home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


---

На праздник продолжался не вечно.

К вечеру тундра как-то замерла, если не вымерла, на реке стихли все звуки, и даже деревья не шелестели листвой, хотя еще с час назад поднялся легкий ветерок. Любой слабый звук случайно упавшей ветки звучал неожиданно громко и тревожно.

Квест напрягся, придвинув к себе поближе ствол карабина, приставленного к столу, с тревогой посмотрел на Наташу. Та сразу все поняла, торопливо похватала со столешницы остатки еды и, цыкнув на дочку, потащила ее за руку в избу…

Когда Квест вошел в дом и запер укрепленную им дверь на прочный засов, Аленка привычно сидела тихо и не заплакала, уже зная, что означают такие моменты.

Человек, живущий в тундре, тайге или любой другой дикой местности, гораздо лучше чувствует постоянное присутствие опасности, чем люди, живущие среди людей, где они постоянно ощущают локоть соседа. В дикой природе отнюдь на абстрактная смерть караулит человека в каждом болотце, в каждом топком ручье или на осыпающемся обрыве, подточенном таявшей вечной мерзлотой. Кто знает, когда вот эта наклонившаяся сухая лиственница упадет на вашу яркую палатку, убивая все, что попадет под него? Смерть караулит человека на озерах, поднимая страшный шторм, на перекатах и отмелях, куда по ошибке вылетает моторная лодка, на водопадах и под скалами. У смерти есть помощники - неутомимые полевые хищники, голодные до остервенения. Зимой смерть буквально прописывается в тундре - холод, пурга, темень полярной ночи и полыньи коварных речек. Смерть летит с арктическим ветром, прячется в морозный туман.

И человек со стажем проживания в таких условиях все это чувствует.

Все это - природные риски… Но в тундре бывают опасности иррациональные, мистические, про них сложно говорить и спорить, зато легко думать и верить. Нет такого отшельника-тундровика, который хоть раз не замечал присутствия чего-то ч у ж о г о. Он не рассказывает об этом корреспондентам, предпочитая не будить лихо. Он просто знает - что-то зловещее и страшное бродит рядом.

Это - самые страшные опасности. Их не понимаешь.

Мрачные предчувствия, прозвучавшие в голосе и словах Квеста еще вчера (при первом серьезном разговоре с Наташей, в котором они пытались подвести итоги и обобщить узнанное), словно окутали хижину на долгие дни, и теперь маленькая девочка с каждым днем все более остро ощущала пугающее приближение чегото таинственного и неотвратимого…

- Ничего я не понимаю,- устало проговорила Наташа, и Донцов понял, что она имеет в виду. Молодая женщина подошла к окну, тихо смотрела на все еще ярко горевший во дворе костер, щурилась, вглядываясь вдаль, затем продолжила, уже не глядя на Квеста: - Вроде мы вчера что-то говорили, долго обсуждали… Или просто нафантазировали? Дима, у меня это всё в голове не укладывается!

- Я тоже не понимаю,- признался он, неловко садясь на широкий чурбачок возле другого окна.- У нас критически мало данных. Что-то я от людей слышал, а сегодня ночью и еще кое-что вспомнил, Андрей Донцов как-то рассказывал, а он полковник КГБ, к слову. Да и наш Игорь Лапин этими случаями вроде бы интересуется… Но я думал, что всё это лишь гипотетика.

- Но должны же быть какие-то объяснения? Как говорят, стройные версии. А то мне кажется, что вчера мы какие-то книги ужасов вспоминали…

- Зачем они нам с е й ч а с нужны, версии? - вопросом на вопрос ответил он.

- Что-то еще придумаем.

- У нас нет другого выхода, как следовать уже выработанным правилам, Ната… Этого пока вполне достаточно, - Квест говорил и слегка раскачивался вместе с ружьем, словно заклинатель змей. - Признаки, расстояние, серебро, в конце концов…

Он помедлил, вслушиваясь в свои слова: ужас какой, бредятина!

- Ладно, полезли наверх, - он прислонил лестницу к люку, но перед тем, как встать на нижнюю перекладину, еще уточнил по этому вопросу:

- Мы же не собираемся что-либо проверить или доказывать! Ната, пойми, это не наше дело. Экспериментировать тоже не будем, собственного опыта уже…

Он не закончил фразу. Она подошла и погладила его по руке.

Квест грустно покачал головой.

- Ты здоров, Димочка?

- Прекрасно себя чувствую. Особенно после запомнившихся на всю жизнь мук последних дней моего коленопреклонённого состояния… Ты это, - он запнулся, - просто вычеркни из памяти всё, что я тебе наговорил вчера, хорошо?

- Хорошо,- шепнула она, нежно целуя его в щеку, - забуду напрочь.

Но сам-то он не мог ничего забыть!

В тот памятный день они долго разговаривали, было о чем.

Для начала пришедшая в себя Наталья коротко рассказала о встрече. Оленя не видела, вообще никого и ничего не было видно-слышно, а потом был какой-то шум, ветки слегка задрожали, и почти сразу же чуть сбоку возник этот силуэт, двигающийся столь бесшумно и страшно. По большому счету, слитно подать картинку она не смогла, хотя это и не требовалось. Рассказ лишь послужил катализатором к воспоминаниям, оживлению мутных слухов и легенд, с недавних времен пустивших метастазу по всему Таймыру.

