home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Остров Минамитори, пристань в лагуне у западного берега, тот же момент.

…Капитан Мэнг Джо ответил последнее «shi» (да) и убрал мобайл в боковой карман форменной рубашки, не отводя взгляд и ствол штурмовой винтовки «Jang fien» от меганезийских летающих лодок, вставших одна за другой бортами к причалу,

Четыре легких патрульных истребителя «Wo Zing» последовательно прокатились по сухопутной ВПП, заняли места на площадке у северного берега и заглушили движки.

Тишина. Нервозность. Ощущаемое без слов напряжение бойцов сторожевого взвода, которые так же держат на прицеле две летающие лодки «Catalina». Капитан негромко произнес скороговорку для спокойствия (личный метод) и поднял мегафон.

– Всем выйти из машин, руки держать на виду, резких движений не делать, никуда не расходиться, оставаться на месте до новых распоряжений.

Пауза. А потом почти одновременно открылись бортовые люки и дюжина молодых темнокожих парней и девушек, одетых в пестрые шорты, гавайки и узорчатые пояса с пистолетами в чехлах без спешки выбрались на бетонную платформу причала. Они беспечно улыбались… Или просто казалось, что беспечно…

– Теперь, – продолжил Мэнг Джо, – по одному подойдите к столу, который находится в десяти шагах перед вами, и сложите на него всё оружие, огнестрельное и холодное.

– Дюймовый складной ножик считается? – Поинтересовалась одна из девушек.

Остальные одиннадцать меганезийцев дружно заржали.

– Не считается, – хмуро ответил капитан.

– Вот как, – произнесла она, подойдя к столу и аккуратно положив сначала свой пояс с пистолетом, а затем мачете (до этого пристегнутый у нее подмышкой). – …А у янки в аэропорту дюймовый ножик считается.

– То в гражданском аэропорту, – заметил парень – меганезиец, – а тут, типа, военный.

Дождавшись, когда девушка вернется назад, он подошел к столу и положил пояс с пистолетом и вдруг возникший в руке филиппинский «бандитский» нож-бабочку.

– Положите всё оружие, – на всякий случай уточнил Мэнг Джо.

– Прикинь, бро, мы не глухие, – ответил парень и вернулся к своим.

Вот так, под грубоватые шутки и периодический хохот процедура разоружения была постепенно завершена. Капитан (незаметно издав облегченный вздох) приказал:

– Старший подразделения, подойдите ко мне.

– Не «подразделения», – ответил парень лет 25, направляясь к нему, – а экспедиции. Гражданской. Подводно-геологической. Следовавшей над нейтральными водами. К объекту Наканотори. Принадлежащему нашей фирме «E-Fola». Ну?

– Капитан Мэнг Джо, береговая охрана Цин-Чао. Представьтесь, пожалуйста.

– Дессо Ниваи, бакалавр морского инжиниринга колледжа Тин-Кен. Так в чем дело?

– Дело в том, – ответил капитан, – что по данным нашей разведки эти два самолета транспортируют вооружение к острову Аога для японской эскадры.

– Какое? – Ехидно спросил бакалавр. – «Звезду смерти» из «Звездных войн» Лукаса?

Одиннадцать канаков снова заржали.

– Не знаю, – буркнул Мэнг Джо, – у меня приказ штаба: досмотреть ваши самолеты.

– Ясно, капитан. Раз так – составляй протокол. Один экземпляр – мне. Фирма будет предъявлять пени вашему штабу. Это раз. Теперь два: наши флайки ты задержал. А экспедицию? Я с ребятами арестован, как стая японских диверсантов, или что?

– Вы не арестованы, мистер Ниваи, но тут закрытая территория, поэтому я должен попросить вас держаться всей группой и приставить к вам отделение охраны.

– Короче, арест, – резюмировал Дессо Ниваи, – не забудь внести это в протокол.

– Я напишу: «ограничена свобода перемещения». Согласны?

– Согласен. И куда мы можем ограничено перемещаться на вашем чудо-острове?

– Я могу предложить вам позавтракать вместе с персоналом, – сказал Мэнг Джо, – если северокорейская кухня вас устраивает.

– В смысле, горсточка риса на капустном листочке? – Спросил один из канаков.

– Нет. Рис с тушенкой «Great Wall», кукурузный суп и капуста кимчхи.

– Тут есть кимчхи! – Воскликнула девушка, запомнившаяся тем, что оставила на столе боевой топорик, напоминающий индейский томагавк. – Iri! Классно!

– Хэй, Таофи, а что такое кимчхи? – Отреагировал стоящий рядом с ней парень.

– Знаешь, Сиво, – произнесла она, – это не объяснить словами. Это надо пробовать!

– Короче, – подвел итог Дессо Ниваи, – пошли уже, оценим это экспериментально.

