home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Финальные метры

По прибытии на место полковник не стал развивать бурной деятельности, хотя все ждали от именно этого. Уже стемнело и главная задача состояла в том, что бы обезопасить вертолёт, технику Андрей оставил в собственном распоряжении. После чего определили, как и когда он усилит собой "фишку" и вновь наступило время рассказов. На этот раз всё произошло быстрей, всякий знает, что по второму разу проигрывать сценарий всегда проще. Сам он ничего не стал сообщать группе, обнадежив разочарованных искателей приключений банальным "утро вечера мудреней" и "нам подумать надо".

Ночь прошла спокойно.

Никакая нечисть к избе не разу не попробовала подойти. Сквозное "минирование" местность серебром принесло свои плоды. Лишь один раз на том берегу послышалось негромкое ворчание, но сам тембр голоса "ворчуна" прозвучал пугающе.

Перед сном полковник провёл короткие переговоры с Норильском. Вертушка эмчеэсников с магнитоскопом на борту должна была прибыть завтра: пусть ищут упавший самолёт. Последним было заранее указано не подходить близко к избе по избежание инцидентов в столь неясной ситуации. Квеста должны были встречать в Волочанке, выслать навстречу моторку. Потом были разговоры с друзьями, и они решили тему "Москито" пока заморозить - никуда он не денется.

Утро было солнечным и поначалу жизнерадостным. Не прошло и двух часов, как успокоившиеся экспедиционеры позавтракали и начали было собираться в путь. Не стоит винить гостеприимных русских проводников за медлительность: нужно много времени, чтобы приготовить приличный завтрак для большой компании на железной "буржуйке", которая топится дровами. Контрактные обязанности никто не отменял. Но и "иностранец" стал уже не тот… Группа сплотилась. Все старались помочь, не увиливая от самой неблагодарной работы типа выгребания золы.

Но сразу после завтрака полковник, обдумавший за ночь расстановку сил, собрал всех обитателей избы на короткий прозвиздон. Речь его была строга и лаконична:

- По-хорошему, господа-товарищи, я должен всю вашу гоп-компанию арестовать немедленно. По крайней мере, задержать на неопределённое время для обстоятельного допроса. Налицо стрельба по людям, нарушения регламентов визового соглашения и, возможно, вторжение в сферу интересов государственно безопасности, - он взял паузу для солидности, после чего, заметив недовольные, если не возмущенные мины, спросил:

- Что-то не так?

На что Юрген Крауф степенно ответствовал:

- Знаете, в этих местах много чего "не так". Вообще всё не так, - и напомнил:

- Юрген Крауф, полковник Бундесвера в отставке.

Донцов усмехнулся, машинально дернул рукой вверх, имитируя воинское приветствие, и продолжил:

- Однако в силу ряда причин я не стану этого делать. Знаете почему?

- Мне кажется, я знаю, - неожиданно вызвался Юха. - Вы просто впервые столкнулись с таким проявлением реальности. В силу неизбежной специфики работы всех карающих и шпионских служб мира вы понятия не имеете, как грамотно донести свою точку зрения до необходимого по долгу службы количества людей…

- Ну, организация не "шпионская", - начал было Донцов, но тут же смолк, услышав дружные смешки иностранцев. Ага… Расскажи-ка западникам, полковник, про контору с названием КГБ, расскажи. И вынужден был дежурно бросить:

- Хорошо начали, продолжайте, я слушаю.

- У вас нет надлежащего оснащения, вам не с кем проконсультироваться, может, даже не с кем поговорить о проблеме за стойкой бара. Одним словом, у спецслужб просто нет соответствующего опыта. Но самое главное, у вас, кроме находящихся в этом "шале", нет единомышленников. И нет времени, что бы подготовить таковых.

- Не будь опрометчив, Юха, - привычно съязвила Рита, - вспомни, как лихо сотрудники ФБР орудуют в сериалах типа "Ангар-13"!

- Я не снимаюсь в сериалах, мисс, - уточнил Донцов, улыбаясь, но одновременно чувствуя нараставшее внутри раздражение. Никогда в жизни полковник не был вынужден признаваться, что не готов к какой-либо проблеме системно. Впрочем, он не собирался делать этого и сейчас и потому с неожиданным пафосом возвестил:

- Но я уверен, что в этом, по-прежнему материальном мире все по-прежнему решается действием, решением, разумом и желанием.

