home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Рождественская елка

— Посмотрите на нашу рождественскую елку! — воскликнул Скотт. — Сейчас мне понадобится ваша помощь. — И оглянулся на Питерса: — Мы хотим попасть к вам. Скажите, если мы закинем вам верхушку этого дерева, вы сможете ее удержать?

— Я и сам хотел предложить вам то же самое, сэр! — обрадовался Питерс. — С нами здесь палубный матрос и еще два младших повара. Если вы подтянете к нам верхушку елки, думаю, у нас все получится.

Все повернулись к необыкновенной елке, свисающей с потолка. Ее макушка находилась у ног Скотта, а ветви загораживали центральную лестницу.

— Что вы собираетесь делать? — заинтересовался Шелби.

— Использовать это дерево, чтобы попасть наверх, — пояснил Фрэнк. — А вы, ребята, готовьтесь. Работа предстоит нелегкая.

Мужчины принялись ослаблять узлы галстуков и расстегивать верхние пуговицы рубашек. Все, кроме Мартина. Он все еще стоял на коленях, и его по-прежнему рвало. Он представил себе, что где-то там, внизу, под зловонной смесью воды и нефти, лежала миссис Льюис. Он вспоминал ее пышную грудь и чудно пахнущие волосы, ароматом которых упивался все путешествие. И вот теперь она лежала мертвая в своей каюте, а возможно, и на койке, которую он еще недавно делил с ней.

— Сначала нужно развернуть ствол, — скомандовал Скотт, и шестеро мужчин с готовностью взялись за работу. Им помогали Сьюзен и Робин.

Джейн Шелби тоже заспешила к ним, но Ричард ее остановил, тихонько пробормотав:

— Побереги силы. Еще неизвестно, что ждет нас наверху. Если, конечно, мы туда доберемся.

Итак, общими усилиями елку удалось повернуть и приподнять тонкую часть ствола так, что ее макушка оказалась чуть ниже открытой двери, куда и стремились попасть путешественники.

Затем Скотт расположил свою команду по длине ствола. Сам священник, учитывая свой рост и силу мышц, встал посередине, за ним — Рого и Мюллер. Они должны были приподнимать ствол, а Роузен, Шелби и его дети — толкать макушку и направлять ее в руки Питерса и его помощников.

— Приготовились! — бодро воскликнул Скотт. — Я берусь первый, и вы взваливаете ее себе на плечи… Начали! — Он приподнял ствол толщиной около четырех дюймов в диаметре, закинул его себе на плечо и продолжал: — Вперед! Толкайте!

Верхушка елки начала подниматься, скользя по стене обеденного зала, у распахнутой двери ее уже ждал Питерс.

В дальнем углу зала стояла вторая группа выживших, молча наблюдавших за странным действом. Их словно лишило сил собственное бездействие, и они взирали на Скотта и его товарищей, как на сумасшедших.

— Я задыхаюсь! — пожаловался Роузен.

— Мэнни, осторожней! — испугалась за мужа Белль.

— Ребята, не унывать! — провозгласил Шелби, и сам удивился, как его нетренированные мышцы пятидесятилетнего мужчины могут справляться с такой работой.

Скотт обернулся на своих помощников и снова скомандовал:

— Поднимай! — и сам тут же вытянул руки со стволом вверх.

— Поймал! — выкрикнул Питерс, ухватив макушку елки.

— Молодец! — похвалил его Скотт. — Теперь тяни ее на себя, а мы будем подталкивать. — И работа пошла как по маслу. Те, кто находился наверху, затягивали дерево к себе, а команда внизу дружно помогала им.

— Хватит! Достаточно! — объявил Скотт, и мужчины, тяжело отдуваясь, вышли из-под пушистых ветвей. Только теперь Сьюзен обнаружила, что успела порвать на плече свое праздничное шифоновое платье.

Тонкую часть дерева крепко держали стюарды, палубный матрос и два повара. Елка зависла под углом в сорок пять градусов, и некоторое время мужчины внизу молча стояли, гордясь и любуясь своей работой.

В этот момент с пола поднялся Мартин и произнес:

— Простите, что не помогал вам. Мне было очень плохо. Но теперь я полностью к вашим услугам.

— Вы хотите, чтобы мы по этому дереву взобрались наверх? — удивленно спросила Белль, обращаясь к Скотту.

— Это не так сложно, как может показаться, — постарался успокоить ее священник. — Посмотрите, сколько здесь веток, за которые можно держаться. Впрочем, вы сами сейчас все увидите. — Он одним прыжком оказался на дереве, повисел на нем, как ловкая обезьяна, потряс его и так же легко спрыгнул вниз. — Здорово!

Дерево и в самом деле напоминало лестницу: можно было и наступать на его ветви и хвататься за них.

Скотт повернулся к Мартину:

— Вам уже лучше? Вы сможете залезть по ней?

— Да, — коротко ответил тот.

Мартин до сих пор никак не мог отделаться от тех страшных картин, которые рисовало ему воображение, когда он начинал вспоминать миссис Льюис. Зато теперь ему не придется встречаться с ней в Чикаго. А сколько раз обещал он ей эти ненадежные свидания. Но сейчас Мартина уже ничего не связывает с этой женщиной. Элен, разумеется, так ничего и не узнает. Значит, о Вильме нужно забыть. Раз и навсегда. Иначе он расплачется на глазах у всех.

— Тогда действуйте, — кивнул Скотт. — Когда доберетесь до Питерса, будете оттуда помогать нашим женщинам попасть в заветную дверь. Договорились?