У лейтенанта Бенитеса с самого начала возникло подозрение, что арест меганезийских летающих лодок это какой-то фарс. Шоу для сильно отдаленной аудитории. Во время завтрака это подозрение переросло в уверенность. Дюжина канаков была усажена под общим навесом с северокорейскими рабочими и свободной сменой береговой охраны. Вооруженное дежурное отделение за спинами канаков, выглядело как-то совершенно неуместно. Тем более, что четверо меганезийцев из «DiproX Stuff» устроились рядом со своими «ограниченными в перемещениях» согражданами и беспрепятственно болтали с ними на смеси лингва-франка и какого-то языка океанийских туземцев. Манчжурские (точнее, тайваньские) офицеры, видимо, частично понимали первое, но никак не второе. Более того, «ограниченным в перемещениях персонам» оставили их мобайлы, и за чаем они болтали по этим мобайлам всё на той же смеси языков.

Впрочем, самый шокирующий языковый сюрприз канаки припасли на финал завтрака. Колоритная темнокожая девушка встала из-за стола и, вскинув ладони вверх, запела:

Aryumdaun nae sarang

Sarang haeyo: «Let's go»

Naegyiot-eman issiojwo

One, two, three, four…

Почти две тысячи северных корейцев разразились удивленными возгласами. А затем начали подпевать… Бенитес повернулся к Есано Балалайке.

– Слушай, что происходит?

– Ну… – она качнула головой и улыбнулась. – Это корейская песенка, довольно старая, начала века, с очень простыми словами. Одна девчонка хочет сказать парню: «ты такой замечательный и любимый, пойдем со мной, будь всегда рядом». И набирает номер…

– Не знаю, как та девчонка из песенки… – произнес американский лейтенант, – но эта шоколадка сейчас поставит на уши всю корейскую команду.

Не то чтобы Таофи поставила на уши весь корейский персонал, но после её вокального экспромта присутствие дежурного отделения береговой охраны потеряло всякий смысл и Мэнг Джо отозвал их, чтобы они не топтались без толку. А затем обратился к Акава Фуро.

– Мистер главный инженер, вы не могли бы помочь нам в досмотре груза самолётов?

– Я могу, но только если владельцы груза не возражают.

– Aita pe-a, – сказал бакалавр Дессо Ниваи. – Помоги им, бро, а то они примут подводные мобильные лифт-краны за марсианские боевые треножники из «Войны миров» Уэллса.

Капитан, слегка потеряв терпение, ехидно поинтересовался:

– Мистер Ниваи, у вас все шутки такие идиотские?

– Ага! А ты только сейчас заметил?

– Ну вас к болотным чертям, – буркнул тайванец и удалился вместе с Акава Фуро.

А дюжина канаков как-то естественно (по-товарищески) предложила корейцам свою помощь при сборке каркаса будущей верфи на литорали южного берега Минамитори.

– Мы с ребятами, – пояснил Сиво, – как-то были сезонными рабочими в Папуа и строили похожую верфь, так что мы знаем в этом толк. Сейчас нам по-любому нечем заняться, а от Минамитори до Наканотори всего-то 400 миль на север. Считай: соседи. Сегодня мы вам поможем, завтра вы нам. Нормально? Нормально!

– Хэй, бро, – заметила Эуни, – если вы сезонные рабочие, то я королева селедок.

– Ух, какая ты глазастая, – с уважением проворчал он. – Ну если по-честному, то мы три года работали в «CSAR Hybird» на западе Новой Гвинеи, а в сентябре решили вместе с нашим командиром перейти на мирный курс. Его папа предложил нам заняться морским инжинирингом. Интересный бизнес, хороший заработок, во как!

– Упс! – Вмешалась Люси. – Командир «Hybird» это Хенаоиофо Тотакиа, а его папа это, соответственно, Фуопалеле Тотакиа, король Номуавау. Ага?

– Типа да, – подтвердил Дессо Ниваи. – А откуда ты знаешь?

– Типа, – ответила она, – тут друзья парня по имени Уфти, если вы поняли, о ком я…

Олаф сначала слегка удивился, а потом легонько толкнул плечом Фрис.

– Уфти, настоящий папуас на полигоне Такутеа, южные острова Кука два года назад.

– Точно! – Воскликнула она. – Инструктор Варрабер, выдающийся юморист Океании.

– А-а-а! – Хором завизжали все двенадцать «работников морского инжиниринга». – Эти ребята – друзья Уфти-Каннибала! Iri! Cool! Классные соседи!

Казалось бы, что такое дюжина временного пополнения на фоне в сто раз большего количества работников? Но когда дело касается таких специфических операций, как установка опорных узлов большого каркаса на рифах чуть дальше линии прибоя, где работы уже не сухопутные, но ещё не совсем подводные, возникает особый случай. Дюжина людей, с детства привыкших к подобным условиям, да ещё имеющим опыт выполнения аналогичной работы, могут кардинально упростить ситуацию. Кроме того они точно знают, с какой периодичностью и как надолго надо делать перерывы, чтобы работа (по выражению Хагена Клейна): «была правильной каторгой».

