home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Тот же день, поздно вечером.

Гваделупа, Бас-Тер, отель «Меридиан».

Стэн сидел в апартаментах шефа и рассказывал, постепенно приближаясь к финалу.

— ...Когда до Байгона дошло, что тягач «голубые каски» на Сандинике не получат, он позвонил на Гваделупу, в военно-инженерный дивизион, и те после обеда привезли на пароме трактор. Но за это время, кто-то из спортивного снайперского ружья с лазерным прицелом прострелил прицепу шину. Буксировать прицеп стало невозможно. Кроме трактора, французы привезли бочки с питьевой водой и консервы. Завтра они пришлют военно-инженерного водителя с охранником, и китайский «JAC» — трехтонку. За семь рейсов они, вероятно, это перевезут, если не случится еще что-нибудь.

— Ясно. А зачем везти на Сандинику воду и консервы? Там же вроде, далеко не голод.

— Там все есть, шеф, но не для «голубых касок», которые еще и из исламской страны.

— Итальянская стачка? — спросил шеф.

— Да, и крайне жесткая. Мы долго составляли протокол с участием локальной полиции. Байгон и командир «касок» настаивали, что это было военное нападение, но полисмен заактировал хулиганство. Затем я сопроводил Байгона сюда, на Гваделупу. Еще, меня «спалили». Пара агрендцев на Сандинике узнала меня, как доктора Зауэра. Это все.

— Это все... — ворчливо отозвался шеф, — и каково ваше резюме, Стэн?

— Мне говорить прямо, шеф?

— Да. Это не для протокола.

— ОК, — Стэн кивнул, — говорю не для протокола: операцией руководят кретины, такое ощущение, что они живут в виртуальном мире из романа Толкиена, все планируется и делается по-идиотски, и все доводы разума игнорируются, как еретические.

— Это все было и так понятно, — флегматично ответил шеф, — а что еще вы заметили?

— Вам все это было и так понятно?! – изумленно переспросил Стэн.

— Да, даже до того, как началась эта операция. Так что еще вы заметили?

— Я заметил, что у некоторых агрендцев уже четкое сандиниканское гражданство. Они сделали обычный трюк с рождением детей на целевой территории. А другие агрендцы трудоустроили почти 10 тысяч сандиниканских безработных. А Байгон одержим идеей депортировать с Сандиники всех агрендцев, или «лерадистов», как он выражается. Нет сомнений, что при такой попытке, начнется стрельба уже не по шинам, а по головам.

— Интересно, — шеф кивнул, — что еще?

Стэн залпом допил кофе и поставил пустую чашку на стол.

— Еще, есть догадка, возникшая из неслужебных разговоров. Хубо Лерадо и Амазилло Бразоларго играют в одной команде, а нас держат за болванов. Они устраивают для нас заранее расписанные шоу вроде пейнтбола с пиротехникой, а мы платим деньги, и еще покрываем коммерцию Бразоларго с рабами и кокаином. Я не знаю, в какой пропорции Лерадо и Бразоларго делят прибыль, но каждый из них уже нажил миллионов по сто на нашем идиотизме. Это не говоря уже об оружии, которое получил Бразоларго от янки. Такого арсенала хватит на несколько военных путчей в странах Карибского бассейна.

— А вот это... — шеф потер руки и улыбнулся, — ...очень хорошая новость.

— Да? – удивился Стэн, — ну, вам виднее.

— Мне виднее, — шеф кивнул, — а вы совершенно уверены на счет одной команды?

— Я говорю: это догадка. Но, если прокрутить ленту событий с учетом этой версии, то объясняются все известные нам странности. Это не доказательство, но почти...

— Да! – перебил шеф, и снова потер руки, — Это сильный аргумент, и завтра он очень пригодиться вам на переговорах с Симоном Пескадором. Я правильно понимаю, что разыгрывать шоу с пейнтболом без участия Пескадора было бы невозможно?

— Конечно, невозможно, шеф, ведь команданте Зим — главный штабист у Бразоларго.