Юрген согласно кивнул, а Софи что-то вполголоса сказала Сержанту. Майер тоже шепнул в белое ушко, ощерился, показал другу большой палец: "Жгун, йопт!".

- Вы правы, мистер Харью. Эзотерического опыта у меня нет. Уж как умеем. Но именно поэтому я вынужден… Нет, не предложить вам сотрудничество. В связи с чрезвычайностью ситуации я намерен мобилизовать вас всех в мобильную оперативную группу, - властно заявил Андрей. - Международную, раз так вышло и военизированную, ибо так надо. Без малейших признаков демократии, предупреждаю, - строжайшее единоначалие. Думаю, что все с этим согласятся, потому что неудовлетворённых моим заявлением я просто эвакуирую из зоны проведения операции.

И добавил для друзей:

- Несогласный плывет лесом, я не шучу, Сергей, - переводи, если сможешь.

- А разве такие будут? - ответил доктор вопросом. - Господа, не забывайте подготовить все камеры, все аккумуляторы, фонари. И берите своё эзотерическое "оборудование", которого нет у "госбезопасности". Хотя я и не думаю, что оно нам поможет.

Все закивали головами.

И тогда полковник, чувствуя, что напряжение в группе спадает, - впереди у всех интересная работа при поддержке готовых на всё людей, - улыбнулся по-настоящему:

- Если иностранные гости пожелают, то после завершения операции, точнее, данного её этапа, я готов отправить официальные письма спецслужбам ваших стран для сведения. Они с вами свяжутся и… побеседуют.

- Нет уж, избавьте нас от таких знакомств! - ответили ему без особой радости.

- Отлично, начинаем работу, - констатировал Донцов. - Итак, принимаю решение: всем передислоцироваться на тот берег к группе камней, дальнейшие шаги будем обсуждать на месте. На сборы даю полчаса: умыться, оправиться, подготовить памперсы. Здесь на связи и для охраны останется сержант Аджиев.

Игорь с Лапиным не сговариваясь, первыми вышли наружу, выволакивая вещмешки.

- Подождите, Андрэ! Есть небольшая проблема.

Это была Рита. Юрген Крауф предусмотрительно встал в ожидании сбоку, держа свою винтовку в одной руке и патронташ с подсумками в другой - у него тоже появился какой-то неотложный вопрос. Все остальные уже вышли на улицу.

- Мы внимательно обследовали берег еще до вашего появления. Ваш друг, уезжая отсюда, забрал с собой единственное плавательное средство. Нам нужно поискать лодку!

- Я уже нашел. Летающую. Как будете готовы, выдвигайтесь к вертолёту, - и, заметив поднятый немцем патронташ, предварив вопрос:

- Действительно, у вас не самый распространённый в России калибр… Есть спецбоеприпасы на гладкоствольное. Дам вам помпу вторым стволом, так что отстреливаться будет чем - от всего возможного. Гут?

И заговорщески подмигнул Юргену. С военными, даже бывшими, всегда проще.

Вы когда-либо в жизни восхищались игрой пианиста или скрипача? Если да, то способны должно оценить и виртуозность работы борттехника перед взлётом. Каждое его движение, прикосновение, слово и дело отточены, как японские кухонные ножи и ювелирны, как "Prada". При запуске он выполняет десятки манипуляций. Арматура кабины вертолета - клавиатура маэстро, и здесь так же нельзя лажать, все точно, вовремя и без импровизаций. Иначе в мелодию постепенно оживающего вертолета ворвется диссонанс чуждых сценарию звуков, сообщающих, что "ласточка" - "девочка", так и не ожила, принц оплошал, волшебства не случилось… Огрубевшие пальцы совершают замысловатые движения, вырывая из оков сна то, что еще несколько секунд назад мёртво называлось "авиационной техникой". Всё, проснулась, любимица, качнулась из стороны в сторону, стряхивая остатки колдовского сна, на глазах превращаясь в живое существо… Лопасти тягового винта, вращаясь, постепенно сливаются в серебряный диск, демонстрирующий готовность и мощь летательного аппарата. И летчики не спят, включением тумблеров пробуждая все удивительные возможности этой чудо-машины - геликоптера. Итогом этой работы становится хоровое "зачитывание молитвы", или, если на официальном лётном языке: "выполнение контрольной карты". Всегда и везде, как бы не спешил экипаж и заказчик, это должно сделать, чтобы быть уверенным - все идет правильно.

