home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 30

Я направился обратно в большой холл, где уже было довольно много людей, включая Синди и Санни, которые расселись за двумя столами и уминали завтрак. Синди улыбнулась и помахала мне рукой. Санни высматривал Кейт.

Я снова ввалился в кухню. На телефоне висел тот же парнишка — опять делал какой-то заказ. Я сказал ему:

— Анри тебя спрашивал. Прямо сейчас.

— А?

— Мне нужен телефон. Немедленно.

Он помрачнел, но повесил трубку и удалился. Да, молодежи нужно учиться терпению и уважению к взрослым.

Я нашел нужный номер в справочнике своего сотового.

Ответил знакомый голос:

— «Кернс инвестишгейшн сервис».

— Мне кажется, моя собака — иракский шпион, — сообщил я в трубку. — Вы можете выяснить ее прошлое?

— Кто это?.. Кори, ты?

— Привет, Дик. У меня тут завелся французский пудель. И он каждую пятницу поворачивается лицом к Мекке и начинает выть.

Он рассмеялся:

— Застрели его. Ну, как твои дела?

— Отлично. А ты как?

— Великолепно. Ты откуда звонишь? Что такое «Дело»?

— А в чем дело? А-а, это отель, в котором я остановился. В Саранак-Лейк.

— Отпуск?

— Работа. Как Мо?

— Как обычно, сходит с ума. Как Кейт?

— Отлично. Мы вместе тут работаем.

Мы еще с минуту обменивались вежливыми вопросами и ответами. Дик Кернс — бывший коп из отдела по расследованию убийств Управления полиции Нью-Йорка — когда-то был в составе так называемой «Синей сети», то есть патрульным полицейским, которые всегда работают в своих синих мундирах. Сеть эта, как я заметил, с каждым годом становится все меньше. Одни ребята выходят на пенсию, другие переходят в соседние отделы или умирают естественной смертью. Или, как Дом Фарелли и шестеро других моих знакомых, гибнут при исполнении служебных обязанностей, например 11 сентября.

Дик тоже короткое время был прикомандирован к АТОГ, где получил допуск высшего уровня ко всем государственным тайнам и узнал, как работают федералы, так что по выходе в отставку начал получать от ФБР одноразовые задания проверять прошлое некоторых подозреваемых — в качестве внештатника. После 11 сентября в конторах, подобных его бюро, начался настоящий бум, так что он теперь зарабатывает больше денег, чем за всю свою службу в полиции, и при этом у него вдвое меньше стрессов.

Покончив с расспросами, я сказал:

— Дик, мне нужна информация об одном парне.

— Ладно. Только у меня дел по горло. Когда тебе это нужно?

— К полудню.

Он засмеялся:

— У меня сейчас десять человек под микроскопом — выясняю их прошлое для ФБР. И уже запоздал со всеми.

— Дай им положительные характеристики на предмет получения допуска высшего уровня и выставляй счет. А мне нужна лишь общедоступная информация. Ну, плюс несколько телефонных звонков, чтобы прояснить детали.

— К полудню?

Я уже заметил, что некоторые сотруднички кухни вовсю интересуются моим разговором, так что понизил голос и сообщил Дику:

— Это может касаться национальной безопасности.

— И ты звонишь мне? А почему этим не займется твоя контора?

— Я к ним и обратился, а они направили меня к тебе. Ты же в таких делах самый лучший.

— Джон, опять суешь нос в дела, которые тебя не касаются?

Видимо, Дик припомнил, как помогал мне — неофициально, разумеется, — с расследованием дела о восьмисотом рейсе авиакомпании «Транс уорлд эйрлайнз»,[30] и теперь решил, что я снова принялся за свои старые штучки. Конечно, принялся, но ему-то зачем об этом знать?

— За мной большой должок.

— Ты со мной еще за прошлое дело не рассчитался. Слушай, а чем кончилась эта заварушка с делом о восьмисотом рейсе?

— Ничем. Готов записывать?

— Джон, я ж этим на жизнь зарабатываю! И если стану тебе помогать, меня могут попереть отсюда, я разорюсь и меня арестуют.

— Имя — Михаил, — продиктовал я по буквам.

Он тяжко вздохнул.

— Русский?

