home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Лоток

Иностранцы по-детски восторгались, суетились, торопились сфотографировать, несмотря на сильную вибрацию фюзеляжа, найденную винтажную деревяху и даже не щупали артефакт - они его м а ц а л и.

И лишь Игорь молчал. Вот так встреча! Глядя на остатки ветхого деревянного предмета, найденного на берегу ручья Ритой и теперь лежащие на полу салона вертолёта, Лапин под тяжелый гул двигателей молча слушал залихватские рассказы Сержанта - постоянный хриплый крик сквозь шумы вертолета сопровождаемый экспрессивной жестикуляцией - и вспоминал свою первую встречу с подобной штуковиной…

Дело было так.

Дверь-створку гаража опять закрыло порывом юго-западного ветра, Лапин опять ее приоткрыл, но в этот раз подпер понадежней. Не разозлился, хорошая у него нервная система. Стойкая. Только благодаря этому он сумел выдержать все напасти и тяготы, начала "гаражной жизни". Копил, копил… и купил вот, твою мать… Большой гараж, на две машины, как и планировалось. Все им всегда планировалось. Даже старательно прикрываемые шутливым контекстом пассажи жены "о дураке в семье". Ладно… Выдержим. Ибо немного ему осталось. В отличие от соседа с правого бокса, который только собирался сучить рукава. А пока сосед мечтал, с удовольствием глядя на работу Игоря:

- Через неделю и я начну! -убеждая себя в энергонасыщенности предстоящих действий, бормотал сосед. - Я уж свой гараж обустрою… Пол зафигачу деревянный, сверху кину транспортёрную ленту, ребята с аглофабрики подкинут. А где "ласточка" будет стоять, стены хочу утеплить и гипсокартоном обшить, но это позже… Потолок, наверное, подвесной - самый дешёвый, или вообще пока делать не буду. Эх… Печка от старого "Икаруса" на солярке имеется. Да! Еще надо бы сделать занавесы брезентовые. Инструментом пока не занимался… Слышь, Игорь! Я у знакомого тут увидел - что бы поднимать машину, у него подкатной гидравлический домкрат и подставки, регулируемые по высоте. Над ямой, думаю, будет достаточно. Еще в сервисе подсмотрел классную штуку, две лампы дневного света по бокам ямы, чуть ниже пола… Что отвернулся-то? Не интересно?

- Очень, - с металлическими нотками в голосе обозначил раздражение Лапин, - на бумагу записать хочется.

- Да ладно тебе, - уныло сказал сосед, понимаю, что перегрев может случиться даже с Лапиным, - Ну, все. Пойду-ка я до дому. Пока…

И ушел в долгий путь к остановке автобуса.

А Лапин спустился к ручью. Ему нужна была емкость - краску смешивать. Ручей, как ручей. Страшный. Загаженный за много лет промышленным мусором. Вроде бы, как Игорь слышал от отца, раньше он назывался Проточный, на нем папан стрелял куропаток. В то, что тут могли порхать по сугробам пушистые белые курицы, как-то не верилось. Разве во времена Урванцева… Если так пойдет дальше, Старый город превратится в Старую свалку. Изменить картину сама природа не сможет. Ветер в трубах, вот такая грустная песня Промышленного Севера.

На другой стороне ручья, ближе к Мехзаводу лежал на боку древний разрушенный балок. Даже из коренных норильчан мало кто знает этимологию этого слова. Древние оленеводы так исказили первоначальное название старинных жилых саней на полозьях, на которых русскими первопроходцами осваивалась сухопутная часть Заполярья. "Волокуша", "волок", так называлось легендарное жилище. Именно "балки" сменили традиционные для аборигенов чумы, оказались удобнее. Позже слово начали использовать геологи и строители, производя балки фабричного изготовления, используя их на объектах производства работ, стройках да промыслах. Со временем "балками" стали называть и стационарные объекты, и вообще всякое тундровое жилище, не дотягивающее до гордого звания "дом". Надо признать, что наряду с реальным удобством таких жилищ, "балки" нанесли и определенный вред культуре обустройства жизни на Севере, напрочь отучив людей строить капитальные долговременные постройки. Случилось это не сейчас. Когда-то срубов их хватало на территории. В содружестве с бараками они стояли и грели своим теплом всех сидевших, освобожденных, охраняющих. В общем, всех, создавших этот город. И кипела жизнь на Проточном ручье…

Лапину нужно было нечто плоское, с невысокими бортами, типа тазика. Расталкивая ногой в резиновом сапоге залежи многолетнего мусора, он с трудом заставлял себя не отвлекаться на неожиданные находки. Лоток он увидел случайно, зацепив и перевернув толстой лагой пару старинных дверей снесенных бараков. Увидел, и удивился - и не поймешь, что это такое. Простая крепкая конструкция серого от времени дерева с монолитным днищем и угловатым дном.

