home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 17

Интерлюдия - Детали.

Квоут поднял руку, и Хронист убрал перо от бумаги.

- Давайте остановимся на мгновение, - сказал Квоут, кивнув в сторону окна.

- Вижу Коб идет по дороге.

Квоут встал и отряхнул перед своего фартука.

- Полагаю, что вы двое воспользуетесь моментом, чтобы разобраться в себе? - Он кивнул Хронисту.

- Ты выглядишь так словно только что делал то, чего не должен был.

Квоут спокойно прошелся и встал за стойкой бара.

- Ничто не может быть дальше от правды.

Хронист, ты заскучал, ожидая работы.

Поэтому твои письменные принадлежности отложены.

Ты не хотел застревать без лошади в этом захолустном городке.

Но ты здесь, и сделаешь это наилучшим образом.

Баст усмехнулся.

- Ого!

Выдай и обо мне что-нибудь!

- Воспользуйся своим преимуществом, Баст, - сказал Квоут.

- Ты пьешь с нашим единственным клиентом, потому что ты ленивый бездельник, никому бы и в голову не пришло попросить твоей помощи в полях.

Баст усмехнулся с нетерпением.

- Я тоже скучный?

- Конечно скучный, Баст.

- Что же еще? - он сложил льняную тряпку и положил её на стойку.

- Я, с другой стороны, слишком занят, чтобы скучать.

- Я стараюсь, выполняя сотню маленьких задач, чтобы гостиница нормально работала.

Он посмотрел на них двоих.

- Хронист, откинься на спинку стула.

Баст, если ты не можешь прекратить усмехаться, по крайней мере начни рассказывать нашему другу историю об этих трех священниках и дочери мельника.

Улыбка Баста стала шире.

- Она хороша.

- Все знают свои роли? - Квоут взял тяпку с барной стойки и вышел через дверь на кухню, сказав: - Выход Старого Коба.

Сцена готова.

Раздался топот ног по деревянной лестничной площадке, а затем Старый Коб раздраженно вошел в «Путеводный Камень».

Он мельком глянул на стол, где Баст усмехался и жестикулировал руками, рассказывая какую-то историю, а затем направился к бару.

- Эй?

Ты здесь, Коут?

Спустя мгновение трактирщик поспешно вышел из кухни, вытирая мокрые руки о фартук.

- Привет, Коб.

Что могу сделать для тебя?

- Грейм послал мальчишку Оуэнса за мной, - сказал раздраженно Коб.

- Ты хоть понимаешь, почему я здесь вместо перевозки овса?

Коут помотал головой.

- Я думал он носит пшеницу у Маррионов сегодня.

- Чепуха, - пробормотал Коб.

- Сегодня вечером будет дождь, а я торчу здесь с сухим овсом, сложенным в моем поле.

- Ну раз ты по любому здесь, - сказал трактирщик с надеждой.

- Могу я заинтересовать тебя сидром?

Отжат сегодня утром.

Часть раздражения исчезла с обветренного лица старика.

- Ну раз уж я все равно жду, - сказал он.

- Кружка сидра была бы кстати.

Коут пошел в заднюю комнату и вернулся с глиняным кувшином.

Снаружи донесся топот ног и Грейм вошел в дверь с Джейком, Картером, и учеником кузнеца следующими за ним.

Коб повернулся, чтобы свирепо уставиться на них.

- Что настолько чертовски важно, что стоит вызова меня в город ранним утром? - потребовал он ответа.

- Дневной свет горит, а...

Внезапный взрыв смех раздался из-за стола, где сидели Хронист и Баст.

Все обернулись, чтобы увидеть как Хронист покраснел, смеясь и прикрывая рот рукой.

Баст также смеялся, колотя рукой по столу.

Грейм повел остальных к стойке бара.

- Я узнал, что Картер и мальчик помогают Оррисонам отвезти их овец на рынок, - сказал он.

- Около Бейдна, верно?

Картер и ученик кузнеца кивнули.

- Понимаю. - Старый Коб посмотрел вниз на свои руки.

- Тогда вы пропустите его похороны.

Картер мрачно кивнул, но выражение Аарона было шокированным.

Он переводил взгляд от лица к лицу, но все остальные сохраняли спокойствие, наблюдая за старым фермером у барной стойки.

- Хорошо, - наконец сказал Коб, глядя на Грейма.

- Хорошо, что ты собрал нас здесь. - Он увидел лицо мальчика и фыркнул.

- Ты выглядишь так словно убил свою кошку, мальчик.

Только бараны отправятся на рынок.

Шеп знал это.

Он не подумает о вас хуже за то, что вы сделали, что было нужно.

Он протянул руку и похлопал ученика кузнеца по спине.

- Нам всем стоить выпить, чтобы проводить его как следует.

Это важно.

Сегодня вечером в церкви будет просто религиозная напыщенная болтовня.

Мы лучше знаем как попрощаться. - Он взглянул за стойку бара.

- Принеси нам что-нибудь его любимое, Коут.

Трактирщик был уже в движении, собирая деревянные кружки и наполняя их темно-коричневым пивом из маленького бочонка за барной стойкой.

Старый Коб поднял кружку и другие последовали его примеру.

- За Шепа.

Грейм заговорил первым.

- Когда мы были детьми, я сломал ногу, пока мы были на охоте, - сказал он.

- Я сказал ему бежать за помощью, но он не хотел оставлять меня.