Каждый раз Лапин восхищался этим действом, стараясь быть ближе к пилотской кабине, Вот и сейчас весь короткий перелёт простоял возле экипажа, заворожено наблюдая за его работой. А весь этот сверхкороткий перелёт, нелепый, но такой нужный перелёт полностью состоял из манипуляций экипажа, посмотреть было на что. Тем более, что площадку для посадки выбрали не сразу.

После приземления Донцов запретил всем выходить из машины, какое-то время внимательно разглядывая группу скальных осколков в бинокль. Что имеем? Скальный выступ у северного склона большого оврага, поросшего густым ивняком… Приличной высоты! Еще одна небольших груда камней на холме позади вертолёта. Скала, расколотая пополам, состояла из двух огромных половин, поставленных вертикально. Плоская каменная плита на дне узкой щели, два естественных продуха по бокам мегалита.

Твари лезут отсюда - здесь проход. Куда? А чёрт его знает.

Спрыгнув, Андрей с укороченным полицейским "ремингтоном" в руках быстро зашагал к скале, слыша, как торопятся остальные. Подойдя вплотную, он успел заметить рядом остатки очага, но тратить время на их изучение не стал. Многие еще не успели добежать, а те кто почти не отстал, не успели ничего произнести, как он вскинул помповик и методично увеличивая площадь рассеивания, всадил шесть дробовых зарядов по вертикальным скальным обломкам. Не успело затихнуть, разбегаясь по реке, эхо выстрелов, как он успел набить магазин новой порцией.

- Чё бежали-то, как олени? У меня патронов много. Майер, возьми створ на мушку. Рита, ко мне. Юха, мы же договорились, что вы с самого начала не будете выпускать из рук камеру! Что вы вцепились в Лапина? Выполняйте! Остальные - разгружать снаряжение, разбивать лагерь.

- Зачем стрелять? Вы не спецагент, вы гангстер! - прохрипела шокированная шведка, но подчинилась и подошла ближе, одновременно доставая хитрый прибор.

- Здесь?

- Секунду… Сейчас прогреется.

- И как вы это теперь называете? - скептически вопросил полковник. - "Там ходит-бродит неизвестный науке континуум"? "Невероятная сила энергетических полей"? Не торсионных ли? А то мы как-то сталкивались с такими сказками.

- Вы замшелый примитивист, когда-то напуганный жёлтыми газетами, - отмахнулась Рита, - Мыслите штампами из кинофильмов. Нам нет никакой необходимости что-то придумывать. Никаких полей, кроме уже известных науке, мы не признаём и не измышляем, разве что для разговора. А вот то обстоятельство, что науке практически ничего неизвестно про гравитационное поле, например… Полковник, подержите вот эту планку. Отлично! Еще намного.

Наконец она бережно положила прибор на серебристую перину разросшегося сфагнума и деловито потёрла руки.

- Это здесь, - и указала точно между осколков. - Кстати, мы предпочитаем говорить "напряжённость среды". Что за среда, мы не знаем. Так честнее, поскольку никто и ничего про аномальные сущности в научном аспекте не знает. Знаем следы проявления, иногда свойства, кое-что еще… Но и это - бесценный опыт, поверьте.

- Резюме?

- Напряжённость среды в створе между скал самая высокая, - резюмировала бакалавр эзотерических наук и основательница эзотерической школы "Уммо", - Очень высокая, просто огромная! Если это проход, то он точно перед нами… Ого! Да тут надписи на стене! И старый очаг.

- Отлично, приступаем ко второй фазе, Рита отойдите назад, - твёрдо объявил Донцов, - Майер!

- Что такое? - мгновенно очнулся Сержант, с напряжённым восторгом глядевший в сумрак расщелины.

- Бери серебряную соль и начинай посевную - засыпь все перед входом, что бы и дециметра необработанного не было. Соль в белом контейнере.

- Угум, - угрюмо отозвался Сержант и побежал к вертолёту.

Он оглянулся, посмотрел на друга и крикнул:

- Юрген, подойдите, пожалуйста.

