home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Попытка номер три: промежуточный финиш

В тундре не разбежишься. Тяжело ходить по кочковатым топким низинам. Провалиться не провалишься, но поверхностная вода, не способная проникнуть в грунт через броню мерзлоты, пропитывает всё вокруг и это сильно затрудняет передвижение. На высотах посуше, там ветерок, гнуса нет и глазам радостней. Но никуда не денешься, спустишься, - вся тундра так и "размечена": озеро-низина-холм… Впереди был холм.

- Это может быть только нечто каменное. Типа гурия, насыпного холмика, вообще любого нагромождения крупных камней, булыжников, пусть и хаотичное на первый взгляд, - негромко размышлял вслух Майер, восстанавливая дыхание.

- И ничего другого? - недоверчиво пропыхтела Софии сбоку.

- И ничего другого. Тундра слишком живая… что ли. Она переменчива, здесь даже нет понятия "грунт, как основа", в его истинном, ну, материковском, скажем так, смысле. Реки и озера запросто меняют русла и очертания, холмы проседают или поднимаются вместе с мерзлотой. Видите карту? Это самая хорошая, которую только можно у нас добыть. И что мы наблюдаем? Этого озерца нет, это вообще не узнать. Так… А вот здесь, где должна быть лайда, похожая на банан,- озёра, в них мы уперлись и стоим. - Он спрятал карту в поясную сумку и поправил карабин, всем своим видом показывая, что пора двигаться дальше. - Проклятье, Софи, я вообще сильно удивлён, что у вас нет космоснимков этого района!

- А мы привыкли верить картам. Снимки из космоса, вопреки широко распространенному мнению, хороши лишь там, где требуется анализ известного. Часто они устаревшие, Google ленится. На незнакомой местности гораздо полезней классическая карта, где есть контраст восприятия, топонимика и множество другой полезной информации, - невозмутимо пропела мисс Пайе и сразу же с нескрываемым торжеством добавила вдогон:

- Кроме того, развитые страны мало-помалу попадают в зависимость от американской GPS, которая неуклонно заменяет традиционные методы картографии, чтения карт, топографической съемки, ориентирования и навигации на суше, море и в воздухе. В один прекрасный день мы можем обнаружить, что жизнь нашей страны можно полностью парализовать буквально за минуту, без единого выстрела. Карты надо иметь, уметь их читать и составлять. Кто же виноват в том, что русские топографы либо имеет плохую квалификацию или не умеют работать? Или же вместо трассировки и картографирования они в своих палатках, как это вы говорите… glushat vodku?

- Вот заладила… Говорю же вам, что тут хоть укартографируйся, - невесело забубнил Майер в оборонку. Увы, он, признавая ее правоту, и потому внутренне допускал такой косяк соотечественников.

- А дерево здесь не могли применить? - не отрывая глаз от бинокля, негромко предположил Юха Харью.

- Ха! - почти весело воскликнул Сержант, увидев шанс на реабилитацию. - Бесхозная деревянная постройка вскоре разрушится под ветром и морозами, а если не развалится сама, то её непременно спалят проезжие охотники или растащат на свои нужды промысловики. Уж поверьте, упрут обязательно. На топливо или на стройку. Это самое вероятное, любое дерево тут, сами видите, в дефиците.

- Серж, вы говорите "гурий", но имеете в виду одну из тех примитивных печей древних металлургов, о которых нам рассказывали?

- Ну да, что же еще? Как я понимаю, тут с тех давних пор никому больше в голову не пришло собирать камни, тащить их неведомо откуда и складывать в кучку посреди продуваемых просторов.

А в общем-то, спорить было не о чем. Весь диспут происходил у подножия пологого "лысого" холма, на вершине которого красовался (на самом деле он еле виднелся) тот самый "гурий". До него было с полкилометра по прямой линии… или чёрт знает сколько в обход. С того места, где стояла группа изыскателей, любому здравомыслящему человеку казалось, что тут надо только в обход. Два смыкающихся небольшой протокой озера перегораживали дальнейший путь, и протока была прямо перед ними, вот невезуха! Похоже, один Сержант думал по другому.

- Место определено совершенно точно, наш объект находится здесь, - подтвердил слегка запыхавшийся от быстрой ходьбы немец, подойдя к беседующим. Он отстал, в очередной раз сверяясь с картой или схемой, или что там у него было. - Серж, вы предлагаете переправиться именно в этом месте?

- Стоим, смотрим, прикидываем. Обходить в любую сторону долго, там болотина, а кроме того, могут быть точно такие же протоки, ничуть не лучше, - сказал Лапин, выпуская из рук небольшую сумку с ремнём на одно плечо, на другом висел карабин. - Ради чего крюк гнать?

