home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Личная жизнь

Утешение он, возможно, находил в семье. Женщины любили разведчика. Он был пять раз женат, трижды — на сотрудницах. Александра Васильевна Кочергина работала в контрразведке. С ней Эйтингон был в Испании. Кочергина была награждена в 1937 году орденом Красной Звезды.

В 1941 году Эйтингон женится на Музе Григорьевне Малиновской (Вихиревой), спортсменке-парашютистке, с началом войны зачисленной в диверсионный отряд Особой группы. Вместе с ним она работала в Стамбуле. После ареста осталась ждать его с двумя детьми на руках. Последние годы женой Эйтингона была Евгения Пузырева — единственная женщина-сотрудница органов госбезопасности, награжденная британским орденом.

В трех браках было у Наума Исааковича четверо детей.

Сын от первого брака, Владимир Наумович, участник Великой Отечественной, офицер радиоконтрразведки, в 1951 году был уволен из органов, а в 1953 году и с машиностроительного завода в Воронеже. Но выстоял, стал ученым, деканом экономического факультета Воронежского университета. Леонид Наумович — технолог, мастер спорта по футболу. Муза Наумовна — педагог, тренер, мастер спорта по гимнастике. Во втором браке с Ольгой Георгиевной Васильевой Эйтингон воспитывал двух девочек — свою дочь Светлану и падчерицу Зою Васильевну Зарубину (ее отец — известный разведчик генерал-майор Василий Михайлович Зарубим). Она также работала в органах госбезопасности. Вот как отзывался о ней Судоплатов:

«Арест Эйтингона положил конец службе Зои Зарубиной в органах нашей разведки. Она успешно работала с материалами по атомному оружию, на Ялтинской и Потсдамской конференциях, но вынуждена была уйти из органов после его ареста. Прекрасное знание английского языка помогло ей стать одним из ведущих преподавателей Института иностранных языков, а позднее она руководила подготовкой переводчиков для Организации Объединенных Наций. Зоя Зарубина и сейчас прекрасный лектор, общественный Деятель, участник многих международных конференций».

Так что, как видим, детей своих Наум Эйтингон сумел вырастить людьми достойными.

В конце жизни Эйтингон испытывал, видимо, определенную неудовлетворенность. По мнению Судоплатова, Эйтингон оказался настроенным более реалистично в оценке советских порядков, чем он. Эйтингон часто говорил, к примеру, что партия больше не является отрядом единомышленников, преданных социалистическим идеям и принципам справедливости, а стала всего лишь машиной для управления страной. «Сначала шутки Эйтингона в адрес руководства страны расстраивали меня, но затем я привык к ним и стал понимать, насколько он прав, полагая, что наши лидеры ставили свои собственные корыстные интересы выше интересов народа и Советского государства» — вспоминал друг и соратник Эйтингона.

Умер Наум Исаакович 3 мая 1981 года. Никаких некрологов в газетах не было. Во время похорон на Донском кладбище в Москве Герой Советского Союза полковник Евгений Иванович Мирковский сказал:

«Сегодня у этой могилы как бы завершается рыцарская эпоха в истории нашей ЧК…».

Посмертная реабилитация состоялась в апреле 1992 года. К 55-летию Великой Победы над германским фашизмом 9 мая 2000 года детям Наума Исааковича Эйтингона были возвращены награды, отобранные 47 лет назад — два ордена Ленина, два ордена Красного Знамени, орден Красной Звезды, орден Суворова 1-й степени, орден Отечественной войны 1-й степени.

Наум Исаакович Эйтингон был человеком с большим чувством юмора. Хочется закончить рассказ о нем его же шуткой:

«При нашей системе есть лишь одна, впрочем, тоже не гарантированная, возможность не закончить свои дни в тюрьме. Надо не быть евреем или генералом госбезопасности».


* * * | Наум Эйтингон – карающий меч Сталина | Биографии