home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 23

Элементы.

- Я рассказал Моле, - сказал я, пока перетасовал карты.

- Она сказала, что я все придумал и вытолкала меня за дверь.

- Ну, я могу только догадываться, каково это, - с горечью сказал Сим.

Я поднял глаза, удивленный несвойственной резкостью в его голосе, но прежде чем я успел спросить, что случилось, Вилем привлек мое внимание и покачал головой, предупреждая меня.

Зная историю Сима, я догадался, что это очередной быстрый и болезненный конец, очередных быстрых и болезненных отношений.

Я закрыл рот и стал искать другой способ помочь.

Мы втроем убивали время, в ожидании, пока заполнится комната, перед тем, как я начну играть для моей обычной толпы вечер поверженья в «Анкере».

- Как думаешь, в чем дело? - спросил Вилем.

Я колебался, опасаясь, что если выскажу свои страхи вслух, они могут каким-то образом стать истинными.

- Возможно, я подверг себя чему-то опасному в Артефактной.

Вил посмотрел на меня.

- Чему именно?

- Одному из соединений, которые мы используем, - сказал я.

- Они могут проникнуть прямо через твою кожу и убить тебя восемнадцатью медленными способами. - Я вспомнил тот день, когда мое тентенское стекло треснуло в Артефактной.

Об одной капли катализатора, который приземлился на мою рубашку.

Эта была только крошечная капля, не больше шляпки гвоздя.

Я был настолько уверен, что она не коснулась моей кожи.

- Надеюсь, что это не так.

- Но я не знаю, что еще это может быть.

- Это может быть затяжной эффект «сливовой насмешки», - мрачно сказал Сим.

- Амброз не силен в алхимии.

А, насколько я понимаю, одним из основных ингредиентов является свинец.

Если он приготовил ее сам, то некоторые скрытые элементы могут влиять на твой организм.

А ты ел или пил, что-то особое сегодня?

Я задумался над этим.

- Я выпил немного меда со специями в Эолиане, - признался я.

- Эта штука кого-угодно cделает больным, - мрачно сказал Вил.

- А мне он нравится, - сказал Сим.

- Но это практически панацея от всех болезней само по себе.

Туда входит множество различных ингредиентов.

Ничего алхимического, но ты получил мускатный орех, тмин, гвоздика, всевозможные специи.

Возможно, что-то из этого спровоцировало один из чужеродных элементов, скрывающихся в твоем организме.

- Замечательно, - проворчал я.

- И как мне выяснить, какой именно?

Сим беспомощно развел руками.

- Я вот о чем подумал, - сказал я.

- Все же, это звучит лучше, чем отравление металлом.

Симмон приступил к выдаче четырех в ряд с помощью искусной карты, и к концу процесса он снова улыбался.

Сим никогда не был замечен в особой задумчивости.

Вил привел свои карты в порядок и я отодвинул свой стул от стола.

- Сыграй про пьяную корову и маслобойку, - сказал Сим

Я не мог не улыбнуться.

- Может быть позже, - сказал я, взяв свой становившийся все более потрепанным футляр лютни и направился к очагу под звук редких, привычных аплодисментов.

Мне потребовалось время, чтобы открыть футляр, раскручивая медную проволоку, которую я все еще использовал вместо пряжки.

В течение следующих двух часов я играл.

Я пел: “Медный Горшок,” “Сиреневая Ветвь,” и “Лоханка Тети Эмми.” Аудитория смеялась и хлопала и приветствовала.

По мере игры я чувствовал что мои заботы испаряются.

Моя музыка всегда была лучшим средством от моего плохого настроения.

Когда я пел, даже мои ушибы, казалось, причиняли меньше боли.

Потом я ощутил холод, как будто сильный зимний ветер задувал в камине позади меня.

Я унял дрожь и закончил последний стих "Яблочной водки", которую я наконец играл, чтобы сделать Сима счастливым.

Когда я сыграл последний аккорд, ребята зааплодировали и беседа снова медленно заполнила комнату.