— Вот! – шеф в третий раз потер руки, — Значит, у нас есть серьезный аргумент против претензии Пескадора, что мы, мол, нарушаем соглашение. Он нарушил первым.

Шеф хлопнул ладонями по столу, как будто хотел придать высказанному аргументу дополнительную весомость. Стэн пожал плечами.

— Извините, но я пока не услышал предмета переговоров с команданте Зимом.

— Я к этому перехожу, — сказал шеф, — Полчаса назад, самолет «Cessna U-3» на котором Амазилло Бразоларго летел с Гаити на Висенту, по неизвестным причинам взорвался в воздухе над морем южнее Пуэрто-Рико. Погиб выдающийся лидер демократического движения Агренды, в общем, соболезнования будут выражены надлежащим образом.

— Сюрприз... — произнес Стэн, — а это не может быть имитацией?

— Нет. Экипаж истребителя ВВС США сначала убедился, что Бразоларго находится в салоне (для этого есть спецсредства), и только после этого открыл огонь. Вы можете посмотреть оперативную видеосъемку. Она секретная, но я вам разрешаю.

— Ясно... — Стэн наполнил чашку из кофейника, — значит, янки как-то догадались, что Бразоларго берет с них деньги за мыльные пузыри, и решили наказать его за нечестное поведение. Его-то они наказали, но себя наказали сильнее. И нас, видимо, тоже.

— На этот счет приняты меры, — проинформировал шеф, — полк «снежных коммандос», оперирующих на Висенте и на островах Койот, блокирован. С севера от Висенты, на острове Люсия развернут спецотряд французского иностранного легиона, а с юга, на острове Агренда, высадился 4-тысячный корпус «голубых касок», резерв которого вы наблюдали на Сандинике. Полевому командиру Ауруа Пури предложено сдаться.

Оба разведчика замолчали. Пауза продлилась несколько секунд, потом Стэн сказал:

— Аруа Пури в окружении, но с чего бы он сдался? У него полторы тысячи бойцов, и он контролирует Висенту, на которой сто тысяч жителей и несколько тысяч иностранных туристов. Что будет, если Аруа Пури потребует свободного выхода, пригрозив начать рубить туристов на мясо перед TV-камерой? Например, по пять туристов в час.

— Интересный вопрос, — согласился шеф, — но это пока не в нашей компетенции. А нам поручено договориться с двумя другими полевыми командирами.

— С команданте Зимом и капо Рулета? Они тоже в окружении, или как?

— Или как. Мы не имеем точной информации о том, где сейчас Жоа Рулета, но Симон Пескадор на острове Серрат, 90 километров на норд-норд-вест от Бас-Тер. Пескадор доступен по радиосвязи при сближении на 10 километров с юго-западным берегом.

— По какой радиосвязи?

— По этой, — шеф протянул Стэну агрендский woki-toki, стилизованный под авторучку.

— И о чем я с ним должен договариваться?

Шеф снова хлопнул ладонями по столу.

— О реальной политике Стэн! Вот реальность: Бразоларго погиб. Не важно, почему это случилось, а важно, что необходим другой демократический президент для Агренды.

— Вот как? А что, если у команданте Зима другое мнение? Если он считает, что сначала следует отомстить за Бразоларго, а уж потом думать про демократию и президента?

— Бразоларго не был другом Пескадора, — заметил шеф.

— Да. Но они были партнерами в этом деле, они договорились, как хомбре и хомбре, и Бразоларго был честен. По кодексу Берегового братства, партнер мстит за партнера.

— И кому он будет мстить? Соединенным Штатам? Объединенным нациям?

— А это не важно, шеф. Главное, он должен сделать нечто, чтобы люди говорили: «О! Команданте Зим отомстил за вероломное убийство дона Мозеса, своего партнера!».

— Хорошо. Пусть он убьет кого-нибудь. Это не проблема.

— Для вас, шеф, это не проблема, вы не едете на Серрат, туда еду я, вот в чем фокус.

— Вы боитесь, Стэн?