— Вероятно. Фамилия — Путов. — Я снова продиктовал по буквам, он повторил.

— Надеюсь, у тебя есть на него что-то еще.

— Ага, есть, особых трудностей у тебя не будет. Его договор на аренду машины, так что если он не пользовался фальшивыми документами, у тебя имеется все, что нужно.

— Хорошо. Выкладывай.

Я продиктовал ему все требуемые данные из арендного договора с компанией «Энтерпрайз», включая адрес Путова — он проживал в Кембридже, штат Массачусетс.

— О'кей, — сказал Дик. — Это и впрямь не трудно. А что с этим парнем? Чего это ты им заинтересовался?

— Пока не знаю, что там за дела. Но мне необходимо выяснить, чем он зарабатывает на хлеб с маслом.

— Ну, это входит в обычный круг вопросов. Счет кому выслать?

— Моей бывшей жене. — У Дика не было никаких побудительных причин выполнять этот заказ, кроме как оказать содействие бывшему собрату по службе, но, давая ему более сильную мотивировку, нежели проблемы национальной безопасности, я спросил: — Ты Харри Маллера помнишь? Он вместе со мной работал в доме двадцать шесть по Федерал-плаза.

— Ага… Тоже бывший коп… вышел в отставку… ты мне о нем говорил.

— Точно. Так вот, он погиб. Здесь, недалеко от Саранак-Лейк. На днях, видимо, увидишь некролог или сообщение в газетах, и там может быть сказано, что это несчастный случай на охоте. На самом деле его убили.

— Господи… Харри Маллер? И как это случилось?

— Именно это мне и надо выяснить.

— И тот русский как-то с этим связан?

— Он связан с другим парнем, которого я считаю убийцей.

— О'кей… Значит, к полудню, так? Как мне с тобой связаться?

— Тут сотовая связь плохо работает. Я сам тебе позвоню. Будь на стреме.

— Буду, точно.

— Спасибо. И привет Мо.

— Кланяйся Кейт.

Я повесил трубку и вышел из кухни. Надо бы найти местечко получше для дальнейшего ведения этой операции.

Я прошел через большой холл в ротонду, потом наружу и, увидев Кейт за рулем машины, запрыгнул на пассажирское сиденье.

— О'кей. К обеду кое-что узнаем про Михаила Путова.

Она включила скорость, и мы поехали.

Я глянул на часы на приборной панели.

— Как думаешь, за тридцать минут доберемся?

— Поэтому я и села за руль.

— Мне что, напомнить тебе, как ты обычно паникуешь в манхэттенских пробках?

— Ничего я не паникую… Это практическое применение навыков в технике уклонения.

— Когда все остальные вокруг тебя занимаются тем же.

— Очень смешно. А что это у нас на заднем сиденье?

Я оглянулся.

— Ох, это я просто позаботился о нашем будущем и попросил шеф-повара приготовить ленч для пикника.

— Хорошая мысль. Так ты с ним познакомился?

— Ага. Генри. Нет, Анри. Впрочем, не важно.

— И ты, как обычно, нагло себя вел?

— Конечно, нет! Он подаст к коктейлям поросенка в тесте. Специально для меня.

Не думаю, что она поверила.

Мы миновали ворота и поехали по узкой, стиснутой деревьями колее, потом вывернули на дорогу. Кейт утопила в пол педаль газа, и мы помчались на встречу с дорожной полицией, если, конечно, они сподобятся заметить нас первыми и задержать за опасную езду.

— Что-нибудь новенького от майора Шеффера? — осведомилась Кейт.

— Ага. Они послушались моего совета и установили наблюдение за территорией «Кастер-Хилл».

— И что?

— И заметили, как машину компании «Энтерпрайз», арендованную Путовым, вчера вечером вернули в аэропорт.

— Значит, Путов уехал?

— Если да, то не вчера и не из аэропорта. Он… или тот, кто отводил машину, вернулся в клуб «Кастер-Хилл» в микроавтобусе.

Пока мы ехали, я сообщил ей все остальное, потом достал из кармана договор на аренду машины и стал его изучать.

