home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


---

По всему Таймыру китайцы селились территориальными общинами, но частенько в одном поселке жили представители разных общин. Никто Донцову не мог сказать, какой тут работает принцип подбора соседей.

В "Нанлине на Агапе" работали выходцы из Синцзяна - крайней северозападной провинции Китая, с ними соседствовали представители НинсяХуйского автономного района Китая, которых (видимо, из-за странновато читаемого по-русски названия малой родины) никак не принимали в других заполярных местах, более близких к крупным населенным пунктам полуострова. Но начальниками в таких общинах почти сплошь были аборигены из Сычуани - родины главного идеолога "нового китайского пути" Дэн Сяопина. Там крестьянам впервые предоставили относительную свободу, и позднее именно новый сычуаньский миграционно-предпринимательский дух оказался весьма продуктивен. И на Таймыре тоже.

Встретили норильских чекистов почетно и как-то крикливо.

Китайцы - народ весьма шумный. Злопыхатели говорят, что китайский язык - единственный, на котором нельзя говорить шепотом. В общем-то, это подтвердилось, а детский галдеж закончился лишь тогда, когда к вертолетной площадке подбежал старший - начальник службы безопасности, с этим вопросом дело тут поставлено отлично.

Почти во всех китайских поселках гостей, прибывающих любым видом транспорта, встречает исключительно этот самый "товарищ Ли" - моложавый, подтянутый и спортивный молодец со строгим лицом "киногероя в кунфуистких тапках". Сычуанец, тут и думать нечего. Темный немнущийся костюм, оттопыренная подмышка, рация в одной руке и кожаная папка в другой. Полицай.

Если что заметит-решит, тут же моментально свистнет в подмогу банду юных головорезов, исправно несущих по совместительству службу по охране. Три-четыре молодых человечка всегда есть, и этого вполне хватает… У них уже имеется немалый опыт отражения наездов. Поначалу внешне благодушных и беспомощных китайцев попробовали теребить кавказские группировки, потом таджикские. Китайцы скинули улыбки и показали всю мыслимую восточную жестокость к напавшим. Через год уже никому не приходило в голову приходить в китайские поселения с войной, дураков, судя по всему, китайцы спрятали под мох, без всяких концов и утечек информации.

Так что беспокоили их редко.

Последние противостояния происходят уже не с криминальной "этникой", а с пантелеймоновцами, но в суть противоречий проникнуть очень сложно, молчат и те, и другие. Что Пантелеймон-то от китайцев хочет? Территориально их интересы вроде бы нигде не пересекаются, китайцам в принципе не нужны Путораны, они селятся лишь на севере, в тундре, по берегам богатых рек.

Местные племена оленеводов поначалу восприняли и встретили китайцев жестко, но потом привыкли - "люди хань" им частенько помогали в обыденности нелегкой жизни. Хитер Восток! Недавно зарегистрировали первые случаи смешанных браков, аборигенки выходили замуж за китайцев и уезжали в поселки, китайские. Норильские специалисты, как и все мировые этнографы с интересом смотрели на столь необычный этногенетический процесс.

Полицай был готов выслушать немедленные пожелания. Их пока не было. Как таких "полицаев" зовут на самом деле, не знает никто. Те из китайцев, коим часто приходится общаться с иностранцами, часто называются при знакомстве "товарищ Ли", потому что это почти единственное имя, легко произносимое правильно и сразу. Донцов показал главному охраннику свои специально подготовленные документы, моментально приведшие товарища Ли в исключительно доброжелательное расположение духа. Особенно впечатляли китайца написанные внизу иероглифы "начальник-командир" и слово ГКБ по-русски.

- Просу всех кусать! - любезно предложил "полицай".

Знают восточные люди толк в административной деятельности!

Наши деятели сначала погоняли бы сдуру злое и голодное начальство по объектам, а уж потом, получив люлей по самую маковку, ублажали бы их вкусностями и банями… Скрипя зубами, удивлялись бы на вдруг подобревших начальников, не понимая, что всё плохое уже найдено, а протоколы написаны. Азиаты хитрей. Сытый начальник поймет и простит многое.

Такой подход ожидался, ситуация была заранее инструктируема, и вся группа поплелась по деревянному тротуару к реке, сопровождаемая уже только группой самых маленьких и самых неугомонных темноголовых детишек, взрослые пошли работать. "Столовка", разместившаяся в миленькой фанзе (самой настоящей, канонической), выдавала себя за версту характерным острым и пряным запахом. Сычуаньская кухня - самая острая в мире. Члены спецгруппы закрутили носами. Китайцам хорошо, у них вкусовые рецепторы во рту с детства сожжены! А белому человеку обеденные эксперименты довольно опасны, если он голодный и не проинструктирован. Острые приправы в сычуаньской пище доминируют, удовольствие на любителя… В кафешке три молоденькие официантки в белых школьных фартучках уже выставляли на два столика большие общие тарелки с разными блюдами. Каждый столик имел в середине отверстие с плиткой внизу, из дыры возвышался постоянно кипящий котелок с каким-то "красным перцем с чем-то еще". В этот термоядерный отвар официантки опускали в специальных сеточках лапшу или рис - что закажут. Донцов предпочел взять лапшу, девчата - рис. Когда наполнитель пропитывался "перцем", китаянки его вынимали и поливали еще более острыми специями… Результат полагалось есть горячущим, закусывая шариками из черного перца и чеснока. Подали и разноцветную мясо-овощную смесь, и вскоре трое сопровождающих чиновника уже размеренно выбирали из нее палочками ароматные перчики и какие-то листья, а Донцов с девчатами - мясо оленя.