Мартин ловко начал подниматься по елке, то и дело отмахиваясь от ветвей, лезших ему прямо в лицо, но на середине пути вдруг остановился.

— Не смотрите вниз! — подсказывал Скотт. — Залезайте дальше! Не задерживайтесь! У вас все идет хорошо!

Но Мартин и не думал смотреть вниз. Перед его мысленным взором снова возникла проклятая каюта миссис Льюис. Он опять представлял себе, как она должна выглядеть сейчас. Ну почему он не настоял на том, чтобы она вышла к ужину? Почему он сам не отправился за ней и не притащил ее силком?

Но уже через минуту Питерс втаскивал его в непривычно перевернутую дверь.

— Вот и отлично, сэр. Если так пойдет и дальше, скоро мы все будем там!

Скотт переводил взгляд с Линды Рого на Памелу Рейд и хмурился:

— Боюсь, что ваши длинные платья придется снять. Короткие сейчас сгодятся, но в длинных подолах вы можете запутаться. Да, и вот еще что. Дамы, снимите пока свои туфли. Мужчины, положите их себе в карманы: обувь нашим женщинам еще пригодится.

— Что он от меня хочет?! — возмутилась Линда.

— Он говорит про платье, — пояснил Рого. — Снимай его. Ты же не сможешь взобраться наверх в этой длиннющей оболочке для колбасы.

— А ты что еще задумал? — ощерилась Линда. — Чтобы я разделась? Перед этими вот?.. — И снова из ее милого ротика полился поток грязи.

— Ну, крошка моя, — запел было Рого свою песню, но она не желала слушать его.

Ее нос и губа распухли от его удара, а теперь красотку перекосило еще и от злости:

— Этот мерзавец просто хочет увидеть меня обнаженной. Знаю я таких типов! В воскресенье он читает проповеди, а потом всю неделю трахает своих же прихожанок во все дырки! Да я уже давно заметила, как он на меня смотрит! Он с самого начала решил меня оприходовать!

— Ну что ты, куколка моя, не надо так говорить. Ну, давай я сам помогу тебе с этой молнией, ладно?

— Убери от меня свои вонючие клешни! — завопила Линда и тут же расцарапала мужу руки в кровь.

Но Рого лишь печально покачал головой:

— Ну всегда она вот так напрашивается, — констатировал он, и одним молниеносным движением руки сорвал с жены ее белое шелковое платье. Линда только ресницами захлопала. На ней остались лишь бюстгальтер и трусики. А Рого уже «запел», как всегда: — Крошка моя, миленькая, ну вот, ты всегда заставляешь меня делать то, что мне совсем не нравится…

Линда расплакалась:

— Мне так стыдно… Ну что вы все на меня так пялитесь?

Оглядевшись и увидев, что никто не интересуется ее телом, она успокоилась.

— А вы, мисс Рейд? — вопросительно произнес Скотт.

Англичанка стояла рядом с Весельчаком в бледно-голубом сатиновом платье, не красившем ее. С тех пор как она узнала о судьбе матери, несчастная девушка не произнесла ни слова. Однако она все время размышляла о том, что произошло и как ей теперь себя вести. Мисс Рейд была разумной девушкой и прекрасно понимала, что матери уже помочь нельзя. Она повернулась к Весельчаку:

— Значит, то, что случилось с мамой, правда?

— Боюсь, что да, Пэм, — мрачно отозвался ее друг.

— Значит, она погибла?

Весельчак только вздохнул и посмотрел на зловещую жижу, разлившуюся у центральной лестницы. Что он еще мог сказать? Проследив за его взглядом и поняв, что судьба мамы решена, Памела стала действовать. Она что-то сделала с лямками на плечах, и уже в следующую секунду платье с шорохом соскользнуло и упало у ее ног. Она шагнула из него, оставшись в коротенькой нейлоновой белой комбинации. Скинув с себя сатиновое платье, Памела будто прощалась с прошлой жизнью. Она молча приблизилась к Весельчаку и взяла его за руку.

«Боже мой! — в ужасе подумал тот. — Что же мне теперь делать?» Ее жест нес в себе столько торжественности, что могло показаться, будто эти двое решили в столь трагический момент сочетаться браком. Фигура у Памелы оказалась не лучше лица, и в комбинации она выглядела не привлекательнее, чем в платье. Да, он был не прочь выпить с ней и провести несколько вечеров в баре. Она была отличной собеседницей, но Весельчак не любил эту девушку. Он не собирался влюбляться в нее, спать с ней и уж тем более связывать с ней свою будущую жизнь. Несколько лет назад у него умерла жена, и Весельчак словно с цепи сорвался. Он начал беспробудно пить, только пьяным он чувствовал себя в безопасности и покое. Что же ему теперь делать с этой девушкой, потерявшей мать? Плохо понимая, что делает, он успокаивающе похлопал ее по руке.

— Что ж, хорошо, — одобрил Скотт. — А теперь к делу. Сьюзен, может быть, ты станешь следующей и покажешь женщинам, как нужно карабкаться по елке?

— С удовольствием! — Девушка мгновенно сбросила туфли и передала их отцу. Она уже поняла, что имел в виду Скотт, когда говорил об апатии. Сама Сьюзен перестала думать о смерти и была довольна, что священник ее выбрал как пример для подражания.