О пропадающих людях, о таинственных встречах, о каких-то новых зверях, их рассказчики предпочитали называть "тварями". Слухов было не много, и почти никто не относился к ним без какого-либо почтения, списывая услышанное на водку и недостаток закуски в полевых условиях. Всё это было похоже на новую моду, вновь родившуюся "страшилку" из собрания тундровых легенд. Димка в свое время наслушался такого, что удивить новыми выдумками его было трудно. Да и прошлые приключения наглядно показывали, что отнюдь не мистическое порождает наибольшие опасности даже в самых невероятных приключениях. Кто бы мог подумать, что когда-нибудь Квесту придется лоб в лоб столкнуться с первоисточниками этой мифологизации?!

Самым серьезным в рассказе Натальи было даже не описание твари, а то, что она прицельно стреляла и была абсолютно уверена, что минимум два раза попала.

Хоть бы хны подлюге!

А этого не может быть. В то, что тяжелая экспансивная пуля, способная остановить медведя, не смогла причинить этому чудовищу, кем бы оно ни являлось, ощутимого вреда, верилось с трудом. Не бывает так! Хоть дернется, хоть дрогнет перед тем, как отправится умирать подальше от стрелка.

И вот тут Квест вспомнил "про серебро".

Всю ту полную дурь от наиболее отмороженных рассказчиков, после третьей рюмки несущих нелепицы вроде: "Говорят, что этих сволочей только серебряной пулей можно отогнать, они лишь серебра боятся". Словно на Таймырских просторах людям начала попадаться не просто неведомая никому живность - загадка для зоологов, а какая-то настоящая н е ч и с т ь, зловещие Порождения Зла, Исчадия Ада, столь безупречно выписанные современными "ужастиковыми" романистами и воссозданными талантливыми голливудскими кинорежиссерами! Он именно такое уже где-то слышал! С точностью до запятой, до нюанса, до эмоции… "Выстрелил Степан, а его пуля не берёт! А Стёпа у нас мимо не стреляет. Да и калибр был убойный".

Что вот тут думать одиноким жителям, оказавшимся в глухомани Затерянного Мира, как к такому относиться? Нет верить? Знаете, горожане… И перед телевизором сердце вздрагивает, что уж говорить об ауре заброшенной избёнки, находящейся даже не на границе, а далеко за пределами обитаемого мира… И, тем не менее, самопристыженный Квест целый час предпочитал говорить скупо, поддерживая какие-то абстрактные рассуждения и явно тупиковые линии разговора. На самом деле он параллельно размышлял обо всех этих дурацких слухах. Потом он сорвался, распсиховался, отчаявшись что-то предложить разумное, и сгоряча наорал на девушку так, будто она была в чем-то виновата… И, хотя его эмоциональные взрывы были лишь глупыми вопросами к кому-либо, выглядело всё так, что он банально срывает накопившуюся злость на обстоятельства.

Какое-то время они молчали.

Хорошо, что Наташкин характер позволил ей не ввязаться в бесполезную перепалку, неизвестно, чем бы все кончилось… Удивительно, но Алёнка не просыпалась, нервы детского организма требовали перезагрузки. Единственное, что они согласовали на этом этапе тяжелого разговора - чудовища появляются не просто так, этому предшествую некие природные признаки. Димка вспомнил про странный туман, отметили и дрожание воздуха, и пугающее затишье. Это было уже кое-что…

А когда, наконец, решился артикулировать невероятное и сказал Наташе про серебро, то сразу понял, что дело куда серьезней, чем он мог предположить.

Она мгновенно побледнела, засуетилась и полезла под скамью в стены, что-то оттуда доставая. Встревоженный Квест с трудом придвинулся к столу в тот момент, когда она с трудом выволокла и поставила на столешницу перевязанный мешочек. Тот, самый, с россыпной дробью. Он сразу всё понял.

- Серебряная? - вскинулся мужчина.

- Я ведь еще в первый день заподозрила… В юности полгода после школы работала в Железногорске на складах вторсырья, мы принимали среди прочего и серебряные контакты от списанной аппаратуры, без их сдачи списание оборудования не производилось. Потом пломбировали порциями в маленькие мешки. Очень похоже на серебро, - она еще раз попыталась приподнять мешок одной рукой.

И со страхом посмотрела на Димку, как бы извиняясь, что не сказала раньше.

- Тогда мне всё это казалось совершенно не важным, ты же помнишь все кошмары того дня! Я не могла бы предположить точно. Просто промелькнула мысль, но потом я решила, что это полная глупость, и забыла про него. Это же нелепица!

- Фантастика… - он покрутил головой.

- Как страшная детская сказка.

Веришь, не веришь, какая разница… Сожрут ведь!

Какая человеку разница, на лесном или заливном лугу срезана спасительная соломинка? Инстинкт самосохранения говорит одно: "Дурак, хватайся за любой рычаг, вставай на любую опору!" Серебро так серебро. Хоть ртуть.