Я посмотрел на камин позади меня , но огонь горел бодро, без признаков сквозняка.

Я отошел от очага, надеясь что небольшая прогулка прогонит мой озноб.

Но как только я сделал несколько шагов, я понял, что это не так.

Холод поселился прямо в моих костях.

Я повернулся к камину, протягивая руки, чтобы согреть их.

Вил и Сим появились рядом со мной.

- Что происходит? - спросил Сим.

- Ты выглядишь так, словно заболеваешь.

- Что-то вроде того, - сказал я, стиснув зубы, чтобы они не стучали.

- Иди и скажи Анкеру, что я чувствую себя плохо и должен прервать выступление сегодня вечером.

Затем зажги свечу от этого огня и принеси ее в мою комнату. - Я поднял глаза на их серьезные лица.

- Вил, можешь помочь мне выбраться отсюда?

Я не хочу привлечь внимания.

Вил кивнул и протянул мне руку.

Я оперся на него и сосредоточился на том, чтобы удержать мое тело от дрожи, пока мы направлялись к лестнице.

Никто особо не обращал на нас внимания.

Я, вероятно, выглядел скорее пьяным, чем в ином состоянии.

Мои руки онемели и потяжелели.

Мои губы ощущали ледяной холод.

После первого лестничного пролета я больше не мог сдерживать дрожь.

Я все еще мог идти, но мышцы в ногах сводило с каждым шагом.

Вил остановился.

- Нам надо пойти в Медику. - Его голос звучал обычно, но кельдский акцент стал резче, и он начал проглатывать слова.

Что говорило о том, что он действительно волновался.

Я решительно покачал головой и наклонился вперед, зная, что он вынужден будет помочь мне подняться по лестнице или позволить мне упасть.

Вилем обнял меня и полупридерживал-полунес остаток пути.

Оказавшись в моей крошечной комнате, я рухнул на кровать.

Вил обернул шерстяное одеяло вокруг моих плеч.

В коридоре раздались шаги, и Сим нервно заглянул в дверь.

Он держал огрызок свечи, прикрывая пламя другой рукой, пока шел.

- Я достал ее.

Что ты собираешься с ней делать?

- Туда. - Я указал на стол рядом с кроватью.

- Ты зажег ее от огня?

Глаза Сима были напуганы.

- Твои губы, - сказал он.

- У них не хороший цвет.

Я вырвал щепку из грубого дерева ночного столика и с силой воткнул ее в заднюю часть моей руки.

Кровь хлынула, и я покатал длинную щепку по ней, чтобы смочить ее.

- Закройте дверь, - сказал я.

- Ты ведь не делаешь то, что я думаю, что ты делаешь, - сказал настойчиво Сим.

Я тыкал длинный осколок от столика вниз в мягкий воск свечи рядом с горящим фитилем.

Он немного пошипел, а затем пламя охватило его.

Я пробормотал две привязки, одну за другой, медленно, чтобы мои онемевшие губы не сделали слова невнятными.

- Что ты делаешь? - потребовал ответа Сим.

- Ты пытаешься поджарить себя? - Когда я не ответил ему, он шагнул вперед, словно намеревался сбросить свечу.

Вил перехватил его руку.

- Его руки походят на лед, - тихо сказал он.

- Ему холодно.

По-настоящему холодно.

Сим нервно переводил взгляд между нами.

Он отступил назад.

- Только...

только будь осторожен.

Но я уже не обращал на него внимания.

Я закрыл глаза и связал пламя свечи с огнем внизу.

Затем я тщательно создал вторую связь между кровью на щепке и кровью в моем теле.

Это очень походило на то, что я проделал с каплей вина в «Эолиане».

За очевидным исключением того, что я не хотел, чтобы моя кровь закипела.

Сначала было только ощущение легкого покалывания от жара, этого явно не хватало.

Я сконцентрировался посильнее и почувствовал, что все мое тело расслабилось, когда тепло заструилось через меня.

Я держал глаза закрытыми, сосредоточившись на привязках, пока не смог сделать несколько длинных, глубоких вдохов без вздрагивания и тряски.

