home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Атолл Бокатаонги (округ Маршалловы острова)

=======================================

По концепции архитектора жилой корпус кампуса Технического университета на Лоа-Фенуа должен был сливаться с полосой кокосовых пальм, растущих на песчаном пляже вдоль окружности солоноватого озера в центре островка и наклоненных над водой. В реальности (после нескольких удешевляющих упрощений) получилось две шеренги зеленых кубиков, стоящих вплотную друг к другу. Их нижний ряд стоял на грунте, а верхний – опирался одной стороной на нижний, а другой – на пару длинных ножек, погруженных в озеро у берега. Весь комплекс напоминал стадо крупных угловатых рахитичных динозавров, столпившихся на берегу и размышляющих: то ли переплыть озеро, то ли ну его на фиг. Динозаврам жарко. Они высунули над водой свои длинные разноцветные языки. С языков до самой воды свисает какая-то ерунда… Брр!

На самом деле, это не языки, а «похмельные мостики» – студенческое дополнение к исходному архитектурному концепту. Если накануне перебрал пива, то очень полезно утром выползти на мостик и плюхнуться в воду с высоты три метра. Но надо глянуть вниз, чтобы не угодить в лодку, привязанную к опущенной вниз бамбуковой лесенке.

«Динозавры» были построены в количестве, заведомо превышающем потребности постоянных очных студентов. Разумно предполагалось, что в кампусе будут время от времени жить приезжающие «дистанционные» студенты и гости университета. Сейчас одного «динозавра» занимали Дземе Гэнки и Кияма Хотару из Японии, а соседнего – дистанционные студенты Эланг, Окедо и Тиви Упаики с атолла Тероа, и Фуопалеле Тотакиа, король-мэр атолла Номуавау и острова Тин-Кен. Король в данный момент неподвижно сидел на языке-мостике в позе медитирующего йога. Наблюдатель, мало знающий обычаи утафоа, мог бы вообразить, что это и правда медитация на идущую поперек озера яркую дорожку от низко стоящего, но ещё ослепительного солнца.

Трое подростков – упаики, сидевшие на голове «динозавра» (в смысле, на крыше), как нетрудно догадаться, обычаи знали, и смысл действий короля был им ясен. Ключевым моментом являлось наличие в метре перед королем плошки с кусочками очищенных бананов. Над бананами вился рой мошек. За мошками охотилась пара ярких стрекоз. Именно за ними и наблюдал Фуопалеле, сидя неподвижно, чтобы не спугнуть.

Прошло часа полтора, и Солнце приблизилось к горизонту, превратившись в тускло-красноватый шар, и как будто залило озеро расплавленной бронзой. Король медленно поднялся на ноги, так же медленно потянулся всем телом, а после этого поочередно встряхнул каждой рукой и каждой ногой, и произнес:

– Уф!

– А мы смотрим новости! – Сообщила Тиви, отрываясь от экрана ноутбука.

– На крыше они интереснее, чем внизу, а? – Ворчливо-иронично спросил король.

– Просто, на крыше прикольнее, – ответил Эланг.

– Дядя Фуо, а зачем тебе стрекозы? – Поинтересовался Окедо.

Фуопалеле ещё раз потянулся и произнес.

– Вот если ты оторвешь от крыши свою задницу и притащишь дяде Фуо сигару, зажигалку и котелок горячего крепкого кофе, то дядя Фуо тебе ответит.

– Ты хитрый, – вздохнув, заключил Окедо.

– Да, дети. Я хитрый, ленивый, толстый канак. Если вы будете правильно себя вести, уважать богов и хорошо учиться, то когда-нибудь тоже такими станете.

– А я? – Спросила Тиви.

– А ты родишь много детей и будешь их тискать, когда они маленькие, и давать им подзатыльники, когда они вырастут.

Сделав это важное и содержательное поучение, король сбросил пестрое lavalava и, оттолкнувшись ногами от мостика, выполнил короткий полет до воды. Раздалось негромкое «плюх», и он исчез.

– Эти мужчины… – пробурчала Тиви, отгоняя рой мошек взмахом ладони и унося оставленную королем плошку с кусочками банана, – …ужасные неряхи. Они вечно разбрасывают всякую ерунду и им даже в голову не приходит убрать за собой.

