home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 5

– Вы сошли с ума! – Ричард в ужасе уставился на окровавленную перчатку. Брать ее в руки не хотелось. – Как я найду человека по выброшенной вещи?

– Не прибедняйтесь, Рик! С вашим талантом сделать это – раз плюнуть. Повторяю, я не прошу вас искать хозяина, просто отыщите пару этой перчатке.

План Стила мог сработать. Ричард понимал это хорошо, как никто другой. Но два обстоятельства мешали ему согласиться сразу. Вопервых, в последнее время слишком часто люди стали ожидать от него невозможного. Никто уже не сомневается, что мастер Пустельга способен вмиг найти безнадежно потерянное. Вот и Эдуард, похоже, не имеет ни малейших сомнений в успехе. Хорошо ли это? Нет. И без того слишком много внимания его скромной персоне. Второе, что волновало Ричарда, – физическое отвращение при мысли, что придется прикасаться к этой вещи.

– Это будет нелегко, слишком мало нам известно о Потрошителе, – с сомнением сказал он.

– С каких это пор вам понадобились сведения о хозяине пропавшей вещи? – Стил удивленно вскинул брови. – Давайте начистоту, Рик. Те вопросы, что вы обычно задаете вашим клиентам по поводу пропавших вещей, – бред сивой кобылы. Любой дознаватель поймет это, послушав вас пять минут. Складывается впечатление, что вы почерпнули их из сочинений мистера Конан Дойла и подобной литературы для дилетантов. Так что, ради нашей дружбы, прекратите морочить мне голову. Я давно заметил, что наилучших результатов вы добиваетесь, если вас оставить наедине с… загадкой. Так что не буду вам мешать.

Эдуард поднялся, намереваясь уйти.

– Куда же вы, Стил? – спросил удивленный Ричард.

– Домой. Надо, знаете ли, подготовиться к нашему ночному предприятию, почистить револьвер, переодеться. А вы пока поразмыслите, где может быть… предмет наших поисков. Будьте здесь, я вернусь через час.

С этими словами Эдуард покинул контору.

Ричард вздохнул и посмотрел на проклятую перчатку. Он чувствовал, что круговерть таинственных и зловещих событий уже подхватила его и влечет против воли навстречу неизвестности. Он ощущал угрозу своей тайне и вместе с ней неизбежный конец спокойной размеренной жизни, к которой уже давно привык.

Пора было сделать перерыв. Закончить это дело, поймать Потрошителя и вернуть хозяину мышь, а потом уехать на пару лет куданибудь далеко в колонии. В Египет, например, или даже в Родезию. Все равно, лишь бы там не было всех этих Краббов, Крыланов и их таинственных заказчиков. Капитал, скопленный им за три года работы, позволял безбедно прожить лет десять, не заботясь о поисках хлеба насущного. А тем временем поутихнет ажиотаж вокруг гениального мастера Пустельги, и можно будет вернуться к прежней жизни.

Но это – после, а сейчас предстояла неприятная процедура – поиск Потрошителя.

Ричард решительно взял перчатку и сжал сокола в кулаке.

Картинка возникла мгновенно. Точная копия найденной Стилом перчатки лежала на столе рядом с кожаным докторским саквояжем и раскрытой книгой, положенной страницами вниз. Ричард присмотрелся – это был томик Томаса де Куинси «Убийство как одно из изящных искусств». По спине сыщика побежали мурашки.

За столом сидел неброско одетый молодой человек и неторопливо точил на продолговатом бруске тонкий изогнутый нож. Лезвие было длинное и – Ричард мог в этом поклясться – уже и без того исключительно острое. Но человеку нравился сам процесс заточки. Он улыбался тонкими бескровными губами, прислушиваясь к ритмичному шуршанию стали о камень, глаза же его сверкали изпод сросшихся густых бровей безумным блеском. Мыслями человек был далеко отсюда.

Ричард невольно поддался ритму и следил за движениями ножа, не отрывая взгляда, хотя чувство отвращения и постыдного страха не покидало его ни на миг.

Наконец человек закончил и чистой тряпочкой вытер лезвие. Кривой нож блеснул в лучах заходящего солнца. Улыбка человека стала еще шире. Зрелище было до того отталкивающим, что Ричард усилием воли прервал связь с талисманом.

Сомнений не было, человек с ужасным ножом и есть Джек Потрошитель. Сыщик запомнил его дом и улицу в ИстЭнде. Он был уверен, что всегда сможет найти их и легко узнает, оказавшись рядом. Поиск всегда был самой легкой частью его работы. Оставалось пойти и схватить убийцу.

