home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Свидетели обвинения

Шестиместный вертолет "Саванна" летел над тундрой.

Заполярную тундру невозможно описать так, как часто и образно описывают степь, избито употребляя слова: "колосились", "ковыль" и "полынь", сравнивая волны степной растительности с морскими волнами, что так же колышутся от ветра.

Хотя на первый взгляд что-то общее между тундрой и степью найти можно. Но это только на первый взгляд. Второй уже отмечает многоцветье, превращающееся к осени в цветовую мозаику, прелестную неровность рельефа и колоссальное количество озер, занимающих настоящую тундровую территорию настолько плотно, что становится непонятным, вода или суша тут хозяйствуют? Тундра холмиста, а истинно ровные, и потому какие-то нереальные, настораживающие опытного путника участки редки и имеют особое название - "лайда". Характерно, что именно с лайдами связано много мистических, таинственных и необъяснимых легенд и мифов. То исправно действующий эзотерический сторож-талисман там найдут, то старую ракетную шахту…

Это по степи можно скакать на верном конике, уныло или бодро напевая романтические тягучие песни про дивчину из соседнего села. Идеология знаменитых песен тундровых аборигенов "что вижу, то пою", на самом деле банально помогает им замечать и запоминать особенности местности… По тундре не то что не поскачешь - порой и шагом не пройдешь запросто! Поверхность покрыта предательскими мягкими кочками, болотцами, лишайниками, и во всем этом природном коварстве ваш резиновый сапог вязнет настолько, что километр, пройденный по тундре даже умелым человеком, легко приравнивается им к трем, а то и к пяти, оставленным за спиной на материковской суше.

Обилие озер, проток и ручьев, высоток и холмиков, никак, вследствие изменчивости вечной мерзлоты не подлежащих картографированию, заставляет вас идти зигзагами и восьмерками, матерясь, возвращаться и совершать глупые многокилометровые обходы, если только вы не сглупили и сразу не встали на тропу. Троп в тундре всегда много и новичку кажется, что это следы человеческих странствий. Это нет так. Почти все они натоптаны неутомимыми оленями, с молоком матери-оленихи уяснившими правила передвижения по тундре, а часто и запомнившими картинку местности получше любой генштабовской карты. Доверьтесь этому опытному животному, и вы существенно сэкономите свои силы, время, сбережете здоровье, а может быть и саму жизнь.

Настоящая тундра никогда не кажется безжизненной, есть такой феномен. Глядите, там перелетают уточки, а это уже гусь! Вот скачут кулички разных видов. Бесшумно пролетит прямо над вашей головой полярная сова или сыч, сердито сверкнув на вас диким глазом. Лемминги снуют по своим крошечным тропкам, по берегам ручьев гнездятся крачки. Парочка отставших от основного стада оленей пройдет совсем рядом с вами тогда, когда вы их совсем не ожидаете увидеть. Бурого медведя в тундре вы, скорее всего, не увидите, этот прячется в речных и ручьевых распадках и в редких приозерных лесках.

Одинокий волк барражирует так, что все живое прячется, он проходит вдалеке от вас по каким-то своим делам… Стремительный деловой зверь, чуткий и чрезвычайно умный. Услышав шум с холма, с которого вы наблюдаете за окрестностями в бинокль, он услышит шелест ткани вашей куртки с огромного расстояния. Остановится на мгновенье и вдруг резко обернется к вам всем телом, - так ему легче, чем вертеть, как собака, головой - мощные, почти сросшиеся кости позвоночника, нацеленные на всесокрушающий фронтальный удар-прыжок, не позволяют волку уподобиться какой-то там дворовой шавке. Не бойтесь его. Полярному волку вы не интересны, полярный волк предпочитает не связываться с людьми, он не бегает за санями с перепуганным ямщиком, кусая того за пятки, что бы вам про этого хищника не рассказывали… Увидев в первый раз летнего песца, вы даже не поймете, что это за зверь… Скорее всего, вы примете его за одинокую одичавшую собаку, тощую и напуганную до смерти, пока он нагло не стащит прямо из вашей палатки последнюю колбасу, пока вы спите. Это серьезный и опасный маленький хищник. Любая птица, умей она говорить, могла бы легко рассказать вам с десяток леденящих кровь историй о проделках и уловках этого невзрачного, но кровожадного, хитрого зверька.

Вся эта живность никуда не уходит, если вы оказались в их угодьях. Подождите, притаитесь, поживите денек-другой спокойно и тихо. Пусть обитатели тундры привыкнут к вашему присутствию, и вскоре вы увидите все перипетии тундровой жизни, как бесконечный спектакль, полный драматизма и комедии.

Отчего-то все вышесказанное чувствуешь сразу, и потому тундра и случайному наблюдателю никогда не покажется мертвой территорий, даже если никто не порхает над головой и не скачет в непосредственной близости.

В этом и есть её прелесть. В неповторимой жизненности.


предыдущая глава | Оазис. Вторжение на Таймыр | cледующая глава