– Не ворчи, – крикнул Окедо уже с нижнего этажа, – лучше скажи, где тут кофе?

– В буфете над электроплиткой на второй полке справа, – ответила она.

– Классно! Ты уже везде успела пошарить? Может тогда ты знаешь, где сигары?

– Да. Коробку сигар вместе с зажигалкой Фуо зачем-то сунул под свою подушку.

– Ага! Точно! Ух ты! Здесь ещё и пистолет!

– Ну и что такого? – Отозвалась Тиви, – почти все коммандос, даже бывшие, держат пистолет где-нибудь под рукой. По ходу такая привычка… Ух! Смотрите!

…Фуопалеле вынырнул, шумно отфыркиваясь и сжимая в правом кулаке длинное блестящее извивающееся тело.

– Мне что-то стало лень прыгать в воду просто так, – сообщил он, медленно плывя к бамбуковой лесенке. – А норку этого морского угря я заметил ещё днем. Ну-ка дети, скажите, как жрать морского угря сырым?

– Я скажу! – Крикнул Эланг. – Надо нарезать его ломтиками, засыпать крупной солью, полить самогоном, и через четверть часа он готов!

– Молодец! А теперь попробуй сделать это практически. Фляжку самогона возьми в правом кармашке моего рюкзака. Заодно притащи мне palm-top из левого кармашка.

Отдав парню свою добычу, король улёгся на циновке на мостике, включил маленький компьютер, открыл какой-то узел в одной из частных распределённых сетей, и набрал длинный код. Убедившись, что код принят неким аппаратом, присоединенным к сети, Фуопалеле прикурил принесенную Окедо сигару и произнес:

– Сейчас мальчики и девочки могут послушать историю о том, зачем толстый ленивый канак стал наблюдать за стрекозами. Когда вчера мы с вами показывали японцам, как работает наша летучая рыбка «krill-fly», идея которой, как известно, ваша, я подумал: «интересно, почему толковые спецы сошлись на том, что крылья рыбки лучше всего сделать примерно как у стрекозы, хотя у обычных летучих рыб крылья другие»?

– Аэродинамика, – ответил Окедо, поставив рядом с королем чашку кофе. – Это такие линии, по которым воздух обтекает. Их моделировал Акела на компе, а мы помогали.

– Аэродинамика… – проворчал Фуопалеле, делая первый глоток, – …Акела считает на компе. Пиопио, faa-vahine моего старшего сына Хенаоиофо, считает на компе. И мой третий сын, Прэтеоуа, тоже считает на компе. А глупая стрекоза просто отращивает крылья и летит. Потом умные Акела, Пиопио и Поэтеоуа говорят: «Ага! Комп нам сосчитал, и получается, что лучше всего взять вот эти крылья от глупой стрекозы!».

– У стрекозы эволюция, – заметил Эланг, ловко разделывая морского угря дайверским ножом, – стрекозы миллион лет отращивали разные крылья, и те, которые отрастили неудачные крылья – подохли, а выжили только самые удачные.

– Мы тоже можем делать эволюцию, – добавила Тиви. – Есть прога: «технозаврики».

Фуопалеле пыхнул сигарой, глотнул ещё кофе и махнул рукой.

– Знаю. Лимолуа Хаамеа, потомок Этеемао, названного брата Ниоалио, моего предка, сделал бизнес на флайках из технозавриков. И великий германо-африканский авиатор Герхард Штаубе со своими ребятами на Арораэ тоже сделал на этом бизнес. Но они не очень глубоко копнули. У флаек, которые они придумали, крылья не от стрекозы, а от саранчи или от бабочки. Стрекоза летает лучше. Разве не так?

– Проблема в масштабе, – сказал Эланг, строгая ломтики рыбы. – Оса здорово летает с маленькими узкими крыльями, а увеличь её раз в сто, и она вообще не взлетит.

– Проблема в выгоде, – возразил король. – Поэтеоуа мне все объяснил. Чтобы изучить стрекозу с её четырьмя независимыми крыльями, надо в 64 раза больше ресурсов, чем чтобы изучить двукрылое насекомое. У математиков это называется: показательно-степенной рост сложности. Чтобы избежать усложнения, ребята сократили степени свободы крыла летучей рыбки, но если у нас будет по-настоящему много ресурсов…

Король снова пыхнул сигарой и мечтательно посмотрел в темнеющее небо.