- Мылись они так, что ли? От ведь жили люди… И металла ведь хватало.

Он еще раз удивился и потащил лоток по склону, наверх, к гаражу. Пойдет. Само то. А лоток еще больше удивился, увидев человека. Последний раз он видел человека очень давно, при обстоятельствах странных и страшных, под глухие вскрики и топот ног в тяжелых сапогах. Был осенний холод и пар над водой, блеск ножа с клинком их "быстрореза", кровь на телогрейках и торопливое перешептывание-сговор…

Ох уж, эта "платина на Медвежке"… Один из излюбленных рассказов мальчишек всех норильских поколений: упоминать, как родители говорили (или даже сам отец участвовал в этом) о страшном, но романтическом, насквозь незаконном занятии. Якобы, где-то на Медвежьем ручье еще в 50-е - 60-е годы авантюрные смельчаки занимались старательством и намывали приличное количество россыпухи. И теперь удачливые живут в Сочи и прочих вечнохороших краях. В рассказах непременно присутствовали "кагэбэшники", иногда ЗК, и всегда - упоминания "никому не говори". Одно время по городу ходили разговоры о таинственных смертях неких дробильщиков в карьерах. Причиной, естественно, была зловещая платина Медвежки, россыпные горки-конуса которой сами собой формировались в определенной зоне возле дробилки.

А ведь под легендой есть серьезная база. В самом начале освоения Норильского района считалось, что россыпной платины тут нет и быть не может. Потом все довольно резко изменилось. В 1933 году геологом Шабраком в долине Угольного ручья, в наносах была обнаружена самая что ни на есть россыпная платина, представленная довольно крупными самородками диаметром в 2-3 и более мм. Далее сплошная тайна, так как факту не придали значения. Вновь тему подняли лишь в 1938 году. Толчком послужил скандальный случай обнаружения на мертвом теле одного из ЗК Норильлага мешочка с платиновым песком. На совещании с молодыми специалистами в 1940 году начальник Приискового Управления Савва заявил, что: "В 1938 году было обнаружено, что по ручью есть платина… Нашлись "жучки", которые начали копать, и пошел крик, что обнаружили богатое платиновое месторождение". О россыпной платине сразу же доложили директору Завенягину. Можно только представить, как он удивился! Не могло такого быть! А было. Еще в 1923 году в Пробирной лаборатории Геолкома выяснили, что в руде платины навалом. И тут же по всей Сибири поползли слухи, Урванцев платину нашел, скоро целое месторождение разрабатывать начнут! Потому при наборе в первую артель поисковиков выстроилась целая очередь из монстров "золотого дела". Корсары желтого металла. Тертые-перетертые мужики, повидавшие Алдан и Лену, Индигирку и Колыму. Они-то отлично знали, что в кварцевых жилах могут попадаться и самородки. Это была "золотая экспедиция". Напрасно Урванцев убеждал всех, что платиноиды в норильских рудах содержатся лишь в рассеянном состоянии или в виде твердых растворов. Не извлечешь их "запросто так"! Ничего не помогало. И только тогда, когда большинство приехавших старателей лично убедились, что все действительно не так просто, наступило спокойствие. На время. Время же показало, что золотоискатели все-таки "дожали вопрос".