Астапова спасли только знаменитые сычуаньские мучные изделия - средней толщины лепешки с медом и пирожные с фруктовым соком. Ничего другого он есть не стал - в память о последнем отпуске… Два года назад Донцов добровольно-принудительно отослал подчиненного в Китай отдыхать и набираться опыта общения. В первый же день Олег потратил по тридцать юаней на каждого члена семьи для знакомства с кантонской кухней в местном ресторанчике. Отношение к китайской еде сформировалось у него сразу и на всю жизнь - как только Астаповское семейство воткнуло палочки в общее блюдо, оно вдруг стало расползаться по тарелке во все стороны, оказалось, что это какието малощетинковые черви типа мотыля. Олег тут же схитрил и всем тейпом удрал в Манчжурию. С тех пор Астапов даже если умирал от голода, то китайское не ел.

Поэтому за столиком он был относительно свободен. Этим воспользовался управляющий рыбозаготовочным производством, и стал неспешно пытать лейтенанта злободневными "разведчисткими" вопросами:

- Спикер Шва-ко хаобухао? (норильский глава Шваков хороший или плохой?)

- Хао, - важно ответствовал поднаторевший в Поднебесной Астапов. - Ничё себе.

- Ми-ли-ци Бель-Ко? (а начальник милиции Бельков?)

- Xао, - с ноткой нерешительности предположил Олег.

- Нови мэр Но-рил-ка хаобухао? - не унимался китаец.

- Бухао. Сильно бухао. Козёл он вообще-то.

Как видите, тут имелась бездна головокружительных смыслов.

Потом пошли работать.

Встречавшие вернулись к своим делам. Праздно шатающегося по бережку люда не наблюдалось, все были при деле. С открытыми ртами стайкой прошли мимо улыбающиеся дети в скромных белых рубашках - ученики местной школы. Улыбались и работники маленьких цехов, причем Донцов порой не мог понять, чем заняты люди. Но везде царил порядок и позитив. Как отмечают все, сила Китая таится в его неунывающем народе. А дела у неунывающих жителей поселка были многопрофильные, судя по грудам самого разнообразного сырья, лежащего на помостах возле производственных строений. Китайцы великолепно перерабатывали окружающую природу Таймыра - подчистую. Что не годилось для еды, шло на лекарства или сувениры.

Над Нанлинем шелестели огромные белые пропеллеры двух ветряков, из реки тянулись на берег кабеля переносных донных гидроэлектростанций. Электричество в немалых количествах требовалось для функционирования консервного цеха. Топорщилась ажурная вышка радиостанции, большая тарелка спутниковой антенны смотрела на экватор. Была тут и угольная котельная. "Может, они сюда скоро и газ проведут?" Из алюминиевых уличных ретрансляторов (эх, ностальгия-то какая!) тихо лилась нудная китайская пентатоника. Приземистые здания гаражей с вездеходами. А на пригорке - школа. Над школой легонько поскрипывал собственных ветряк, небольшой, из пропеллера старого аэроглиссера. Ржавый корпус разобранной машины стоял рядом.

Олег Астапов захохотал.

- Ох уж эти школьники… Малыш очень любил Карлсона, но его папе был нужен лодочный мотор!

Кругом радовали глаз чистота, ухоженные газончики вдоль рядом домиков-бараков и ровные деревянные тротуары. Вывески лавок с иероглифами… С ума сойти!

Куда ни глянь, везде у китайцев в хозяйстве царил порядок и упрямая целенаправленность сильной нации, рушащие сложившиеся стереотипы. "Легко можно представить, как реагируют на все это благолепие наши долгане и нганасане, - подумал Андрей. - Опасный для них складывается прецедент. Очень".

С председателем коммуны Нянлиня Андрею Донцову поговорить не получилось, тот еще утром на несколько дней улетел попутным геологическим бортом в Норильск, самолично сопровождая раненых - женщину и молодого пацана - в центральную больницу Таймыра, Оганерскую. Но это было не страшно, случай стоял на контроле лично у замов, и у товарища Ли, "особист" был полностью в теме, это его п р о ф и л ь. "А ведь коллега, ёлки-палки…"

Одну из практиканток Астапов отправил вместе с третьим сопровождающим, главбухом, фотографировать окрестности и снимать фотокопии со всех составленных обязательных актов, свидетельств и пояснений. Расшифровывать их астповцы будут уже в городе. Сам лейтенант, выслушав короткие указания Андрея и получив в свое распоряжение скоростной катер "Меконг", отправился на реку, к тому самому притоку, где и произошло нападение.

Опросить свидетелей лично и осмотреть недавно вернувшуюся баржу, а так же прояснить возможные а н а л о г и решил сам Донцов - он отправился в сопровождении сотрудницы группы, пусть записывает. Даже если встречаешь человека, знающего русский, почти всегда лучше общаться на бумаге. С собой он главного зама - экономиста общины - в качестве толмача и организатора разговора, ибо ни один поселковый китаец без разрешения начальства и слова не выронит по делу…

Астапов в который раз подумал, что его шеф максимально подходит для роли руководителя. Дает участникам максимальную свободу инициативы в рамках ролевой функции, является прекрасным учителем самовыживания, самодисциплины и собранности всех членов группы. Позволяя набивать собственные шишки на лбу, проявляет заботу об участниках только в ситуациях, мешающих работе группы в целом.

Так легко работать.


Веские доказательства | Оазис. Вторжение на Таймыр | cледующая глава