Я открыл глаза и увидел двух моих друзей, смотрящих в ожидании.

Я улыбнулся им.

- Я в порядке.

Но прежде чем я успел сказать, я начал потеть.

Мне стало жарко, нестерпимо жарко.

Я прекратил обе привязки так быстро, как будто одернул руку от раскаленного железа.

Я сделал несколько глубоких вдохов и выдохов, а затем поднялся на ноги и подошел к окну.

Я открыл его и оперся на подоконник, наслаждаясь холодным осенним воздухом, от которого пахло сухими листьями и грядущим дождем.

Возникло долгое молчание.

- Это было похоже на озноб заклинателей, - сказал Симмон.

- Очень плохой озноб заклинателей.

- Это и был озноб, - сказал я

- Может, твое тело потеряло способность регулировать свой темперамент? - предположил Вилем

- Температуру, - рассеянно поправил Сим.

- Это не объясняет ожог на моей груди, - сказал я.

Сим поднял голову.

- Ожог?

Я был мокрым от пота, поэтому обрадовался предлогу расстегнуть рубашку и снять ее через голову.

Большая часть моей груди и плеча были ярко-красными, что резко контрастировало с моей привычно бледной кожей.

- Мола сказала, что это была сыпь, и я занервничал, как пожилая женщина.

Но ее не было, прежде чем я прыгнул в реку.

Симмон наклонился поближе, чтобы посмотреть.

- Я все еще думаю, что это один из свободных элементов, - сказал он.

- Они могут делать страшные вещи с человеком.

У нас в последнем семестре был Э'лир, и он был не слишком осторожен в разложении на элементы.

Он закончил тем, что был не в состоянии спать или сфокусировать глаза на протяжении почти двух оборотов.

Виллем развалился в кресле.

- Что заставляет человека испытывать то холод, то жар, то снова холод?

Сим нерешительно улыбнулся.

- Звучит как загадка.

- Ненавижу загадки, - сказал я, протягивая руку к моей рубашке.

Потом я вскрикнул, схватившись за обнаженный бицепс моей левой руки.

Кровь хлынула между моими пальцами.

Сим вскочил на ноги, лихорадочно оглядываясь, очевидно не понимая, что делать.

Было такое чувство, что мне нанес удар невидимый нож.

- Боже.

Все почернело.

Черт. - Произнес я сквозь стиснутые зубы.

Я вытянул руку и увидел маленькие, круглые ранки в руке, которые появились из ниоткуда.

Выражение Симмона было испуганным, его глаза округлились, а руки прикрывали рот.

Он сказал что-то, но я был слишком занят, чтобы вникать.

Все равно я уже знал, что он говорил: злоупотребление магией.

Разумеется.

Все это было злоупотреблением магией.

Кто-то нападает на меня.

Я опустился к Каменному Сердцу и поднял весь свой Алар на защиту.

Но мой неизвестный злоумышленник не терял времени.

Я почувствовал острую боль в груди, возле плеча.

На этот раз он не порвал мою кожу, но я увидел пятно темно-синего цвета под своей кожей.

Я усилил свой Алар, и следующий удар стал немногим сильнее щипка.

Тогда я быстро разделил свой разум на три части и дал двум из них работать над поддержанием Алара, который в свою очередь оберегал меня.

Только потом я глубоко вздохнул.

- Я в порядке.

Сим засмеялся, но потом зарыдал.

Он все еще прикрывал рот руками.

- Как ты можешь говорить это?- спросил он, явно испуганный.

Я посмотрел на себя.

Кровь все еще лилась сквозь пальцы, спускаясь к тыльной стороне моей ладони и моей руки.

- Это правда, -сказал я ему.

- Честно, Сим.

- Но злоупотребление магией, - сказал он.

- Оно просто так не делается.

Я сел на край кровати, продолжая зажимать рану.

- Я думаю, у нас есть довольно четкое доказательство обратного.

Вил сел.

-Я согласен с Симом.

- Я никогда не поверю в это. - Он сделал сердитый жест.

