home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Курьеры»

Для организации встреч с агентами абвера в Москве были определены явочные квартиры. Начался новый этап операции, получивший название «Курьеры». В августе 1942 года «Гейне» попросил немецкую разведку заменить вышедший из строя радиопередатчик. Вскоре два курьера — «Станков» и «Шалов» — прибыли в Москву с новой рацией, шифровальными блокнотами и деньгами для «Гейне». В задачи агентов входило проведение диверсий в Москве, сбор сведений для германской разведки и установление необходимых контактов. «Станков»-и «Шалов» прибыли на явочную квартиру тестя Демьянова — профессора Бориса Березанцова. Вскоре чекисты арестовали «Станкова» и «Шалова». Немецкой разведке «Гейне» сообщил, что при доставке радиопередатчик был поврежден.

7 октября 1942 года очередные курьеры — «Зюбин» и «Алаев» — доставили 6 Москву новую рацию, 20 тыс. рублей и документы для задержанных ранее агентов. Сотрудники НКВД арестовали и этих посланцев абвера.

«Зюбина» удалось привлечь к оперативной игре и по его радиостанции передать германской разведке дезинформацию. Операция «Курьеры» велась по двум линиям: от имени «Гейне» и «Зюбина» с «Алаевым», якобы использовавших собственные связи в Москве. Скомпрометированный перед абвером «Шалов» был выведен из игры. Радиотехническую сторону операции обеспечивал сотрудник 4-го Управления НКВД Вильям Фишер, ставший знаменитым по своей последующей деятельности в США под именем Рудольфа Абеля.

В ноябре 1942 года немцы предложили «Гейне» сообщить о работе организации «Престол». Чекисты создали несколько опорных пунктов легендируемой организации в Горьком, Новосибирске, Свердловске, Челябинске и других городах. Это были явочные и конспиративные квартиры со специально подготовленной агентурой.

Глава абвера адмирал Вильгельм Канарис хвастался «источником информации в высших сферах СССР» перед своим соперником, начальником 6-го управления РСХА бригаденфюрером СС Вальтером Шелленбергом. 20 декабря 1942 года адмирал поздравил «Гейне» (Демьянова) с награждением Железным крестом 1-й степени. Тогда же «Гейне» был удостоен ордена Красной Звезды. Жена и тесть Демьянова — Татьяна и Борис Березанцовы — были награждены медалью «За боевые заслуги».

Операция «Курьеры», задуманная как контрразведывательная, приняла, как потом вспоминал Судоплатов, характер стратегической дезинформационной радиоигры. Часть информации, направляемой в Берлин, возвращалась в органы госбезопасности СССР. Материалы, предоставляемые сотрудниками немецкой и английской разведок, являвшимися также агентами НКВД, при анализе оказывались разработанными «Гейне». Получение «дезинформации» доказывало ее действенность. Более того, зарубежные спецслужбы сообщали органам госбезопасности СССР о «важном источнике абвера». Правдоподобность передававшихся немцам сведений обеспечивала и сеть агентов в Наркомате путей сообщения. Телеграммы «Гейне» содержали информацию о железнодорожных перевозках воинских частей, боеприпасов, снаряжения. Для подтверждения «проведенных» диверсий были организованы сообщения в прессе, сымитированы вредительства на железных дорогах (например, под городом Горьким).

В отдельных случаях, когда это было выгодно командованию Красной Армии, абвер получал от «Гейне» правдоподобные сведения. В этом участвовал сотрудник оперативного Управления Генштаба РККА генерал Сергей Штеменко. Операции Красной Армии, о которых сообщалось немецкой разведке (а она информировала верховное командование вермахта), имели отвлекающее, вспомогательное значение. Дезинформационные мероприятия такого типа были предприняты перед Сталинградской и Орловско-Курской операциями. Предупрежденные о готовящихся ударах Красной Армии под Ржевом, немцы отразили натиск советских войск. Но окружение группировки фельдмаршала Паулюса в Сталинграде и стратегическое наступление в районе Курска и Орла явились неожиданностью для фашистского командования.

Руководители операции Судоплатов и Эйтингон были награждены орденами Суворова 2-й степени. Такая награда по своему статусу полагалась командующим армий и фронтов за выигранные сражения.


Операции | Наум Эйтингон – карающий меч Сталина | «Березино»