Никто теперь не узнает, сколько из них позже сели в норильские лагеря. Никто не узнает, как тут создавались подпольные зэковские артели-банды, промышлявшие россыпную платину на пригородных ручьях. Наверняка, была и схема сбыта намытого, специально организованные побеги, курьеры-смертники, а может, и целый "коридор"…

Вот такими лотками и мыли. Иногда дно сукном застилали. Сукно под это дело добывали! Где именно мыли? Да никто точно не скажет. Везде, по всей долине Угольного ручья, например. Далее до Норильска-2. Когда в 1938 году уже комбинатовские структуры намыли первые 38 кг, то настало самое время преподнести достойный подарок Вождю, вся страна подарки слала к 60-летию Сталина. Практически сосланному сюда Завенягину сделать это было критически важно. Изготовили специальный, подарочный ящик, упаковали в него платину и повезли в Кремль. Но злая аура платиноидов никак не отпускала металл с Таймыра. Самолет, на котором перевозили этот сверхценный груз, потерпел аварию и рухнул неподалеку, в Енисей. Ящик, естественно, тоже утонул…

А сколько и как намыли зэки? Какие трагедии разыгрывались на хорошо знакомой нам, жителям Норильска, местности? Вот тебе и Старый город… Мозолистая тема.

Поворачивая на автобусе в сторону НПОПАТ, подумайте об этом, поглядите на руины и свалки по склонам измененного рельефа другими глазами.

В свете гаражного освещения Лапин осмотрел находку повнимательней.

Крепкая еще штукенция, послужит, как миленькая, заживет новой жизнью. Он положил ее рядом с яркими банками краски, купленными в магазине отделочных товаров, и усмехнулся, сравнив цвета предметов столь разных эпох.

Скоро спектр гаражной "мебели" обогатится. К моменту окончания покраски стеллажей под запчасти и агрегаты этот древний "тазик" будет сиять всеми цветами радуги.

Игорь снял с верхней полки гаражного электрощита жесткую металлическую щетку и, удобно положив лоток на пол, провел рукой по дну. Ну, точно! Старая грязь еще осталась. Какие-то твердые серые комочки, утопленные в потрескавшуюся древесину. Это никуда не годится, так только испортишь дорогую краску. Отколупывай потом куски с металла…

Он присел, аккуратно нажимая щеткой, несколько раз провел ей по плоской неровной поверхности лотка. Щетина из тонкой упругой проволоки послушно выгрызла некоторые особо крупные вкрапления и смахнула их на пол гаража. Через день, когда Лапин выкатывал свою "девятку", новая резина вдавила платиновые комочки в грязь перед гаражом, и лишь один, наиболее крупный, вклеился глубоко в резину. Затем наступила длинная и тяжелая полярная зима, неизбежная, как смерть и НДС. Через полгода Игорь выкинул колесо, поврежденное на крепком морозе зацепом о бордюр. И все. И никакого пафоса. Одно воспоминание осталось.

Сколько же раз он возвращался к нему в последующие годы…

А уж легенды о золоте всегда стояли в Норильске особым строем.

С легкой, а то и не очень, завистью, до сих пор ходят по городу разговоры о неких удачливых золотоискателях-рудознатцах, что и сейчас намывают приличное состояние "диким" (то есть незаконным) старательством. Аргументом служили фрагменты задушевных бесед и рассказы "знакомых геологов-соседей". Байки рассказывают рыбаки и охотники, туристы и эсктремалы. "Друг отошел от лагеря порыбачить со спиннингом и пропал. Вернулся к нам он только через день и тут же рассказал, как случайно вышел на какой-то ручеек, где увидел нескольких мрачных людей, явно мывших золото. Увидев наблюдателя, таинственные "старатели" молча его схватили, сняли рюкзак и насильно влили в горло бутылку водки. Очнулся товарищ в другом месте с рюкзаком рядом и запиской, где было указано, как ему выйти к ближайшему знакомому ориентиру. Поэтому место "золотого помыва" напуганный страдалец не помнил категорически".

Сложно поверить, но все это есть и было.

Первые упоминания о случайных находках рассыпного золота упоминают долину Микчанды и реку Аякли, где в верховьях и сейчас можно найти остатки старательских изб. Находили фрагменты примитивных драг на реке Муксун и в восточной оконечности озера Хета. Наиболее же часто в обывательских разговорах фигурирует "ламская" речка Никита-Юрях, что впадает в озеро Капчук. С этим слухом успешно соперничают только разговоры о найденных на острове Большевик золотых самородках, где они "валяются на земле прямо возле взлетной полосы". Для многих это будет неожиданностью, но старательский, точней кладоискательский бизнес в современной России достаточно развит, существует и налаженная индустрия производства и продажи отличного импортного и отечественного снаряжения для такого промысла. Компактные промывочные лотки производят в Японии и Корее, нержавеющие со специально рассчитанными концентрическими канавками. Есть даже носимые микро-драги. В рассказах об удачных попытках золотоискательства диаметрально сочетаются категорическое исключение самой возможности этого со стороны специалистов и "хитрое подмигивание, да тайные карты"…