Ричард бросил перчатку на стол. Чтобы отвлечься от неприятных мыслей в ожидании приятеля, он достал из шкатулки мышь и поставил на столе перед собой. «Что же ты за зверек такой? – подумал он. – Какая от тебя польза?» Чем дольше он разглядывал миниатюрную фигурку животного, тем отчетливее понимал: она такая же, как и сокол. В ней есть искра волшебства, дающая обладателю возможность повелевать неподвластными простым людям силами. Но как эту искру зажечь?

Ричард взял мышь и вновь попытался прикоснуться к ней той частичкой души, что навсегда была связана с соколом. Но, как и прежде, ничего не вышло. Зверек оставался глух и нем, а может быть, просто хранил верность своему неведомому хозяину.

До прихода Стила Ричард разглядывал таинственную фигурку в свете газовой лампы.

Уже совсем стемнело, когда Эдуард вернулся в контору. Он был одет попоходному и имел при себе армейский револьвер в кобуре на поясе. Кроме того, он привел крупную ищейку – бладхаунда по кличке Гумберт, которого держал на псарне СкотландЯрда и использовал для охоты и некоторых расследований. Гумберт был обладателем поистине феноменального нюха и отличался мирным веселым нравом. Он тут же бросился облизывать Ричарда и вскоре измазал слюной его новый костюм.

– Привет, Гумберт! – Ричард схватил собаку за щеки и шутя потрепал. – Как поживаешь, старина?

Пес звонко гавкнул, что могло означать только одно: «Прекрасно, как всегда!»

– Вы думаете, он нам пригодится? – спросил Ричард у приятеля, придерживая Гумберта за ошейник, чтобы тот снова не накинулся со своими слюнявыми ласками.

– Хорошая собака никогда не помешает на охоте. Тем более когда речь идет о таком опасном животном, как человек. – Эдуард защелкнул на ошейнике карабин поводка и вопросительно взглянул на Ричарда: – Как ваши успехи? Уже решили, куда направимся?

– Да, – после секундной заминки ответил тот. – Едем в ИстЭнд.

Стил не высказал ни удивления, ни сомнений. Лишь пожал плечам, как бы говоря: «В ИстЭнд, так в ИстЭнд».

Ричард захватил перчатку, хотя прикосновения к ней попрежнему пробуждали в нем чувство омерзения, а сумку с вещами решил оставить в конторе.

Извозчика, согласного везти джентльменов с собакой в самый неблагополучный район Лондона, удалось найти не сразу. Ричарду пришлось посулить очередному упрямцу двойную плату, и только после этого пройдоха согласился.

В кебе было тесно, и Ричарду живо вспомнилась недавняя поездка с мистером Краббом. С тех пор миновали всего сутки, но сыщика не покидало ощущение, что прошла по меньшей мере неделя – столько всего успело произойти за этот короткий срок.

До Уайтчепела добрались без приключений. Ричард больше не сверялся с талисманом, полагаясь только на свою память и умение ориентироваться на улицах Лондона. Нужный им дом он заметил издалека – над табачной лавкой на первом этаже горел газовый фонарь.

– Остановите здесь, – попросил он возницу.

Первым на улицу выскочил Гумберт и тут же жизнерадостно облаял облезлую уличную кошку. Кошка была тертая и не приняла всерьез попытки себя напугать. Она даже ухом не повела, направляясь по своим кошачьим делам.

Друзья расплатились и вскоре остались одни, если не считать пьянчуги, громко храпевшего, лежа прямо в сточной канаве.

– Препротивное местечко, – заметил Стил, когда вдалеке затих грохот колес. – И обитатели тутошние ему под стать.

Ричард кивнул. Уайтчепел и ему никогда не нравился. Мрачные и опасные даже при свете дня улицы, кишащие сбродом и подонками всех мастей, пропитанные страхом и отчаяньем невинных жертв, погрязшие в грязи и распутстве, давно стали символом темной стороны Лондона. Даже мастера Пустельгу, род занятий которого предполагал постоянное общение с всевозможными ворами и проходимцами, судьба редко заносила в эту часть города. Если было в Лондоне место, способное породить такого монстра, как Джек Потрошитель, – это был Уайтчепел.

Гумберт не разделял тревог хозяина и в нетерпении приплясывал рядом, предчувствуя славную охоту.

– Куда теперь? – поинтересовался Стил.

– Квартира убийцы расположена прямо над вывеской табачника, – ответил Ричард. – Вооон то окошко.

Стил присмотрелся. Окно было темным, но это вовсе не означало, что хозяина нет дома. С таким же успехом он мог преспокойно спать в своей постели, не подозревая о спешащих к нему незваных гостях.

