home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Терра-Илои (Чагос). Риф Колвокорес

=======================================

Подводное плато Колвокорес расположено в 40 милях северо-восточнее Моту-Йейе (атолл Перос), в 10 милях к востоку от огромного подводного атолла Спикерс и в 15 милях к югу от подводного острова Анамет. Для Юн Чун и Линси Ли это плато было последним не осмотренным потенциально-перспективным объектом в юго-восточном секторе Чагос. О плато имелась подробная исходная info: в 70-е годы XX века авиа-разведка США тестировала здесь несколько новейших (по тем временам) технологий подводного сканирования, а результаты рассекретила, в виду отсутствия какого-либо интереса к полученным данным, кроме научного. Итак, Колвокорес. Полоса в милю шириной и 5 миль длиной, вытянутая с севера на юг, на глубине около 10 метров.

Утром 8 мая примерно над серединой этой полосы дрейфовал катамаран – траулер, предоставленный Родео, для целей (как он выразился) «развития экологического интернационального туризма». Фактически, для него это был способ хоть немного расширить спектр развлечений для неожиданной группы гостей мини-отеля – трех германцев, трех шведов и двух мальдивцев. Пири предупредил: «Мы с китайцами работаем, нам некогда будет развлекать туристов». Родео похлопал его по спине и авторитетно сообщил: «Смотреть, как работают другие, это классное развлечение!». Магог добавила: «Я иду за кэпа. Если что, исполню им танец живота – легко!».

Жизнь, однако, внесла коррективы в планы, построенные накануне. В начале, из исследовательского процесса выпала Юн Чун – по здоровью. Ничего страшного не произошло: просто менструальный цикл сместился на несколько дней (что нередко случается при смене обстановки). Дайвинг в такие моменты жизни категорически не рекомендуется. Линси Ли констатировал: «Обстановка штатная, поныряю немного за двоих» – и… Ошибся. Маленький диск полевого медико-биологического сканера, обследование которым казалось просто 20-секундным формальным ритуалом, вдруг выдала сообщение: «Sub-critical blood-circulation problem. Diving denied». На такой, казалось бы, странный результат (для коммандос с железным здоровьем), Лвок сразу выдала комментарий: «Человек – это не робот из сочинений Азимова. Вот тебе твой трудоголизм. Давай-ка, отдохни». А Пири добавил: «На Колвокоресе все просто, все точки заранее размечены. Мы спокойно осмотрим их под водой, а вы все увидите на мониторе, какие проблемы?». Линси пытался спорить, но у нео-аборигенов Чагоса существовал алмазно-твердый принцип: со здоровьем при дайвинге не шутят.

Таким образом, на борту модернового симпатичного мини-траулера остались оба китайских спеца (по здоровью), и оба мальдивца, Тофик и Васам (по настроению). Германская семья: Ханс, Ева и Матиас увлеченно бултыхалась в океане недалеко от траулера. Шведская компания: Арвид, Никлас, и Беорг пыталась практиковаться в подводной охоте в стиле сноркелинг. «Нео-аборигены» довольно лениво ныряли с ребризерами на небольшие глубины.

Линси Ли очень внимательно следил за «нео-аборигенами». Он поставил себе цель: разобраться, почему значительно хуже физически подготовленные Лвок и Пири не получили никаких проблем с сосудами, а он – получил. Ведь две последние недели ныряли все трое, вроде бы, в одинаковом режиме… Или не совсем? И лейтенант коммандос вооружился блокнотом, карандашом и начал фиксировать весь график действий своих местных коллег – вплоть до того, как именно они отдыхают после всплытия (вылезают на рафт, лежат на воде, лежат на воде держась за рафт), и как располагают тело при отдыхе, и насколько активно они при этом двигаются.

Через два с половиной часа, он изобразил под последней записью и зарисовкой пару иероглифов, означающую «очень важно», указал дату и время, и убрал блокнот.

– Ты что-то заметил? – негромко поинтересовалась Юн Чун, положив ладошку ему на плечо, – Что-то действительно важное?

– Может быть, да, – ответил осторожный в суждениях лейтенант.

– Я тоже кое-что заметила, – сообщила она, – Точнее, я подслушала мальдивцев.

– Ты знаешь язык Дивэхи? – удивился он.

– Нет, – она улыбнулась и покачала головой, – Дивэхи знает вот эта штука.

Несколько секунд Линси Ли смотрел в недоумении, как она постукивает пальцем по корпусу закрепленной на мочке уха клипсы – плеера, потом догадался.

– Робот лингво-транслятор?

– Да. Я купила его в лавке при мини-отеле Родео. Смешно, правда?

– Интересно, – произнес он, – Насколько хорошо он переводит?

– Так, относительно, – она пожала плечами, – Но я уловила смысл. Они знают, что мы китайцы, и они догадались, что мы здесь ищем подводный остров, чтобы установить платформу. На Мальдивах растущие отели часто расширяют свою территорию путем строительства платформ на отмелях. Там маленькие платформы, но техника поиска подходящих мест, наверное, похожа.

