home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА ДВЕНАДЦАТАЯ

Время: 07:44, 30 августа 2552 (по военному календарю) / Система Эпсилон Эридана, планета Предел, долина Длинный Рог. Пять дней назад.

Завеса тонких облаков распалась, и над головами спартанцев проревел плазменный шар диаметром в сотню метров. Проследив оставленный им огненный шлейф, Фред увидел очертания нескольких десятков ковенантских кораблей, зависших на низкой орбите.

Старшина вел «Баньши» над самыми макушками деревьев, спускаясь с горы. Он гнал машину на пределе ее возможностей. Келли летела сразу за ним, и вместе они направлялись в долину, к зигзагу каменистого холма, возле которого Джошуа впервые заметил армию чужаков.

Фред постарался отделаться от мыслей о павшем товарище. Сейчас надо было думать о том, как сохранить жизни остальных.

Он вызвал на лицевой дисплей карту местности. Синий навигационный маркер, расположенный на пересечении топографических линий, отмечал точку сбора при отступлении: секретный и достаточно безопасный исследовательский комплекс ДВКР, расположенный под горой Менахит. Когда-то там была шахта по добыче титана, затем заброшенные штольни долго использовались в качестве складских помещений, пока в Третьем отделе не решили использовать эти места в своих целях.

— Надо найти безопасный путь…

Из леса по ним открыли огонь, наполняя воздух потоком фиолетово-белых кристаллов. Они выглядели в точности как заряды, которыми стреляли игольники ковенантов, только были намного крупнее. Снаряд, пролетевший мимо кабины Фреда, был размером с его предплечье.

Келли увернулась от одного из кристаллов, и тот взорвался в полете. Тонкие, как иглы, осколки зазвенели по фюзеляжу «Баньши». Один из кусочков покрупнее вонзился в машину Фреда и тоже сдетонировал. Левое крыло погнулось, и главный старшина начал терять управление.

— Вниз! — прокричал он, но Келли и без того уже была на дюжину метров ниже и кометой неслась к виднеющемуся вдалеке руслу пересохшей реки. Он последовал за ней, оставляя дымный след.

Сверившись с картой, Фред направил подбитую «Баньши» вдоль русла, змеящегося под ними. Оно проходило сквозь лес и вело практически до самой Менахит. Сопутствуй спартанцам хоть толика удачи, они могли бы бросить машины на дне и совершить небольшую пробежку до комплекса.

Горизонт на севере окрасился оранжевым сиянием. Небо прочерчивали серебристые дуги, а черные тучи, подсвеченные снизу бушующими на земле пожарами, сбивались вместе и плевались молниями.

Массивные корабли, еще минуту назад висевшие на низкой орбите, поднимались выше, набирая скорость. Их двигатели завывали, оставляя в болезненном небе сверкающий след.

На долю секунды у Фреда все сжалось внутри от панического ужаса. Но годы тренировок взяли свое, и его сознание превратилось в сплав льда и стали. Спартанец вспоминал все, что ему было известно о ковенантских бомбардировках. Он обязан был что-то придумать, иначе всем им пришел бы конец.

И старшина старался.

Что-то не сходилось. Бомбежка всегда велась под перекрестными углами, пока каждый сантиметр поверхности планеты не покрывался стеклянной коркой. Улетавшие корабли явно не доделали свою работу.

Спартанец рискнул оглядеться по сторонам. Тысяча гектаров леса — того самого, где Фред и его товарищи тренировались с самого детства, — были охвачены бушующим пожаром. К небу поднимался дым и дрожащие струи раскаленного воздуха.

Фреда и Келли настигла волна, они не видели ее, но почувствовали. Спартанцу показалось, будто целый муравейник забрался ему под доспехи и начал кусать. По дисплею заплясали статические помехи, а затем исчезли с тихим хлопком. Щиты упали до нуля, но постепенно восстанавливали заряд. Гравитационные модули «Баньши» замерцали.

— Электромагнитный импульс! — прокричала Келли по рации. — Или какой-то плазменный эффект.

— Садимся! Быстро! — приказал Фред.

Его спутница что-то недовольно проворчала и прервала связь.

Они быстро снижались, стараясь выжать максимум из поврежденных «Баньши», теряющих последние остатки энергии. Фред развернул машину так, чтобы пройти над огромными, окутанными паром камнями, устилающими пересохшее русло. Он помчался между гладкими валунами и острыми гранитными клыками, собираясь приземлиться на полоске мелкой гальки.

