home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


«Бродвей» во тьме

Корабль все еще держался на плаву, хотя мог затонуть в любую минуту. У аккумуляторов кончился заряд, и аварийное освещение отключилось. Темнота, как саван, окутала все вокруг, породив настоящее безумие. Оставшаяся в живых часть команды корабля превратилась в стадо неистовых животных. Теперь, когда вокруг воцарилась тьма, люди потеряли контроль над собой. Они не видели, что творится рядом, и не знали, откуда можно ожидать опасности. Они шарахались из стороны в сторону, сбивая друг друга, затаптывая слабых и раненых. В этом кошмаре нельзя было разобрать, спасаются ли они от смерти или несут ее с собой.

Повсюду слышались удары, шум падающих тел, стон и крики умирающих. Кто-то отчаянно ругался, кто-то рыдал, кто-то издавал жуткие звуки, больше напоминающие рев подстреленных зверей. Многие падали в провалы и лестничные проемы. Кто-то оказывался в шахте, проходящей через центр корабля, и сразу тонул.

Только отряд доктора Скотта, послушный вожаку, сохранял выдержку. Скотт предугадал это безумие во тьме. Как только свет погас, он толкнул Кемаля в бок и крикнул:

— Ложись! Не двигайся!

Сам Фрэнк встал рядом с турком и каждого, кто натыкался на него в темноте, отбрасывал прочь. Он работал кулаками и локтями до тех пор, пока обезумевшая толпа людей не рассеялась. Он был подобен архангелу Михаилу, сражавшемуся в аду с демонами.

Рого также вел себя вполне достойно. Используя свой опыт полицейского, он одной рукой схватил жену за волосы, чтобы не потерять ее, а другой принялся отшвыривать от себя бегущих мимо людей. Вскоре ему удалось вместе с женой прижаться к стенке коридора, где они и залегли, укрывшись за трубой.

— Мне больно! Ты делаешь мне больно! — не переставала кричать Линда, но Майк не обращал на нее внимания, стараясь лишь не дать толпе растоптать ни себя, ни свою драгоценную супругу.

Джейн Шелби и мисс Кинсэйл избежали этого кошмара. Они как раз возвращались на «Бродвей» после своего уединения. Свет погас раньше, чем они успели дойти до центрального прохода «Посейдона». Женщины на всякий случай прижались к стенке, но толпа их миновала. Они только слышали ее топот, крики упавших и раздавленных и чувствовали смешанный запах пота и нефти, но никто их даже не задел.

Шелби заметил вернувшегося к ним Скотта, присутствие священника успокоило его. Только поэтому Ричард заставил себя остаться на месте. Правда, в какой-то момент он ощутил сильное желание бежать вместе со всеми. Шелби понимал, к чему бы привел этот безумный поступок. Рано или поздно он обязательно или упал бы на пол и был бы затоптан бегущими, или провалился бы в шахту и отправился бы на дно морское.

— Ложитесь! — успел он крикнуть Сьюзен и Мартину и сам рухнул на пол, прикрыв дочь своим телом. В следующую секунду кто-то наступил ему на ладонь подошвой сапога, но Дик почти не ощутил боли. Затем раздался отчаянный крик Мартина. Отовсюду слышались ругань и проклятья поверженных на пол людей.

В кладовой Нонни Пэрри испуганно вскрикнула, кода погас свет, и инстинктивно потянулась к Мюллеру:

— Вот теперь мы точно умрем, да? — без всякой надежды в голосе прошептала она. Хьюби Мюллер в этом уже не сомневался. Так или иначе, но все должно было закончиться в самом ближайшем будущем.

Он почувствовал, как она губами ищет его губы, и ощутил сладость и аромат абрикосового варенья. Однако та стремительность, с которой Нонни начала целовать его, подсказала Хьюби, что эта девушка жаждет чего-то большего, и уже через несколько мгновений они превращались на время в единое целое.