-Арканисты больше не делают подобного.

-Это безумие,- он посмотрел на меня.

-Почему ты улыбаешься?

-Я рад, - сказал я честно.

- Я волновался, что отравился кадмием или заболел какой-то таинственной болезнью.

Но оказалось, что просто кто-то хочет убить меня.

- Как может кто-нибудь такое сделать? - спросил Сим.

- Я не имею в виду вопрос морали.

Как кто-то мог достать твою кровь или волос?

Вил посмотрел на Сима.

- Что ты сделал с бинтами, когда зашил его рану?

-Я сжег их,-сказал Сим в свою защиту.

-Я не такой идиот.

Вил сделал успокаивающий жест.

- Я просто сужаю круг возможностей.

Хотя, вероятно, это не Медика.

Они же осторожны и тому подобное.

Сим встал.

- Мы должны рассказать кому-нибудь. - Он посмотрел на Вила.

- Джемисон будет еще в своем кабинете в это время ночи?

- Сим, - сказал я.

- Как насчет того, чтобы мы выждали некоторое время?

- Что? - спросил Симмон.

- Зачем?

- Единственное доказательство, что у меня есть, это мои травмы, - сказал я.

- Это означает, что они захотят, чтобы кто-то из Медики осмотрел меня.

И когда это случится... - Рукой, все еще зажимающей окровавленную руку, я махнул перевязанным локтем.

- Я удивительно похож на человека, упавшего с крыши пару дней назад.

Сим снова сел в кресло.

- Прошло всего три дня, не так ли?

Я кивнул.

- Я был бы исключен.

И для Молы было бы проблематично не упоминать о моих травмах.

Магистр Арвил не прощает такие вещи.

Вы двое, вероятно, тоже будете втянуты.

Я этого не хочу.

Мы немного помолчали.

Единственным звуком был далекий шум из оживленной таверны снизу.

Я сел на кровать.

- Есть ли вообще смысл обсуждать, кто делает это? - спросил Сим.

- Амброз, - сказал я

- Это всегда Амброз.

Должно быть он нашел немного моей крови на куске кровли.

Я должен был подумать об этом раньше.

- Как он узнал, что это была твоя? - спросил Симмон.

- Потому что я ненавижу его, - сказал я с горечью.

- Конечно он знает, что это был я.

Вил медленно покачал головой.

- Нет. Это не похоже на него.

- Не похоже на него? - требовательно спросил Симмон.

- Он попросил ту женщину напоить Квоута сливовой насмешкой.

Это ничем не лучше яда.

Он нанял тех людей, что напали на Квоута в переулке в последнем семестре."

- Я точно говорю, - ответил Вилем.

- Амброз не станет связываться с Квоутом.

Он подговорит других сделать это.

Он попросил какую-то женщину отравить его.

Он заплатил головорезам чтобы они напали на тебя.

Конечно же, он этого не делал.

Могу поспорить, это сделал за него кто-то другой."

- Все равно, - сказал я.

- Мы знаем, что это он стоит за этим.

Вилем нахмурился.

- Думай проще.

Нельзя сказать, что Амброз не ублюдок.

Он и есть.

Но он умный ублюдок.

Он достаточно осторожен, чтобы держать себя в стороне от того, что он делает."

Сим выглядел неуверенно.

- Вил прав.

Когда ты был нанят музыкантом в «Лошади и четверке», сам он не покупал это место и не увольня тебя.

У него был зять Барона Петре чтобы сделать это.

Никакой связи с ним вообще."

- И здесь нет никакой связи, - сказал я.

- В этом весь смысл симпатии.

Она косвенна.

Вил снова покачал головой.

- Если тебя пырнут ножом в переулке, люди будут шокированы.

Но это происходит сплошь и рядом.

Но если ты упадешь при всех и станешь истекать кровью из-за чьего-то злоупотребления магией?

Люди придут в ужас.

Магистры закроют классы.

Богатые купцы и дворяне услышат об этом и заберут своих детей с учебы.

Они притащат констеблей из Имре."