Ох, права девушка… Квест тоже вспомнил этот мешок. Вот от чего этот пыльный арсенал показался ему удивительно, несоизмеримо тяжелым! Вскрыли, с трудом развязав непредусмотрительно затянутый после первого осмотра узел старого шнура. Ну точно, серебро!

Потускневший и покрытый темной патиной, металл дробинок при ближайшем рассмотрении не вызывал никаких сомнений, что перед ними вовсе не железо или свинец. Ната уже попыталась разрезать дробинку кухонным ножом - бесполезно. И никаких следов ржавчины! Да и откуда в старой таймырской избе возьмется новомодная в Европе экологически чистая стальная дробь? Промысловику экология пофиг, ему нужен соответствующий удельный вес и убойная сила дробового конуса.

Он, выхватывая из поясных ножен "рэнделл", с которым теперь не расставался и кинулся к средней полке, на которой стояли два старых патрона, и на это раз вскрыл пыжи. В патронах была та же самая серебряная дробь.

- Выходит, бывший хозяин нашей хижины отлично всё это знал? - тихо предположила она задрожавшим голосом.

- Знал, гад. Мало того, он, судя по всему, еще и немалую практику имел. Смотри, как на совесть всё тут сделано, стены толстые, рамы прочные, все дела… - обессилено произнес Квест, помотав головой так, будто хотел отогнать наваждение. - Хоть бы записку потомкам оставил, что ли.

В ту ночь они не спали, переоснащали патроны.

Как быть с нарезными боеприпасами, Квест еще не решил, но ничего, глядишь, позже что-нибудь придумается. А это важно, карабин даст ему возможность стрелять на принципиально другие дистанции. Винтовка - это как охотничье копье с широким наконечником по сравнению с ножом в древнем мире. Лишь такое оружие позволяет человеку надежно удержать нападающего на расстоянии, поражая его тогда, когда лютый зверь еще не может дотянуться до нежного живота…

Пока смертельно напуганные обитатели заново набивали дробью красочные немецкие гильзы, не особо тщательно соблюдая весовую норму; Квест вполне справедливо предположил, что у фирменного западного ствола должен быть изрядный запас прочности. За все время работы они лишь один раз прервались на быстрый перекус, что бы без малейшего аппетита поесть подсохших пресных лепешек и холодной рыбы, отваренной с вечера. Мясо среднеразмерного тайменя, случайно влетевшего в сеть и запутавшего ее в клубок, было ярким, красно-оранжевым внутри, как огонь.

Ни Димка, ни Наталья конечно не могли знать, что в этот страшный вечер они столкнулись с "относительно неагрессивным", как пока (предположительно) считалось в спецгруппе Астапова, "кентавром", а полковника Донцова, способного отчасти просветить друга, рядом не было.

Вечером второго дня, отметив низкую облачность и подозрительный туман на реке, они уже ожидали, выбравшись через люк на крышу избы. Карабин тоже решили прихватить. В восемь часов вечера по норильскому времени (Квест решил завести специальный журнал наблюдений для дальнейшего анализа) существо появилось на границе рощицы. И это существо выглядело по-другому. Точнее, никак оно не выглядело, перемешалась лишь серая мелькающая тень… Но эта тварь было пониже, поприземистей и, к ужасу наблюдателей, гораздо скоростней предыдущей твари.

- Да что же это такое!? - с натуральным удивлением воскликнул Димка, тыча пальцем в чащобу поверх прицельной планки и оптиковолоконной мушки.

Тварь прыгнула вперед. Женщина вскрикнула.

- Вот он!

- Вижу!

Серый силуэт замер за ближними кустами, и тут же Квест с яростным наслаждением мстителя с жутким грохотом выпалил сразу из двух стволов! Дробовые конусы даже не успели прилично разлететься, как угодили в цель.

Стекла маленьких окон избушки вздрогнули. На этот раз неуязвимый доселе зверь весомо подтвердил попадание - оглушительно взревел на странных высоких нотах, многоголосо, душераздирающе! Квесту захотелось зажать уши. Среди темной зелени блеснула длинная серая шерсть, потом последовал длиннющий прыжок вдаль и тварюга стремительно исчезла в сумраке за первым же овражком.

- Работает, сука! - жизнерадостно завопил Димка, потирая ушибленное отдачей плечо и забывая тут же перезарядить "беретту".

Наташка обняла бойца-защитника, рывком прижавшись к нему. Нет ничего весомее для мужика, чем такая вот похвала от любимой женщины.

Жить стало легче, жить стало веселей!

Наивность простительная сиюминутному победителю. Они, конечно, не знали, что низкий силуэт и меньшие размеры еще не есть признак слабости тварей. Они не знали, что у изобретательного лейтенанта КГБ Астапова для человечества припасены еще и другие названьица, порой мистически-экзотические, а порой реальные доисторические. Например, "махайрод".

А полковника Донцова, способного… Ну, вы помните.


Хижина на перекрестке: круговые движения | Оазис. Вторжение на Таймыр | Веские доказательства