home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Мониторинг: куда все делись?

Возле водохранилища Донцов попросил водителя остановиться. Черный "Туарег" несколько раз вздохнул антиблокировочной системой и встал.

- Товарищ полковник, а перекусывать будем? И где? - поинтересовался водитель.

- Что предлагаешь, Степа?

- Шашлычная по дороге или новое кофе "Занзибар" на выезде из Талнаха. Ребята были, им понравилось. А в шашлычной перед мостом шашлыки из баранины ха-арошие подают…

И тут задачи… Ладно, это легко решим. Хотя, как всегда в таких случаях, почему-то хочется невыполнимого: уюта новой неизбалованной кафешки в сочетании с бараньим шашлычком. Донцов вытащил из кармана большую желтую монету в пятьдесят рублей, недавно появившуюся в обороте и подбросил ногтем в воздух. Дурная привычка - самопроверка - родом из наивной молодости, когда им еще тупо верилось в судьбу. Решка.

- Ехаем в твой "Занзибар". Ну и название придумали. Местных что ли нет?

- Зато оно для экзотики пользительно.

- Не торопись, давай постоим немного… Да вылези же ты из машины, Степан! Подыши воздухом, погляди на местность.

Своевременная пауза жизненно необходима трудоголику. Андрей всегда тут останавливался, еще с тех пор, когда в молодости с большим трудом купил первый мотоцикл, раритетный "Урал".

Ему казалось, что это место и руднику "Октябрьскому" и вообще для использования человеком было предопределено давным-давно. Хорошее место, благодатное, правильное.

Этот перекресток в хараелахских предгорьях был известен древним, именно здесь пролегала основная оленья тропа, ведущая с юга на север. За столетия ничего не изменилось, вот и в наши дни городские и приезжие охотники отлично знают, что такое угодья "Мокулай-Джангы". Даже когда речку Джангы называют по старинке Деньгой, как и называли ее первые затундренные крестьяне с 17-го века. И сейчас там, как и прежде, добывают северного оленя. Так было всегда. А выход к угодьям начинается с левого берега реки Хараелах, с того самого места, где позже встал рудник "Октябрьский". Это и есть дорога с юга к обширным Пясинским тундрам, к богатым местам.

Место тут ключевое. Здесь проходили караваны-аргиши тунгусов и тидирисов, а позже саха и долган. Западное русло Великой Трансэвенкийской тропы. Неутомимые странники, тунгусы возили на север товары для межплеменного обмена даже из континентального Китая. Встретившись на Хараелахе, разные племена становились стойбищами, устраивали "ярмарки", вместе праздновали встречу, вели примитивные коммерческие беседы. Кто его знает, может быть, они издавна подбирали красивые камешки медно-никелевой руды на берегу Хараелаха, которую позже первые русские называли Еловой. Возле Еловой горы караваны-аргиши после обмена расходились. Кто шел к озеру Пясина, кто возвращался на юг, а кто кочевал по ущелье реки, уходя на восток.

Бывал в этих местах и легендарный Нансен. Мало кто знает об этом, но великий путешественник не просто добрался с севера до наших краев, но и совершенно четко обозначил важность пясинских тундр в районе предгорий Хараелаха. Позже в своей книге он упирал на необходимость создания инфраструктуры в этом районе - будет способ природные богатства вывозить. Как в воду глядел неуемный странник…

Место тут красивое. С высоты открываются обзорные панорамы всей низменной долины реки Норилка - вплоть до пясинских разливов. Вдали просматривается ломаная ленточка норильских домов, высотное здание больницы посреди тундры указывает на место, где тихо живет спальный район Оганер, а дымы над далёкой возвышенностью - это заводы Надежды. Рядом с водохранилищем лесистые горы и раскидистая пойма реки Хараелах, в которой с некоторых пор опять обитает хариус. Здесь хожалые люди всегда с удовольствием останавливались на отдых, поправляли поклажу и снаряжение, запасались в путь отличными дровами. Оно и сейчас не испорчено, а после рекультивации земель просто расцвело. Ниже "Октябрьского" люди обустроили дачный поселок, а выше рудника на реке до сей поры проводят слеты туристов, в них каждый год участвуют и Сержант с Лапиным.