Женщины задумчиво смотрели на черную воду трехметровой протоки. Глубина непонятна, качество дна тоже. Да и вообще жутковато как-то. Если же вспомнить о температуре этой воды, то получалось вообще не в кайф. Дамам совершенно не улыбалось лезть в мерзлую пучину. Стойкий немец, похоже, промокнуть ничуть не боялся, но полной схемы переправы и он не представлял, вопросительно глядя на Майера. Тот лишь спустя две минуты понял, почему напарницы застряли с замороженными лицами и явно думают не о конечной цели похода, а о своих аппетитных задницах.

- Ага, испугались, героини? - улыбнулся он. - Не отчаивайтесь, с вами Россия. Сейчас вы увидите обычаи столь любимого европейцами ненормального русского медведя. Господа, готовьте камеры!

С этими словами, пугая женщин, он принялся стремительно стягивать с себя широкие штаны с карманами и вскоре остался босиком и с голыми ногами. Не оставляя публике времени ни на вздох, ни на реплику, Майер, гортанно закричав звериным рыком, быстро зашел в воду, погрузившись до пояса, и уже через несколько секунд был на том берегу, сбрасывая на землю два прихваченных рюкзака и карабин. Трусы в облипочку смотрелись чудовищно. Женщины коллективно охнули, а невозмутимый германец, внимательно следящий за водной процедурой, стал неторопливо раздеваться.

- Бабы, стоп! - выставив ладонь вперед, Майер, уже стоящий на то же берегу, что и группа, пресек потенциальную попутку разоблачения слабого пола, - Сегодня полный стриптиз отменяется. Рита, прошу ко мне на плечи. Лезь, родная…

К чести фрокен Энквист, она сориентировалась быстро и не стала напрасно манерничать. Но норовистая дамочка от задуманного не отступила, бодро стянула просторные штаны и довольно ловко запрыгнула на Сержанта, легонько зажав ему шею голыми бедрами. Чувствовался опыт.

- Еще моя бабушка на Вудстоке голой танцевала у палаток, - пояснила она.

Он спокойно перенес её на тот берег. Так же, как ранее и её шерпа, Рита пронзительно заорала, когда студеная вода коснулась ее икр.

Сержанту, пострадавшему от сексуального воздействия, такая роль амфибии даже понравилось.

- Рита, так что там насчет бабушкиного наследия, а?

- Может и я станцую, вам надо только дождаться нового Вудстока!

- А ты экстерном спляши!

Тем временем уже бесштанная канадка сняла еще и широкий ремень, повесив его вместе с кобурой, где лежал тяжёлый "Таурус", себе на шею. Немец спокойно перешел сам, не издав при этом ни звука. Тевтонец!

Перед тем, как Сержант виртуозно пополз меж камней у вершины, состоялся короткий разговор с личным составом.

- Один пойду. Всем оставаться здесь, длинные носы спрятать и до времени замереть. Огляжусь, оценю ситуацию, тогда всех позову.

- Вы боитесь наблюдения, Серж?

- Наблюдения… Вероятность того, что там нас никто не встретит, я оцениваю процентов в пятнадцать. Нет, даже десять, не больше.

- Всё так серьезно?

- Вы что, до сих пор ничего не поняли, воины? Против нас действует очень серьезный противник-невидимка, обладающий самой свежей, разносторонней информацией и немалым организационным и людским ресурсом! Конкурент. Цели его не понятны, поэтому любые встречи нежелательны. Проверьте оружие… Ладно, я пошел.

До вершины он добрался быстро, затем начал двигаться медленнее, технично пользуясь складками местности, а уж за вершину втянулся со скоростью ленивца, стараясь, что бы силуэт головы не возник на абрисе холма.

Перед ним расстилалась тундра во всей ее красе.

Горизонты улетели так далеко, что, казалось, километров в пятьдесят радиусом всё пространство видно! Бледно-голубое небо, ничуть не похожее на чашу, у земли рябило редкими тепловыми миражами. Чуть змеились призрачные смерчики сгруппировавшейся в семейства мошки, в конце сезона перешедших на растительный корм. Местность была слегка холмистая, покрытая чашами больших и малых озер и ни единого кустика. Вдали меж возвышенностями проблёскивало озеро Муксунах. Слева змеилась Половинка, а еще отсюда был виден белый силуэт катера у берега реки, где остались Лапин и Харью.

Утром финн помогал сталкивать "Марс" с травянистого берега, куда катер влетел при излишне резком повороте и подвернул себе голеностоп. Майер быстро осмотрел пострадавшего, замотал ногу эластичным бинтом, сунул в рот Юхе пару таблеток и вколол какой-то укол. Ничего страшного, но какое-то время ходить дальше тридцати метров финн не сможет. А Лапин наотрез отказался оставлять катер без надёжной охраны.