- Что там? - моментально отозвался германец, торопливо приблизившись.

- Когда я закончу, простреляйте из винтовки глубину. Как интуиция подскажет. Нам надо крепко напугать гадов… и создать барьер.

- Что вы собираетесь делать? - с живым интересом спросила Рита.

Полковник посмотрел на неё с жалостью. То-то сейчас заголосит…

- Что и положено делать гангстеру, мисс. Стрелять. Уши заткните.

И вдарил беглой очередью из "ремингтона" еще раз, теперь посылая "серебряные" заряды за невидимую преграду, но соблюдая тот же принцип - добиваясь максимальной площади рассеивания, теперь поглубже.

- Это дикость! Что вы творите, офицер! - завопила подбежавшая Софи Пайе. - Разве можно бездумно стрелять в неведомое? - Вы понимаете, что можете убить живое существо, может, даже разумное?

Донцов резко повернулся к ней и с расстановкой произнес:

- Вот когда я буду полковником госбезопасности не этого, а т о г о мира, то непременно начну блюсти их интересы. Вы похожи на рыдающую хиппушку из Вудстока! Не мы к ним не полезли. И более всего меня беспокоит безопасность моих людей и моей земли! А на всю эту нечисть мне сейчас глубоко плевать!

Поверхность перехода была причудлива, как обязано быть причудлива любая дверь в иной мир. Не зеркальная - матовая, даже грязноватая. Не ровная - слегка волнистая и еле заметно подрагивающая. Сейчас из этой мембраны торчал здоровенный ивовый прут, даже ветка, в два пальца толщиной. Ветка тоже чуть-чуть подрагивала, но не из-за воздействия мембраны, просто на другом её конце был немного нервничающий Лапин.

- Ну что? - прошептал Донцов.

- Ничего не чувствую, никакого воздействия, - так же тихо ответил Игорь, уже уставший держать руку неподвижно.

- Вытаскивайте, но только медленно, - приказала Рита, неотрывно глядя на экран прибора. Рядом с ней топтался Юха, прилежно снимавший очередной эксперимент на видео. Первый заключался в забросе за преграду обмотанного полиэтиленом переносного трансивера во включённом на передачу режиме. Естественно, аппарат был привязан к репшнуру. Рацию обматывал лично Лапин, с трудом преодолевая внутренний протест: жалко технику. Эксперимент завершился неудачей - связи не было. Игорь менял частоты, но радиоволны не проходили по всему возможному для данной модели диапазону. Проверить другие полосы возможности не было за неимением оборудования. Потом попробовали камеру на длинной палке - на записи сначала было молоко, а потом камера уткнулась в самые обыкновенные серые камни… какая-то преграда, так не разведаешь. А робота не было.

- Тащу, - сообщил Лапин и потянул ветку, пока её конец не казался снаружи мембраны. К тонкому концу ветки нитками был бережно привязан здоровенный шмель. Насекомое спокойно перебирало лапками, отряхивая с них невидимую пыль иного мира.

- Хоть бы хрен ему! - радостно констатировал Донцов, осторожно перерезая путы испытателя. Шмель посидел на ветке, коротко жужанул на госбезопасника и неторопливо поднялся в воздух, направившись к ближайшим кустам.

- Да, - задумчиво молвил Майер вслед шмелю и погасил сигарету о подошву, - последний раз я этим занимался в школе, впихивая живого махаона в бабушкин томик Гоголя. Теперь вы, товарищи, называетесь "естествоиспытатели", хе-хе… Как Дарвин и Гумбольт. Или садист Попов.

Андрей предпочёл не реагировать на замечание друга, а спросил у Риты:

- Результат?

Шведка вынесла вердикт:

- При проходе предмета через эту… поверхность напряжённость среды не изменяется.

- Принято. Объявляю перерыв, надо перекусить.

- Можно, конечно, и лемминга поймать, но почему-то мне кажется, что это уже ничего не изменит, - не унимался Майер. - Но надо бы чё покруче… Наши насекомые любую среду выдержат, а вот что будет с человеческим телом?

Рита как-то странно посмотрела на него, передала прибор финну, после чего решительно шагнула к мембране и, не дожидаясь протестов, быстро сунула руку внутрь. Все остолбенели от такого самопожертвования и скорости, с коей оно было совершено. Замерли, с тревогой глядя в её напряженное лицо. Наконец Рита, как ни в чём не бывало, вытащила целую и невредимую руку назад и с каким-то злорадством протянула её исследователям.