И Хьюби Мюллер, старый холостяк, ловелас и сердцеед, вдруг понял, что к этой девушке он испытывает весьма необычные для него чувства. Он впервые занимался любовью, в которой перемешались нежность и жалость. Никогда еще не приходилось ему прижимать к себе такое вот маленькое и запуганное существо, ставшее для него как бы прощальным даром жизни.

Волна наслаждения накрыла их и снова отступила. Теперь Мюллер испытывал переполняющие его чувства сострадания и желания охранять и защищать это хрупкое тельце, которое совсем недавно составляло с ним один организм.

Мюллеру вспомнилось это выражение: «заниматься любовью», и оно его позабавило. Он «занимался любовью» с девушкой, с которой был едва знаком. И все же слово «любовь» сейчас звучало для него в самом прямом, буквальном, смысле. Любовь, которую он никогда не знавал раньше, теперь обволакивала его, душила и даже вызывала слезы.

Они прильнули друг к другу, касались пальцами губ и щек и, дрожа и еще переживая случившееся с ними, радовались тому, что до сих пор живы.

Супруги Роузен тоже пытались на свой лад защитить друг друга.

— Ложись на пол, мамочка! — кричал Мэнни. — Ложись и не шевелись, он так нам велел! Ни о чем не волнуйся, я буду здесь, рядом с тобой!

Вспомнив, что Скотт предупреждал всех беречь голову, Роузен положил ладони на темя своей жены. Когда же на него кто-то наваливался, он грубо отталкивал непрошеного гостя со словами:

— Пошел вон! Прочь отсюда!

Тем временем Белль не переставала причитать:

— Мэнни! Мэнни! Не глупи и ложись на пол рядом. Тогда по тебе перестанут ходить пешком! Давай, иди же быстрей сюда! Прячься, здесь ты будешь в полной безопасности.

Постепенно топот, возмущенные крики и стоны раненых начали стихать, а вскоре и вовсе пропали. И вот над шарканьем удаляющихся ног возвысился голос Скотта:

— Всем оставаться на своих местах! Никому не шевелиться! Опасность почти миновала. Все у меня целы? Никто не ранен?

Ему ответил Мэнни:

— Я даже не знаю, что вам сказать. Темно ведь, ничего не видно. Нас тут чуть не растоптали.

Наконец все звуки стихли окончательно. Еще пару раз кто-то громко вскрикнул, и наступила полная тишина.

— У кого-нибудь есть при себе зажигалка? — снова раздался голос священника.

— У меня, — отозвался невидимый Шелби.

— Зажгите ее.

Раздался легкий щелчок, и темноту прорезал крошечный огонек.

Маленькое пламя, осветившее часть лица Ричарда, сразу же успокоило всю команду Скотта. Они словно опять почувствовали себя одним целым, членами одной группы, вместе идущими к цели. Один за другим стали загораться огоньки: от зажигалок Мартина, Рого и Роузена. Кое-кто принялся чиркать спичками, показывая, что тоже имеет при себе источник света.

— Берегите огонь! — крикнул Скотт. — Берегите его! Мы еще не знаем, сколько света нам понадобится, чтобы достичь цели. Пусть пока что горит только зажигалка Шелби. Дик, поднимите ее чуть повыше. Теперь я попрошу всех остальных идти на этот свет. Мы должны собраться возле Дика, тогда проведем перекличку и подсчитаем потери.

Хьюби Мюллер и Нонни услышали этот призыв, поднялись со своего места и направились на голос Скотта.

Роузены тоже подошли к пламени зажигалки. Белль не переставала жаловаться:

— Боже мой, мои бедные ноги!

— Может быть, ты опять снимешь туфли? — предложил Мэнни.

— Нет, мне в них легче. Вот только эти проклятые каблуки…

— Погоди, дай-ка мне их сюда на минуточку, — потребовал ее муж.

Раздался характерный хруст: Мэнни сломал оба каблука. В обновленных туфлях Белль почувствовала себя намного удобней.

— Прости, что мне сразу не пришло это в голову, — смутился мистер Роузен.

— Хорошо, что хоть сейчас сообразил, — кивнула Белль. — Так гораздо лучше.