– А что все-таки ты подсматривал у стрекозы? – Спросил Окедо.

– Я подсмотрел, как она работает своими крыльями. Не как она машет, это слишком быстро, не разглядеть, а как она маневрирует. У нее простая инструкция. Я понял.

– Ты понял, а дальше? – Заинтригованно спросила Тиви.

– Дальше, когда я понял в общем, то сразу сказал: Хэй, Оохаре, Уфале и Акела! Будет хорошо, если вы сделаете флайку, которая умеет маневрировать, как эта стрекоза.

– А дальше?

– Вот, скоро они сделают, и мы будем учить эту флайку. Вы мне поможете. Так?

– Конечно, поможем, – обрадовалась она. – Это ведь интересно! А что надо делать?

– Сейчас, – ответил король, глядя на маленький экран palm-top, – надо делать одно шифрованное сообщение. Это не про стрекозу, а про другое, но это важно.

…Следующие действия короля могли показаться странными. Он зашел на сайт «любительские переводы заклинаний сайберских шаманов», открыл там окошко «опубликовать заклинание и перевод», и набрал следующий текст:

Rybka plavaet v tomate

Ey v tomate korosho

Tolko ya yebena mater

Mesta v jizni ne nashol

Lady-fish swims in tomato

To her in tomato is well

But I mother-fuck matter

Place in life don’t shall.

…Он нажал значок «подтвердить», убедился, что текст опубликован и потер руки.

– А как работает это заклинание? – Скептически поинтересовался Эланг.

– Если его написать в нужный момент, то оно спасает гражданские суда от захода на заминированный участок акватории, – авторитетно сообщил Фуопалеле.



…В семи тысячах километрах к северо-востоку от Факаофо, в акватории островов Идзу старший радист тральщика «Чойо» нажал кнопку «Print screen», схватил выползший из принтера листок бумаги и бегом примчался на капитанский мостик.

– Господин командир корабля! Вот!

– Это появилось только что? – Спросил старший лейтенант Охояси Горо, приняв из рук радиста листок и быстро пробежав глазами текст сайберского заклинания, записанный латинскими буквами и начинавшийся со слов «Rybka plavaet v tomate…».

– Минуту назад, господин командир корабля!

– Нельзя терять времени, – сказал Охояси. – Немедленно радируйте береговой охране префектуры Канагава и штабу флота в Йокосука…

– Я записываю… – Радист выдернул из кармана блокнот и фломастер.

– От и.о. командующего эскадры Аога, – четко произнес старший лейтенант. – Срочно предупредите экипажи гражданских и дружественных военных судов: Токийский залив закрыт. Акватория в зоне Надзима – Аога – Симода заминирована. Мы сделали это для защиты нашей столицы и священной земли Ямато. Точка. Отправить немедленно!



Король Фуопалеле Тотакиа потянулся, зевнул и добавил:

– Сайберские шаманы в древности обладали необычайно эффективным арсеналом заклинаний. Жаль, что большая часть их наследия утрачена, однако…

– Дядя Фуо! – Перебила Тиви. – Японцы проснулись! И идут сюда!

– Очень хорошо, – сказал король. – Зови их на террасу на крыше первого яруса, и мы угостим их сырым солёным морским угрем. Это почти «sushi», только без риса.

– Какие-то они грустные, – заметил Окедо, – и в белом. По ходу, у них неприятности.

…С момента своего прибытия на Факаофо вечером 8-го октября и до полудня 10-го Кияма Хотару и Дземе Гэнки практически не отдыхали и не спали. Они абсолютно искренне старались быть полезны во всём, что могло как-то способствовать участию меганезийцев в борьбе эскадры Идзу. После того, как вчера вечером на северо-запад улетели две «Каталины» и вся меганезийская компания спокойно отправилась спать, японская пара засела за компьютеры и занялась рассылкой многочисленных писем с просьбами адмирала Кияма Набу. Адмирал пока находился на переговорах на атолле Улиси и был стеснен в своих действиях, но его имя достаточно много значило, и две крупные японские корпорации согласились начать финансирование патриотического блока «Возрождение Ямато». Эти корпорации оплатили штрафные счета, выписанные японскому авиа-экипажу в суде Улиси, и оба японских пилота утром 10-го смогли улететь домой. Эти корпорации также пообещали отправить значительные ресурсы в Меганезию на закупку оружия для японской добровольческой армии, создаваемой друзьями адмирала Кияма – но только тогда, когда меганезийские партнеры докажут серьезность своих возможностей, а именно: помогут остановить манчжуров у Аога.

