать у реки

       Где безмолвье никто не нарушит

       Я хочу улететь на Марс

       И пускай не цветут там пионы

       Там гранитные станы скал

       Обращают во что-то иное

       Там нет веры и там нет богов

       Для людей это сложно запомнить

       Там нет времени день там за год

       В этот год можно многое сделать

       И проблем, в общем, нет, но ученых совет

       Все твердит это бред, -

       И на Марсе мы будем не скоро

       Ну, а мой звездолет уже собран в полет

       Звездолет, тот, что цвета моря.

       (Желаю удачи, автор)


Глава 2. Сталкер. Ренегат.. | Последний отчет |