Джейн Шелби шла вместе с мисс Кинсэйл, женщины держались под руки. Неожиданно Джейн почувствовала, как мисс Кинсэйл покачнулась и негромко вскрикнула:

— Ой!

— Что с вами? — заволновалась Джейн.

— Я на что-то только что наступила.

— Бог мой!

Мисс Кинсэйл лишь плотней прижалась к Джейн и прошептала:

— Она уже не шевелилась.

— Она? — удивленно переспросила Джейн. — Как же вы догадались, что наступили на женщину?

— Сама не знаю, — пожала плечами старая дева. — Почувствовала, наверное. А, может, просто интуиция.

— Все равно нам сейчас нельзя останавливаться и выяснять, что же там попалось вам под ноги, — мотнула головой Джейн. — Скотт хочет, чтобы мы немедленно собрались все вместе. Идемте к нему, а потом, возможно…

Когда священник понял, что все его товарищи подошли к нему, он произнес:

— Теперь выключайте свою зажигалку, Дик. Берегите газ. Итак, начнем перекличку. Миссис Роузен?

— Я здесь, — подтвердила Белль.

— С вами все в порядке?

— Да-да, конечно, — торопливо ответила Белль и тут же добавила: — Мэнни только что отломал каблуки моих туфель, и мне теперь стало легче передвигаться по этому ужасному полу.

— Мистер Роузен?

— Все нормально. Кто-то, правда, умудрился наступить мне на руку, но боль уже прошла. — И в темноте все услышали, как он пытается массировать ушибленную кисть.

— А вы молодец, что сообразили отделаться от каблуков, — похвалил товарища священник. — Все те женщины, которые до сих пор мучаются с высокими каблуками, должны немедленно последовать вашему примеру, — решил он и продолжал перекличку. — Хьюби? Нонни?

— Мы здесь, — отозвался Хьюби, отчетливо сознавая, что отныне всегда будет называть себя и эту милую девушку «мы». Если, конечно, они выживут.

— Мистер Бейтс? Мисс Рейд?

Ответа не последовало. Из темноты послышался ворчливый голос Рого:

— Они, скорее всего, отыскали винные склады и теперь наверняка валяются там пьяные.

Священнику пришлось напрячь свой голос, чтобы он долетел до дальних закоулков «Бродвея»:

— Мистер Бейтс! Мисс Рейд! Вы меня слышите? Где вы?

Наступила тишина, и тут заговорила Джейн Шелби. Она обращалась к мужу:

— Дик, Робин с тобой? Робин, где ты? Ты возле папы, да?

— Робин? — испугался Шелби. — Нет, а почему ты о нем спрашиваешь? Вы же вдвоем ушли, когда он сказал, что ему нужно кое-куда…

Джейн чуть не задохнулась от ужаса. А Фрэнк уже снова кричал во весь голос:

— Мистер Бейтс! Мисс Рейд! Вы меня слышите? Где вы?

Откуда-то издалека донесся голос Памелы, который сейчас же все узнали, хоть и прозвучал он довольно невнятно:

— З-з-десь!

Рого горько рассмеялся:

— Вот видите. Они уже напились.

— Джейн! — На этот раз заволновался Шелби. — Робин должен быть где-то рядом с тобой. Ты же его сама увела от нас.

— Нет, здесь только мисс Кинсэйл, больше никого нет. Я оставила его одного и велела ему вернуться самостоятельно.

— А почему наши имена никто не выкрикивает? — послышался обиженный голосок Линды.

— Мистер и миссис Рого, — тут же исправил свою ошибку Скотт. — С вами, надеюсь, все в порядке?

— Да, — ответил Майк за них обоих.

— Как будто тебе было не наплевать на меня! — начала скандалить Линда. — Меня могли запросто растоптать эти бешеные кони!

— Я тоже здесь, цел и невредим, — замолвил за себя словечко Мартин.

— Мамочка, ты уверена, что Робина нет нигде поблизости?! — в страхе воскликнула Сьюзен. — Он же ушел с тобой. Здесь его с тех пор больше никто не видел.

