home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 42

— Так, — сказал я. — Михаил Путов. В клубе «Кастер-Хилл» его не видать. Как насчет дома или офиса?

— Я звонила в его офис, и секретарша, мисс Крэбтри, заверила, что его там нет. А я ей сказала, что врач и звоню по очень важному вопросу, касающемуся состояния здоровья Путова.

— Хорошо придумала! Мне такое еще в башку не приходило.

— Это всегда срабатывает. Как бы то ни было, мисс Крэбтри слегка расслабилась и сообщила, что мистер Путов не появился на рабочем месте, не звонил, а все ее звонки по сотовому телефону тут же переводились в режим речевых сообщений. Она также звонила его жене, но миссис Путова не знает, где ее муж. По-видимому, тот никому не сказал, куда отправился.

— А номер его сотового ты заполучила?

— Нет. Мисс Крэбтри отказалась его дать. Но дала мне свой, чтобы связываться с ней в нерабочее время, а я оставила номер своего пейджера. Мисс Крэбтри, судя по голосу, начала волноваться.

— О'кей, стало быть, Михаил свалил из своего МТИ в самоволку. А что у него дома?

— То же самое. Миссис Путова почти в истерике. Говорит, что даже по дороге к любовнице Михаил звонит и излагает причины, по которым задерживается.

— Какой примерный муж!

— Джон, перестань изображать засранца!

— Да я просто пошутил. Итак, Михаил не просто отправился в самоволку. Он пропал без вести в ходе боевых действий.

— Да, если верить его жене и секретарше. По всей вероятности, он все еще в клубе «Кастер-Хилл».

— Нет. — Я помотал головой. — Если бы он был там, то позвонил бы. Человек в его положении, под наблюдением ФБР, просто так не исчезает, поставив жену и коллег перед необходимостью связываться с ФБР. Такого он ни за что не допустил бы.

Кейт кивнула.

— И это значит?..

— Ну, по всей видимости, не каждый, кто попадет в клуб «Кастер-Хилл», отбывает оттуда в том же состоянии, в каком приехал.

— Видимо, да, — согласилась она. — Ты был там уже дважды. Хочешь попробовать еще раз?

— Бог троицу любит.

Это она пропустила мимо ушей.

— Потом я поискала Путова в «Гугле». И получила несколько опубликованных им статей и неопубликованных заметок о нем самом, написанных другими физиками.

— Они его любят?

— Уважают. Он настоящее светило в мире ядерной физики.

— Здорово. Тогда зачем болтается рядом с Бэйном Мэдоксом?

— У них могут быть профессиональные взаимоотношения. Или же личные непонятно какого рода, мы об этом все равно ничего не знаем. Может, они просто друзья.

— Тогда почему он не сказал жене, куда едет?

— Да, это вопрос без ответа. Но точно известно лишь то, что ядерный физик по имени Михаил Путов был гостем в клубе «Кастер-Хилл» и теперь пропал. Все остальное — сплошные догадки.

— Верно. Да, слушай, а в «Дело» ты звонила?

— Да. Нам поступило два новых сообщения от Лайама Гриффита, требующего срочно с ним связаться.

— Срочно для кого? Только не для нас. Ты им сказала, что мы заняты шопингом в Лейк-Плэсиде? Ищем чучело лося?

— Я попросила Джима — он дежурил на ресепшене, — говорить всем, кто нам будет звонить, что мы собираемся вернуться в «Дело» к ужину.

— Отлично. Это слегка успокоит Гриффита, пока он сам не явится в «Дело» и не обнаружит, что ему наставили нос. А Уолш звонил?

— Нет.

— Вот видишь? Наш босс отпустил нас на свободу и умыл руки. Прекрасный начальник!

— Мне кажется, это мы от него оторвались, Джон. И он просто отплатил нам той же монетой.

— Ну и ладно. Пошел он на фиг. Кто еще?

— Майор Шеффер звонил в «Дело», как ты ему предложил. И вот тебе его сообщение: «Вашу машину перегнали в „Дело“. Ключи у дежурного».

— Очень мило с его стороны. Он, правда, забыл оставить на месте засаду наблюдателей, но прикрыл собственную задницу от ФБР.

— Тебе когда-нибудь говорили, что ты отъявленный циник?

— Милая моя, я же коп, двадцать лет служил в нью-йоркской полиции. И я реалист. Ладно, мы это уже проходили. Что еще?