Временный комендант тут же отставил в сторону кружку чая, отложил недоеденную рисовую галету и стилистически-изящно возмутился:

– Товарищ Хаген, у нас здесь не каторга, а коллектив свободных трудящихся.

– Ты не врубаешься, бро, – ответил Клейн, описывая в воздухе затейливую фигуру зажжённой сигаретой. – В том-то и фокус, что свободные трудящиеся могут слишком увлечься свободным трудом и свободно повредить свой организм. На каторге все по-другому. Как бы ты ни горел энтузиазмом трудиться на благо человечества и прочей симпатичной фауны, ровно за минуту до перерыва шеф-техник сгонит тебя с рабочей площадки в зону отдыха. Потому что, если начало перерыва будет просрочено хоть на секунду, партнерство-арендатор каторжников заплатит такой штраф, что офигеть!

– Имеешь опыт? – Поинтересовалась Таофи.

-Ага. Два года за карточные фокусы с коносаментами. И меня посадили разминировать парочку островков. Потом я купил на одном из них ДЗОТ для fare и арендовал поляну.

– По ходу, ты четко разминировал, раз теперь сам живешь. Я не врубаюсь: что ты не вызвался помочь вашему главному инженеру и тому капитану в смысле досмотра?

– Так ведь это как таможенное дело, – объяснил Хаген, – для правильного hombre этим заниматься, выражаясь на сайберско-китайском сленге: «zapadlo». Потеря лица.

– А-а, – с пониманием, произнесла она.

Воспользовавшись паузой, Пан Понг задал канакам вопрос, который задавал ещё на плашкоуте-экраноплане лейтенанту Бенитесу и Балалайке.

– Слушайте, а я никак не могу понять: в нашей войне Меганезия за кого?

– Это в каком смысле? – Уточнил бакалавр Дессо Ниваи.

– Ну, в смысле вот вы везли оружие для японцев.

– Мы ничего такого не везли, бро. Оружие вот так возят только дураки.

– Ну не везли. Но могли бы. У вас ведь бизнес с японцами, верно?

– Мы, канаки, – авторитетно сообщил Сиво, – делаем бизнес с любыми более-менее адекватными людьми. А все эти оффи-игры нам, эпически выражаясь, по хрену.

– А по-моему, – высказался Чанг, – японцы вас обдурили. Они продали вам островок Наканотори, которого нет. Фантом. Ошибка на карте. Так написано в интернет.

– Фантом фантому рознь, – ответил бакалавр. – Наканотори это тебе не какой-нибудь остров феи Морганы. В начале прошлого века он виднелся над водой даже во время прилива. Сто лет назад его на приливе уже заливало, и он был похож на ваш западный атолл Окинотори. В начале нашего века он стабилизировался как подводный и стал считаться рифовой мелью. Это классно: погружение на глубину всего в рост человека сделало Наканотори в сто раз дешевле, чем если бы он торчал выше уровня океана. А технически никакой разницы. По-любому надо искусственно надстраивать, как ваш Окинотори. Только у нас другая технология. Мы поднимем не только барьер, но и всю мелководную банку там, где глубина не больше 10 метров. И получится немаленький остров средним радиусом несколько миль. Конечно не сплошной остров, но…

Продолжить рассказ об этом морском инженерном проекте ему помешал вой сирены. «Внимание! – Раздался голос из динамика. – Некритическая воздушная тревога. Весь гражданский персонал может оставаться на местах».

– Тут каждый день такая фигня? – Полюбопытствовал Олаф.

– Нет, – временный комендант покрутил головой. – Позавчера и вчера все было тихо. Сегодня день какой-то странный…

4-ствольный зенитный пулемет на башенке форта повернулся и со звонким грохотом выплюнул в небо длинную очередь. На высоте метров 300 над южным берегом что-то лопнуло и рассыпалось мерцающей пылью.

– Spy-drone, – предположил Олаф.

– Похоже, – Фуро кивнул, – интересно, кто тут занялся промышленным шпионажем?

– Что-то неладно у береговой охраны, – произнесла Люси, глядя на приближающегося почти бегом капитана Мэнг Джо с таким лицом, будто ему скормили несколько крайне кислых лимонов. В руке у капитана был плоский ноутбук.

– Нихонцы – суки, – горестно произнес он, – пидорасы, черти болотные…

Фрис встала и успокаивающе положила ладонь на плечо тайваньца.

– Джо, что бы не случилось, не надо так нервничать. Главное, все живы. ОК?

– Да мэм, – капитан кивнул, – но мы проебали нихонский дрон… Ой, извините…

– Ничего страшного, Джо, я поняла суть сообщения. Что, на ваш взгляд, он хотел сфотографировать, и что он успел до момента, пока вы его не ликвидировали?

– Вот, – со вздохом ответил капитан и раскрыл ноутбук.


------------------------------------------------------------------------------


Атолл Улиси, островок Асор, мини-отель в кампусе NLO, тот же момент. | Драйв Астарты | Наша эскадра сражается, и небо на нашей стороне.