В 30-х годах на Хараелахе работали геологи, заложив базу первичных знаний о районе. Потом открыли Талнах, рудную столицу России, и вскоре стало ясно, что люди осядут тут надолго. Место нравилось и военным людям. Ещё до появления Талнаха ниже по течению реки Хараелах была поставлена военная точка… Основательное место - для основательных дел. Когда давным-давно президент России приезжал на рудник "Октябрьский", то он именно тут говорил о развитии нации и территориальном обустройстве страны. Интересный факт. Во время визита президента хотели попросить, чтобы он расписался на своем портрете, висящем в приемной. Не получилось, не положено по протоколу. Президент сделал по-другому, оставил автограф в книге регистрации почетных гостей. Может быть, и правильно. А первым человеком, оставившим примитивную запись в этой книге, был неведомый древний металлург, более пяти тысяч лет назад придумавший использовать хараелахскую и норильскую медь для получения знаменитой таймырской бронзы.

Донцов несколько минут погонял по лёгким чистый талнахский воздух, после чего, как всякий истовый курильщик, достал сигарету, чтобы нейтрализовать целебное воздействие дымной гадостью.

- Пожить бы в таких краях вольным отшельником, - мечтательно бросил он в никуда. - Избу соорудить дело нехитрое и внизу, но что бы вот так, с высоты… да что бы простор под ногами расстилался, да обзор великолепный…

Вышедший из машины водитель заметил:

- Эйнштейн считал лучшим вариантом работу смотрителем маяка.

С удивлением посмотрев на драйвера, Андрей не без ехидства отметил:

- Удивил, брат! Откуда познания?

- Так это же вам академик Самохин говорил, когда приезжал в прошлом году? Забыли, товарищ полковник? Ну, я вас тогда к катеру отвозил.

- А…

Самохин… Всё точно, в последний раз они тогда и встречались.

Вот ведь служба какова! В одном городе живем, участки рядом, но видимся всего лишь раз в год. А ведь это своевременная мысль! Надо бы в ближайшее время встретится с неординаром, старым приятелем и вечным соседом по заброшенной даче. Если с кем и советоваться, так это с ним. Самохин мыслит и действует нестандартно… В последнее время вообще невозможно сказать, академической наукой он занимается или же созданием новой религии - слухов и газетных публикаций скандального характера на эту тему хватало. Донцов, не откладывая дело в долгий ящик, отыскал на коммуникаторе телефон академика. Абонент недоступен. Тоже не озера смылся? Или в поездках? Да нет, без роуминга академик никуда не поедет.

"Все равно достанем, - уже решил Андрей, - у нас традиционно длинные руки". Он нужен, пора советоваться с наукой и религией.

- Ладно. Садимся, едем.

Спрятав окурок в карман, Андрей с неохотой повернулся к "туарегу".

Мимо аспидно-черного джипа проносились яркие машины с алчущими природных красот семьями норильчан. После того, как старый дачный поселок на реке Хараелах электрифицировали, а грунтовую дорогу к нему заасфальтировали, в выходные дни на дачной трассе стало не протолкнуться от машин. Много сегодня тут народу. Тем более хорошо, что всё обошлось…

Вызов оказался ложным.

Сегодня им везёт. Никаких тварей тут не было. Просто большая одичавшая собака, загнавшая стайку маленьких пацанов на трубы… Все-таки, сотовый телефон с навигатором - самое величайшее нововведение двадцать первого века! Любой родитель это знает.

"Бывают же радости в жизни" - уже на месте происшествия подумал Андрей, без всякого интереса разглядывая грязно-серый труп огромного пса. Явно что-то з н а ю щ и й молодой философствующий талнахский участковый по имени Эльдар, пристреливший этого взбесившегося хищника, заметил:

- Следствием встреч разумного человека с действительностью всегда является обвал мифов. Даже самых красивых. Я прав, товарищ полковник?

- Вы бы лучше протокол осмотра тщательней составляли, товарищ лейтенант. Да почаще фотоаппаратиком щелкали. А то будет у вас обвал… премии.

Тот даже сопеть не стал и плечами жать. Вальяжно ухмыльнулся, и все. Точно, философ.