Она оставила на время свою любимую тему и продолжила отчет:

— Звонил человек по имени Карл — кажется, что-то знакомое? — и оставил сообщение: «Ужин уже готовится». Джим хотел узнать подробности, но Карл ответил, что мистер Кори и так прекрасно осведомлен и должен непременно привезти с собой мисс Мэйфилд. Значит, Мэдокс никак не засветился и никому не придет в голову связывать наше исчезновение с ним или с его клубом.

— Какое такое исчезновение?!

— Наше исчезновение.

— И почему ты такая подозрительная?

— Джон, пошел ты к черту! Еще к нам в номер поступило три речевых сообщения.

— Гриффит…

Кейт сверилась со своими записями.

— Лайам Гриффит оставил сообщение в пятнадцать сорок пять. Вот оно: «Привет, ребята! Рассчитывал уже увидеться с вами. Звякните мне, когда получите это. Надеюсь, у вас все в порядке».

Я засмеялся:

— Какой говнюк! Он что же, совсем идиотами нас считает? — И быстренько добавил: — Извини. Кажется, это прозвучало несколько цинично…

— Второе голосовое сообщение — запрос, не желаем ли мы посетить массажный салон…

— Желаем.

— И последнее сообщение — от Анри. Умненький парень, спрашивает, какую горчицу ты желал бы получить к своему… поросенку в тесте.

— Ну видишь? А ты мне не верила!

— Джон, у нас куча гораздо более важных дел, чем…

— Ты ему перезвонила?

— Да, чтобы они по-прежнему считали, будто мы вернемся в «Дело».

— И что ты сказала Анри? Горчица «Дели», да?

— Именно. Он был просто очарователен.

— Он хотел продемонстрировать мне своего вальдшнепа. Который «деревянный член».

Она проигнорировала мой каламбур.

— Еще я записала нас обоих на массаж на завтра, на утро.

— Хорошо. С нетерпением жду массажа.

— Но мы же не собираемся туда!

— Это так. Мне очень жаль разочаровывать Анри после всех его трудов, но вовсе не жаль пропустить коктейли в компании Лайама Гриффита.

Кейт выглядела усталой. Или, может, озабоченной. И я решил немножко ее подбодрить:

— Отлично поработала. Ты лучший напарник из всех, какие у меня были.

Она выдавила улыбку:

— Я тебе не верю, но очень мило с твоей стороны.

— Но я действительно так считаю! Ты умна, расчетлива, смела, инициативна, заслуживаешь доверия… что там еще?

— Я твой босс.

— Верно. Лучший босс из всех, какие у меня были. Так, теперь Федеральное авиационное управление…

Тут зазвонил телефон.

— Ты ждешь от кого-нибудь звонка? — спросил я Кейт.

— Нет.

— Может, это Уилма. Сообщает, что твой муж на подходе.

Она поколебалась, потом взяла трубку:

— Алло? Спасибо. Да… Я скажу ему. Спасибо. — И положила трубку.

— Это и впрямь была Уилма. Моток изоляционной ленты лежит у дверей. Она говорит, что моему другу лучше убрать свой «додж».

Мы посмеялись, но не очень весело. Сказывалось напряжение. Я подошел к окну, осмотрел подходы к дому, отворил дверь и забрал здоровенный моток изоленты.

Потом сел за кухонный стол и стал обматывать ею свои импровизированные пакеты с вещдоками, как того требуют правила. И попросил Кейт:

— Давай рассказывай про ФАУ.

— Почему бы нам не забрать «хендай» от Руди, — вместо этого спросила она, — взять все эти вещдоки и поехать прямо в Нью-Йорк?

— У тебя ручка есть? Мне нужно тут подписать…

— До офиса доберемся примерно к… — Она посмотрела на часы. — К трем или четырем утра.

— Ты можешь ехать. Я останусь здесь. Все произошло и еще происходит именно тут, и именно тут мне и следует быть. Ручку дай.

Она достала из сумки ручку и протянула мне.

— А что тут все еще происходит?

— Пока не знаю, но когда это случится, я буду здесь. — Я поставил подпись и добавил: — Вообще-то нам лучше разделиться — на случай если… О'кей, ты отгонишь «додж» Руди в Массену, арендуешь еще одну машину и поедешь в Нью-Йорк.

Она села рядом и взяла меня за руку:

— Давай я сперва закончу отчет о том, что мне удалось выяснить, а потом уж будем решать, что делать дальше.

Это прозвучало так, словно у нее туз в рукаве спрятан. Туз скорее всего был плохой новостью и явно давил ей на психику.

— Ладно, давай про ФАУ. Плохие новости?

— Хорошая новость в том, что я вообще сумела добыть информацию. А вот плохая — сама эта информация.


Глава 41 | Адское пламя | Глава 43