Симмон потер лоб и задумчиво посмотрел на потолок.

Затем он кивнул сам себе, сначала медленно, потом увереннее.

- Это имеет смысл, - сказал он.

- Если Амброз нашел немного крови, он мог передать ее Джемисону и действовать скрытно.

Не было никакой необходимости привлекать людей из Медики для поиска подозрительных травм и тому подобного."

- Амброзу нравится мстить, - мрачно отметил я.

- Он мог спрятать кровь от Джемисона.

Оставить ее себе."

Вилем покачал головой.

Сим вздохнул.

- Вил прав.

Не так много симпатистов, и все знают, что у Амброза зуб на тебя.

Он слишком осторожен, чтобы сделать нечто подобное.

Это бы указало прямо на него."

- Кроме того, - сказал Виллем.

- Сколько это продолжается?

Несколько дней.

Ты правда думаешь, что Амброз сможет так долго не совать нос в это дело?

Даже совсем чуть-чуть?"

- Ты прав, - неохотно признался я.

- Это на него не похоже.

Я знаю, что это должен быть Амброз.

Задницей чувствую.

Странным образом я почти хотел, чтобы это был он.

Это бы все так упростило.

Но желание этого еще не означает, что так и есть на самом деле.

Я сделал глубокий вдох и заставил себя думать рационально.

- Это было бы безрассудно с его стороны, - наконец-то признал я.

- И он не станет марать свои руки. - Я вздохнул.

- Ладно.

Замечательно.

Как будто одного человека, желающего разрушить мою жизнь, было недостаточно."

- Кто бы это мог быть? - спросил Симмон.

- Заурядный человек не может делать такие вещи с волосами, я прав?

- Дал мог бы, - сказал я.

- Или Килвин.

- Вполне можно предположить, - сухо сказал Вилем, - что пытается убить тебя не кто-то из магистров.

- Тогда это должен быть кто-то с его кровью, - сказал Сим.

Я пытался не обращать внимания на то, что у меня засосало под ложечкой.

- Есть кое-кто с моей кровью, - сказал я.

- Но я не думаю, что это ее рук дело.

Вил и Сим повернулись посмотреть на меня, и я тут же пожалел о том, что сказал.

- Почему у кого-то есть твоя кровь? - спросил Сим.

Я поколебался, но понял, что теперь уже нет пути назад.

- Я занял денег у Деви в начале семестра.

Никто из них не отреагировал так, как я ожидал.

То есть, они не отреагировали вообще.

- Кто такая Деви? - спросил Сим.

Я расслабился.

Возможно они о ней не слышали.

Это, несомненно, упрощает дело.

- Она гелет, живет через реку, - сказал я.

- Ладно, - легко сказал Симмон.

- Кто такой гелет?

- Помнишь, когда мы шли на "Призрака и Гусятницу"? - спросил я его.

- Кетлер был гелетом.

- А, медный ястреб, - сказал Сим, его лицо посветлело по мере понимания, а затем потемнело снова, когда он понял последствия.

- Я не знал, что здесь есть кто-то из них.

- Они повсюду, - сказал я.

- Мир не будет существовать без них.

- Подожди, - вдруг сказал Вилем, подняв руку.

- Ты сказал твоего... Он сделал паузу, пытаясь вспомнить подходящее слово на Атуранском.

- Твоего заемщика, твоего гатессора звали Деви? - с его келдским акцентом ее имя прозвучало как "Девид".

Я кивнул.

Это была реакция которую я ожидал.

- О боже, - ужаснулся Симмон.

- Ты имеешь в виду Демон Деви, не так ли?

Я вздохнул.

- Значит, вы слышали о ней.

- Слышали о ней? - сказал Сим, его голос становился пронзительным.

- Она была исключена в течении моего первого семестра!

Это действительно впечатлило."

Вилем просто закрыл глаза и покачал головой, как будто он не мог смотреть на кого-то столь же глупого, как я.

Сим всплеснул руками.

- Она была исключена за злоупотребление магией!

О чем ты думал?"

