home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 45

Сношение с темными силами.

Я СИДЕЛ У КАМИНА в Анкере со своей лютней на коленях.

В комнате было тепло и тихо, много людей пришло, чтобы послушать мою игру.

Феллинг был моей обыкновенной ночью у Анкера, и он всегда был занят.

Даже в такую плохую погоду не хватало стульев, поэтому те кто пришел поздно были вынуждены толпиться у бара или же прислоняться к стенам.

В последнее время, по феллингам, Анкер нанимал дополнительную официантку, чтобы разносить выпивку.

За пределами гостиницы зима все еще сжимала Университет, но внутри воздух был теплым и сладким с запахом пива, хлеба и бульона.

За месяцы я обучил свою аудиторию быть внимательной во время моей игры, так что зал был тих когда я играл второй куплет "Фиалки Подождут".

Я был в прекрасной форме в тот вечер.

Моя аудитория купила мне полдюжины напитков, в приступе великодушия выпивший скрив бросил в футляр моей лютни тяжелый пенни, он сиял среди кучи железа и меди.

Я заставил Симмона прослезиться дважды, а новая служанка улыбалась мне и краснела с такой частотой, что даже я не мог пропустить сигнал.

У нее были красивые глаза.

В первый раз за всю жизнь я почуствовал, что начал контролировать свою жизнь.

В моем кошельке были деньги.

Мои исследования шли хорошо.

Я имел доступ к Архивам, и не смотря на то, что я работал в долг, каждый знал, что Килвин был доволен мной.

Единственное чего не хватало, так это была Денна.

Я посмотрел на свои руки когда вступил в последний куплет "Фиалки Подождут". Сегодня я выпил немного больше чем обычно, мне не хотелось возиться.

Пока я смотрел на свои пальцы, я почуствовал волну холодного воздуха, дверь таверны открылась.

Огонь раскачивался и танцевал рядом со мной, я услышал стук сапог идущих по деревяному полу.

В комнате было тихо, когда я пел:

Она села у окна.

Она пьет чай

Она ждет свою любовь

Что вернется из моря.

Пришел ее поклонник.

Она наблюдает потоки,

Все это время я играл "Фиалки Подождут". Я проиграл последний аккорд, но вместо аплодисментов, которых я ожидал, тишину нарушало лишь эхо.

Я поднял свой взгляд и увидел четырех мужчин, стоявших у очага.

Плечи их тяжелых плащей были сырыми от растаявшего снега.

Лица их были мрачными.

На троих из них были темные круглые шапки, обозначающие констеблей.

И если до кого-то не доходил способ их заработка, каждый из них имел с собой дубовую тяжелую дубинку, окованную железом.

Они посмотрели на меня, как ястребы.

Четвертый стоял в стороне от других.

Он не носил шапку констебля, и не был таким высоким и широкоплечим.

Несмотря на это, он казался главным среди них.

Лицо его было постным и мрачным; он вытащил кусок клейменного пергамента.

- Квоут, сын Арлидена, - прочитал он вслух на всю комнату, его голос был силен и чист.

При этих свидетелях, я задерживаю тебя, что бы ты предстал перед Железным Законом.

Вы обвиняетесь в сношениях с демоническими силами, использовании сверхъестественных способностей, неспровацированной агрессии и также в должностных преступлениях.

Излишне говорить, что меня застали врасплох.

- Что? - Глупо спросил я.

Как я сказал выше, сегодня я перепил.

Мрачный мужчина проигнорировал меня и превратился в констебля.

- Схватить его.

Один из констеблей достал длинную цепь.

До сих пор я был слишком изумлен, чтобы начать бояться, но вид этого мрачного человека, достающего две железные кандалы из мешка, наполнил меня страхом, до мозга костей.

Симмон появился рядом с очагом, проталкиваясь сквозь констеблей, он шел к четвертому.

- Что здесь происходит? - Потребовал Сим, голос его был жестким и злым.

Это был единственный раз, когда я слышал его, как сына герцога.

- Объясните.

Мужчина, державший пергамент перед глазами Симмона, достал толстый железный жезл, окованный у концов золотом.

Сим побледнел немного, мрачный мужчина поднял жезл, чтобы все могли увидеть его.

Мало того, что выглядел он не менее угрожающе, чем дубина констебля, он был символом власти.

Этот человек был заклинателем Союза Судов.

Золотые полосы говорили, что это не просто очередной заклинатель, он мог осудить любого: священника, чиновника, даже представителей знати до ранга барона.

Также, в этот момент сквозь толпу пробрался Анкер.

Он и Сим прочитали документ заклинателя и нашли его законным и официальным.

На ней были подписи и печати всях важных людей Имре.

Ничего не поделаешь.

Меня собирались поставить против Железного Закона.

Каждый в "Анкере" видел как меня связывают по рукам и ногам.

Некотырых это потрясло, других поставило в тупик, но большинство было просто испуганно.

Когда констебли тащили меня через толпу к выходу, лишь некоторые из моих слушателей встретились со мной взглядом.

Они долго вели меня до Имре.

За Стоунбридж и далее по великой каменной дороге.

Холодный зимний ветер охлаждал железо на моих руках и ногах до тех пор пока я не получил ожог кожи.

Следующим утром прибыли Сим с Элкса Далом, все стало проясняться.

С тех пор как я призвал ветер, когда Амброз сломал мою лютню, прошло много времени.

За это меня публично высекли в Университете.

Это было так давно, что раны на моей спине зажили, от них остались лишь серебряные полоски шрамов.

Я думал, что вопрос давно решен.

Очевидно, нет.

Так как это произошло в Имре, это дело попало под юрисдикцию Союза Судов.

Мы живем в цивиллизованное время, но, все-таки, не во всех местах кроме Университета и его окрестностей считали также.

Некотырые статьи Железного закона действовали еще с темных времен.

Прошло более ста лет с тех пор как последний раз кого-то сожгли на костре за связь с темными силами или применение сверхъестественных способностей, но закон все еще действовал.

Чернила выцвели, но слова все еще можно было прочитать.

Конечно, Амброз не принимал непосредственного участия.

Он был слишком хитер.

Такие истории портили репутацию Университета.

Если бы Амброз был замешан здесь, то это возмутило бы магистров.

Они тяжело работали, что бы защитить честное имя Университета в целом и Арканума в частности.

Так Амброз ни как не был связан с этим.

Вместо этого, дело дошло до вельмож Имре, заседавших в суде.

О, конечно все знали, что это Амброз, но его не могли изобличить.

Амброз знал всех с силой, родом или деньгами по обеим сторонам реки.

Таким образом я предстал перед Железным Законом.

В течении шести дней это было источником моего раздражения и тревоги.

Это нарушило мои исследования, поставило работу в Артефактной в тупик, и забило последний гвоздь в гроб моей надежды найти покровителя.

То, что было, сначала, страшным опытом, превратилось в нудный процесс с особой помпой и ритуалом.

Более сорока букв показаний были зачитаны вслух, подтверждены, и задокументированны официально.

Пустые дни заполнялись лишь длинными речами.

Цитаты из Железного Закона.

Моментов процедуры.

Формальные выступления.

Старики читали старые книги.

Я защищался как мог то в Союзе Судов, то в Церковном суде.

От моего имени говорили Элкса Дал и Арвил.

Вернее они писали письма, которые зачитывались в суде.

В конце концов, с меня сняли все обвинения.

Я думал, что был оправдан.

Я думал, что выиграл...


Но я был ужасно наивен во многих отношениях.


Глава 44 Выгода. | Страх Мудреца | Глава 46 Интерлюдия - немного Скрипки.