В итоге, когда несколько лет назад Майер предложил Игорю попробовать, тот даже не сомневался. Всего они совершили две честные попытки и хулиганские пробы "по совместительству с рыбалкой" быстро показали друзьям, что дело это серьезное и совмещать его с рыбалкой или пикником никак нельзя.

Даже Донцов примкнул к ним в том первом походе, более из профессионального интереса решивший выяснить для себя и для службы - а можно намыть-то? Как оказалось, можно. Да, веселые были деньки… Вот только прикидочная стоимость тощего холщового мешочка, куда легко уместился весь "золотой запас", отнюдь не ювелирного вида песочек, с колоссальным трудом собранный друзьями на диких ручьях, никак не перевешивал всех затрат на экспедицию. Джек Лондон и Бред Гарт были правы в основополагающем: главное в этом деле - жила! Главное - место. Удачная находка места. То есть фарт.

Готовились они всю зиму, лотки конструировали, интернет измучили, книги читали. В итоге лоток получился настолько страшным, что даже старатель-чечако понял, - с таким прибором удачи не будет. В итоге лоток психанувший Сержант просто купил фирменный стальной лоток "Estwing" 16-16 Gold Pan, с радиальными желобками для удерживания золотинок, с отверстием для переноски на поясном ремне, со специальными трехступенчатыми порожками. Купил по совету магаданского старателя, "золотого барса". Весило это чудо чуть ли не с килограмм. Еще Серый почти повёлся на приобретение мини-шлюза для промывки золотоносных песков, но вовремя удержался, хотя самые компактные алюминиевые шлюзовые боксы для индивидуальных старателей примерно в десять раз эффективней лотков. Думали они и о металлоискателе - самородки изымать из природы, размечтались…

Поначалу всё было напрасно. Золота в "стопудовом" месте просто не было. Они по очереди сплёвывали, отодвигали лоток подальше и отдыхали на поросших мхом камнях. Дело не шло. Трезво рассудить - закономерно. Подними такую затею нахрапом! Хорошо бы предсказателя, "лоцмана", того, кто знает… Откуда знает? Это тонкая материя. Уж баек-то они наслушались… Старатель, добравшись до очередного ручья, убивал глухаря и промывал его зоб. Если в нем находил золото, - можно мыть! Или ворона. Пристанет как репей к группе. С утра орет, да не просто так, еще и обзываться приспособится, крыть сверху "ду-р-р-аком" каждого! И так продолжается, пока наиболее нервный не влепит по ней заряд дроби… Глядь, а из развороченного нутра самородки проблескивают! Восемнадцать штук! Где взяла? Ясное дело, не ходила с лотком, склевала где-то на косе…

А было на этой речке "рыжье"… Исторически проверено, по нескольким источникам. Лапин представлял себе, как, хитро поблескивая в глубине речных смывов, золотые песчинки вздрагивают от хохота под слоем легкого кварцевого песка, насмехаясь над старателями-самозванцами.

Вообще-то, золото есть почти везде. Уже и на подмосковных речках наблюдается "золотая лихорадка", а золотой песок, говорят, можно купить на Арбате. Поэтому, даже подмосковный старатель может намыть грамма четыре золота в месяц. Но что такое четыре грамма и какая адская пахота стоит за ними! Все по Маяковскому, за грамм - тонны руды. Точнее - песка, глины и гальки. Опытный сибирский старатель, работая по десять часов в день, пропускает через лоток шестьсот кило песка. Игорь исправно набирал содержимое ручья в лоток, выбрасывал крупные камни, а затем начиналась тщательная и аккуратная работа. Много раз подряд наполнить лоток водой, встряхнуть, чтобы песок всплыл, и осторожно слить. С каждым сливом уходит часть песка, но наиболее тяжелые частицы меньше поднимаются при встряхивании, быстрее оседают, поэтому они остаются в лотке. Это шлих. Чем дольше моешь, тем темнее шлих. В шлихе может оказаться какое-то количество знаков - частиц весом меньше миллиграмма, глазом не увидишь. Вот уж если с песчинку размером! Это будет уже весовое золото, по коему вздыхали герои Куваева в его "Территория" и читатели этой книги… Сержант с Лапиным тоже.