– Понятно, – Линси Ли кивнул, – И что они думают о нашей деятельности?

– Они говорят: Эти китайцы – просто дураки, им денег не жалко. Сейчас нези очень дорого продадут им кусок дна, и ещё больше денег уйдет на строительство. Если бы китайцы были умные, они бы нашли то, что есть на атолле Алиф-Алиф, получили бы готовый остров, и никому бы не платили. Но китайцам лень думать, и они заплатят.

Лейтенант задумчиво провел ладонью по подбородку.

– Нези – это меганезийцы. Значит, мальдивские парни информированы о том, кем являются аборигены Терра-Илои. Значит, возможно, что и остальная их информация достаточно достоверна. Но атолл Алиф-Алиф расположен очень близко от атолла-столицы, Каафу-Мале. Немногим больше полста миль. Я считал, что там все плотно заселено и застроено отелями. Что там можно взять просто так?

– Просто так можно взять что угодно, – заметила Юн Чун.

– Я имею в виду: без военных акций с международным резонансом, – уточнил он.

– Тогда да, – согласилась она, – Это странная информация. ещё они несколько раз называли имя Хаким, но это было на переходе к другой теме. Они начали обсуждать собственные перспективы. Кажется, они рассчитывают на поддержку этого Хакима.

– Хаким… – повторил Линси Ли, – Когда мальдивцы в первый день объяснялись с констеблем, они говорили о богатом друге, который имеет отношение к трафику нелегальных наркотических веществ из Пенджаба. Возможно, это он и есть.

– Возможно, – согласилась Юн Чун, – …Но лучше уточнить. Как ты думаешь, у нас найдется повод поговорить с этими мальдивцами в удобной обстановке?

– Повод всегда можно создать, – заметил лейтенант.

– …Но позже, – перебила она, – Туристы возвращаются на борт.

На четвертый день после смены Мальдивов на Терра-Илои все шестеро туристов пребывали в состоянии нескрываемого восторга, что, в общем, вполне объяснимо. И германцы, и шведы летели на 5000 миль за свободным отдыхом на дикой морской природе, а увидели на мальдивском атолле Адду жуткую скученность полунищих местных жителей, грязь, техническую отсталость, исламские запреты, воровство и хамство чиновников… Негатив сглаживался искренним радушием этих полунищих жителей и (главное) океаном! Но, после (мягко говоря) неудачного сафари с акулами, итоговая сумма туристических впечатлений ушла далеко в минус.

Совершенно иначе обстояло дело на Терра-Илои. Разумеется, кубрики в мини-отеле выглядели гораздо скромнее, чем бунгало в мальдивских «четырех звездочках», но реально здесь имелось все то же самое, за исключением дорогой отделки и фирменной сантехники. При этом, на Терра-Илои не было скученности, почти не было грязи, и не существовало религиозных запретов, а «деревенская» организация сервиса полностью соответствовала имиджу «уголка нетронутой дикой природы в океане».

И, наконец, цены на Терра-Илои показались европейцам фантастически-низкими,

особенно, после Мальдивов… На которые туристы, даже при желании, не могли бы вернуться из-за политических разногласий, суть которых они не поняли, и просто приняли, как данность. Их багаж, благодаря фирменной английской настойчивости Джеймса и Эмбер, был успешно отправлен по домам, посылками до востребования, а оставшиеся дни отдыха автоматически перенеслись в отель Родео на Моту ЙеЙе. С возвращением отсюда домой проблем, как выяснилось, не было вовсе. Была только некоторая странность. Самолеты с Терра-Илои летали только в одну точку Европы: аэродром базы ВМФ Швеции под Гетеборгом, и только раз в неделю, но зато очень дешево. Корректировка планов на пару дней, и странный пункт прибытия никому не испортили настроения. Тем более – европейский транспорт позволяет добраться из Гетеборга в Стокгольм, или в Мюнхен очень быстро и комфортно…

Туристы выбрались из воды на борт траулера, и немедленно собрались вокруг Магог, которая объявила, что приготовит нескольких довольно крупных рыб-ваху (добычу шведов) согласно древнему рецепту туземцев – илои. Рецепт был, на самом деле, фиджийский (Магог происходила из фиджийских индусов), но зачем разочаровывать симпатичных туристов, которые хотят попробовать туземную кухню? И шведы, и германцы искренне верили, что имеют дело с туземцами илои, которые частично смешались с другими этносами, и заимствовали технические новинки, однако (как выражаются культурологи) «сохранили свою этническую самоидентичность». Эта «самоидентичность» проявлялась буквально во всем. В архитектуре (картонных и бамбуковых хижинах на четырех ножках с гостиной – площадкой, поднятой на двух дополнительных ножках на уровень крыши). В туземной одежде (пояса, к которому крепится несколько пестрых карманов и несколько петелек для инструментов). В устройстве лодок – гибридов катамарана и рафта. В туземных танцах и «семейных обычаях» – последний термин был применен германскими туристами, чтобы как-то называть весьма странные с точки зрения европейца, отношения между полами и принципы воспитания детей (детей было немного, но достаточно, чтобы туристы обратили внимание на то, как взрослые туземцы ведут себя с потомством).

