home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


* * *

В такой непростой структуре начинал свою чекистскую службу Эйтингон. После ликвидации Особого отдела укрепрайона Эйтингон переходит на аналогичную должность уполномоченного по военным делам в Гомельскую губернскую ЧК, где затем становится помощником заведующего секретно-оперативным отделом, а вскоре заведующим этим отделом, членом коллегии и заместителем Николая Волленберга — председателя ГубЧК.

Основной задачей гомельских чекистов была борьба с бандитизмом, как политическим, так и уголовным, и польским шпионажем. Брутальные бандиты и лощеные офицеры разведки новой Речи Посполитой дружно работали против большевиков. В мае 1921 года чекисты, внедрив своего агента, раскрыли в Гомеле Западный областной комитет «Народного союза защиты Родины и свободы», который распространил свою деятельность на Белоруссию и Северо-Запад РСФСР. «Союзом» руководил знаменитый Борис Савинков, в дореволюционном прошлом — один из лидеров Боевой организации эсеров, подготовивший ряд терактов против сановников Николая И, а с 1917 года — ярый враг большевиков, сподвижник Корнилова, Деникина и Колчака, организатор кровавого Ярославского мятежа в июле 1918 года. Против большевиков он готов был договариваться с Черчиллем, Муссолини, Петлюрой, Пилсудским… с кем угодно. Что и делал.

Штаб савинковской организации находился в Варшаве. Сам Борис Викторович поддерживал контакты с сотрудниками военных миссий Франции, Англии, США и Италии. Наиболее активно именно польское правительство поддерживало Савинкова и его «Союз». Из Польши на советскую территорию забрасывались вооруженные отряды, состоявшие из остатков «интернированных» армий Булак-Балаховича, Перемыкина и Петлюры. Вооружение отрядов и их перевозку по железным дорогам оплачивало польское военное ведомство, переброску через границу осуществляли сотрудники польской разведки — офензивы и жандармерии. Планируя в августе 1921 года всенародное восстание, «Союз» разделил советскую территорию на три «полосы». Гомель входил в южную «полосу» вместе с Минском и Орлом.

Всеобщее выступление не состоялось, но на советскую территорию отряды «Народного союза защиты Родины и свободы» все-таки проникали, и это стоило жизни сотням жителей БССР и Северо-Запада РСФСР. Только в занятом бандой полковника Сергея Павловского городе Демянске Новгородской губернии было убито 192 человека. Уничтожались пограничные заставы, советские, партийные, хозяйственные учреждения в городах, захватывались поезда. И все это при содействии правительства Польской республики, еще до переворота Пилсудского. Некоторые современные российские историки и публицисты пишут (с осуждением) о так называемой «активной разведке» — партизанских операциях, которые проводились советской военной разведкой (Разведуправление Красной Армии) против польских властей на территории Западной Белоруссии до 1925 года. Но не следует забывать и о савинковцах и их покровителях из Варшавы и Парижа.

Вот около ста сотрудников этой замечательной организации — членов Западного областного комитета (среди них были губернский и уездный военкомы, военный комендант города), закордонных курьеров и т. п. и арестовали гомельские чекисты. В Гомеле в связи с операцией, получившей, кстати сказать, высокую оценку Дзержинского, побывали сотрудники Особого отдела ВЧК Сергей Пузицкий и Игнатий Сосновский. В расследовании этого дела, именовавшегося «Крот», Эйтингон принимал участие. Имел он прямое отношение и к аресту в мае того же 1921 года в Минске уполномоченного «Союза» Эдуарда Опперпута-Стауница, бывшего помощника начальника штаба войск внутренней службы Западного фронта. Но не только такой оперативной работой занимался Эйтингон. В течение всего 1921 года он выезжал с чекистским отрядом на места непосредственной ликвидации вооруженных банд. Дело это было опасное. В октябре 1921 года в местечке Давыдовка Эйтингон получил тяжелое ранение в левую голень, после чего два месяца лечился в госпитале. По семейным преданиям, врачи настаивали на ампутации ноги. Эйтингон, уже лежавший на операционном столе, вынул маузер. Этот довод убедил медиков.


Гомель | Наум Эйтингон – карающий меч Сталина | * * *