home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Загадка Аяна

Все повторяется. Немного deja vu и для вас, читатель.

На пустынном южном берегу вытянутого с юга на север Аяна, на овальном большом мысу, прорезанном течением горной рекой Гулями, сидел человек в легком свитере с широким "латышским" вырезом. Он расположился на кряжистом суке высохшего бревна - ствола лиственницы, вынесенного на берег озера весенним разливом и растрескавшегося на солнце и свирепом морозе. От воды тянуло вечерней прохладой. На голове созерцателя, крепко стягивая светлые волнистые волосы, была аккуратно затянута косынка-сандана. Человек курил и, казалось, не замечал окружающих красот озера. А посмотреть было на что.

К вечеру проблески в облаках над скалами плавной синей отмывкой спустились к воде, а волнение на озере стихло. Зеркало древнего Аяна нарушали лишь мощные всплески серьезной рыбы. Иные из них довольно высоко выпрыгивали хвостами вверх и с силой шлепали ими о ледяную воду обеспечивая самое волнующее зрелище для рыбака - концентрические волны от игры охотящегося гольца. Самый клев! Рядом с человеком лежал короткий карабин и мощный черный бинокль.

Опять они на Аяне… Господи, сколько же лет прошло!

Ни палатки, ни костра поблизости не было видно, но слабый запах дыма и глухие голоса указывали на то, что где-то рядом стоит лагерь, расположенный, скорее всего в зарослях невысокого ивняка. Закончив перекур, человек медленно встал, с удовольствием потянул сильные мышцы, не спеша разделся и быстро вошел в ледяную воду озера. Традиция такая, прибыл на место - окунись, поприветствуй воду. Простатита он не боялся, хотя, как медик, хорошо знал, что это за беда. После короткого интенсивного купания тщательно растер тело и оделся, накинув на себя еще и просторную камуфляжную куртку с капюшоном. Вечером у воды холодно, долго игнорировать не получается.

Сержант не знал, что несколько лет назад именно на этом месте точно так же стоял чеченец Гамзат, наблюдавший за приземлением вертолета москвичей гораздо северней - на место памятной стычки. Позже чеченца отсюда забрали бандитской вертушкой и он поехал убивать Майера и его друзей. Крепко тогда досталось. Всем.

Теперь их вертолет сел на этой площадке - самое удобное место в округе для такого монстра, как тяжелый Ми-26. Как философски сказал командир экипажа: "Посадить-то его, родного, можно где угодно, но вот взлететь после…"

Тихо подошел Лапин.

- Хорошее место здесь, и для жизни, и для смерти, - с прелестной мечтательностью дикого философа произнес он. - А люди тут бывают, правда, редко. В кустах чья-то стоянка была. Костер, горка пустых банок под корягой. Старые банки, тонкие. И гильзы стреляные.

Сержант молчал и глядел на озеро. Потом перевел взгляд в сторону горы Камень, до его вершины они так и не удосужились добраться в пешем маршруте…

- Вспоминаешь, - понятливо констатировал Игорь и, не дожидаясь ответа, вздохнул. - Да… Было дело. И я вспоминаю.

- И зачем мы, Игорек, те катера с Аяна вывезли? - с сожалением и тоской бросил Сергей. - Прилетали бы сюда изредка, пользовались бы своим плавсредством. А то все как-то бестолково вышло, продал их Димка, и где теперь те деньги?

- Ничего, Серый, сейчас будем лодчонку накачивать, наши иностранцы хотят по озеру прокатиться. Я её уже стащил с крыши. И мотор с креплений снял, пошли тащить.

- Прокатим, Игорь, отчего же не прокатить, это мы на раз, - смачно потянулся Сержант и не утерпел, похвастался. - А я уже искупался! Вода отличная, еле яйца нашёл и скулы разжал. Ну ладно, маэстро, летим к роялю, дадим класс, коль зрители жаждут красоты.

Майер оглянулся и лишь сейчас отдал дань - снисходительно (мол, ветераны Путоран не сентиментальны) удостоил великолепное озеро оценкой:

- Ий-эх… Красиво-то как! Что там твой Кавказ…


Мониторинг: свои | Оазис. Вторжение на Таймыр | - - -