Джейн Шелби держалась изо всех сил, чтобы не поддаться панике. Она еще несколько раз позвала сына, потом обратилась к Скотту:

— Фрэнк, Робин куда-то пропал!

Тотчас же все защелкали зажигалками или зачиркали спичками. Но в возникшем тусклом сиянии мальчика нигде поблизости видно не было.

— Робин! — не на шутку встревожился Шелби. — Робин? Где ты? Отвечай мне! Робин?!

Рого, профессиональный сыщик, первым начал действовать. Он спросил Джейн:

— Простите меня, мэм, но где и когда точно вы видели своего сына последний раз?

— По дороге в туалет, — не задумываясь, ответила женщина. — Ему очень нужен был туалет. Но он не хотел ничего делать в моем присутствии. Он стеснялся меня. Но в туалете оказалось очень грязно, да и пользоваться им так, как мы все привыкли, уже было невозможно. Потом мисс Кинсэйл и я… Но я была уверена, что он давно уже здесь. Боже мой! Я хочу немедленно вернуться туда, где я его оставила. Я иду искать своего ребенка. А вдруг с ним что-то случилось?

Она уже собиралась бежать в темноту, не разбирая дороги, но Скотт успел вовремя схватить ее за руку:

— Нет, Джейн. Так не пойдет. Мы не можем сейчас разделяться, даже если нам это очень нужно. Подождите немного.

— Пустите меня! — завизжала несчастная женщина. — Пустите меня! Пустите!

— Джейн, этого нельзя сейчас делать! — попытался успокоить жену Дик. — Соберись с мыслями и слушай, что говорит Фрэнк. Как ты станешь искать его в темноте? Это же бессмысленно.

— Совершенно верно, — подтвердил священник. — Пока что мы бессильны чем-либо помочь вашему сыну. Но тут неподалеку находится судовая пожарная станция. Кемаль показывал мне ее как раз когда выключился свет. Там обязательно должны быть и ручные фонари, и большие переносные лампы. Кто-нибудь дайте свои зажигалки мне и Кемалю, мы немедленно отправляемся за фонарями. Вам придется подождать всего несколько минут, Джейн, и тогда мы отправимся на поиски мальчика. Я прошу пока всех оставаться на своих местах и не делать никаких глупостей. Договорились?

— А ведь Фрэнк прав, — поддакнул Шелби.

— Фрэнк всегда прав, — горько констатировала Джейн, а потом изо всех сил закричала: — Верните мне моего мальчика! Неужели вы не можете меня понять? Я хочу снова видеть своего мальчика!

Сьюзен взяла мать за руки и расплакалась сама:

— Мамочка! Мамочка, не надо! Мы обязательно найдем его! С ним все будет в порядке. Он не мог далеко уйти. — Она была напугана не меньше матери, но старалась этого не показывать.

— А мы пока что будем экономить газ в зажигалках, — мрачно сообщил Шелби и выключил свою. Его примеру последовали остальные, и путешественники осталась в темноте. Только вдалеке виднелись два огонька: это Скотт и Кемаль шли за лампами и фонарями на судовую пожарную станцию.

Дверь на станцию оказалась открытой. Внутри Скотт быстро осмотрелся при свете зажигалки; ее крохотный огонек вырывал из темноты то огнетушители, то шланги и другое противопожарное оборудование. Вскоре он нашел то, что искал: и переносные лампы, и ручные фонари. Они были надежно закреплены у стен и потому не пострадали, что очень обрадовало священника.

Итак, у Фрэнка было теперь шесть мощных ламп и еще целая дюжина фонарей в резиновых футлярах, которые можно было использовать даже под водой.

Они прихватили с собой и моток веревки, которой для удобства связали свою добычу, поделив ее между собой, и пустились в обратный путь, освещая дорогу лампой. Когда ее свет достиг ожидавших, Шелби с облегчением выдохнул:

— Слава Богу, они нашли фонари, и теперь мы не останемся без света!

— Аминь! — с воодушевлением подхватила мисс Кинсэйл.


Немного о преподобном докторе Скотте | Посейдон | Сьюзен