home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


День 3-й. 28 сентября.

Утром американская морская пехота десантировалась на Иводзима, подавив слабое сопротивление нескольких маломощных огнеметных танков, плюющих чем-то типа горящего керосина метров на сто. После подбития и обследования танки оказались дешевыми мадагаскарскими квадроциклами, переделанными под радиоуправление и накрытыми бутафорской броней из тонкой дюрали. Но военным репортерам удалось запечатлеть исторические кадры «Второй битвы за Иводзиму», а морпехи, которые умудрились поймать на организм немного керосина и получить ожоги, безусловно, заработали медали «Пурпурное сердце». Какое ни есть, а боевое ранение! К 10 утра американский флаг развевался на вершине горы Сурибачи. Ну, чисто 1945-й год!

Затем, саперный робот-каток (на сленге: ISP, Iron Shit-Presser), прошел через минное заграждение, создав в нем тропу безопасности до базы ВВС. 400 японских служащих смогли, наконец, выбраться оттуда. Вопрос: видели ли они северокорейских солдат? Ответ отрицательный. Не видели ни одного. Зато они наблюдали солдат в японской униформе образца 1940-х годов, а у одного офицера даже был самурайский меч! На острове Йонагуни несколько дней назад была та же странность с униформой. О том, почему униформа «оккупантов» именно такая, будет сказано несколько позже.

Представители Австрало-Новозеландского Антарктического Газового Консорциума, шведских корпораций «Interdyn» (Гетеборг) и «Astrid» (арктическое плато Нобеля), а также новозеландского «Erebus Innovation Bank» (Киви-Антарктика, остров Росса), провели пресс-конференцию о подводном танкере «Whale Track». Они сообщили, что правительству Японии будет предъявлен иск на сумму около 50 миллиардов USD. По словам бизнесменов, это отражает стоимость разрушенного танкера, прямые убытки, связанные с простоем глубоководного оборудования для газодобычи, и неустойки по контрактам на поставку сжиженного антарктического газа на следующий год.

Министр финансов Японии назвал «вздорной» сумму претензий этих корпораций. «Разумеется, – сказал он, – мы компенсируем фактические убытки. По смете проекта подводный танкер стоил 650 миллионов долларов. Можно спорить и об этой сумме, поскольку есть данные, что реально смета составила лишь 220 миллионов. Есть ещё данные о том, что танкер вышел из порта в состоянии 25-процентной готовности и, следовательно, в случае арбитража, мы будем настаивать на сумме 55 миллионов. Я рекомендую уважаемым бизнесменам проявить разумную скромность, которую и мы согласны проявить перед лицом человеческой трагедии, и остановиться на разумной сумме компенсации, равной формальной сметной стоимости: 650 миллионов».


День 2-й. 27 сентября. | Драйв Астарты | День 4-й. 29 сентября.