Он смастерил небольшие носилки практически из ничего и своего упрямства.

Тащил меня всю дорогу обратно в город.

Все выпили.

- Он познакомил меня с моей женой, - сказал Джейк. - Не знаю, благодарил ли я его как следует за это.

Все выпили.

- Когда я был болен крупом, он приходил ко мне в гости каждый день, - сказал Картер.

- Не многие так поступают.

А еще приносил мне суп приготовленный его женой.

Все выпили.

- Он был добр ко мне, когда я впервые приехал сюда, - сказал ученик кузнеца.

- Он шутил со мной.

А однажды я испортил пару повозок, которые он привез мне починить, и он никогда не рассказывал об этом мастеру Калебу. - Он с трудом сглотнул и нервно огляделся.

- Он действительно мне нравился.

Все выпили.

- Он был самым храбрым из нас, - сказал Коб.

- Он был первым, кто приставил нож к тому парню вчера вечером.

Будь ублюдок обычным парнем, это положило бы всему конец.

Голос Коба слегка дрожал, и на мгновение он выглядел маленьким, усталым и столь же старым, каким в действительности был.

- Но все было не так.

Не подходящее сейчас время для храбрости.

Но он таки был храбр.

Лучше бы я был храбрым и мертвым вместо этого, а он был дома сейчас, целуя свою молодую жену.

От остальных раздалось тихое бормотание, и все осушили кружки до дна.

Грейм слегка прокашлялся, прежде чем поставил свою кружку на стойку бара.

- Я не знаю, что сказать, - сказал тихо ученик кузнеца.

Грейм похлопал его по плечу, улыбаясь.

- Ты сделал все хорошо, парень.

Трактирщик прочистил горло, и все повернулись к нему.

- Надеюсь, вы не сочтете меня слишком наглым, - сказал он.

- Я не знаю его так же хорошо, как вы.

Недостаточно для первого тоста, но, может быть достаточно для второго. - Он нервно вертел завязки на фартуке, как будто ему вообще стыдно было говорить.

- Я знаю, еще рано, но я с удовольствием разделю глоток виски с вами в честь Шепа.

Раздался ропот согласия, и трактирщик достал стаканы из-под стойки бара и начал наполнять их.

Впрочем, не из бутылки виски - рыжеволосый мужчина наполнил их из крана одной из массивных бочек, лежащих на прилавке за баром.

Виски из бочек стоил пенни за глоток, поэтому они подняли свои стаканы с большей радостью, чем могло быть в другом случае.

- За что пьем? - спросил Грейм.

- За конец этого отстойного года? - спросил Джейк.

- Это не подходящий тост, - проворчал ему старый Коб.

- За короля? - спросил Аарон.

- Нет, - ответил трактирщик, и голос его звучал удивительно жестко.

Он поднял свой стакан.

- За старых друзей, которые заслуживают лучшего, чем получают.

Мужчины на другой стороне барной стойки кивнули и выпили залпом.

- Лорды и леди, это было красиво, - сказал уважительно Старый Коб, и глаза его слегка заблестели.

- Ты джентльмен, Коут.

И я рад, что знаю тебя.

Ученик кузнеца поставил стакан, положил набок и прокатил по стойке.

Он поймал его, прежде чем тот скатился с края, и перевернул, подозрительно разглядывая его закругленное дно.

Джейк громко по-фермерски расхохотался, пока Картер с удивлением пытался поставить стакан верхней стороной на стол.

- Я не знаю, как они делают это в Раннише, - сказал Картер парню.

- Но за то, что здесь они круглые, мы называем их кувырками.

Ученик кузнеца со смущением перевернул свой кувырок, чтобы поставить его, как остальные на стойку бара.

Трактирщик ободряюще улыбнулся ему, прежде чем собрал стаканы и исчез в кухне.

- Ну что ж, - сказал оживленно Старый Коб, потирая руки.

- У нас будет еще целый вечер после того, как вы двое вернетесь из Бейдна.

Но погода не будет ждать меня, и я не сомневаюсь, что Оррисоны жаждут оправиться в путь.

После того как они покинули нестройной толпой «Путеводный Камень», Квоут вышел из кухни и вернулся к столу, где сидели Баст и Хронист.

- Мне нравился Шеп, - тихо сказал Баст.

- Коб может немного грубоватый парень, но по большей части знает, что говорит.

- Коб не знает и половины из того, что думает он знает, - сказал Квоут.

- Ты вчера вечером всех спас.

Если бы не ты, он бы не расхаживал по комнате, как фермер обмолачивающий пшеницу.

- Это не совсем так, Реши, - сказал Баст, и в его тоне явно чувствовалась обида.

- Ты должен был остановить его.

Вот, что тебе следовало сделать.

Трактирщик пожал плечами отказываясь комментировать, не желая спорить.

Рот Баста сложился в жесткую, сердитую линию, а глаза сузились.

- Тем не менее, - тихо сказал Хронист, нарушая напряжение прежде, чем оно переросло в гнетущее.

- Коб был прав.

Это был храбрый поступок.

Ты должен уважать это.

- Нет, не должен, - сказал Квоут.

- Коб был прав насчет этого.

Это не лучшие времена, чтобы быть храбрым. - Он жестом показал Хронисту взять перо.

- И все же, стоило мне быть храбрее и Шеп был бы дома, целуя свою молодую жену.


Глава 16 Невысказанный Страх | Страх Мудреца | Глава 18 Вино и Кровь.