– Я пойду вперед, а вы с Гумбертом – чуть позади, – предупредил Стил, доставая револьвер. – Не хочу, чтобы собака попала на линию огня, если придется стрелять.

Только теперь Ричард осознал, что до сих пор не имеет ни малейшего представления о плане операции.

– Вы собираетесь сразу стрелять?

– Нет. Попробуем задержать и обыскать самого жильца и комнату. Если найдем вторую перчатку, доставим в СкотландЯрд и человека, и улики, а дальше пусть они сами разбираются.

– А если он…

– Если будет сопротивляться, применим силу. После того, что он сделал со своими несчастными жертвами, церемониться я не намерен. – Эдуард взвел курок и шагнул в подъезд.

Соблюдая осторожность и стараясь не шуметь, друзья поднялись на второй этаж. Гумберт проникся важностью момента и тоже вел себя тихо. У нужной двери они остановились, и Эдуард решительно постучал.

– Это газовый инспектор! – громко сказал он. – Мистер Батлер, табачник, пожаловался, что ваша газовая труба дает утечку прямо у него над магазином. Он опасается пожара. Откройте немедленно, я должен проверить трубу!

Ричард удивленно посмотрел на приятеля.

– Какой еще «мистер Батлер»? – негромко спросил он.

Эдуард приставил палец к губам и шепотом ответил:

– Для частного детектива вы не слишком наблюдательны, друг мой. На вывеске магазина написано: «Лучший американский табак. Батлер и Ко».

За дверью царила тишина. Эдуард постучал еще громче.

– Откройте немедленно, или я схожу за полисменом. Вы создаете угрозу для всего квартала!

Гумберт, возбужденный громким голосом хозяина, коротко пролаял. В этот момент открылась соседняя дверь и на площадку выглянул пожилой лысый человечек очень маленького роста. Вид у коротышки был испуганный и отважный одновременно.

– Что вам угодно, господа? Доктора Морта нет дома, он ушел на вызов к роженице.

– А вы кто таков будете? – строго спросил Стил, резко развернувшись к человечку и пряча револьвер за спиной.

– Я мистер Батлер, табачник. И хозяин этого дома.

– Так это вы писали в Департамент надзора по поводу утечки? – не растерялся Стил, повышая голос и добавляя в него обвиняющих ноток.

– Нет, а почему, собственно, я должен писать?

– Это я вас спрашиваю! – напирал Стил. – Почему двое инспекторов должны торчать перед запертой дверью, когда и вас, и жильца специально уведомляли о нашем приходе еще вчера?

– Меня никто не уведомлял, это какаято ошибка. – Коротышка отступил на шаг, а Стил надвинулся на него, грозно сдвинув брови.

– Разберемся! – сказал он тоном прокурора. – У меня предписание перекрыть газ во всем строении. Покажите бумагу, мистер Доджсон.

Ричард достал из кармана рисунок мыши, сложенный вчетверо, и протянул приятелю.

– Вот это вы видели? – Стил потряс бумагой перед носом вконец растерявшегося домовладельца.

– Но у нас нет никакой утечки! – Мистер Батлер предпринял последнюю отчаянную попытку отстоять свои права.

– Как же нет? Посмотрите – специально натасканная собака привела нас прямо к этой двери! Гумберт учует запах газа за сотню ярдов.

Гумберт, почесываясь, сидел у ног Ричарда и ждал, пока люди закончат свои глупые разговоры и можно будет наконец начать веселую охоту.

– Нам необходимо немедленно туда войти. У вас ведь должны быть запасные ключи!

Табачник поплелся в квартиру за ключами. Эдуард обернулся к Ричарду.

– Действуем быстро, ищем только перчатку, времени очень мало. Знаю я этих домовладельцев. Он вотвот придет в себя и потребует наши документы.

Мистер Батлер вернулся с ключом, но возле двери замялся.

– Господа, могу я взглянуть на ваши…

– Открывайте! – перебил его Стил. – И раз уж этот ваш доктор Морт такой безответственный жилец, задумайтесь, прежде чем продлевать ему аренду.

Ключ повернулся в замке, и Стил, отодвинув плечом коротышку, вошел в комнату первым. Окинув помещение быстрым и цепким взглядом полицейского, он убедился, что хозяина нет дома.

– Мистер Доджсон, вы чувствуете запах?

Ричард демонстративно принюхался и насупил брови.

– Определенно есть утечка, – сказал он. – Свет включать нельзя. И вообще, желательно погасить лампы и рожки во всем доме. Вы, мистер Батлер, займитесь этим безотлагательно, и мы похлопочем перед старшим инспектором, чтобы на вас не наложили штраф. Пожар в городе – дело очень серьезное.

