home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


У скалы

Он отставил винтовку в сторону и удивился, как легко выпустил из рук оружие.

Именно сейчас, стоя на этом месте, Квест вдруг осознал, что практически перестал бояться.

Когда Квест поднимался по склону, у него неожиданно затряслись колени - мелко и противно, Димка боялся, что женщины заметят его страх и начнется паника. Готовились, готовились… А здесь этот страх прошёл. Осталась опаска.

Что-то переключилось в голове. "Наверное потому, что ты адаптировался к ситуации, - подумалось ему. - Потому, что твёрдо уяснил порядок возможных действий, более или менее знаешь признаки и результаты своевременного выстрела". Осталась боевая настороженность, понимание опасности и готовность к отпору. А вот тот липкий, мелкий какой-то, но постоянный назойливый страх перед появлением чудовищ пропал. Квест помнил, как те орали после попадания в бочину серебряной пули. Но он ошибался, думая, что привык. Он просто приспособился.

Остался лишь страх за близких, главный подвижник ежедневной бытовой активности. Потому что твои близкие тоже перестали бояться, но так же переживают - за тебя. Люди начинают чувствовать друг друга остро и моментально, не дают совершать ошибки и вовремя замечают любую опасность. Вот так и появляется коллектив по-обыденному смелых людей, способных осваиваться на враждебных землях.

Если бы на месте Димки оказался Игорь Лапин, склонный к историческим параллелям-аналогиям, то он наверняка подумал бы, что точно так же исчезал обезоруживающий, парализующий волю к сопротивлению страх у многих людских поколений первопоселенцев и первоосвоителей, разбросанных по всем уголкам изведанной Ойкумены.

Этот феномен отлично знали буры Африки и трапперы Северной Америки, золотоискатели и жители сибирских фортов, южноафриканских кордонов и застав по рекам Оранжевой и Лимпопо, первые белые торговцы Соломоновых островов, обитатели енисейских и обских станков и острогов, воины-землепашцы из надтеречных станиц в предгорьях и семьи горцев вокруг высокогорных боевых башен Кавказа…

Все они могли выжить, лишь занимаясь привычной работой. Той самой "рутиной". В этом и был их гениальный способ выживания, в обыденной работе, а не в стоянии сутками у бойницы с мушкетом. И тогда окружающие тебя враждебные силы поймут, что ты сюда пришел всерьёз и надолго. Для того, что бы прокормить себя и свою семью, они должны были научится пахать, сеять, ремесленничать и охотиться, пасти стада и строить жильё, невзирая на ежедневную вероятность появления смертельной опасности - боевого отряда команчей или набеговой банды чеченцев-абреков, группы свирепых следопытов-хантов или вольных кочевников-якутов.

Первопоселенцы всегда интуитивно понимают и принимают всю сложность философии стоицизма Марка Аврелия. Жизнь делится на составляющие, которые никто не в состоянии контролировать (и здесь требуется все твое мужество), и составляющие, кои можно и нужно контролировать (а здесь требуется особая осмотрительность). Эта философия - часть их бытия. У поселившихся на диких землях людей просто нет другого выхода, как перестать пугаться и начать готовиться. Ибо от паники к удаче вас, уважаемый, ведёт простая и известная истина: "Vis pasem - para bellum" - "Хочешь мира - готовься к войне".

И горе не готовому.


Беседы под местным наркозом | Оазис. Вторжение на Таймыр | cледующая глава