- Нет, - сказал Вилем Симмону.

- Она была исключена за Неподобающее Поведение.

Не было доказательств злоупотребление магией.

- Не думаю, что это ее рук дело, - сказал я

- На самом деле, она очень милая.

Дружелюбная.

К тому же, долг был всего на шесть талантов, а я не опоздал с возвратом.

У нее нет причин так поступать."

Вилем одарил меня долгим, спокойным взглядом.

- Просто надо рассмотреть все варианты, - медленно сказал он.

- Ты можешь сделать кое-что для меня?

Я кивнул.

- Вспомни последние несколько бесед с ней, - сказал Вилем.

- Найди минутку, просей их по частям и посмотри, впомнишь ли ты действие или слово, что-то, что могло бы обидеть или расстроить ее.

Я вспомнил наш последний разговор, проиграл его в голове.

- Она была заинтересована в определенной информацией, которую я ей не дал.

- Насколько заинтересована? Голос Вилема был медленным и терпеливым, как будто он говорил с довольно глупым ребенком.

- Весьма заинтересована, - сказал я.

- Весьма не указывает на степень заинтересованности.

Я вздохнул.

- Хорошо.

Крайне заинтересована.

Заинтересована достаточно, чтобы...", я остановился.

Вилем поднял бровь.

- Да?

Что ты только что вспомнил?"

Я колебался.

- Она могла даже предложить переспать со мной, - сказал я.

Вилем спокойно кивнул, как будто ожидал чего-то в этом роде.

- И как ты ответил на это щедрое предложение молодой женщины?

Я почувствовал что краснею.

- Я...

просто проигнорировал его.

Вилем закрыл глаза, его лицо выражало бесконечную, усталую тревогу.

- Это гораздо хуже, чем Амброз, - сказал Сим, положив голову на руки.

- Деви нет необходимости беспокоиться о магистрах или о чем-либо еще.

Говорят, что она может сделать связку из восьми частей!

Восьми!"

- У меня было мало пространства для маневра, - сказал я немного раздраженно.

- У меня не было ничего, чтобы использовать в качестве залога.

Я признаю, это была плохая идея.

Когда все закончится, у нас может быть симпозиум о том, как я глуп.

Но сейчас мы можем двигаться дальше?" Я смотрел умоляюще.

Вилем потер глаза одной рукой и устало кивнул.

Симмон сделал усилие, чтобы избавиться от выражения ужаса, но успех был незначителен.

Он сглотнул.

- Ладно.

Что мы будем делать?"

- Прямо сейчас не важно, кто ответственнен за это, - сказал я, осторожно проверяя, остановилось ли кровотечение на моей руке.

Оно остановилось, и я размотал свою окровавленную руку.

- Я собираюсь принять некоторые меры предосторожности. - Я сделал прогоняющее движение.

- Вы двое отправляйтесь спать.

Сим потер лоб, посмеиваясь про себя.

- Тело Господне, ты иногда раздражаешь.

Что если на тебя снова нападут?"

- Это уже произошло дважды, пока мы сидели здесь, - сказал я спокойно.

- Это немного болезнено. - Я улыбнулся от его выражения на лице.

- Я в порядке, Сим.

Честное слово.

Не зря я лучший дуэлянт в классе Дала.

Я в полной безопасности.

- До тех пор, пока ты не спишь, - вставил Вилем, его темные глаза были серьезными.

Моя улыбка растянулась до ушей.

- До тех пор, пока не сплю, - повторил я.

- Конечно.

Вилем встал и сделал вид что отмахнулся.

- Итак.

Приведи себя в порядок и прими меры предосторожности. - Он язвительно посмотрел на меня.

- Смеют ли юный мастер Симмон и я ожидать лучшего дуэлянта Дала в моей комнате сегодня вечером?

Я почувствовал себя смущенным.

- Ну да.

Я был бы благодарен за это."

Вил дал мне огромный лук, затем открыл дверь и направился в холл.

Сим уже широко улыбался.

- Тогда до встречи.

Но надень рубашку, прежде чем прийти.