Была только одна проблема: два валуна оказались чуть темнее остальных, и они шевелились.

Закованные в броню гиганты двигались медленно, но неуклюжими их назвать не получалось. Каждая из тварей несла в руках массивный стальной щит.

— Внимание! — крикнул Фред. — Прямо по курсу охотники ковенантов!

У них уже не было возможности избежать встречи с этой новой опасностью. Ближайший чужак развернулся, и на его спине, словно у анемоны, затрепетали чувствительные выступы. Чудовищное создание вскинуло оружие — мощную плазменную пушку, смонтированную на руке, — и нацелило его на Фреда. Ствол засиял зеленым огнем.

Охотник выстрелил.

Главный старшина остановил подачу энергии в двигатели, и «Баньши» камнем рухнула вниз, пролетев последние десять метров, отделявших ее от земли. Шар смертоносной энергии рассек воздух там, где еще секунду назад находился Фред.

Машина рухнула и запрыгала на крупных камнях. Разбитая «Баньши» перевернулась, выбрасывая спартанца, и врезалась в охотника.

Огромное существо успело закрыться щитом, отшвырнув обломки, словно те были из картона. Орудие вновь начало накапливать энергию.

Морщась от боли, Фред перекатился и встал на ноги, стараясь не обращать внимания на новые раны, полученные при падении. Нужно было найти оружие. Боль могла подождать.

Охотник шагнул к нему, пригнулся и вдруг с ужасающей скоростью бросился вперед.

В рации захрипела статика, сквозь которую прорвался краткий приказ:

— В сторону!

Главный старшина рухнул на землю и откатился вбок.

«Баньши», уже покинутая Келли, проревела над его головой и на полном ходу врезалась в чужака. Прогремел взрыв, и все вокруг усеяло сверкающими осколками металла.

Пламя окатило охотника, проникая в сочленения брони. Существо начало наматывать медленные круги на одном месте. Фред видел, что камни под ногами твари пропитываются кровью.

Келли приземлилась на ноги рядом с главным старшиной. Она взвела трофейную плазменную гранату и метким броском прилепила ее к пушке второго охотника.

Их ослепило вспышкой, по броне твари заплясали электрические дуги. Оружие затрещало и окуталось дымом.

Фред вскочил.

— Бежим!

Вступать в рукопашную схватку с охотником не входило в их планы. Был риск проиграть, хотя они вполне могли бы и победить, но тем временем к месту сражения подтянулись бы остальные ковенанты.

Спартанцы бросились к узкой полоске леса — возможно, последним деревьям Предела. Охотник, ошеломленно разглядывая то дымящуюся руку, то объятого огнем товарища, замер на месте, не понимая, что ему теперь делать.

— Ты что, ничего не видел, пока мы летели? — спросила Келли, и в ее голосе прозвучало усиливающееся беспокойство. — Впереди как минимум половина ударной армии ковенантов.

— Десант? — отозвался Фред, стараясь вкладывать в бег все свои силы. — Далеко?

— Полкилометра.

Все это казалось какой-то бессмыслицей. Зачем высаживать на планете ударные войска, если собираешься уничтожить ее с орбиты?

— Что-то здесь не так, — сказал главный старшина. — Надо выяснить, что они задумали.

В ответ на его дисплее мигнул красный огонек.

— Они все равно отделяют нас от точки сбора, — объяснил Фред. — Так или иначе, нам придется с ними встретиться.

Укрывшись в тени деревьев, спартанцы остановились и оглянулись. Уцелевший охотник пытался гнаться за ними, но все его старания были бессмысленны. Хотя эти существа и были способны время от времени стремительно пробегать короткие расстояния, в целом они оставались слишком медлительными.

Итак, беглецы оказались окружены армиями ковенантов как на земле, так и с воздуха, и ни Фред, ни Келли не решались озвучить вопрос: есть ли еще куда отступать? Или же ковенанты нашли остальной отряд и уничтожили его?

Неожиданно ожила рация:

— …рит группа «Гамма». «Альфа», как слышите?

— Вас слышу, «Гамма», — ответил Фред. — Докладывайте.

Помехи практически заглушали голос говорящего.

— Уиткомб… слишком много. Под… слышите?

— «Гамма», — закричал Фред, — в точке сбора горячо! Повторяю: горячо! Прием.

Ответом ему стал только белый шум.