Упоминание пожара вкупе с угрозой штрафа моментально вытеснило из головы коротышки всякие мысли о проверке документов. Он бросился вон из комнаты. Можно было с уверенностью сказать, что в ближайшие минуты во всем доме не останется ни единой работающей лампы. И эти минуты друзьям надлежало использовать как можно продуктивнее.

Ричард огляделся. Свет уличного фонаря, стоявшего прямо у окна, позволил осмотреть комнату. Можно сказать, что это было типичное жилище небогатого горожанина. Мебель в комнате была скромной, но крепкой и основательной – очевидно, она принадлежала хозяину дома и сдавалась вместе с жильем. У крошечного, тщательно вычищенного камина стояло уютное кресло с небрежно брошенным на подлокотник пледом. Широкий письменный стол располагался у окна. На нем лежали раскрытыми несколько книг. Одну Ричард узнал сразу – «Убийство…» де Куинси. Остальные разглядеть он не успел. Взгляд сыщика приковала перчатка. Одновременно с Ричардом ее увидел и Стил.

– Мы нашли то, что искали, дружище! – воскликнул он, хватая перчатку со стола. – Вам снова это удалось! Теперь негодяй в наших руках.

Ричард, который с самого начала не сомневался, что они на верном пути, кивнул.

– Нужно тщательно обыскать комнату, – заметил он. – Может быть, найдем чтонибудь еще. Ведь одной перчатки будет маловато для доказательства вины.

– И не мешало бы придумать, что мы скажем табачнику, когда он вернется.

Ричард подошел к столу и взглянул в ближайшую раскрытую книгу. Это оказался огромный атлас морских животных известного французского зоолога Пьера Аронакса. На развороте была изображена медуза. Волнистая бахрома по краям «зонтика» делала ее похожей на диковинный и смертельно опасный розовый цветок. Изпод купола тянулись сотни тонких малиновых нитейщупалец. Рядом с медузой – очевидно, чтобы читатель мог оценить масштаб существа – был нарисован ловец жемчуга. По всему выходило, что размерами медуза могла соперничать с крупным зонтом, а щупальца тянулись на многие метры. Подпись под иллюстрацией гласила: «Cyanea capillata – цианея волосатая».

– Какое мерзкое название, – пробормотал Ричард, переворачивая страницу.

На следующем развороте пред ним предстала очередная представительница семейства медуз. Сыщик захлопнул атлас и отложил его в сторону. К его удивлению, остальные книги оказались того же содержания – все они были посвящены обитателям морских глубин, причем главным образом отвратительным медузам.

Тем временем Стил осмотрел небольшой комодик, стоявший возле узкой тахты.

– Смотрите, Ричард, наш загадочный доктор Морт – большой любитель хирургического инструментария. Можно сказать, коллекционер. Простому врачу не нужно столько никелированного хлама.

Ричард отвлекся от книги «Таинственные обитатели атлантических глубин» и заглянул в ящик. Тускло отливающие металлом в скупом свете фонаря, сложенные аккуратно, словно на витрине магазина, бритвенноострые, похожие на смертельные жала неведомых, но опасных животных, инструменты из коллекции Морта будили в воображении поистине жуткие картины.

В довершение ко всему один из ящиков был набит вырезками с газетными статьями об ужасных убийствах. Преступник не был лишен честолюбия и дотошно собирал любые упоминания о себе.

Пока Ричард разглядывал вырезки, его старший коллега подошел к столу и осмотрел разложенные книги.

– Этот парень еще и на медузах помешан! – поразился он. – Как человеку могут нравиться эти скользкие твари?

– Потрошитель – не человек! Это монстр в человеческом обличье, – ответил Ричард. – Мы должны во что бы то ни стало остановить его!

– Не беспокойтесь, дружище! Сегодня мы положим конец его кровавым забавам. Однако посмотрите! – Стил склонился над столом. – Здесь, кажется, письмо.

Он взял со стола небольшой листок, подошел ближе к окну и прочитал:

«2 октября 1888»

Начальнику полиции СкотландЯрда.

Дорогой начальник!

Надеюсь, вы не сильно расстроились от того, что я не смог послать вам обещанный сувенир. Обстоятельства сложились не в нашу пользу. Но сегодня я выполняю обещание, и вы получите маленький подарочек. У меня и моего ножа еще много милых сюрпризов…»

Стил потрясенно умолк. В комнате воцарилась зловещая тишина.