Получилось все так, как и предсказывал Скотт. Взбираться по дереву оказалось проще, чем они ожидали. Когда высокий священник подсадил девушку на ствол, ей оставалось только преодолеть расстояние в две ветви. И вот она уже ухватилась за руки Мартина, который тут же втащил ее в кухонную кладовую.

Неожиданно для всех заговорила Белль Роузен:

— Наверное, я буду следующая, да?

— А ты этого хочешь, мамочка? — забеспокоился ее муж.

— Если я не сделаю этого сейчас, то не сделаю уже никогда. Я очень нервничаю.

— Вы просто молодец, миссис Роузен! — похвалил пожилую женщину Скотт. — Вы же только что сами видели, как легко с этим справилась Сьюзен.

— Но она не весит столько, сколько я. Вы уверены, что дерево меня выдержит?

— Оно же выдержало меня! Ну, давайте же мне руку.

— Мне тоже сначала нужно снять платье? — спросила Белль.

— Нет, оно у вас достаточно короткое, а потому не будет вам мешать.

— Мэнни, держи мои туфли, — попросила миссис Роузен.

— Не переживай, мамочка, у тебя все получится, — улыбнулся ее супруг.

Скотт помог ей взобраться на елку, и Белль проворно начала свой путь. Но когда поняла, что ее больше никто не поддерживает, остановилась. Шелби вдруг вспомнил, как видел однажды медвежонка, который вот так же застрял на дереве, не зная, карабкаться ему наверх или лучше вернуться назад.

— Белль, продолжай двигаться! — крикнул снизу Мэнни Роузен. — Осталось совсем немного!

Однако его слова на нее не подействовали. Выручил Скотт. Он негромко произнес:

— А теперь беритесь за руку Мартина, и вы у цели.

Более не размышляя, Белль преодолела последний участок пути, и ее благополучно втащили в дверь. Снизу одобрительно кричали. Белль была счастлива, как ребенок, послала мужу и товарищам воздушный поцелуй и весело помахала рукой.

— Я чувствую себя так, как должен, наверное, ощущать себя Питер Пэн.

Уже через несколько минут вся группа оказалась наверху.

Скотт выглянул из двери и крикнул в дальний конец зала:

— Кто-нибудь еще согласен присоединиться к нам? Мы собираемся пробраться к обшивке корабля, чтобы быть поближе к спасателям, когда те придут нам на выручку.

Среди пассажиров началось нерешительное движение, но потом один из мужчин прокричал:

— Нет, мы приняли решение оставаться здесь.

Но тут от них отделилась одна фигура. К елке, неловко переступая через горы битой посуды, подошел стюард. В кулаке он сжимал окровавленную салфетку. Одна рука у него неестественно болталась.

— Я хотел бы пойти с вами, сэр, чтобы оказаться среди своих товарищей. Это возможно? Здесь, внизу, я уже сделал все, что мог.

— Тогда вперед! — поддержал его Скотт. — Кстати, что у вас с рукой?

— Я сам не знаю, сэр. Похоже, я теперь даже не могу пошевелить ею.

— А другая рука у вас цела?

— Да, сэр, — ответил стюард и посмотрел на свою салфетку. — А на это не обращайте внимания. Я просто пытался помочь раненым.

В одно мгновение Скотт снова очутился внизу, крепко, но осторожно ухватил стюарда под здоровую руку и подсадил его на елку. Вскоре тот оказался со своими товарищами. Священник последовал за ним.

— Сэр, сколько времени нам еще удерживать это дерево? — спросил Питерс.

Скотт еще раз взглянул вниз на царящий в обеденном зале хаос — на мертвых, раненых и группу выживших, стоящих вдалеке и напоминающих небольшое стадо перепуганных баранов. Но на лице священника не отразилось и капли жалости к этим людям.

— Можете отпускать его, — кивнул он и сам ногой подтолкнул верхушку елки туда, где она висела не так давно.

— Зачем вы это сделали? — гневно воскликнула Джейн Шелби. — Может быть, они передумали бы…

— В таком случае они знают, как поступить, они наблюдали за нами, — хладнокровно ответил священник.

«Неужели все лидеры вот такие жестокие?» — с грустью подумала Джейн. Она уже сомневалась, хочет ли она, чтобы ее муж стал одним из них. Но она оценила и с какой решимостью действовал Скотт, и с какой осторожностью, даже нежностью, помог раненому стюарду. Джейн никак не могла определить свое отношение к священнику. Похоже, она умудрялась одновременно и восхищаться им, и презирать его.

Итак, группа во главе со Скоттом очутилась в коридоре, ведущем на кухню. По обе его стороны были устроены буфетные, кладовые для продуктов и подсобные помещения, откуда официанты выходили в зал.

— Будьте осторожны и постоянно смотрите себе под ноги, — предупредил Питерс. — Здесь повсюду трубы и провода. Помните, что теперь вы ходите по потолку.

Услышав это, все невольно взглянули вниз. Застланный коврами бывший пол теперь был над ними, превратившись в потолок. Под ногами пролегали металлические трубки, некоторые в асбестовых оболочках: электрические провода, телефонные, трубы водопроводной системы, парового снабжения и прочие. В некоторых местах их обнаруживалось такое количество, что некуда было и ногу поставить.

— Об этом вы, наверное, даже не подумали? — усмехнулся Рого, обращаясь к Фрэнку.

— Я уверен в том, что впереди нас ждет еще немало сюрпризов, — согласно кивнул тот. — Причем могу предположить, что чем ближе мы будем к днищу корабля, тем труднее будет наш путь. — Он с недоумением оглядел детектива и пожал плечами: — По-моему, никто и не утверждал, что будет легко.

