home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Предвестник бури.

…Мраморный кряж. Замок Хрустальных Огней. Срединное Княжество Рау…

Неспешные шаги эхом отзывались в высоких сводах замка, дробясь в перекрытиях на множество тихих откликов и затихая в бесконечных переходах. Князь Неритэль на мгновение остановился и прислушался к перекличке эха в коридоре, легкий сквозняк заставил затрепетать пламя многочисленных факелов, установленных в фигурных держалках, напоминающих ножки цветов, движение пламени породило блики и игру света в настенных и потолочных вставках из горного хрусталя. Свет разбился на маленькие радуги и окружающее пространство приобрело непередаваемое очарование, пропали тяжелые своды и возникло звездное небо с мириадами мерцающих звезд, переливающиеся всеми цветами радуги стены зрительно расширили коридор, превратив его в сказочную дорогу к далекой двери. Не правы те, кто советовал ему заменить древние факелы на магические светильники, только живой огонь мог создать сказку света. Князь погладил рукой камень древних стен, он любил этот замок, все его детство и долгая юность прошли в стенах и близлежащих окрестностях замка. Он знал каждый кирпичик, каждый уголок и все тайные ходы, в горах не осталось ни одной расщелины, в которой он не побывал. От тех времен теперь остались только светлая память и легкая грусть оттого, что нельзя повернуть время вспять и вернуться в беззаботное детство. Прошли сотни лет и деревья перестали быть большими, мир стал меньше и суровей, некогда стало бегать по горам и полеты на грифонах больше не вызывают щенячьего восторга. Мир изменился бесповоротно, люди и орки из сказочных существ превратились в головную боль. Гномы больше не были в его глазах великими мастерами, став прожженными торгашами и пронырами. Лесные эльфы из родственников стали злейшими недругами. Бескрайние горы уменьшились до небольшого клочка земли, зажатого владениями орков и людей. Мир изменился навсегда и грозил изменить неспешную жизнь Снежного Племени Рау. Снежные шапки гор больше не могли скрыть от проблем, смрадное дыхание приближающейся войны поганило чистейший воздух горных высот. Рау стояли у развилки, за которой были две дороги, ведущие в будущее, и ни одна дорога не сулила радужных перспектив, только войну за выживание или медленное угасание.

Мир требовал решений и свершений, вода не будет течь под лежачий камень. Мир требовал действий, водружая всю меру ответственности на плечи князей Рау, совет которых сегодня должен принять план и стратегию действий, направленные на то чтобы не дать сгинуть Снежным эльфам как народу.

Длинный коридор окончился и Неритэль, толкнув узорчатую дверь, выполненную из цельного куска стекла, вышел в летний сад. В глаза ударил яркий солнечный свет, запахи цветущего сада закружили голову, воздух наполняла свежесть утра и легкая взвесь водяных капелек искусственных водопадов. Гости уже были здесь. Толивэль – Князь Верхнего княжества, владений Рау расположенных на высоких горных плато, сидел в удобном плетеном кресле и смаковал свежие ягоды земляники, с горкой наложенные в березовый туесок. Элима – Княгиня Предгорного княжества, облокотившись на перила мостика, перекинутого через небольшой пруд, кормила хлебными крошками золотых рыбок. Толивэль лениво махнул ему рукой и закинул в рот еще несколько ароматных ягодок.

– И где твоя младшая находит спелую ягоду? Рано еще для земляники., – так вот откуда туесок, Юли сбегала в горы. Где дочка находит полянки с ягодой оставалось тайной за семью печатями, Нэритэль и сам не знал, а Юли не говорила.

– Здравствуй Эли, светлого неба тебе и благодати Богинь! – поприветствовал Неритэль княгиню Элиму.

– И тебе Нер, – кивнула ему Элима.

– А со мной уже здороваться не надо? – притворно обиделся Толивэль и новая порция ягод перекочевала из туеска в рот князя.