Линси Ли и Юн Чун (знавшие, кем в действительности являются жители Чагоса), с интересом наблюдали, как синтетическая этнография илои, наскоро слепленная из австронезийских, африканских и океанийских мифов, стремительно обретает силу убедительной трехсотлетней традиции небольшого туземного этноса.

Магог уверенно разделывала рыбу, раскладывала тушки в электро-гриле и, как бы невзначай, рассказывала миф о сотворении мира. В начале были только Тринадцать Звездных Божеств (по числу зодиакальных созвездий включая Змееносца). Названия тринадцати месяцев илоианского календаря совпадают с их именами. Божества легко меняли вид с антропоморфного на зооморфный и наоборот. Божеств женского пола оказывалось на одно больше, чем мужского, а их эротическая практика отличались разнообразием и креативностью. Постепенно они породили дополнительные звезды, Солнце, Землю, Луну и планеты, а потом занялись устройством Земли. Сначала они создали океан, с его волнами, ветрами, и атоллами. Потом – всякую живность, и в заключение – людей илои. Чагос создавался по образцу вечного звездного неба, а остальная суша – по образцу Чагоса. Туристы заворожено слушали, иногда задавая вопросы. У них не возникало ни тени сомнения в древности этого космогонического мифа. Позавчера их катали на самолете над Великой Банкой, и показали извилистые стены подводных атоллов (письмена Звездных Божеств на дне океана), а потом дали возможность погулять по древней священной роще на острове Нелио – первой суше, сотворенной Тринадцатью посреди ещё пустого океана… Магог плавно перешла от божеств к героям древности, а рыбьи тушки, согласно «древнему рецепту», почти достигли готовности, когда на борт выбрались Лвок и Пири.

На невысказанный вслух вопрос китайцев, Пири ответил:

– Короче, amigos, со времен картографов-янки ничего не изменилось. По ходу, здесь нормальная позиция под платформу. Надо делать комбинировано: дюралевые ноги и плавучие бетопластовые понтоны. Так будет надежнее и дешевле.

– Около сотни ног плюс пятьсот понтонов, – пунктуально добавила Лвок, – Если не требуется размещать здесь очень тяжелое оборудование, то этого хватит. Но если планируется терминал под большегрузные суда или полоса под тяжелые грузовые самолеты, или что-то типа того, то придется все удвоить… А лучше утроить.

– 10-метровые дюралевые ноги в комплексе с понтонами это хорошо отработанная технология, – заключил Пири, – Хотите, могу показать рекламу партнерства «Playa Artificial», там есть фото готовых объектов, характеристики и прайс-лист.

– Не совсем дешево, но оно того стоит, – поддержала Лвок.

Юн Чун улыбнулась и похлопал обоих «туземцев» по мокрым плечам.

– Спасибо, ребята. Это очень интересное предложение, но…

– …Но есть ещё один вариант, – договорил Линси Ли, – Это не обычный вариант.

– Плавучий пенобетонный бублик на якорях? – предположил Пири.

– Нет, – Юн Чун покачала головой, – Это вообще вариант другого типа. Но для его реализации надо получить подробную info у Васама и Тофика. Вы поможете?

Лвок вздохнула, задумчиво пригладила ладонью мокрые волосы и бросила короткий взгляд на двоих мальдивцев, устроившихся с удочками на носу мини-траулера.

– Знаете, amigos, эти парни, хоть и мусульмане, но гости. Короче так. Чтобы не было неясностей: не обижайтесь, но пытать их, мы вам не разрешаем.

– Лвок, мы же с тобой подруги? – сказала Юн Чун.

– ещё какие! – подтвердила «туземка».

– …Тогда как ты могла обо мне такое подумать? Тебе не стыдно?

– Ну… – Лвок снова пригладила волосы, – Линси сказал про info, а это значит…

– … Просто поговорить с ними, – перебил Линси, – По-человечески поговорить, без насилия, без угроз. Понимаешь? Я немного расстроен. Я от тебя не ожидал…

«Туземка» быстро сделала шаг вперед, обняла китайского лейтенанта, на несколько секунд прижавшись к нему всем телом, и легонько куснула за ухо.

– Ты замечательный. Не обижайся.

– Ты тоже, – ответил он и погладил её по спине, – Я не обижаюсь.

– Так, вы поможете? – спросила Юн Чун, повернувшись к Пири.

– Ясное дело, поможем, – Пири энергично кивнул, – По-человечески, это правильно!



29. Мир, сотворенный 13-ю богами, начиная с Чагоса. | Драйв Астарты | Дата/Время: 10.05.24 года Хартии.