Раненый стюард лежал на полу, куда его отбросило во время крушения. Рядом с ним валялся поднос с едой, которую Эйкр так и не успел принести своим клиентам. Когда корабль начал переворачиваться, Эйкр пытался удержать равновесие, но не смог и только сломал себе голень.

В помещениях стоял сильный смешанный запах вина и пива. На Весельчака он подействовал возбуждающе. Но, к его разочарованию, ни одной целой бутылки не сохранилось, и все их содержимое вылилось вниз, смешавшись там с супом и кровью. Повсюду между проводами и трубами валялись битые стекла, подносы, приборы, половники, соусницы, супницы…

Питерс стоял возле Эйкра. Он успел использовать куски трубы как шину, чтобы зафиксировать сломанную ногу товарища. Рядом с Эйкром, у стены, — бородатый палубный матрос в синих штанах и белой рубашке с надписью на груди «Посейдон». В глазах матроса застыл животный страх. Два молодых повара устроились у дверей в кухню. На их головах — высокие белые колпаки, которые, вероятно, слетели с них при падении, но потом они снова машинально надели их. Руки поваров тряслись, лица были бледными, как их колпаки.

Коридор вел на кухню, расположенную примерно в центре корабля. Здесь оказалось еще несколько стюардов. Некоторые из них были ранены, но им уже перевязали раны салфетками. Все они с удивлением глазели на пассажиров, вторгшихся в их владения. Пассажирам не положено было появляться в подсобных помещениях кухни. Только Питерс и Эйкр, казалось, чувствовали себя уютно в обществе своих бывших клиентов. Тут мисс Кинсэйл задала самый бессмысленный вопрос, который только можно придумать:

— Мы что же, все утонем, да?

— Надеюсь, что нет, мэм, — ответил ей Эйкр.

На лице мисс Кинсэйл не отражалось ни страха, ни волнения. Сьюзен подумала, что все они, в сущности, ничего толком и не знают об этой женщине. Впрочем, как и обо всех остальных, которых собрал вместе преподобный Скотт и вел теперь к спасению. И сам Фрэнк казался таинственной и непостижимой личностью.

В это время все женщины уже снова надели обувь и были готовы идти дальше. Оставалось выбрать направление.

Из винных комнат появился разочарованный Весельчак. Он напрасно пытался обнаружить хотя бы одну целую бутылку спиртного. Когда он подошел к Памеле, она увидела, что ее спутника сильно трясет.

— Что с тобой, Тони? — забеспокоилась она.

— Я видел бармена. Он умер от потери крови. Но я уже ничем не мог ему помочь, Пэм. Господи, как же мне хочется выпить!

Она обхватила его одной рукой за талию и прижала к себе, но это не облегчило страданий Весельчака, и он то и дело повторял одну фразу: «Мне надо выпить».

— Нам нужно попасть ко дну корабля, — заявил Скотт.

— То есть к килю, сэр? — уточнил Питерс.

— Совершенно верно. Если придет помощь, то лучше всего оказаться именно там.

— Вы туда не сможете добраться, сэр, — морщась от боли, вмешался Эйкр. — У этого корабля двойное Дно.

— Я знаю, — кивнул Робин Шелби, — там как раз помещены резервуары с топливом.

— Но капитан не стал дозаправляться на последней стоянке, — продолжал Питерс. — Уж не знаю почему. Но, в любом случае, вы не проберетесь туда из-за паров нефти.

— Скажите, эти резервуары расположены по всей длине корабля, да?

— В общем, да, сэр. Их нет только в носовой части и на корме.

— А туда попасть у нас остается шанс?

Питер внимательно осмотрел группу отчаянных путников: полную миссис Роузен в разорванном кружевном платье, испуганную насмерть Линду Рого, мисс Кинсэйл… Скорее всего, девушкам удастся совершить такой нелегкий поход. Вероятно, повезет и мистеру Шелби, и даже Робину. А вот что касается пожилой и тучной миссис Роузен… Да и кое-кто из мужчин, на взгляд Питерса, не походил на спортсменов. Кроме того, можно только догадываться о тех препятствиях, которые встанут у них на пути.

— Не знаю, что вам и сказать, сэр, — вздохнул стюард. — Но попытаться, конечно, можно.

— В какую сторону вы пошли бы на моем месте, Питерс? — продолжал допрос Скотт. — В носовую часть или к корме?

— Я бы выбрал корму, — не колеблясь, ответил Питерс. — Скорее всего, якоря выбросило, и они опустились на дно. Вот почему корабль сейчас так устойчив. А значит, в тех отсеках, где раньше были свернуты цепи, уже полно воды. В любом случае, вас ждет лишнее препятствие. Вот почему я бы рекомендовал вам отправиться на корму.

— Но почему наш корабль до сих пор держится на плаву, Питерс? — спросил Шелби. Это был как раз тот самый вопрос, которого каждый из команды Скотта боялся.

— Не знаю, сэр. Тут нужны точные расчеты, чтобы все объяснить. Возможно, имеет значение плавучесть парохода и пустые пространства в трюме, которые сейчас заполняет воздух. Мне говорили, что у нас почти нет груза с собой. Стало быть, вместо него воздух, так ведь? Но я не могу утверждать наверняка, я ведь всего лишь стюард.

— Но вы ведь плавали на этом корабле очень долго, если не ошибаюсь?