– Я читал в газете… – сказал он после долгой паузы, – что во вчерашнем письме он обещал… срезать у жертвы уши.

– Письмо не дописано? – спросил Ричард.

– Да, брошено посреди строки. И датировано, обратите внимание, завтрашним… – Эдуард сверился с карманными часами, – нет, уже сегодняшним числом. А это значит…

Ричард понял все мгновенно.

– Мы должны торопиться! Нельзя ждать его здесь! – воскликнул он. – Этот негодяй, быть может, прямо сейчас убивает очередную жертву!

Стил покачал головой.

– А где его искать? Перчаткато здесь!

– Проклятье! – не удержался Ричард. – Может быть, Гумберт возьмет след?

– Можно попробовать! Но если этот «доктор» уехал на кебе…

– Да откуда в Уайтчепеле кеб?

– И то верно, – согласился Стил и позвал собаку: – Гумберт, ко мне! След!

Он схватил перчатку и дал понюхать ищейке. Заливистым лаем Гумберт сообщил хозяину, что задача ясна, и ринулся вон из комнаты. Стил едва успел подхватить поводок и бросился за ним. В дверях он чуть не столкнулся с мистером Батлером, но ловко обогнул его и скрылся на лестнице. Объясняться с домовладельцем пришлось Ричарду.

– Все погасили? – строго спросил он, пока табачник сам не начал задавать вопросы.

– Конечно, мистер Доджсон. А нельзя ли узнать…

– Позже! Сейчас главное разобраться, где именно утечка. Похоже, тут все в порядке. – Он сделал широкий жест рукой и только теперь, оглядев комнату целиком, понял, что здесь даже нет газовых труб. Табачник в суматохе об этом пока не вспомнил, но если дать ему время прийти в себя…

– А как у вас тут с вентиляцией? – спросил Ричард первое, что пришло в голову, одновременно размышляя, как бы поскорее избавиться от хозяина.

– Все в полном порядке! – заверил коротышка. – Регулярно чистим дымоход, можете не сомневаться.

Ричард покачал головой, и мистер Батлер понял, что инспектор как раз очень сомневается. Они подошли к камину, Ричард стал на корточки и заглянул в дымоход. Потом он демонстративно провел рукой по его внутренней стенке и предъявил домовладельцу толстый слой сажи на ладони, сопроводив жест укоризненным взглядом. Мистер Батлер потупился.

– Дайте чтонибудь – вытереть.

Табачник просеменил к столу, схватил валявшуюся там тряпицу и угодливо подал Ричарду. Тот стоял уже в дверях.

– Последнее предупреждение, мистер Батлер, – пригрозил он пальцем. – Чтобы я к вам больше не возвращался.

С этими словами Ричард развернулся и, не давая хозяину опомниться, покинул комнату.

На улице он быстро огляделся и увидел приятеля в конце квартала. Стил ожидал, пока бладхаунд найдет след. Гумберт метался по мостовой, ухитряясь не отрывать носа от земли и беспокойно поскуливая. Наконец он поднял голову и виновато посмотрел на хозяина. Как раз в этот момент подоспел и Ричард.

– Бесполезно, – вздохнул Эдуард. – Он все же ухитрился нанять извозчика.

– Но мы не можем просто взять и остановиться! Нужно искать!

– Не горячитесь, Рик. Мы потеряли след, а значит, нужно вернуться к исходной точке и молиться, чтобы сегодня этот монстр никого не убил. Нового шанса мы ему уже не дадим.

Стил был спокоен как никогда. Но Ричард давно знал приятеля и понимал, что это спокойствие далось ему нелегко. Он и сам едва держал себя в руках. Хотелось бежать хоть куданибудь, лишь бы не стоять на месте, пока гдето, возможно, совершается дикое преступление.

– А что это вы трете руку? – спросил его вдруг Стил. – Запачкались?

Ричард сообразил, что до сих пор мнет в руках тряпку, которую дал ему коротышка Батлер. И в следующее мгновение перед глазами его встала картина: человек со сросшимися бровями протирает изогнутый нож тряпицей и любуется своей работой. Этой самой тряпицей!

– Еще не все потеряно, Стил! – воскликнул он.

Сжимая в руках фигурку птицы и тряпку, Ричард вызвал в памяти изогнутый нож убийцы. И сокол моментально показал «картинку». Человек, которого мистер Батлер назвал доктором Мортом, стоял в тени здания на углу Брукстрит и Коллингвудстрит и, судя по всему, когото поджидал. Правая рука его была спрятана в кармане, но соколиным зрением Ричард увидел зажатое в ней оружие. Внимание убийцы было приковано к дверям кабачка напротив, откуда доносились звон кружек и пьяные вопли посетителей.