- Что мы делаем… - только и произнес Лапин.

Донцов тяжело вздохнул.

Игорь сполоснул руки и отправился менять Юргена.

Немец прилежно стоял на фишке. Точнее, сидел с биноклем и винтовкой у колеса вертолёта, эпизодически поглядывая на экран тепловизора, широкий раструб которого был направлен в сторону ближайшего леска и долины реки. Серьёзность организации позволяло полковнику не скупиться на вкусности в вопросах охраны. Столь добротное техническое оснащение дополняли четыре датчика движения, расставленные Донцовым по периметру стоянки при помощи финна, тот не только быстро разобрался с подключениями, но и помог откалибровать приборы.

Многоопытные лётчики почти закончили готовить уху, сваренную (командир вертолёта говорил "собранную"), как это всегда у них, по какому-то особому "экипажному" рецепту. Запах от костра шёл провоцирующий.

Донцов полез за кружкой, но не успел согнуться над рюкзаком, как почувствовал лёгкое прикосновение к плечу. Рядом стоял Юха, уже почувствовавший после совместной работы с суровым полковником некую комплиментарную связь.

- Не поймите мое желание, как детское, - подал голос финн, - но мне, если вы позволите, коммандер, очень уж хотелось попробовать пострелять из "шотгана". Хочу понять, как это в реале, а не в on-line action.

Полковник удивлённо посмотрел на коротышку, но ломать мечту не стал, протянул ему помповик, предварительно заменив патроны обычными дробовыми.

- Держите, - сказал он, передавая "ремингтон" Юхе. Но тут же, заметив опасный блеск нестерпимого желания в глазах стрелка, Андрей затормозил процесс: - Стоп! Пойдемте вместе, я провожу вас к рубежу… подальше, а то ещё направите ствол не туда. И советую вам не стрелять сразу, потренируйтесь сначала вскидывать ствол, наводить на цель. Может, перекусите сначала? Ну ладно.

За обедом царили уже обычные в группе путешественников разговоры людей, достаточно притёршихся друг к другу. Андрей пока чувствовал себя в столь тесном круге чужим, потому пока помалкивал, с интересом прислушиваясь к диалогам на разных языках.

- А вы очень красивы, Софи. Почему вы не выходите замуж, а?

- Потому что мой кумир… он профессор, вы его не знаете, имел неосторожность родиться на тридцать лет раньше меня. Я могу обедать дальше?

- Как так вышло, что вы до сих пор не придумали подходящие названия, Рита? Чем вы вообще занимались все годы? Ну не Порталом же нам называть эту дыру!

- А что вы так смотрите на меня? Или только русским можно вытирать руки об штаны? Я тоже хочу попробовать.

- Мне горчицу не надо, Юрген, вы же знаете.

- Идите вы сами, девушка. Вас не поймешь - то я вас расстраиваю, то нет!

- Упс. Думала вы - интеллигентный собеседник. А вы просто потный redneck. Вам умыться надо.

- А полковник кого-то опасается, охрану выставил!

- Может, вы че-нить мужу посоветуете?

- Необходимо собрать генератор всего диапазона звуковых частот…

И тут всю эту уютную, можно сказать, семейную атмосферу загородного пикника в клочья разорвали оглушительные выстрелы из "шотгана", производимые с завидной скоростью. После чего над поляной прозвенел свирепый пионерский вопль:

- А-а-аааа!! Sita viela puuttul, naaraskoira!!!

Все вздрогнули, а Рита Энквист выпустила из рук бутерброд с грудинкой.

- Долго тренировался. Не поранился бы, - предостерег сообщество Майер.

- Интересно, попал в кого-нибудь? - деловито поинтересовался Крауф.

И только Донцов поинтересовался по существу. Не знал он еще финского языка.

- Кто-нибудь переведёт это клич?

- Он сказал примерно так: "Вот тебе, собака!" - спокойно сказала Софии Пайе, - Вы уже догадались, что милашка Юха Харью и есть наше тайное оружие. Но лучше не доставать его из кобуры.


предыдущая глава | Оазис. Вторжение на Таймыр | cледующая глава