— Если быть точным, то целых двадцать пять лет, — подтвердил Питерс. — Но я хорошо разбираюсь только в своем деле. Знаю, как располагается кухня, что в ней есть и чего нет. Ну и, конечно, приходилось бывать на нижних палубах…

— Итак, выясняется, что в результате никто ничего не знает, — недовольно пробурчал Рого. — Ну, и к чему все это нас приведет?

Услышав такие слова, группа пассажиров приуныла. Выходило, что одно безнадежное положение они просто сменили на другое. Оказывается, эти коридоры вряд ли их приведут к спасению.

Но Скотт не дал смутить себя:

— Нельзя рассчитать всю игру заранее. К тому же, в каждом деле есть свои слабые стороны. Зато потом, победив, мы будем вдвойне гордиться собой. — Он снова повернулся к Питерсу. — Как вы считаете, каковы наши шансы?

Стюард понизил голос, обращаясь к Скотту и Шелби:

— Все возможно. И то, что корабль сейчас медленно погружается на дно, и то, что он вдруг утонет за какую-то минуту. — Он неопределенно пожал плечами. — И что «Посейдон» будет держаться на поверхности многие часы. Особенно если погода не изменится. Очень вероятно, что уже утром нас заметят с самолета.

— Утром, скорее всего, уже будет поздно, — мрачно констатировал Шелби.

Робин Шелби случайно подслушал этот разговор и авторитетно заявил:

— Нас запросто могут обнаружить и ночью тоже. Важно, чтобы они поняли, что с нами произошло несчастье. Существует специальный аэрокосмический спасательный и поисковый центр на Азорах. Там используются «Геркулесы». Если, например, астронавт опускается на воду, они будут летать по всему квадрату предполагаемой посадки и запускать сигнальные ракеты. А уж если днище нашего корабля торчит над водой, то его засекут и на экране радара, правда? Причем, даже в полной темноте.

— Вот видите, он все понимает куда лучше нас, — улыбнулся Питерс. — Умный малый. Я подолгу разговаривал с ним во время всего круиза.

От похвалы Робин вспыхнул и продолжал с воодушевлением:

— Значит, они сообщат о нас в вычислительный компьютерный центр в Майами, а уже оттуда данные немедленно передадут в навигационный центр в Вашингтоне. Вот для чего судна постоянно пересылают сообщения о своем местонахождении. И еще вот что. Если астронавт совершит посадку не там, где это было запланировано, то, зная, какие корабли находятся в округе, можно послать на его спасение ближайшие суда. Вот как здорово все продумано!

— Да, приятель, похоже, ты отлично разбираешься во всех этих делах, — восхитился Весельчак. — Значит, все опять сводится к фактору времени: успели ли наши специалисты послать сообщение о нашем местонахождении или нет.

— Откуда ты все это знаешь, братец? — с уважением прошептала Сьюзен Шелби.

— Ну, это обязан знать сегодня каждый культурный человек, сестрица, — важно ответил Робин. — А я об этом читал в журналах про астронавтов, которые мне папа подарил на Рождество.

— А кто-нибудь знает, сколько времени будет гореть аварийный свет? — поинтересовался Скотт.

— Около четырех часов, сэр, — отозвался Эйкр. — Дело в том, что один из судовых электриков — мой старинный приятель. Ну, конечно, если там все в полном порядке и ничего не повреждено.

Скотт посмотрел на часы. Половина одиннадцатого.

— Значит, у нас на все остается три часа, — констатировал он, проведя в голове несложные расчеты.

Одна мысль о том, что аварийное освещение отключится, оставив всех в полной темноте, взбесила Рого.

— Тогда почему мы до сих пор не отправляемся в путь? — сквозь зубы прошипел он. — Надо пошевеливать задницами, в конце концов! Или вы предпочитаете искать дорогу на ощупь? Мне кажется, вы постоянно забываете, что у нас в команде много женщин!

— Вот именно! — поддержал его Весельчак. — Я полностью согласен, давайте уже начнем куда-нибудь двигаться.

— Нет, не начнем! — отрезал Скотт. Когда же Весельчак испуганно взглянул на него, мягко пояснил: — Раз уж вы доверились мне, то терпите. Прежде чем мы тронемся в путь, я хочу узнать, где на нашем пути и какие нас ждут подвохи и как нам их миновать. Это, надеюсь, всем понятно?

— А ведь он прав, — кивнул Мюллер. — Нужно сначала выяснить все о том, с чем мы встретимся впереди. Максимум информации. — И он повернулся к Питерсу. — Кстати, что сейчас находится под нами? То есть, я хотел сказать, над нами? Над нашими головами?

— Большой бассейн, — спокойно ответил Питерс.

— Что? Он с водой? — испуганно воскликнул Роузен.

— Только не это! — простонал Мартин и машинально втянул голову в плечи.

— Не волнуйтесь, — тут же успокоил их Питерс. — Капитан всегда велит спустить из бассейнов воду, когда отдает команду «полный вперед». Да если бы там была вода, мы сейчас бы здесь не встретились. Понимаете?

— Какова же его длина? — поинтересовался Скотт.

— Примерно до конца буфетной. Вам лучше всего пройти вон по тому коридору, мимо кухни, а там вы уже сможете спуститься… То есть подняться к следующему коридору, он уже на один уровень ближе к цели.

— Это наш Бродвей, — вставил Эйкр и поморщился от боли.

— Да, мы называем это место «Бродвей». Это достаточно широкий коридор, который проходит вдоль кают первого класса. Оттуда у вас будет доступ в любую часть корабля. Именно оттуда и мы, стюарды, и электрики, и все остальные члены команды свободно добираются туда, где их ждут. При этом нам совершенно нет необходимости появляться на палубе или заходить в жилую секцию.