Едва сдерживая ликующий вопль, Ричард повернулся к приятелю.

– Я знаю, где его искать! – сказал он как можно спокойнее. – Но мы должны поторопиться. Думаю, он уже выследил жертву и теперь караулит ее. Это недалеко. За мной!

И он быстро зашагал по направлению к Темзе. Эдуард Стил с Гумбертом на поводке устремился за ним.

До места, где в ожидании добычи затаился Джек Потрошитель, друзья добрались за полчаса. Все это время Ричард почти непрерывно наблюдал за ним с помощью сокола. «Лишь бы не опоздать», – твердил он про себя и мысленно умолял неизвестную ему жертву еще чутьчуть задержаться, где бы она ни находилась.

Они были всего в пяти кварталах, когда двери распахнулись и на улицу выбежала молодая женщина – почти девочка. Оглядевшись, она поспешила прочь, как будто опасалась погони. Но от кого бы ни бежала девушка, это был не Джек Потрошитель. Она так торопилась покинуть негостеприимное место, что не смотрела по сторонам и пронеслась мимо него в какихто пятнадцати футах, даже не заметив.

Стараясь оставаться в тени, убийца пустился следом. Охотник и его добыча, сами того не зная, удалялись от сыщиков в сторону набережной Темзы. И для девушки это могло сыграть роковую роль. Ричард чертыхнулся, за что тут же получил укоризненный взгляд друга, который не раз говорил, что джентльмен должен оставаться джентльменом в любой ситуации.

– Нужно спешить, Эдуард! Он ее сейчас убьет! – не выдержал Ричард и пустился бегом. Стилу ничего не оставалось, как ускорить шаг, чтобы не отстать от своего горячего друга.

Между тем девушка, запыхавшись, остановилась. До сей поры она так и не заметила преследователя, который был уже в двух шагах, но умело избегал освещенных луной мест. Скорее встревоженная, чем откровенно испуганная, она осмотрелась, прикидывая, куда направиться дальше, и в этот момент наконец увидела Потрошителя.

Убийца сам вышел из тени. Девушка застыла от страха и несколько секунд не шевелилась, а затем начала пятиться, не сводя глаз с преследователя. Но тот, словно кот, играющий с мышкой, не торопился нападать. Он наступал шаг за шагом, поигрывая своим страшным ножом и буквально упиваясь ужасом несчастной. Все ближе и ближе.

Ричард почти не видел дороги перед собой – его внимание было приковано к девушке. А она застыла столбом и уже не шевелилась. Лицо стало безвольным и обреченным, исчезло даже выражение страха, и это было самым жутким. Сыщику хотелось крикнуть: «Беги!» – но она не могла услышать его: помощь была еще слишком далеко.

Убийца приблизился почти вплотную к жертве. Ричард с отчаяньем понял, что не успевает. Но девушке улыбнулась удача. Из питейного заведения напротив с шумом вывалилась парочка пьянчуг. Даже не посмотрев в сторону, где застыли охотник и жертва, они, весело горланя жизнерадостную песню, поплелись восвояси.

Девушка могла позвать на помощь, но почемуто не сделала этого. Однако коечто ей все же удалось. Действуя медленно, словно муха, увязшая в патоке, она открыла сумочку и достала оттуда огромный револьвер. Направив оружие прямо в грудь Потрошителю, она попыталась выстрелить, но чтото пошло не так. Не успел Ричард обрадоваться находчивости девчонки, как руки ее безвольно опустились, револьвер упал на землю, а следом за ним медленно осела и хозяйка.

Ричард вылетел изза угла в тот самый момент, когда Джек Потрошитель, склонившись над жертвой, занес для удара нож. Их разделяли добрые полсотни шагов – считанные секунды для хорошего бегуна, но молодой сыщик понял, что добежать не успевает.

– Остановитесь! – что есть силы закричал он. – Руки прочь!

Фигурку и тряпку Ричард на бегу сунул в карманы, и теперь руки его были свободны. Обычно добродушный и даже слегка легкомысленный, мастер Пустельга сейчас был готов вцепиться в горло негодяю голыми руками. То, что тот вооружен, его не смущало.

Человек в плаще на мгновение замер от неожиданности, но быстро пришел в себя и вскочил на ноги. С его левого запястья свисала короткая серебряная цепочка с крошечным брелоком. Взмахнув рукой, человек подхватил брелок в кулак.