– Ты ягодку кушай, пока не отобрали, меня Юли земляничкой не балует в отличие от некоторых, хотелось бы знать, за что тебе такая благодать?

– А ты ей подари золотистого грифона и тебе перепадет благодарственных щедрот! – Толивэль, по мальчишески, растянул улыбку от уха до уха и ткнул пальцем в небо, – Гляди, вон обкатывает.

Неритэль давно обратил внимание на кружащихся в небе грифонов. Ясненько, пока папа не запретил баловаться с новой игрушкой, дочь оседлала грифона и махнула ввысь. Егоза, молодец хоть гвардейцев взяла с собой. Две пары крылатых тварей с наездниками кружили ниже золотистого грифона, мало ли чего, вдруг грифон взбрыкнет и скинет всадника. Левитировать девчонка еще не умела, а так гвардейцы поймают.

Элима села во второе кресло и отобрала туесок у Толивэля.

– М-м, какой аромат! Нер, садись, а то этот обжора всю ягоду слопает, – княгиня шутейно хлопнула по руке Толивэля, потянувшегося за новой порцией земляники.

– Хорошо то как, словно мы на пикник собрались, а не судьбы мира вершить!, – Неритэль присел в третье кресло и вытянул длинные ноги, Элима придвинула к нему ополовиненный туесок и он взял несколько ягод, – Детством пахнут. Мы с прадедом в горном зимовье на Ледяном пике, метель, не видно не зги, а в зимовье тепло, прадед накипятил чаю и достал из наплечного мешка банку с земляничным вареньем. Вкуснее варенья я больше никогда не ел. Те ягоды пахли так же.

Рау помолчали, каждому было что вспомнить, долгая жизнь изобилует воспоминаниями. Хорошими и не очень. Неритэль махнул рукой. Повинуясь легкому жесту князя расторопный прислужник, пожилой глухонемой человек, сервировал стол легким вином и фруктами.

– Сколько ему лет? – спросил Толивэль, разливая вино по бокалам, – Под сотню?

– Сто десять. Крепкий старик, даже удивительно, для не мага прожить столько лет, – ответил Неритэль и вторым жестом отослал слугу прочь. Дерек, так звали старика, скрылся за стеклянной дверью, – Приступим?, – Неритэль вдохнул аромат вина и сделал маленький глоток.

– Что у нас на повестке дня и какие новости от "живущих в тени"? Аналитики что-нибудь поведают? – задала вопросы Элима.

На повестке дня было три основных, давно набивших оскомину, вопроса. Тантра, Лес и Север. Отчеты аналитиков и четвертый, не менее важный, вопрос Неритэль решил обсудить в конце совещания. Не хотелось сразу портить друзьям настроение дурными выкладками.

Тантра. "Живущие в тени", разведка Рау, докладывала о странных вывертах политики короля Гила и правящей политической верхушки Тантры. В газетах и светских салонах нагнетается антиэльфийская истерия. Все представители Леса попали под плотный колпак Тайной канцелярии, "живущие в тени" так же не могут работать со всей эффективностью. Охранка, остервенело, кидается на все подозрительное. Вдоль сухопутной границы с Патской Империей идет укрепление и строительство оборонительных сооружений, на всех южных перевалах строятся долговременные засеки, ремонтируются старые крепости. В северо-западных степях королевские маги строят громадную арку стационарного портала, для чего непонятно. Близко подобраться к строительству не удалось. На поселения в прибрежную зону приглашены викинги-норды. В крупных городах так же наблюдается картина смены стражников на викингов. В стране растет недовольство. Крупные землевладельцы и лорды недовольны перераспределением средств и незапланированным набором в армию королевства новых рекрутов из их деревень. Многие протестуют против выделения земель северянам, так как корона просто забрала эти земли на побережье из их собственности. Гномские старшины ропщут против изъятия части банковской выручки и требования короля заморозить рост процентов по королевским займам. В связи с газетной травлей начались активные волнения среди эльфийских полукровок в центральных и северных частях страны. Свободная Гильдия магов получила высочайший рескрипт об организации поголовной боевой подготовки всех своих членов, гильдейские боссы пока успешно саботируют королевский указ. В армии убраны с постов все проэльфийски настроенные военноначальники. Сама армия выведена из городов и распределена по лагерям летнего базирования. Королевские агенты активно скупают в Патской империи оружие, грифонов и хассов. Интересным моментом было официальное предложение Тайной канцелярии о сотрудничестве разведок Тантры и Рау.