— Паппас проведет вас туда, — встрепенулся Питерс и звонко хлопнул в ладоши. — Эй, Паппас! Просыпайся-ка быстрей! Хватит спать и видеть сны про маму и родной дом. Как мне помнится, ты немного понимаешь по-английски. Так вот, проводи этих людей к нашему «Бродвею», ладно?

Матрос-грек повернул к собравшимся бородатое лицо и не двигался: оставалось непонятным, слышал ли он просьбу-приказ Питерса и понял ли ее.

— Ну а потом, — продолжал Питерс, — вам придется действовать на свое усмотрение. Главное, постоянно продвигайтесь вверх. Помните, что однажды вам придется пересечь и машинный зал, чтобы попасть в турбинную шахту. — Тут Питерс и Эйкр обменялись тревожными взглядами. — Но мы, к сожалению, не знаем, что там произошло, трудно даже представить, что сейчас представляет собой это помещение.

— Это пятью уровнями выше, — уточнил Эйкр.

Мюллер опять почувствовал, как храбрость и решимость покидают его. Он представил себе «пять уровней», то есть «пять палуб», и сразу для себя решил, что перед группой стоит невыполнимая задача.

Но Скотт и здесь не дрогнул. Он только поинтересовался:

— У вас тут нигде не найдется прочного каната?

— Найдется, — уверенно кивнул Питерс. — В конце буфетной есть шкафчик, там этого добра сколько угодно. В плохую погоду мы из канатов изготавливаем веревочные поручни, чтобы было удобней передвигаться по кораблю.

— Принесите мне один моток.

— Пусть сам берет, сколько ему нужно, — буркнул греческий матрос. — Мы ему больше не слуги. Все оказались в одном положении, так что нечего приказывать.

— Хорошо, я не возражаю, — согласился Скотт. — Только покажите, где находится ваш шкафчик.

— Пойдемте со мной, — кивнул стюард, и оба мужчины исчезли в коридоре.

— Ну, что вы на это скажете? — прошептал Мартин Мюллеру.

— Он всегда и везде выходил победителем, — ответил тот. — Может быть, ему известен секрет успеха. — Спокойствие Скотта вернуло Мюллеру мужество. Сейчас в нем побеждал, как во всех искателях приключений, интерес к неизвестному.

Вскоре священник и стюард вернулись. У Скотта на плече висел моток легкого нейлонового каната, а в руке он держал пожарный топорик.

— А это еще для чего? — удивился Мартин.

— Если нам все время придется карабкаться наверх, пригодится все то, что используется альпинистами, — пояснил Фрэнк.

Перед мысленным взором Мюллера возникла причудливая картинка: Скотт, в тирольской шляпе и кожаных штанах, путешествует по альпийским вершинам.

Рого снова начал ерепениться:

— Карабкаться?! Как это? Да вы точно чокнулись! А если свет погаснет? А вы подумали о женщинах? А как же лестницы? Вы, наверное, забыли о том, что на пароходе существуют еще и лестницы.

— Рого, вы, наверное, очень удивитесь, увидев теперь на своем пути самую обыкновенную лестницу, — покачал головой Скотт. И в его глазах снова загорелся странный и таинственный огонек. Казалось, Скотт смотрит внутрь себя и не замечает окружающего. — Что ж, помнится, вы рвались в путь. Тогда вперед, не будем терять ни минуты.

Он словно напоминал всем членам своего маленького отряда, что сейчас им предстоит героический поход — вверх по перевернутому гигантскому лайнеру водоизмещением в восемьдесят одну тысячу тонн, зависшему между небом и морским дном.

Мюллер почувствовал, что ему снова становится плохо. Ведь Скотт, не желая того, напомнил ему о том, что сам Мюллер пытался выбросить из головы: о центральной лестнице в обеденном зале. Он постарался отвлечь себя и думать только об одном: сколько еще времени ему вот так метаться между жизнью и смертью, трусостью и отвагой…

Скотт еще раз осмотрел свой отряд и поинтересовался:

— Итак, вы готовы довериться мне?

За всех уверенно ответил Шелби:

— Мы целиком и полностью с вами, Фрэнк.

Однако в тот же миг миссис Роузен вцепилась в рукав своего мужа и что-то прошептала ему на ухо. Было видно, что ее перепугало снаряжение, с которым к ним вернулся священник.

— Послушайте, мы вовсе не хотим служить для вас, если можно так выразиться, обузой. Белль не уверена в том, что из нее получится скалолазка. Скорее всего, мы вынуждены будем остаться здесь. Если вы, конечно, не возражаете… — проговорил Роузен.

— Нет-нет, мистер Роузен, — тут же вмешалась мисс Кинсэйл. — Даже и думать так не смейте! Я уверена в том, что доктор Скотт сумеет помочь и вашей супруге, и вам, и у нас всех обязательно все получится!

Роузен не знал, что ей возразить. Тогда заговорил Скотт:

— Пойдемте с нами. Очень важно идти вперед. Никогда не сдавайтесь и идите вперед, пока у вас остаются силы.

Эти слова снова вдохновили всех на подвиги. Никто не собирался поднимать руки и сдаваться без боя. Скотт обладал талантом высвобождать дух, избавлять его от страхов и заряжать людей энергией и стремлением к победе.