— Надеюсь, они услышали, — произнес главный старшина, обращаясь к Келли.

— Не беспокойся. Красный-двадцать один сумеет позаботиться о своей группе. — Спартанка немного проползла вперед и поманила Фреда за собой: — Тебе стоит это увидеть.

Он оглянулся через плечо. Охотник исчез, на детекторе движения все было чисто. Тогда Фред последовал за Келли и осторожно посмотрел из-за кустика ежевики. На поляне, выстроившись в три ряда по четыре, стояли мортирные танки. Из бортов машин выступали плавники, под которыми крепились бронированные антигравитационные модули. Эта бронетехника ковенантов славилась своей прочностью и вела огонь из наиболее мощного наземного оружия чужаков — энергетических мортир. Фред видел их в действии; заключенный в капсулу сгусток перегретой плазмы испепелял все, что оказывалось в радиусе двадцати метров от центра взрыва. Титановая броня, бетон, плоть — все это мгновенно обращалось в пар.

Десантники называли эти танки «Духами», поскольку обычно ты едва успевал заметить их появление, прежде чем отправиться на тот свет.

Рядом суетились горстка ворчунов и несколько десятков инженеров. Последние облепляли машины со всех сторон. Но, что куда более заинтересовало Фреда, люки танков оказались открыты.

— Сложно придумать лучшую маскировку, — прошептала Келли, — чем пять тонн ковенантской брони.

Она поползла дальше.

Фред выбросил руку вперед, придерживая свою спутницу.

— Постой. Вначале стоит подумать. Существуют две возможности. Во-первых, ковенанты могли обнаружить пункт сбора, и тогда нам следует рваться напролом, паля из всех орудий, чтобы вытащить оттуда отряд «Дельта».

— А второй вариант? — спросила она, кивнув.

— Они могут и не знать, что «Дельта» окопалась под этой скалой. И тогда… — Фред помедлил. — Тогда нам следует отвлечь внимание чужаков на себя.

Келли взвесила его слова и произнесла:

— Я боялась, что ты это скажешь. — Она поддела грязь сапогом. — Но все верно.

Сенсоры движения вывели на их дисплеи точку, приближающуюся с направления на шесть часов. Объект обладал крупными размерами и уверенно направлялся прямо к позиции спартанцев. Должно быть, охотник все-таки принял решение и теперь искал их, чтобы втоптать в землю.

— Уходим, — прошептал Фред.

Они быстро и бесшумно побежали по полю, стараясь не сталкиваться с ворчунами. Вскоре спартанцы оказались возле танков. Главный старшина дал знак своей спутнице, и та запрыгнула в ближайший из открытых люков. Секундой позже Фред прижался к соседнему танку и, забравшись внутрь, задраил за собой крышку.

Это было одно из наиболее отчаянных и безрассудных решений в его жизни. Разве они могли остановить силы вторжения при помощи какой-то пары танков? Ведь спартанцы даже не знали, как ими управлять.

— Я готова, Красный-один, — доложила Келли. — Жду приказаний.

Фред огляделся, привыкая к полумраку. Прямо перед ним располагалось кресло, выполненное из того же покрытого оспинами фиолетового металла, что использовался в конструкциях «Баньши». Главный старшина с трудом втиснулся в него. К тому же сиденье оказалось слишком высоким; Фреду приходилось пригибаться, чтобы не задевать потолок. Как только спартанец занял свое место, вокруг него вспыхнули голографические пульты, а экраны предоставили обзор в триста шестьдесят градусов.

Сквозь толщу брони донесся рокот танка, который заняла Келли.

Фред не понимал смысла ни единого из значков управления, и все же в них было что-то знакомое. Отдельные символы походили на те, что спартанцы видели на «Баньши», но только отчасти. Главный старшина постарался расслабиться настолько, насколько это было возможно в данной ситуации, и его руки легли на пульт. Пальцы спартанца коснулись значка, чем-то напоминающего ацтекскую письменность, затем переместились на «пучок спагетти» и пересекающиеся дорожки птичьих следов.

Моторы закашляли, зарычали… и танк поднялся на метр над землей.

Фред нахмурился. Надо быть чертовски везучим, чтобы суметь запустить неизвестную тебе технику с первой попытки. Нет, дело тут было вовсе не в удаче — не могло от нее зависеть то, что главный старшина знал: знаки, разместившиеся под левой рукой, управляют движением танка, правые — позволяют контролировать мортиру, а те, что посредине, отвечают за ведение огня из вспомогательных орудий. Впрочем, сейчас было не время гадать, откуда ему все это известно. Главное, что это открытие предоставляло ему некоторое преимущество.