Светлый Лес. Лесные Владыки, в ответ на недружественные действия Тантры, сократили поставки продукции Леса и в несколько раз увеличили количество патрулей в Южных рощах. Разведкой Рау выявлены активные контакты между дипломатическими посольствами "лесовиков" и средним сыном короля Мерии принцем Немром. Цели и результаты контактов и имевших место переговоров, к сожалению, остались не выявлены. Работа в этом направлении продолжается. Южные земли королевства Мерия полны агентов Леса. Герцог Наг активно вооружает своих сторонников. Принцы грызутся за власть. Не сегодня-завтра старый король умрет и Мерия запылает в огне междоусобицы.

В Месании, инсценировав разбойное нападении, удалось захватить и вывезти за пределы границ Великого княжества барона тэг Фрагло, сотрудничающего с Лесом. Первые же допросы дали ошеломительный результат. Не задействованный напрямую "лесовиками" барон имел своих людей во многих властных и работающих на эльфов структурах и владел большим объемом информации. Оказывается, Лес занялся вербовкой шпионов из месанских купцов и ремесленников. Завербованные направлялись в Тантру. Еще барон выдал схему с организацией волнений и восстаний в армейской среде Месании, далеко смотрят "лесовики".

Тревожной и непонятной новостью было сообщение агентов, живущих в Патской империи. Лес занимается покупкой человеческих женщин-рабынь. Про покупку Лесом женщин никто никогда бы не узнал, если бы не одно но. Не вернулся с севера караван кораблей, следом пропали родственники купцов. Делом о пропаже заинтересовались имперские дознаватели и провели расследование. Копии документов достались одному любопытному "живущему в тени". Согласно расследования, купеческий морской караван попал в руки пиратов, а родственники скрылись от уплаты банковской неустойки. Пропавшие купцы взяли и не вернули кредит не покупку живого товара. Дотошные гномы тщательно записали, для чего берутся немаленькие деньги. Взятого купцами кредита хватило купить на невольничьих рынках Ронда три с половиной сотни рабынь. Куратор западного сектора "живущих" провел дополнительное расследование и выяснил, что в руки поселенцев викингов рабыни не попадали, выходило, что "товар" достиг лесного адресата.

Север бурлил. И бурлил нехорошо. Серые орки снимаются со своих островов и плывут на континент. На многие острова вернулись древние хозяева – Арии и дружелюбием они не отличаются. Любой корабль, замеченный командорами Ариев вблизи вновь приобретенных островов, немедленно подвергался атаке нескольких сторожевых драккаров и пускался на дно. Что творится на захваченных ариями островах выяснить не удалось.

Толивэль и Элима внимательно выслушали новости и задумались, Неритэль не мешал. Он налил себе еще вина и скинув с ног сапоги, с бокалом вина в руке, прошелся босиком по зеленому газону. Он не сказал князьям о том, что уже больше двух месяцев его доверенные агенты работают с Тайной канцелярией Тантры и на север ушла совместная экспедиция. Не сказал, что третий день на его рабочем столе лежит конверт с согласием короля Гила на обмен земель Не объяснил он и причины военных приготовлений соседей. Сначала необходимо выслушать, что скажут Толивэль и Элима, какие они сделают выводы, а потом открывать или нет карты. Первой прервала молчание Элима.