— Полагаю, нам нужно выработать план похода, — продолжал Скотт. — Двигаться будем в определенном порядке, чтобы знать, кто за кем следует. Помните: идти по трубам и проводам очень нелегко. Вперед пойдем парами, при этом мужчины пусть все время помогают женщинам. Я возглавлю нашу группу вместе с… — Он замешкался на мгновение. — С мисс Кинсэйл. За нами — мистер и миссис Шелби, потом супруги Роузен. Вслед за ними наша молодежь — мистер Бейтс и мисс Рейд, дальше — Мартин и мистер Мюллер. Ну, а чета Рого будет нашим арьергардом.

— А почему мы должны быть последними?! — возмутилась Линда.

— Вот именно, — поддержал жену Майк. — С какой стати я должен стать крайним в вашей экспедиции?

— Да потому, что у вас есть голова на плечах, которую вы очень умело используете, — пояснил Скотт. — А это нам в пути может пригодиться, и не раз.

Детектив понимающе кивнул, а когда его жена начала снова громко протестовать, сильно сжал пальцами ее руку чуть выше локтя, прикрикнув:

— Заткнись немедленно!

Джейн Шелби снова испытала чувство, похожее на гнев. Ну, если этот тип считает, что замыкать их шествие должен достойный человек, так почему он не выбрал ее мужа? С какой стати он предпочел этого жуткого психопата, который, кстати, почти открыто презирает самого священника?

Когда группа была уже готова отправиться в путь, Скотт углядел небольшой шкафчик, свисавший с потолка. В нем обнаружились запасы салфеток и скатертей. Он отобрал по восемь штук тех и других, чистых и прочных, и раздал их мужчинам:

— Скатерти перекиньте себе через плечо, а салфетки суньте в карман, — распорядился священник.

Первым на столь необычное наставление отозвался Весельчак.

— Ну, а на кой черт нам все это барахло, стари… — и снова осекся.

— Чистая ткань всегда пригодится в пути, — тут же пояснил Скотт. — А если нет, мы всегда можем избавиться от лишнего груза. Что касается салфеток, то они пойдут в дело, если кто-нибудь поранится. Но не забывайте: мы не можем себе позволить никаких порезов и прочих травм!

«Боже мой! — пронеслось в голове Джейн Шелби. — Да если кто из нас действительно пострадает, он же бросит несчастного. Просто перешагнет через него и отправится дальше! Господи, не допусти такой несправедливости!»

Скотт потряс за плечо грека-матроса, который по-прежнему был точно не в себе, и приказал:

— Ну, Паппас, веди нас! Показывай дорогу.

— Конечно! Идите! А как же мы? Что будет с нами? — вдруг опомнился тот самый стюард, которому Фрэнк помог добраться наверх по елке.

Священник оглянулся:

— Вы согласны пойти с нами? Я возьму с собой любого, кто готов идти. И способен передвигаться самостоятельно. Питерс и вы, ребята с кухни, я обращаюсь к вам. Вы пойдете с нами? Кто-нибудь из вас или, может быть, все вместе?..

— Я, право, даже не знаю, что вам на это ответить, сэр, — отозвался Питерс. — Я хорошо знаю правила, которым должен следовать. Во всех экстренных случаях мы обязаны оставаться на своих местах в ожидании дальнейших инструкций. Они могут быть отданы сигналом или произнесены голосом. Тогда мы перемещаемся на шлюпочную палубу, а потом…

— Погоди, приятель, — перебил его молодой стюард, раненый в руку, — но, как ты сам понимаешь, никаких инструкций нам теперь ждать не приходится. А какая польза сейчас от шлюпок, если они все тоже перевернулись вверх дном?

— Я тоже считаю, что в данной ситуации вы можете забыть о приказах, — согласился Скотт. — Значит, вы идете вместе с нами, — обратился он к молодому стюарду. — Кто еще?

Спокойные слова священника и его уверенность вызвали у юноши раздражение:

— Я?! — закричал он. — Да ни за что на свете! У вас все равно из этой затеи ничего не выйдет! Вы даже и отдаленно представить себе не можете, что находится между вами и днищем корабля! Вы и сами погибнете и всех остальных уведете в могилу!

Но Скотт и глазом не моргнул, выслушав эту пламенную речь. Вместо этого, он так же хладнокровно обратился к старшему стюарду:

— Питерс, а вы что скажете?

— Нет, я никуда не пойду. Я не брошу Эйкра одного. Слишком уж долго мы работали вместе. И если мы будем сохранять силу духа, возможно, нам тоже повезет, и мы еще выкарабкаемся. — Он немного помолчал и добавил: — Прошу вас только об одном: будете проходить мимо, не заглядывайте в кухню.

— Но почему? — не подумав, тут же спросил Роузен. — Там пострадали люди?

— Плиты, как и все остальное тяжелое оборудование, сорвались со своих мест, — ответил Питерс. — Вот этим двоим ребятам, — он кивнул на трясущихся от страха и воспоминаний поваров, — удалось вовремя смотаться. — Другим повезло гораздо меньше. — Он помолчал и добавил: — Почти все плиты были включены…

Живое воображение Хьюби Мюллера тут же принялось рисовать ему страшные картины. Значит, все раскаленные конфорки электроплит перевернулись во время катастрофы, и горячие котелки, кастрюли и сковородки посыпались на поваров и их помощников. Видимо, именно с кухни и донесся тогда душераздирающий крик людей, как раз когда судно переворачивалось вверх дном.