Андрей же нагло и, в общем-то, противоправно более осуществлял банальное крышевание, чем тряс лотком, успокаивая сам себя тем, что никакого такого "бизнеса" он не допустит. Пусть уж лучше друзья роются под таким надзором…

Игорь ухмыльнулся. Будь он проклят, если за ними тогда кто-то не следил!

Вроде бы, явно никого не заметили, не услышали. Но успели ощутить и оценить острое чувство опасности, призрак вероятной слежки, тайный взгляд, холодящий твой затылок, беззащитно обращенный к вершинам. Постоянная алертность, настороженный слух, бездымные слабые костры, укрытые в кустах и тихие разговоры. Сплошной адреналин. И вкус этого адреналина не только помогал им ускоренно понять быт и психологию всех старых и новых старателей, но еще и заставлял безоговорочно верить всем слухам по этой теме. Верить истово, во всяком случае, пока они находились в чистом поле… Город быстро все сглаживал.

Город любит скептицизм и ехидство.

- …Через полторы недели он кое-как вернулся в город с пустым желудком и двумя ранениями. Самое интересное, что джип потом так и не нашли, напрасно вездеходы гоняли в ущелье. А кто и как его утащил - загадка. Естественно, господа, никаких следов старательского лагеря обнаружено не было, - услышал Лапин окончание последнего рассказа Майера.

Иностранцы тихо перешептывались, переваривая невероятные приключения со стрельбой, с кровью и прочими страстями нормального вестерна.

- Игорь, ну а вы пробовали мыть золото? - ничуть не смущаясь полной бестактности вопроса, наивно поинтересовался Юха, немного разгорячённый после пересказов Сержантом наиболее ярких "золотых легенд".

"Они еще ничего не поняли… Осторожней, Игорь, они и юмора не поймут, они все еще в цивилизации и все еще в Европе". Именно это сказали другу сержантовы глаза в ответ на поднятый взгляд Лапина.

- Конечно же нет, уважаемый господин Харью, - рассеянно отозвался Лапин на русском, оценивая подушечками пальцев степень износа и толщину стенки лотка. - Но если вы будете расспрашивать людей об этом слишком много, то, боюсь, ваше участие в нашей экспедиции закончится раньше времени.

И он взглянул на финна нарочито холодными и безжизненными глазками, поджав губы и расфокусировав взгляд. Финн тут же поджался и постарался спрятаться за мешок, поняв всё без уточняющего перевода.

Игорь мрачно кивнул Сержанту: "Точно, не поняли". Тот пожал плечами.

Чуть позже Рита возбужденно шептала Софи на ухо:

- И что я тебе говорила вчера, подруга? Это вам всем только кажется, что Серж, этот главный ковбой с лицом брачного афериста и есть единственный в караване главный мачо… Этот тихоня мистер Лапин - настоящий головорез! Я лично не верю его мирному облику ни на унцию! Он воплощение того, что вы, англосаксы, называете "Still water run deep".

Хитрая Софи, как обычно, не торопилась высказать ожидаемое собеседницей категорическое мнение, она качала головой и задумчиво посматривала на спящего Игоря, мужчина мирно сопел в три дырки, привалившись спиной к рюкзаку.

- Ты видела, какие у них сабли на ремнях? Зачем их постоянно демонстрировать?

- Ножи серьёзные. У Сержа американский "Ка-Бар", а у Игоря "хвост бобра", это уже наш тип ножа, канадский, - со знанием дела прокомментировала Софи. - Вообще-то и у меня на поясе не курительная трубка… Что тут такого, мы ведь не в городе. Выше Гудзонова залива все… демонстрируют. А ваши деревенские финны, да и вообще скандинавы? Дорогая моя Рита, ты просто забыла своих северных предков!

Они уже подлетали к Вальку. Как все быстро происходит!

Это закон. Дорога домой всегда короче, чем из дома.


Мониторинг: чужие | Оазис. Вторжение на Таймыр | Хижина на перекрестке: трое на заставе