— Путов взял «форд» утром в воскресенье. Значит, прилетел в этот же день рейсом из Бостона или Олбани…

— Из Бостона, — сказала она. — Я проверила списки прилетевших. Михаил Путов прибыл в Адирондакский региональный аэропорт в Саранак-Лейк в девять двадцать пять в воскресенье.

— Отлично. Он живет в Кембридже. — Я заглянул в договор. — Путов взял «форд» на два дня — стало быть, должен был вернуть сегодня. Вместо этого пригнал машину на паркинг аэропорта вчера вечером. Ты проверяла у Бетти списки забронированных билетов?

— Проверяла. Путов забронировал место на сегодняшний рейс в двенадцать сорок пять на Бостон.

— О'кей. Это мы проверим. — Я подумал немного и добавил: — Интересно, почему он прибыл на эту встречу позже остальных и, по всей вероятности, остался, когда все уже уехали?

— Это зависит от того, зачем он приехал. Может, у него какие-то нефтяные дела с Мэдоксом.

— Мистер Мэдокс — человек слишком занятой. У него очень много дел. Устраивает дружеское сборище со старыми и влиятельными приятелями, потом убивает федерального агента, потом вдруг встречается с русским из Кембриджа, штат Массачусетс. Понять не могу, как он все это успел, да еще и нас с тобой принял.

— Не думаю, что Харри входил в его планы на уик-энд, — заметила Кейт.

Но вполне возможно, все же входил.

Мы повернули на восток и поехали по шоссе восемьдесят шесть. Кейт, кажется, доставляло большое удовольствие гнать по узкой дороге, едва разъезжаясь с огромными грузовиками, мчащимися навстречу.

— Сбрось скорость, — попросил я.

— Не могу. Педаль газа заело, тормоза отказали. Так что закрой глаза и поспи немного.

У Кейт, выросшей в сельской местности, полным-полно таких вот идиотских дорожных шуточек, ни единая из которых не кажется мне смешной.

Я сидел, уставившись в ветровое стекло.

— Мне бы надо позвонить Джону Насеффу. Ты его знаешь?

— Нет, но у него очень милое имя.

— Он из УКР ВМФ, прикомандирован к АТОГ.

— Из чего? — переспросил я.

— Из Управления криминальных расследований ВМФ. Занимается связью.

— Вот и спроси его насчет моего мобильника.

Это она проигнорировала и продолжила:

— Я все думаю про этого Фреда. Помнишь, флотского отставника. Ну так вот, если эта зацепка чего-то стоит, то нужно спросить у человека, имеющего отношение к флоту и к системам связи, что такое СНЧ. Может, на что-то выйдем.

Не уверен, что меня полностью устроила ее аргументация, но, похоже, Кейт была права. С другой стороны, мне очень не хотелось обращаться с подобными вопросами в дом двадцать шесть по Федерал-плаза.

— Я не хотел бы звонить к нам в контору.

— Да почему не позвонить? Мы же там работаем.

— Ага, только сама ведь знаешь, как у нас разносятся сплетни.

— Это не сплетни! Мы все обмениваемся информацией и добываем ее. Информация — это власть. Правильно?

— Только когда держишь ее при себе. Давай просто залезем в Интернет и выясним, что такое СНЧ.

— Вот ты и залезь. А я позвоню специалисту.

— О'кей… только играй с ним втемную. Ну, типа: «Эй, Джон, мы тут поспорили насчет всяких этих низкочастотных радиоволн. И моя сестра утверждает, что может сварить на них яйца вкрутую, а муж считает, что от них поджариваются мозги». Ладно?

— Хочешь, чтобы он принял нас за идиотов?

— Именно.

— Я не так хорошо, как ты, умею разыгрывать из себя кретинку.

— Тогда я позвоню ему сам.

— Ладно, позвоним вместе.

Мы приехали в Рэй-Брук, и Кейт сбросила скорость. Через пару мгновений мы въехали на парковку полиции штата. Было восемь ноль пять утра.

Кейт взяла свой портфель, и мы пошли к зданию управления, но тут из ряда припаркованных машин вылетела одна и остановилась прямо перед нами.

Я еще не понял, в чем дело, но уже был наготове.

Стекло водительской дверцы опустилось, и оттуда высунулась голова Хэнка Шеффера:

— Запрыгивайте!