- Останусь я с машиной, что-то очко поджимает, не чувствуешь? Не может же нам везти бесконечно, так что будет лучше, если тут всё будет смазано к скоростному драпанью, - сказал он тихо Майеру на сборах перед высадкой, сам невесело покривившись от таких предположений, словно от легкой боли.

Тот понимающе кивнул, они с Игорем еще по дороге сюда отчего-то почувствовали нарастающее напряжение. Особенно им не понравился обшарпанный лёгкий геликоптер "Робинсон", пролетевший полднем вдалеке. Оранжево-белая "стрекоза" и не приближалась к ним вроде, а на сердце стало как-то неуютно.

Так что Сержант даже обрадовался: можно быть спокойным за тыл. Сейчас он методично, по часовой стрелке, оглядывал окрестности и вскоре обнаружил искомое. К западу на склоне чуть краснела (почти вся краска слезла) "букашка" - старенький снегоход "Буран", до него было метров восемьсот, не меньше, если не с километр. Рядом с ней в бинокль был ясно виден силуэт человечка, медленно закатывающего технику за складку склона. Майер старательней спрятался за большой камень, боясь бликануть оптикой. Прижавшись к морщинистой, замшевой от лишайника поверхности валуна, он только сейчас понял, что камешки те самые, искомые! Именно их и ищет Юрген на карте. Хорошо. Будем считать, что половина дела сделана и теперь им надо лишь избавиться от зрителей. Он осторожно спустился на "свою" сторону холма и молча позвал рукой Крауфа, призывая группу к тишине и осторожности.

Немец подполз профессионально и молча выслушал сжатый, но информативный шепот Сергея, после чего выдвинулся повыше. Внимательно, как и Сержант, оглядел округу, потом еще раз, уже более детально, и лишь затем уже начал присматриваться к приметному нагромождению камней, за коими прятался. Получив всю информацию, он опять отполз вниз, где его ждал Майер.

- Пока он там, нам ничего не светит, ничего не сделаем, - рассудительно резюмировал Сергей, - можно, конечно, понадеяться на миролюбивый характер нашего соседа, но что-то не хочется. Придется его провоцировать; если я прав, то он уже свою гусеничную рухлядь спрятал и сечёт за камешками во все глаза. Ладно, Юрген, сейчас я Игорю обскажу расклады и начнем.

С Лапиным он говорил минуты две, не меньше, прикрываясь рукой и убрав громкость до возможного предела. Военный совет с немцем был недолог:

- Слушай, я из "Сайги" его не смогу грамотно потревожить, не моя дистанция. Выскочу, разыграю сцену и упаду, расстояние довольно большое, времени что бы ему прицелиться, будет мало, так что вполне можно… После чего вступишь ты, пуганешь для начала. Сможешь сделать дальний выстрел?

Немец секунду подумал и утвердительно прошептал:

- Мне нужно несколько минут подготовки.

Всё это время Софии и Рита, не понимающие, что происходит наверху, разрывались от любопытства, но хвалёная западная корпоративная дисциплина брала свое.

Заметно озадаченный и всерьез озабоченный немец возился с оптикой, подкручивал щелчки, менял патроны на какие-то другие, снял тёплую верхнюю куртку, после чего еще раз разведал вершину, полностью прячась за камнями так, что бы наблюдатель в принципе не смог его увидеть. Юрген и сам его не видел, но сейчас ему требовалось другое, в бинокль он выглядывал восходящие потоки, привыкал к цветовой гамме и контрастности пейзажа. По завершении почти колдовских эволюций он напялил на нос стрелковые очки и замер, показывая Майеру, что готов полностью.

Дальнейшие события раскручивались стремительено, и сразу почти все карты были раскрыты. Сержант вольным гоголем выкатил на вершину и первым делом самым наглым образом пнул груду камней, расфокусировав взгляд так, что бы максимально обострить боковое зрение. Чисто лоховская мишень. Не может не сработать, если есть злой умысел.

Майер был готов, и, к как только увидел краем глаза вспышку, тут же упал. Как и положено для стандартного оружия, пуля прилетела раньше звука выстрела. Цвеньг! Рикошет, сильным ударом потревожив негодующе скрипнувший старинный камень, отослал изуродованную пулю в небеса. Всё-таки разозлившийся Сержант, как и договаривались, тут же выдал - не прицельно, а по направлению - бодрую серию одиночных из пяти патронов, после чего нарочито заметно отскочил и скатился вниз к женщинам, что бы накоротко объяснить и успокоить; еще пару секунд, и дамы побежали бы наверх, не выдержав груза всех этих непоняток. Там он сполна оценил стиснутые зубы Софи и горящие глаза Риты, - фурии буквально рвались в бой! Вот бабы дают, окрепли-то как!

Далее настал черёд Юргена.