Я буду наблюдать за тобой сегодня вечером, как за младенцем с коликами, но я отказываюсь это делать, если ты собрался спать голым."

Когда Вил и Сим ушли, я направился через окно на крышу.

Я оставил рубашку в комнате, так как был весь в крови и не хотел ее портить.

Я доверял темной ночи и позднему часу, надеясь, что никто не заметит меня, полуголого и окровавленного, бегущего по крышам Университета.

Довольно просто оградить себя от сочувствия, если знать, что делаешь.

Кто-то пытался сжечь или ударить меня, или отвести тепло моего тела, чтобыя получил переохлаждение, все эти вещи - это простое, прямое применение силы, поэтому им легко противостоять.

Я был в безопасности, потому что знал, что происходит и был готов к обороне.

Моя новая проблема заключалась в том, что атаковавший может отчаяться и попробовать что-то другое.

Что-то вроде нахождения моего местоположения и перехода к более приземленнному виду нападения, который я не смогу отразить усилием воли.

Злоупотребление магией ужасно, но бандит с острым ножом убьет в десять раз быстрее, если поймает в темном переулке.

А застать кого-либо врасплох на удивление просто, если вы можете следить за каждым их движением, используя их кровь.

Так что я передвигался по крышам.

Моим планом было взять горсть осенних листьев, пометить их своей кровью и отправить их в бесконечное кувыркание вокруг Дома Ветра.

Это была уловка, которой я уже пользовался.

Но, когда я перепрыгнул через узкий переулок, я увидел мерцание молнии в облаках и почувствовал запах дождя в воздухе.

Надвигалась гроза.

Дождь не только прибьет вниз листья, не давая им передвигаться, но и смоет мою кровь.

Стоя на крыше, я чувствовал, как будто двенадцать цветов ада бьют из меня ключом, поднимая тревожные отголоски моих лет в Тарбеане.

Я наблюдал какое-то время за далекой молнией и старался не допустить, чтобы это чувство подавило меня.

Я заставил себя вспомнить, что я не беспомощный, голодающий ребенок, каким был тогда.

Я услышал слабый, похожий на удар барабана звук, как будто кусок кровли согнулся позади меня.

Я застыл, но потом расслабился, услышав голос Аури: "Квоут?"

Я посмотрел направо и увидел ее маленькую фигуру, которая стояла в десятке метров.

Облака скрывали луну, но я услышал улыбку в ее голосе, когда она сказала: "Я видела, как ты, проходил через вершины вещей».

Я прошел оставшийся путь до нее, радуясь, что было не так много света.

Я не хотел думать, как Аури может отреагировать на мой наполовину голый и весь в крови вид.

-Здравствуй, Аури,- сказал я.

- Приближается гроза.

Тебе не стоит находится сегодня вечером на крыше.

Она склонила голову.

- Ты здесь, - сказала она просто.

Я вздохнул.

- Я здесь.

Но только-

Большая паутина молнии пополза по небу, озаряя все пространство на долгую секунду.

Затем она исчезла, оставив меня ненадолго слепым..

-Аури?- сказал я, опасаясь, что при виде меня ей стало страшно.

Был еще один проблеск молнии, и я увидел, что она стоит ближе.

Она указала на меня, восхищенно улыбаясь.

-Ты похож на Амир,- сказала она.

- Квоут один из Сиридаев.

Я оглядел себя и со следующим мерцанием молнии я увидел, что она имела в виду.

Я высушил кровь, бежавшую по моим рукам с момента, как я пытался успокоить раны.

Это походило на старые татуировки Амиры, которые использовались, чтобы отметить высокий ранг членов.

Я был так удивлен ее определением, что забыл первое, что узнал про Аури.

Я забыл про осторожность и задал ей вопрос : - Аури,что ты знаешь про Сиридаев?

Никакого ответа не последовало.

Следующая вспышка молнии не показала мне ничего, кроме пустой крыши и неумолимого неба.


Глава 22 Скольжение | Страх Мудреца | Глава 24 Клинкс