— Я тоже готов, — ответил он Келли. — Надо разнести эту стоянку.

— Слушаюсь, — отозвалась та, стараясь подавить нотки неприязни в голосе.

Спартанцы в унисон развернули машины и выстрелили по противоположному краю танкового построения. Два голубовато-белых жидких солнца обрушились на «Духи» и взорвались. Все залило ослепительным светом. Белый жар, казалось, проник даже сквозь броню, и от семи вражеских танков остались только дымящиеся остовы посреди превратившейся в стекло земли.

И снова везение. Будь эти танки активны и будь их люки задраены, они бы выдержали первое попадание.

Келли направила свою машину вперед, переворачивая еще несколько танков.

Фред развернулся, на полной скорости прокатился по отряду удирающих ворчунов и был вознагражден серией раздавшихся хлопков.

Оба танка прорвались сквозь узкую полосу деревьев, заваливая их на землю, и спартанцы увидели перед собой лагерь ковенантов. Навстречу уже бежали несколько тысяч ворчунов и шакалов, размахивая оружием и выставив перед собой энергетические щиты. Но никто из них не стрелял.

Первые твари проскочили мимо.

— Они думают, что мы на их стороне, — произнес Фред, — и пытаются выяснить, кто на них напал. Предлагаю не выдавать себя, пока у нас есть такая возможность.

На его дисплее мигнул огонек подтверждения, и танк Келли поехал навстречу бегущим ворчунам, поспешившим образовать для нее коридор.

В полукилометре от них виднелись золотые и серебряные шестиугольники — защищенные купола элиты. Их охраняли шесть стационарных плазменных орудий — «Теней», а вдали возвышалась гора, под которой лежал секретный комплекс Третьего отдела ДВКР. Ковенанты добрались уже и туда.

Не задумываясь ни на секунду, Фред коснулся какой-то клавиши; изображение на экране приблизилось. Сотня ковенантских инженеров парила возле тяжелого оборудования. Спартанец видел промышленные лазерные буры, ленты конвейеров и гигантские, похожие на жуков машины, которые выглядели так, словно были способны прогрызть скалу насквозь.

— Они нашли пещеры, — сказал Фред. — Похоже, собираются раскопать их.

Но опять же — зачем? Почему просто не уничтожить все живое с орбиты? Ковенанты никогда не брали пленных — если не считать, конечно, отдельных страдальцев, которых захватывали лишь для того, чтобы позабавиться над ними, прежде чем убить. Ни один человек в их представлении не стоил подобных затрат. Значит, ковенанты искали вовсе не группу «Дельта».

Фред включил дальнюю связь.

— «Дельта», если вы меня слышите, мы направляемся к вам с юго-юго-востока на паре трофейных танков «Дух». Те самые машинки для запуска фейерверков. Постарайтесь не высовываться и не подстрелите нас.

Затем главный старшина переключился на частоту Келли.

— Давай вперед, Красный-два! Убиваем все, что движется, и прорываемся к пещерам!

— Будет исполнено, — прошептала Келли голосом, свидетельствующим о предельной сосредоточенности.

На дисплее мигнул синий огонек подтверждения, но исходил он не от Келли. Сигнал отправил Спартанец-039, Айзек. Один из бойцов, ушедших с Уиллом.

Значит, они все-таки сумели окопаться в пещерах. Фред испытал некоторое облегчение, узнав, что его люди все еще живы и находятся неподалеку.

Но радоваться пока было рано. Их разделяли еще три сотни метров, и на всем этом расстоянии не было даже миллиметра свободного места. Путь преграждала сплошная стена ворчунов, шакалов и воинов элиты — спартанцам предстояло прорываться через настоящий ад.

Келли развернула свой танк и выстрелила по последним «Духам» и отряду ворчунов, пытающихся потушить перевернутые машины. На секунду поверхность поляны вспыхнула новым солнцем. Затем пламя угасло, и на площадке не осталось ничего, кроме пепла.

Фред открыл огонь из мортиры; он стрелял настолько быстро, насколько позволяли системы танка. Три серебристо-белых снаряда врезались в гущу воинов элиты, столпившихся возле турелей. Энергетические щиты прикрыли чужаков на долю секунды, но потом угасли, и твари вспыхнули, подобно солдатским спичкам, от которых десантники прикуривали контрабандные сигареты.