В три прыжка Ричард преодолел последние ярды до противника и размахнулся для сокрушительного удара. В этот самый момент Потрошитель выбросил ему навстречу сжатую в кулак руку, как будто делал выпад невидимой шпагой. И Ричард, словно насаженный на острие этой шпаги, остановился. Мгновение назад он был полон решимости сбить с ног, опрокинуть, растоптать злодея. Казалось, никакая сила в мире не сможет помешать ему. Но человек с нелепо выставленным перед собой кулаком обладал поистине нечеловеческими возможностями.

Сыщик внезапно осознал, что тело больше не подчиняется ему. Он страстно желал наброситься на убийцу и растереть его в порошок, но не мог даже пошевелиться. Он с ужасом подумал – если сейчас получит приказ убить девушку, то сделает это без колебаний. Его воля была полностью парализована.

– Я – КорольМедуза! – вдруг закричал тонким голосом Джек Потрошитель. – На колени перед королем!

Ричард как будто со стороны увидел, что ноги его подгибаются и он опускается на землю перед КоролемМедузой. Отдельной, но такой же безвольной частью сознания он отметил, что Стил, подоспевший к месту событий, застыл как вкопанный и даже не попытался атаковать убийцу. А в следующий миг, в точности повторяя движения самого Ричарда, стал на колени.

Единственный, кто остался самим собой в этой жуткой сцене с марионетками, был Гумберт. Зловещие чары КороляМедузы не коснулись ищейки, а верный Гумберт не нуждался в специальной команде. Он рванулся с поводка, который был намотан на запястье Стила, и сыщик упал лицом на камни. Еще рывок, и Стила перевернуло на спину, рука его дернулась следом за псом. На третьем рывке поводок соскользнул с запястья, и Гумберт с рычанием прыгнул на врага.

Повидимому, КорольМедуза не ожидал такого поворота событий. Он взвизгнул, отдергивая кулак и пытаясь уклониться от зубов собаки. Ловкости преступнику было не занимать, но и Гумберт не зря прошел добрую школу охотничьего пса. Он вцепился в рукав плаща и, злобно рыча, принялся трепать его из стороны в сторону. При этом он ухитрялся с великолепным проворством увертываться от беспорядочных тычков ножом, которыми Потрошитель пытался его достать.

Тем временем Ричард почувствовал, что неведомая сила, лишившая его воли, отступила. Тело и разум снова повиновались ему. Не мешкая, сыщик вскочил на ноги и бросился на помощь псу. В то же мгновенье Потрошитель изловчился и полоснул ножом бок Гумберта. Бладхаунд взвизгнул и отпрыгнул в сторону, выпуская врага.

В этот момент подоспел Ричард. Мощным, хорошо отработанным за годы беспощадных мальчишеских драк ударом в челюсть он опрокинул КороляМедузу. Звякнул о камни мостовой металлический брелок, пристегнутый цепочкой к запястью, но нож противник удержал в руках.

Ричард наклонился, схватил негодяя за грудки, мощным рывком поставил на ноги и тут же нанес новый удар – на сей раз в живот. КорольМедуза захрипел, хватая ртом воздух и тщетно пытаясь вдохнуть. О нападении он уже и не думал – за спиной у Ричарда заходился возмущенным лаем Гумберт и быстро приходил в себя Стил. Потрошителю оставалось одно – попытаться бежать.

Сильным толчком он отбросил от себя сыщика и метнулся в сторону берега Темзы. Река была недалеко, но Ричард не мог поверить, что ктото в здравом уме решится прыгнуть в ее смрадные воды. С другой стороны, назвать здравомыслящим КороляМедузу не рискнул бы и самый безумный обитатель лондонского Бедлама.

Под неистовый лай Гумберта сыщики ринулись следом за убийцей. Ричард вновь опередил своего старшего коллегу и первым настиг Потрошителя. Он ухватил беглеца за развевающийся плащ и дернул на себя. Убийца кубарем покатился по мостовой и очутился у самого края набережной. Ричард прыгнул прямо на него, стараясь ухватить за руку с ножом и прижать врага к земле своим весом. На время это ему удалось, несмотря на отчаянное сопротивление Потрошителя.

– Стил! – сквозь зубы простонал Ричард, чувствуя, что не сможет долго удержать противника в таком положении.

Эдуард был уже рядом, но сделать ничего не успел. Воля обоих сыщиков вновь оказалась парализована неведомой силой, и Эдуард замер в одном шаге от распростертых на земле тел. С безжизненным равнодушием Стил наблюдал, как изпод внезапно обмякшего Ричарда выбирается КорольМедуза.

Гумберт стоял неподалеку и заливался истошным лаем, не решаясь подойти к врагу вплотную. Из раны на боку обильно капала кровь.