Это была «краун-виктория» без полицейских опознавательных знаков. Я сел спереди, Кейт — на заднее сиденье.

Я терялся в догадках, зачем ему понадобилось ждать нас в машине вместо вестибюля, но он прояснил ситуацию:

— На меня с утра гости свалились.

Вопросы задавать уже не требовалось.

Он выехал на шоссе и пояснил:

— Шестеро. Трое из нашего нью-йоркского офиса, двое из Вашингтона и один из вашей конторы.

— Ага, — сказал я. — Их направило правительство, и они прибыли помогать вам.

— Пока что они помогают сами себе — роются в моих досье.

Кейт произнесла с заднего сиденья:

— Извините. Я все-таки из ФБР.

Я обернулся к ней:

— Мы вовсе не критикуем ФБР, дорогая.

Ответа не последовало.

Я спросил у Шеффера:

— А из АТОГ кто приехал?

— Парень по имени Лайам Гриффит. Знаете его?

— Еще бы. Он из отдела профессиональной ответственности.

— Это еще что за чертовщина?

— А это федералы именуют так наш отдел внутренних дел.

— Правда? Ну вот, он вас разыскивает, обоих.

Я оглянулся на Кейт, которая, кажется, несколько упала духом.

Некоторые называют Лайама Гриффита Пугалом, но более молодые, особенно те, кто слишком часто смотрел «Матрицу», именуют его Агентом Смитом. Лично я кличу просто — Паскуда.

Я припомнил, что Гриффит тоже вроде бы должен был ехать на встречу в ресторан под названием «Окна в мир» в ВТЦ, но либо опоздал, либо его не пригласили. В любом случае он избежал участи многих оказавшихся тем утром в башнях-близнецах.

И еще: у меня было несколько столкновений с мистером Гриффитом в период расследования дела «Транс уорлд эйрлайнз», и моими последними словами, сказанными ему в баре «Экко», были: «Пошел отсюда к гребаной матери, чтоб я тебя больше не видел!»

Он принял мой совет, хотя тот ему не слишком понравился.

И вот теперь возник опять.

— И что вы ему сказали? — спросила Кейт у Шеффера.

— Сказал, что вы, видимо, заедете к нам сегодня. Он ответил, что хотел бы встретиться с вами, когда это произойдет. Я так понимаю: вы не прочь эту встречу отложить.

— Спасибо, — поблагодарил я.

Он вроде бы не услышал.

— Ваш босс, Том Уолш, позвонил сразу после вашего отъезда. И спросил, что мы с вами обсуждали, а я переадресовал его к вам.

— Отлично, — ответил я. — А я переадресовал его к вам. Это вы ему сказали, что мы остановились в «Деле»?

— Нет. А что?

Я оглянулся на Кейт, потом пояснил Шефферу:

— Он, видите ли, оставил там для нас сообщение.

— Я об этом и не упоминал.

«Может быть, — подумалось мне, — наши друзья из ФБР, прилетевшие из города, или Лайам Гриффит расспросили нашу подружку Макс из офиса компании „Херц“». И я спросил Шеффера:

— Уолш сообщил вам, что мы официально назначены расследовать это дело?

— Нет. Но и не сказал, что Гриффит прибыл сюда, чтобы отстранить вас от этого дела. Однако мне кажется, он приехал именно для этого.

Если бы мы с Кейт могли сейчас разговаривать свободно, то, наверное, согласились бы, что Том Уолш в принципе нас подставил. Вообще-то долго хранить это в секрете все равно не удастся, поэтому я бросил Кейт:

— Том отрекся от нашего соглашения.

— Ну, мы этого не знаем… — ответила она. — Может, Лайам Гриффит просто хочет… разъяснить нам условия нашего сюда назначения.

— Не думаю, что именно поэтому Уолш обратился в отдел профессиональной ответственности и Гриффит прилетел именно за этим, — заметил я.

Она не ответила. А Шеффер сказал:

— Последнее, что он произнес, — у вас есть семь дней, чтобы раскрыть это дело, и пока я не услышу обратного, дело расследуете вы.

— Правильно, — согласился я.

А пока мне надо все время держаться на шаг впереди Лайама Гриффита.


Глава 29 | Адское пламя | Глава 31