Это последнее условие было объявлено главами корпораций утром 10-го (или около полудня по гавайскому времени). Теперь Хотару и Гэнки оставалось только ждать результата отправки к острову Аога мин-роботов «krill-fly». Молодые японцы рухнули спать, а проснувшись вечером, обнаружили сообщение в mass-media: обе «Каталины» перехвачены патрулем Цин-Чао и досмотрены. Возник политический конфликт между манчжуро-китайцами и меганезийцами, однако вопреки популистским утверждениям «Kanagawa-MTV» этот конфликт явно решался без обострения. Обе «Каталины» уже были освобождены и улетели к Наканотори (докуда манчжуры теперь гарантировали канакам «безусловное право прохода на вечные времена»). Никаких мин-роботов как будто не было, и никто не предъявлял никому никаких претензий. Вот и все…



Хотару и Гэнки мягко опустились на циновки и сложили руки на коленях.

– Что-то я не понял, – проворчал король, – что у вас за горе, а?

– Мы уже смотрели TV, господин Фуопалеле, – тихо сказал Гэнки, – мы понимаем: вы честно сделали все, что было в ваших силах. Но для вашей страны слишком важны отношения с Большим Китаем, как теперь это называют. А мы проиграли.

– Пф! – Король фыркнул и выпучил глаза, – дети, что у вас за манера повторять глупые слухи из глупого ящика? Обо Ван Хорн и я ещё не сделали и десятой доли того, что в наших силах. Мы обстоятельные канаки и всё делаем последовательно шаг за шагом.

– Но те несколько тысяч мин-роботов, которые были на «Каталинах», потеряны, – тихо сказала Хотару, – и мы ничего не смогли дать эскадре Идзу.

– Ты хорошая умная девушка, – произнес Фуопалеле. – Но ты чересчур романтично мыслишь, чтобы чувствовать суть современной войны. Ничего не потеряно. На моих летающих лодках не было ни одной мины.

– Но мы же сами грузили их вчера днём, – возразил Гэнки.

Король растянул свои полные губы в добродушной, но слегка ироничной улыбке, и похлопал молодого японского лейтенанта по плечу.

– Ты хороший парень, Гэнки, и у тебя замечательные задатки моряка, я это вижу, а я повидал много моряков… Но ты, как и твоя vahine, не чувствуешь суть современной войны. Тебя этому не учили. Теперь скажи: с чего ты взял, будто мы грузим мины?

– Но… – Гэнки задумался, – …это как-то само собой предполагалось.

– Само собой, – многозначительно произнес Фуопалеле, указав толстым пальцем в небо примерно в сторону созвездия Южного Креста, – ничего никогда не предполагается. Ты думаешь противник не собирал info? Противник совсем не дурак, и он держит ушки на макушке. Его разведка знала, зачем вы полетели с Идзу на Факаофо 8-го числа. И она, конечно, узнала про сделку с мелью Наканатори и про две мои «Каталины». Но она не догадалась, что везёт дирижабль с моей второй опорной базы с острова Тин-Кен 8-го числа днём, когда ты и Хотару ещё были на пути к Факаофо.

Кияма Хотару изумленно расширила глаза.

– Господин Фуопалеле, вы хотите сказать, что послали мины ещё до нашего приезда?

– Девочка, называй меня просто Фуо или дядя Фуо, если тебе так больше нравится. Конечно, мы с доком Обо сделали это заранее. Сегодня утром дирижабль вышел на меридиан Токио на пограничном Северном тропике, высыпал наших летучих рыбок в нейтральных водах, а дальше они сами… – Фуопалеле весело подмигнул ей и сделал несколько волнообразных движений рукой.

– И где они сейчас? – Тихо спросил Дземе Гэнки.

– Где надо, – ответил король и развернул ноутбук экраном к японцам.


------------------------------------------------------------------------------


Атолл Факаофо (округ Токелау). | Драйв Астарты | 10 октября, NHK, Токио. Чрезвычайное сообщение.