Потрошитель медленно поднялся на ноги, в то время как молодой сыщик остался лежать. Вновь инициатива перешла к врагу.

– Девчонкой займусь позже, – ласково сказал он. – Начальничек давно ждет ее ушки. А сейчас разберусь с вами. Вы у меня вот где!

КорольМедуза показал Стилу кулак, из которого к запястью тянулась цепочка.

– Вставай! – прикрикнул он на Ричарда и пнул его носком ботинка.

Не в силах противиться чужой воле, Ричард подчинился. Он стоял на самом краю набережной, в пяти футах под ним плескалась зловонная Темза.

– Вы из полиции? – спросил Потрошитель у Стила.

– Нет, – коротко ответил тот ровным бесцветным голосом.

– Вы нашли меня случайно или выследили? – продолжил допрос сумасшедший КорольМедуза.

– Мы пришли по твоим следам.

– Как?! – вскричал в страхе Потрошитель. – Как вы смогли меня найти? Я ведь был так осторожен!

Стил молчал, ему было нечего сказать.

– Отвечай! Отвечай КоролюМедузе! Кто меня выследил? – взвизгнул злодей, теряя терпение. Возбуждение и страх совсем затмили его слабый разум и лишили всякой осторожности. Он не заметил, что бладхаунд перестал лаять и медленно, шаг за шагом приближается к нему – словно к опасному зверю на охоте.

– Мастер Пустельга, – ответил Стил и показал рукой на Ричарда.

– Мааасстер Пустееельга, – протянул, улыбаясь, преступник и повернулся к молодому сыщику: – Как же это у тебя получилось, глупый мальчишка?

Едва ли он сам был намного старше Ричарда, но сыщика не оскорбило и не возмутило обращение «мальчишка». Его захлестнула ярость бессилия. Но о том, чтобы смолчать, он даже не помышлял. Рука сама опустилась в карман, и, достав сокола, Ричард показал его Потрошителю.

– Вот этот предмет помог мне. С его помощью я нахожу все что захочу.

КорольМедуза мельком взглянул на фигурку и тут же потерял к ней интерес. В его воспаленном сознании возникла блестящая идея. Он приблизился вплотную к Ричарду, так что тот почувствовал кислый запах пота, исходивший от безумца.

– Ты боишься умереть? – спросил Потрошитель.

– Да. – При этих словах перед внутренним взором Ричарда почемуто всплыл рисунок из атласа – огромная омерзительная медуза цианея волосатая…

– О, это прекрасно! Как я люблю ваш страх!

Гумберт сделал еще один шаг к Потрошителю. Голова его склонилась к земле, хвост замер, глаза зорко следили за каждым движением врага. Сам Потрошитель всего этого не замечал. Он поглядывал то на Эдуарда, то на Ричарда и чтото тихо бормотал себе под нос.

– Достань свой револьвер, – вдруг сказал он Стилу.

Сыщик подчинился, и массивное оружие оказалось у него в руках.

– Теперь направь его в живот своему другу и взведи курок.

Эдуард сделал, как было велено. На его лице не дрогнул ни единый мускул.

– А теперь медленно…

В этот момент Гумберт прыгнул ему на грудь. Своим немалым весом он сбил Потрошителя с ног и вцепился ему в плечо. КорольМедуза заверещал.

Человек и зверь покатились по набережной в смертельных объятиях. Верность против подлости, храбрость против злобы, зубы против ножа. Остервенело рыча, пес все сильнее вгрызался в тело врага, решив, видимо, на сей раз не отступать.

Ричард пришел в себя, едва началась схватка. Вернулись чувства и способность действовать по своей воле, и он бросился на помощь Гумберту. Но было поздно. Не успел он сделать и шага, как Потрошитель глубоко, по самую рукоять, вонзил нож в грудь ищейки.

Болезненный стон вырвался сквозь сомкнутые челюсти Гумберта, но врага бладхаунд не отпустил. Заходясь нечеловеческим воем, Потрошитель выдернул нож и вновь ударил собаку. Гумберт продолжал сжимать челюсти. Тогда убийца – и откуда только взялись силы! – встал на ноги, подняв с собой нелегкого пса, повисшего на изуродованном плече, и, продолжая наносить ножом удары, сделал два шага к реке.

Ричард слишком поздно понял, что затеял КорольМедуза. Он уже не успевал остановить преступника от прыжка в воду, но все же рванулся к нему.

И тут прогремел выстрел. Кровь брызнула из груди безумца. Нож застыл в очередном замахе, и Джек Потрошитель вместе с телом убитого им Гумберта повалился в Темзу.


Глава 4 | Сыщики. Король воров | Глава 6