— Шеф, оставьте этот прием для сопляков вроде Клауса, который получил по голове на острове Эус, и считает, что героически пострадал за святое дело ООН.

Над столом снова повисла тишина. Шеф покачался в кресле и спросил:

— Это намек, что вы готовы бросить на стол рапорт об отставке?

— А если я готов, то что?

— В этом случае, Стэн, возникает вопрос: почему вы готовы?

— Потому, шеф, что я разведчик, а не шахид. Если нужен мученик за идеалы ООН, то наймите кого-нибудь из бангладешских «голубых касок», они под рукой, на соседнем острове. И они мусульмане, им не привыкать. А мне это неинтересно.

— Хм-хм... — пробурчал шеф, — что, Байгон так достал вас своим кретинизмом?

— Нет. Меня достали те, кто уполномочил Байгона командовать вами и мной. У любого профессионала есть предел терпения в этом смысле, и вам это известно.

— Вот, значит, как... — шеф сложил губы трубочкой и негромко свистнул, — И вы даже не спрашиваете, о чем надо договариваться с Пескадором?

— Я и так знаю. Кретины там, наверху не способны придумать ничего нового. Если они приказали зачистить Бразоларго то, значит, они решили вернуться к исходной фигуре: Маноло Гуарани с его партией «Культурная Интеграция».

Шеф Интерпола-2 улыбнулся и медленно кивнул.

— Вы действительно хороший профессионал, Стэн...

— Да. Я профессионал, а вам нужен шахид. Наймите муллу-вербовщика, и вперед.

— ...Вы хороший профессионал, Стэн, — продолжал шеф, как бы не заметив язвительной реплики, — и вам тошно, когда какой-нибудь кусок сраного говна приказывает нашей спецслужбе, и учит нас жить. Мне тоже тошно. Но, в отличие от вас, Стэн, я в данном случае, не изображаю романтическую девушку, уходящую в монастырь, потому что циничный дядя, обещавший жениться, поимел ее своим толстым хреном, и...

— Вы давно не были на челюстно-лицевой хирургии? — лениво перебил Стэн.

— О! – шеф снова улыбнулся, — Юпитер, ты сердишься, значит, ты неправ. Это древняя поговорка, но очень меткая. Скажите, Стэн, в какой период истории, профессионально работающие спецслужбы пользовались максимальным уважением?

— От карибского кризиса в 1962-м до поражения Восточного блока в 1989-м.

— Верно, Стэн, хотя я бы начинал датировку не с 1962-го, а с 1959-го, когда придурки, похожие на Байгона, проспали революцию на Кубе. Далее, в 1961-м, они попытались свергнуть Кастро путем прямого вторжения, и провалили операцию «Плайя-Хирон» в Заливе Свиней. А когда в 1962-м Хрущов начал размещать на Кубе ракеты с ядерными зарядами, кретины вроде Байгона, навалили полные штаны от ужаса, и примчались на поклон к нам, к профессионалам. Последующие четверть века все было отлично! Нас уважали, и мы оправдали уважение. Мы победили. А эти ублюдки, вместо «спасибо», сунули нас головой в дерьмо. Они думают, что те четверть века уже никогда не могут повториться. Они чертовски ошибаются, Стэн. Карибская зона может породить второй кризис, по сравнению с которым тот, первый, 1962-го, покажется кукольным театром.

— Нам нужна Агренда, как вторая Куба? – уточнил Стэн.

— Нет, — шеф покачал головой, — Куба могла создать нужный уровень угрозы только при наличии Советского Союза, которого давно нет. Сейчас надо мыслить шире.

— Принцип ясен... — Стэн помассировал свой затылок, — но я человек практический.

— Я знаю, — сказал шеф, и после паузы спросил, — Вы поедете на Серрат к Пескадору?

— Да, — предельно лаконично ответил Стэн.

— А как вы планируете доехать?

— У меня есть свой, мотивированный, частный канал.

— Отлично! – шеф кивнул, — В таком случае, обсудим схему переговоров...


Гваделупа — Сандиника. | Xirtam. Забыть Агренду | От Гваделупы до Серрата.