— Ну что ж, нам пора, — провозгласил Скотт и, прежде чем уйти, повернулся к Питерсу: — Спасибо вам за все. И вам тоже, Эйкр. Желаю вам удачи.

Шелби подумал, что сейчас он, как священник, должен был бы добавить что-то вроде: «Я буду молиться за вас», но Фрэнк не сказал этого.

— И вам тоже удачи, сэр, — отозвались стюарды.

Отряд пустился в путь. Послышался голос Линды:

— Мне не нужна твоя помощь. Кстати, это ведь ты виноват в том, что я попала в такую историю!

Ей отвечал такой же знакомый плаксивый голос Рого:

— Ну, крошка моя, не надо так сердиться. Давай-ка лучше я поддержу тебя, а то ты еще, чего доброго, сломаешь свою чудесную ножку…

— Мисс Кинсэйл! — позвал Скотт.

— Да-да, доктор Скотт, я здесь, спасибо вам, — с благодарностью произнесла старая дева и взяла священника под руку, оказавшись слева от него. Остальные мужчины последовали за ними. Все молчали, и отряд двигался в полной тишине. Только слышны были осторожные шаги людей, переступающих через трубы.

Проходя мимо кухни, путешественники отвернули головы в сторону. В нос им ударил странный и очень неприятный запах. Мюллер сразу догадался, что так могла пахнуть только обгоревшая человеческая плоть.

И все-таки он не сдержался. Любопытство пересилило, и он заглянул в один из залов, где когда-то готовилась еда. Одного взгляда ему хватило, чтобы пожалеть о своем опрометчивом поступке. Прямо у входа в помещение лежало что-то красное. Мюллер сначала подумал, что это просто кусок мяса, но это было не мясо…

— Боже мой! — с ужасом выдохнул Мюллер.

Мартин, даже не осмелившийся повернуть голову в сторону кухни, заметил:

— Пойдемте. Что вы там, собственно, ожидали увидеть? Я уже наблюдал кое-что еще там, внизу. И мне хватило с лишком. Если мне на пути еще раз встретится что-нибудь подобное, меня снова вывернет.

— Боже мой! — повторил Мюллер и сам себе удивился. Ну, что он за человек такой, что ему понадобилось посмотреть на подобный кошмар?!

Дрожа от волнения и ужаса, он последовал за Мартином. Уже в следующую секунду он поскользнулся о кусок стекла, распоровший ему брюки и поранивший кожу на ноге. Но Мюллер теперь не замечал такие мелочи.

Рого мельком заглянул в кухню, проходя мимо, и горько заметил:

— Не хотел бы я умереть такой смертью.

— Ничего большего ты и не заслуживаешь, — фыркнула его супруга.

Маленький отряд, возглавляемый Скоттом и матросом Паппасом, подошел к какой-то двери. Грек остановился и тупо уставился на нее. Отполированная стальная ручка находилась на непривычной высоте — выше их голов. Скотт тут же поднял руку и открыл. В первые дни всем пассажирам, новичкам в морском деле, приходилось привыкать к высоким порогам. Кое-кто постоянно спотыкался о них. Теперь же пороги еще «выросли» и «приподнялись» на высоту в два фута.

— Осторожней! — предупредил Скотт и помог мисс Кинсэйл перебраться через порог.

— Что это за дверь такая странная? — тут же поинтересовался Роузен.

— Самая обыкновенная, только перевернутая, — спокойно отозвался Шелби, помогавший своей жене попасть в дверь.

— Ничего не понимаю, — нахмурилась Белль Роузен. — Теперь у нас что, все будет вверх ногами и вверх дном, да?

— Боюсь, что так, миссис Роузен, — подтвердил Скотт. — Но ничего страшного, мы все равно справимся.

Они проникли в узкий коридор, по одну сторону которого шли двери кают.

— Куда мы попали? — спросил Мартин.

— По-моему, мы все еще находимся на палубе «Р», — предположил Скотт. — Давайте передвигаться чуть медленней. Мы не можем допустить, чтобы кто-нибудь из нас вывихнул себе лодыжку или подвернул ногу. Договорились?

Джейн Шелби покрепче ухватилась за руку супруга, в страхе подумав: а что же будет, если и в самом деле кто-нибудь из них подвернет себе ногу и будет не в состоянии сам передвигаться? Ведь в таком случае Скотт, не колеблясь, оставит калеку одного. Конечно, нужно обязательно идти вперед, и время играло против них, но все же торопиться, действительно, не следовало.

Вдоль пола проходили лампы дежурного освещения, и это очень помогало путникам. Правда, не успели они пройти и десяти ярдов, как неожиданно лампы потухли, оставляя сбитых с толку людей в полной темноте.

Позади раздался возмущенный голос Рого:

— Господи!

И тут же последовал разъяренный крик его жены:

— Майк, держи меня! Майк, не отпускай меня! Я боюсь!

Затем послышались какие-то странные, торопливые шаги. Казалось, по коридору куда-то спешит грузный человек. Всех обдало сильными запахами пота и чеснока одновременно.

Но уже в следующий момент лампочки зажглись снова, так же внезапно, как и погасли. На этот раз они горели ярче и ровнее.

— Могу поспорить, что это подключился второй запас аккумуляторов, — прошептал Робин Шелби, обращаясь к своей сестре.

Как только путники пришли в себя, они обнаружили, что их проводник, грек Паппас, бесследно исчез.

— Эта грязная гадина все-таки смоталась! — выругался Рого и с досады сплюнул.


Неустрашимые искатели приключений | Посейдон | Команда пополняется