Немец спокойно, как это он делал уже много лет на африканских охотах, приподнял меж камней ствол и замер без дыхания. Уловка сработала. Неизвестный стрелок встал во весь рост, не отрывая винтовку от глаз и через прицел контролировал абрис холма, ожидая появления кого-либо. Хорошо стреляет этот русский! Юрген классически задержал дыхание и уже не сомневаясь в поправках, потянул спуск. "Маузер" победно рявкнул, отсылая тяжёлую пулю из патрона ручной сборки в цель. У ноги противника брызнул отрезвляющий фонтанчик, русский присел, всё еще глядя в оптику, но позиции для точной стрельбы у него уже не было. Вторая пуля упала справа - классическая вилка.

И в это момент со стороны реки прогремела еще одна серия, тоже лишь по направлению - это Игорь Лапин стрелял согласно уговору, хотя и не видел ничего. Но вмешательства третье стороны было достаточно, что бы диверсант почувствовал угрозу реального окружения. Он выстрелил в ответ два раза, после чего запрыгнул в овражек, где стоял снегоход. Почти тут же пронзительно взревел бензиновый двигатель.

- Что за ствол у него, камрад? - озабоченно спросил появившийся Сержант

- Мосинская винтовка, отлично пристрелянная, - тихо поделился немец, - но патрон у стрелка безобразный, фабричный, поэтому рассеивание очень большое.

Снегоход показался полностью и проскальзывая на скользком травяном склоне, медленно пополз вверх, стрелок тянул его сбоку, старательно приседая и прячась за корпусом.

И тут на стол игры легла еще одна карта.

Справа раздался звук еще одного мотора и внезапно появившийся второй снегоход, находящийся на более дальней дистанции, чем первый, понёсся к ним. Вражья подмога не хотела ждать и дала пару выстрелов прямо с борта, в движении, обозначая своё присутствие. Сержант оценил обстановку моментально:

- В руку!

Полсекунды понадобилось нервной системе немца - грохнуло, свистнуло, и первый противник резко схватился за правое плечо. Жаль далеко, мата не было слышно… Но как сажает фриц, это ж просто ас! Разглядев в оптику перекошенное лицо раненого, Сержант увидел, что выглядит тот как один из тех красномордых бугаев с повышенным кровяным давлением, что просыпаются уже злыми и остаются такими весь день. Что ж, Юрген решил эту проблему с гипертонией в один присест.

Не изменив выражения, Крауф плавно перевёл ствол вправо, выцеливая следующего, но ожидая команды, как на тренировке.

"А немчику-то наш, похоже, не впервой по человеку стрелять, - оценил итоги пальбы восхищённый Майер, - и не поморщился, подлец! А чё ему морщиться? Какой уже это русский на его родовом счету, начиная от Чудского озера?".

- Юрген, вправо по мотору дай!

Тут снайперу понадобилось целых три выстрела, после чего двигатель второго снегохода безнадёжно смолк, а водитель его беременным зайцем зателёпал к горизонту, похоже, уже навоевался. Первый нападавший вскарабкался на вершину, тяжело приподнял нос снегохода и переставил лыжу (и направление движения) вручную, - увы, так часто приходится делать летом, когда снегоход не имеет под собой привычной снежной опоры. Даже на таком расстоянии было видно, как человек ждёт последней пули в спину, не особо надеясь на удачу. Но эта роковая так и не пуля не прилетела. Генетически прирождённый вояка, немец бился, как отличный солдат: нет команды, нет выстрела.

- Уф! Готово, снимай шкуру, пока теплая, - Майер был доволен. - Что мы имеем… Там где-то стоит старая заброшенная база. Было ведь когда-то вполне приличное охотничье хозяйство… ездил я к ним пару раз по молодости… Потом владельцы, по слухам, иммигрировали то ли в Штаты, то ли в Израиль, короче, всё нафиг заглохло, - пояснил Сержант, прищурившись от света низкого солнца. Стоя в полный рост, он без бинокля оглядывал поле боя: - Думаю, что там они и обосновались, уроды.

Он протянул руку немцу и торжественно заявил.

- Товарищ немец Юрген, от лица русского командования выношу вам благодарность. Медаль "За взятие Муксунаха" будет вручена позже на торжественной пьянке. Давно я не видел такой отличной стрельбы! Дружище, нам пора вместе покорять мир!

После этих слов он переключился на рацию, подробно рассказывая Игорю Лапину ход боя и положение дел на эту минуту. Женщины поднялись вверх и с изумлением выслушивали короткие пояснения немногословного немца. Путь свободен?

Никаких сложностей не было.

Всего одни валун мужики откинули (тяжёлый, зараза!) и все увидели плоскую плиту со стрелой. Можно работать. Археологи заплакали бы навзрыд, увидев такое безобразие.


" БРОНЗА, СВИНЕЦ, алюминий" | Оазис. Вторжение на Таймыр | cледующая глава