Еще несколько снарядов выпустила Келли, заставляя сотни ворчунов и шакалов броситься в разные стороны. Чужаки на бегу превращались в живые факелы и рассыпались в прах. Казалось, будто десяток молний одновременно ударил в самый центр лагеря.

Ворчуны разбегались, пытаясь найти укрытие и убивая тех сородичей, которые оказывались у них на пути. Несколько шакалов попытались навести порядок, но обезумевшие от страха крошечные твари расстреляли и их.

Краем глаза Фред заметил какую-то тень, проплывшую над его танком, и машина закачалась от близкого взрыва.

Должно быть, «Баньши». Скорее всего, несколько воинов элиты постоянно находились в воздухе, патрулируя окрестности. Он обругал себя за то, что не заметил их раньше. Теперь все решало только время. Танк без поддержки пехоты — ничто. Рано или поздно наземные и воздушные войска ковенантов должны были опомниться и уничтожить людей.

— Уходим! — прокричал Фред по рации. — Прекращай стрелять и жми к пещерам!

Келли прибавила газу и помчалась через обломки.

Главный старшина пропустил ее вперед, прицеливаясь по технике на склоне скалы и делая выстрел.

Несколько снарядов упало на крышу его танка, и от взрывов Фред чуть не лишился зубов. Он выстрелил еще три раза по бурильным установкам и начал набирать скорость. Машина задрожала, срываясь с места.

Спартанец усмехнулся, стискивая зубы. Как только дым немного рассеялся, он смог увидеть, что и лазерный бур, и конвейеры, и стальные жуки превратились в кучки оплавленного мусора.

Камера потеряла фокус. Нет… Фред понял, что дело не в качестве изображения; в кабину просачивался дым.

— На тебя заходят «Баньши»! — прокричала Келли. — Убирайся оттуда!

Фред откинул люк и выскочил наружу.

Десяток летательных аппаратов разворачивался в небе, готовясь уничтожить поврежденный танк.

Главный старшина прыгнул, перекатился, вскочил на ноги и бросился бежать. На дисплее возник навигационный маркер: во впадине на поверхности скалы находился вход в пещеры.

Его словно огрело по спине раскаленным докрасна молотом — попадание из плазменного пистолета. Спартанец пошатнулся, но сумел сохранить равновесие и продолжил бежать. Нельзя было останавливаться. Он бросил взгляд на показатели щитов. Они полностью разрядились, но постепенно восстанавливались. Фред выкладывался на полную и метался из стороны в сторону, не позволяя противнику прицелиться. «Мьольнир» не мог выдержать много подобных попаданий.

— Быстрее! — поторопила Келли.

За несколько секунд Фред пересек последние сто метров и спрыгнул в кратер, где, как он помнил, должен был находиться вход в подземную базу ДВКР.

Главный старшина увидел, как из-за края кратера высовывается Келли, сжимающая в руках пулемет от «Бородавочника». Целясь поверх головы товарища, она открыла огонь на подавление. Рядом с ней выпрямился Спартанец-043, Уилл. Фред был изумлен, увидев, что тот жив. Еще радостнее было увидеть в руках Уилла ракетную установку «Бур».

— Спускайся, — сказала Келли, кивая в глубь кратера. — Мы прикроем.

Она продолжала стрелять, пока у пулемета не закончились патроны.

Уилл прицелился и нажал на спусковой крючок. Ракета ножом вспорола воздух, оставляя за собой дымный след, и врезалась в приближающуюся «Баньши». Вражеская машина окуталась огнем и развалилась.

Оглядевшись, Фред заметил стальной трос, уходящий под углом глубоко под землю.

Схватившись за него, главный старшина заскользил в темноту. Вскоре он ощутил, как трос ощутимо задрожал — вначале один раз, а затем снова, — остальные спартанцы прыгнули следом.

Пролетев в свободном падении около трехсот метров, он увидел слабый свет на дне шахты — тусклое, болезненно-желтое марево от химических шашек. Фред чуть крепче обхватил трос, сбавляя скорость. Примерно в метре от пола он отцепился, а затем отбежал в сторону, освобождая место для спускающихся друзей. Вскоре его спутники приземлились рядом.

— Нам сюда, — произнес Уилл, направляясь к принудительно открытым дверям лифта.