"Зараза! Что-то уже бродит среди населения. И неудивительно, множественные факты не скроешь, рты не заткнешь". Но ничего полковник не сказал участковому в ответ, не было у него полномочий на раскрытие тайн. Пока не было. Он залез в "Туарег" и покатил назад, что бы остановиться у водохранилища. Что бы успокоится там и пофилософствовать.

На приличной скорости обгоняя оранжевые автобусы, они проехали громадину ТЭЦ и вскоре впереди показались высотные микрорайоны Талнаха, заблестел на солнце хрустально-алюминиевый купол нового Аквапарка, предмета законной гордости Города Горняков. Деревья побежали от трассы в стороны, асфальтовая полоса расширялась - природа начала замещаться цивилизацией, невольный скоротечный отдых заканчивался и остатки спокойствия полковника Донцова как рукой сдуло. Одна оперативная проблема сменилась другой и называлась она "Куда все делись?"

Он потерял из виду группу Майера.

Вчера новосибирские гидрологи забросили партию своих исследователей на озеро Накомякен. После высадки учёных в устье речки Тонель вертолетчики по просьбе полковника облетели на Ми-8 всё озеро, но судна на воздушной подушке не увидели. Его не было и на Нахте, не видать было и на Собачьем. Допустить, что экспедиция совершенно неожиданно кардинально изменила маршрут, Андрей не мог - сделать это им не позволяли ресурсы, количество взятого с собой топлива и прочие вполне учётные факторы. Спутниковый телефон в группе был только у немца, но номер аппарата Андрей Донцов не знал, за что чуть не порвал подчиненных на бахрому. Те срочно послали полуофициальный запрос провайдеру (для официального нужно было официально же соорудить д е л о), но надеяться, что транснациональная корпорация спутниковых связистов с большой охотой и всем тщанием откликнется на зов организации с приснопамятным страшным названием КГБ не было фактически никакой. Ответ-то они дадут, но вот когда…

У Димки Квеста спутниковый номер германца конечно же имелся, но всё дело было в том, что и самого Квеста уже второй день нигде не могли найти! Улетел коммерс куда-то. Настолько "куда-то", что даже секретарша в его офисе не смогла назвать Андрею точных координат места пребывания начальства. "Шеф обещал вернуться через несколько дней". Это Донцову тоже не нравилось.

Даже если Димка Квест засел в сонной летней Игарке, его сотовый должен исправно схватить коннект - благо, сейчас ретрансляторы уже по всем таймырским посёлкам стоят. Специально связь отключил? Типа устал… Тоже вариант, но что-то непохоже на старину Квеста, которого коммерческие дела "всегда зовут": две группы на маршруте, причем одна иностранная, да еще и со сложным, порой непредсказуемым маршрутом.

Донцов приказал поднять и проанализировать сводки всех происшествий в тех краях: крушения или пропажи судов, ЧП с авиатехникой. Всё вокруг Игарки было спокойно, тьфу-тьфу…

Вообще-то этим летом в плане технических происшествий на южном Таймыре было относительно благостно, вплоть до последнего времени. Даже лодки не тонули, в МЧС радовались. Но так было не везде и не сейчас, авиаторы последней статистикой похвастаться не могли. Вот недавно с экранов радаров неожиданно исчез маленький пассажирский "Турболёт", идущий на Хатангу. Самолет частный, чартерный и к норильскому авиаотряду не имеющий никакого отношения. Летел из Сургута на Хатангу. Как часто бывает в наше наждачное время, страшному происшествию уделили толику информационного времени, попереживали, и не более. К тому же, ни одного норильчанина на борту не было. Поиски велись сургутянами и из Хатанги. Норильские группы, хоть и принимали в поисках участие, но… беда соседей, увы, всегда вторична.

Слава богу, потерянный Донцовым из поля зрения личный друг и известный предприниматель Дмитрий Квест в этом происшествии никак не мог быть участником, он сейчас совершенно других землях обретается. "Кстати, - запоздало придумал Андрей, - а может, и по Димке запрос провайдеру закинуть вдогон? Узнать, раз связи с ним нет, где в последний раз его телефон пеленговали? Надо поручить девчатам".

И усмехнулся. Паранойя?


предыдущая глава | Оазис. Вторжение на Таймыр | " Бросок на севера"