home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Атолл Улиси, островок Асор, мини-отель в кампусе NLO, тот же момент.

Доктор Го Синрэн, не отрывая взгляд от ползущей по экрану ноутбука ленте текущих сообщений, протянул руку и двумя нажатиями клавиши предельно увеличил обороты вентилятора. В micro-flat возник игрушечный торнадо, завертелся по комнате, поднял с невысокого столика несколько листочков бумаги и попытался выбросить их в открытое круглое окно, похожее на стеклянный люк в одной из трех стен. Эта стена (в отличие от двух других) имела форму сегмента сферы. Снаружи и сверху она выглядела частью шляпки огромного мухомора, а люк-окно – одной из крупных светлых крапинок на шляпке. Таковы были причуды местной архитектуры.

Пак Хики несколькими ловкими движениями поймала летящие бумажки и вернула на столик, прижав сверху кружкой и лишив мини-торнадо шансов повторить подобное хулиганство. Затем она повернулась к доктору Го и покачала головой.

– Ты рискуешь простудиться. Правда. Тебя может продуть. Тебе нужен насморк?

– Если бы насморк был мне нужен, – ответил доктор Го, – я бы его не стал делать сам, а купил бы у какого-нибудь медика. Такие вещи лучше доверять профессионалам. Вот, например, дипломатический насморк поручают сразу трем профессионалам: личному врачу, шефу охраны и шефу пресс-службы. Но это уже чересчур. И получается, как в пословице: у трех подрядчиков фанза кривая.

– Давай всё же сделаем так, – мягко сказала Хики и вернула обороты вентилятора к первоначальной частоте, – а, если тебя жарко, я могу сделать мятный чай. Это хорошо помогает. На самом деле, тебе только с непривычки кажется, что жара такая сильная.

– Спасибо, – Го Синрэн улыбнулся и похлопал её по колену. – Знаешь, ты именно та женщина, которая в сложных ситуациях наводит на правильные мысли.

Пак Хики широко раскрыла глаза и хлопнула в ладоши:

– E-oe! Классный комплимент. Я такого ещё не слышала!

– Это мое врожденное достоинство, – гордо сообщил он. – За это меня с детства любят молодые красивые женщины. Сначала мама, потом две мои тетки, потом… Я не буду рассказывать про «потом», поскольку, как утверждает психология, говорить с одной молодой красивой женщиной о других молодых красивых женщинах…

– Aita pe-a, – весело перебила Пак Хики, включая чайник. – У нас другая психология.

– У вас другая психология, – задумчиво повторил доктор Го. – Это действительно так, и поэтому я хочу спросить твоего совета в одном важном деле.

– Спрашивай, – лаконично отозвалась она.

– Ты очень умная девушка, Хики, поэтому вопрос получится короткий: где грань?

– Где грань, и в этом весь вопрос, так?

Го Синрен улыбнулся и предельно-выразительно кивнул.

– Да. Просто: где грань?

– Это не просто, – отозвалась она, усевшись на пятки и глядя в небо за окном. – У нас множество соседей по океану. У всех разные обычаи и законы. Но, как правило, эти обычаи и законы объяснимы. Если наши ребята летят в Гватемалу на футбол, а там попадают в каталажку после драки на стадионе, то гватемальский коп автоматически звонит в наш ближайший пункт INDEMI на Тупа-Тахатаэ, атолл Клиппертон, и всем понятно, что произошло. Если в Калифорнии кого-нибудь из наших арестовывают за торговлю какими-нибудь штуками без лицензии, то коп-янки тоже звонит, и говорит: «Ребята, вы знаете наши законы, у нас запрет на коммерцию без бумажки от оффи». Понятная ситуация. Дурацкий запрет, но более-менее понятный. И что важно, янки никогда не отказываются это объяснять. Хоть сто раз повторят, если ты спросишь. В Красной Корее совсем дурацкие правила, но там с тобой ходит специальный чел и одергивает, чтобы ты ничего не нарушил. Если не нравится, то не надо туда ездить.

– Ты была в Северной Корее? – Спросил доктор Го.

Пак Хики кивнула и, занявшись завариванием мятного чая, пояснила.

– Я там была, но мне не понравилось. Но это мои проблемы. А если посмотреть на Филиппины, Малайзию, Индонезию…

– На Китай, – подсказал он.

– Да, и на Китай тоже. И на Японию. Тебя могут сцапать вообще ничего не объясняя просто потому, что какой-то оффи решил: ну-ка сцапаем этого субъекта, что-то его физиономия мне не нравится. Сцапаем и никому ничего объяснять не будем. У нас сложился обычай, что в таких случаях дежурный судья предлагает тамошним оффи: «Объясните в течение часа, в чем дело, и попробуем решить этот конфликт мирно».

– А если нет? – Спросил Го Синрен.

– Война, – коротко и спокойно ответила Пак Хики.

– Война, – повторил он. – А разумно ли это, если другая сторона гораздо сильнее?

– Понимаешь, Синрен… – Она налила чай в кружки. – Когда есть прямое требование Хартии, вопрос так вообще не ставится. Ни один гражданин Меганезии ни при каких условиях не может быть оставлен на чей-то произвол. Правительство должно будет вмешаться и принять все возможные меры, чтобы защитить гражданина. И Хартия требует, чтобы действия по защите не были ограничены ничем. Только объективная техническая невозможность выполнить защиту может быть оправданием. Никакие соображения дипломатии, политики и прочего в расчет не принимаются.

Доктор Го повертел в руках кружку и сделал маленький глоток.

– Замечательный чай, Хики… А что, если действительно технически невозможно защитить гражданина, попавшего в такую беду на чужой территории?

– Ты же читал Хартию, – ответила она. – Верховный суд должен собраться, расставить черные метки и дальше обычная процедура. Бюджет нейтрализации…

– Кровная месть? – Уточнил он. – Как у зулу: мы убьем вас, если сможем?

– Не «если», а «когда», – поправила девушка. – Жизнь так устроена: раньше или позже обязательно представится случай. И не «кровная». У нас не принято убивать человека просто за этническую связь с кем-либо. И не «месть». Просто мера профилактики.

– Да, – доктор Го улыбнулся, – жизнь устроена именно так. Но не будем о грустном. Предположим, что имело место недоразумение. В нашем несовершенном мире это обычное дело. Через короткое время обе стороны разобрались в ситуации и уладили конфликт. Но остаётся осадок. Что-то меняется в отношении людей. В частности, в отношении канаков к стране, которую я здесь представляю… Или не остаётся?

– Отношение, – сказала она, – меняется не только от того, что сделано, а и от того, как сделано. Можно направить на человека оружия и отдать ему какие-то приказы, чтобы выполнить, как говорят копы «безопасное задержание». Ничего особенного, на такие действия нет смысла обижаться. Но можно поступить иначе: использовать то, что ты вооружен, и показать свою личную власть над задержанным. Унизить его и наглядно показать ему, что ты можешь творить с ним любой произвол. Я понятно говорю?

– Предельно понятно, – подтвердил он, – а насколько сильно это меняет дело?

– Полностью меняет, – ответила Пак Хики, – мне кажется, это очевидно. Ты можешь отдавать человеку приказы, ну например, по работе, если ты менеджер, но сохранять прекрасные отношения с ним. По-моему, в этом нет ничего особенно сложного.

Го Синрен снова кивнул и взял со столика мобайл.

– Как говорят в таких случаях европейцы: «дьявол сидит в деталях».



Анонсы сетевой прессы по запросу «Минамитори». | Драйв Астарты | Остров Минамитори, пристань в лагуне у западного берега, тот же момент.