Фред обратил внимание, что его товарищ заметно прихрамывает при ходьбе, и вспомнил, что все отправленные сюда спартанцы серьезно пострадали при высадке. Была какая-то ирония в том, что, стремясь защитить своих людей от одной битвы, он привел их в еще более опасную обстановку.

И все же они пока не погибли, чего нельзя было с уверенностью сказать о группе «бета».

Они вошли в коридор с гладкими, начищенными до зеркального блеска стенами из нержавеющей стали, отражающими слабое мерцание химических огней.

Где-то высоко над ними прогремел оглушительный взрыв. В шахту посыпались камни и грязь, поднимая облако пыли.

— Противотанковые мины «Лотос», — сообщил Уилл. — Небольшой сюрприз, чтобы задержать незваных гостей.

Позади каменных баррикад в конце коридора сидели еще два спартанца — Айзек и Винх. Они едва заметно кивнули Фреду, не сводя глаз и прицелов с входа.

— А где остальные? И где десантники из роты Чарли? — спросил главный старшина.

— Они не появлялись, — ответил Уилл опустошенным голосом. — Нас отрезали от них по пути сюда. — Он покачал головой. — С тех пор мы их не видели.

Фред помолчал несколько секунд. В своем перечне личного состава он отметил отсутствующих бойцов Уилла как пропавших без вести. Список людей, на которых можно было рассчитывать, становился отвратительно коротким. Фред почувствовал, как в горле встает горький ком.

— Есть что-нибудь от группы «Бета»?

— Никак нет, сэр. На связь не выходили.

Стиснув зубы, главный старшина занес в список пропавших без вести и этих спартанцев.

— А «Гамма»? — спросил Уилл.

— Они еще живы, — ответил Фред. — Я слышал их по рации, но не так много сумел разобрать. Мы постарались предупредить их, что здесь опасно.

— Хорошо, — прошептал Сорок третий.

Коридор заканчивался надежно запертой бронированной дверью.

— Сканеры отпечатков пальцев и сетчатки глаза выведены из строя, — пояснил Уилл. — Внутренняя связь работает, но нам никто не ответил. Двери имеют в толщину около метра, так что, не имея бурильной установки или сотни килограммов взрывчатки, мы не сумеем попасть за нее.

— Хочешь сказать, что внизу еще остались люди? — спросила Келли.

— Я же говорю, канал связи активирован, — повторил Уилл. — Только никто не отвечает. Должно быть, все перепились от страха.

— Или просто ты не сказал того, что они хотели бы услышать, — усмехнулась спартанка и просвистела первые шесть нот одной мелодии.

— Об этом я не подумал, — кивнул Уилл.

Это был секретный код спартанцев, которым они пользовались с раннего детства во время тренировок на Пределе. Пароль, означающий: «Все чисто, можете выходить». Его не знал никто, кроме спартанцев и очень ограниченной группы сторонних людей… Людей, которые вполне могли оставаться внизу.

Келли взяла в руки микрофон и просвистела мелодию. Потом она отпустила кнопку разговора и стала ждать.

Часы Фреда отсчитали две минуты. Отряд терял слишком много времени, не делая ничего, в то время как ковенанты, без всяких сомнений, сейчас искали способ спуститься и порвать их на куски.

— Что ж, идея была хорошей, — сказал он Келли. — Надо разведать состояние шахты. Возможно, она обрушилась не до конца. Уилл, ты…

Раздался щелчок, и механизмы огромных дверей загудели, оживая. Створки разделились с отчетливым шипением и бесшумно отворились внутрь.

Коридор затопил яркий свет. В дверях возник силуэт стоящего там человека. Как только дисплей Фреда приспособился к изменившимся условиям, главный старшина увидел, что перед ним стройная женщина. Она носила серое плиссированное платье и белый халат, из нагрудного кармана которого высовывался наладонный компьютер. На лице ее поблескивали очки с бифокальными линзами, а седые волосы были собраны в тугой узел.

Но именно лицо женщины притянуло к себе взгляд Фреда — ему была знакома эта гладкая, ухоженная кожа, чуть тронутая морщинами в уголках губ и серовато-голубых глаз. Именно этот человек стоял за программой «Спартанец II» и занимался разработкой брони «Мьольнир».

Доктор Кэтрин Халси.


Часть II | Halo: Первый удар | ГЛАВА ТРИНАДЦАТАЯ