– Не думаю, что Гил готовится воевать с Патом, просто превентивные меры против жадного соседа. Император Пата спит и видит возрожденный Алатар, где Тантра и Мерия были лишь далекими варварскими провинциями. Причины антиэльфийской истерики лежат в незащищенности северных границ королевства или Гилу известно нечто такое про Лес, что он решил отмежеваться от "лесовиков".

– Гил готовится к войне с Севером, других причин истерии и приготовлений я не вижу, – резюмировал Толивэль, – если Арии высадятся на континент то они пойдут до старых границ, гоня перед собой стада орков. Мерию и Месанию списываем со счетов, их втопчут в грязь. Лес вмешиваться не будет, орков они к себе, естественно, не пустят, но людям на помощь не придут. Возможный вариант событий, по мнению моих аналитиков, война на два фронта. Пат подтягивает свои легионы к горам и побережью Долгого моря, Император ударит как только возникнет благоприятная для него возможность. Единственным выходом для Гила будет сдача позиций Лесу или…

– Или приглашение серых орков на свои северные лесостепи, викингов он уже расселяет по побережью. Строительство портала прямо указывает на это, – Неритэль перебил Толивэля, – Гил готовится разорвать Ортенский договор. Орки должны сыграть роль подушки между лесом и освоенным центром. Мы прошляпили посылку посольств Тантры к Большим конунгам островных орков, но "живущие в тени" смогли развязать язык одному чиновнику из королевской канцелярии.

– Как? – одновременно спросили и переглянулись между собой Толивэль и Элима.

– Золото, женщины и наркотики. Обычный набор, только золота и женщин пришлось предоставить в двойном количестве. – Элима хмыкнула, ее коробило от произносимых речей, но другого выхода она не видела. Приходилось терпеть всю эту грязь, интересы народа Рау превыше всего.

В это время открылась стеклянная дверь, и в летний сад вышел слуга. В руках у Дерека были тоненькая кожаная папка и дипломатический конверт из кабинета Неритэля. Папку Неритэль не говорил приносить, но старик сунул ее в руки князя и опять скрылся за дверью. "Пора менять, жаль старика". – подумал Неритэль и открыл папку. В папку был вложен всего один бумажный лист, князь пробежался взглядом по строчкам и сменил свое мнение о замене слуги. Дерек послужит еще.

– Читайте, – князь положил лист на столик, – последнее донесение из Патской империи.

Элима и Толимэль по очереди прочитали короткое послание. Информация, содержащаяся в донесении, заставила их сильно задуматься. Элима сцепила в замок пальцы, ее взгляд буравил далекие горные вершины. На лоб Толивэля легли морщины, в задумчивости он принялся теребить нижнюю губу и оглаживать подбородок. Первой молчание нарушила княгиня.

– Пятнадцать караванов невольниц за двадцать лет. Лес готовит пакость. От шести до десяти тысяч человеческих женщин, для чего? – вопрос был задан в пустоту, но тут вышел из прострации Толивэль:

– Пятнадцать, это только те о которых стало известно. Караванов, наверняка, было больше и мы должны оперировать большими цифрами. Лес готовит армию, Владыки решились на интервенцию. Только так. Рабыни "лесовикам" не нужны. Женщин превратили в постоянно рожающих крольчих. Убейте меня на месте, если лесные маги не поработали над людской… или природой полукровок. У Леса уже есть эта армия, и никто даже не подозревал об этом! Обратите внимание, что все последние политические заявления Лес произносит с позиции силы. Вот значить где шушуг покопался!

Дальше Толивэль стал развивать свою мысль. Выходило так, что Лесные Владыки готовили армию уже давно и готовились ее применить против людей, но северная угроза изменила их планы. Теперь армию будут беречь. Владыки дождутся когда орки и люди перебьют друг друга а потом, явочным порядком, свежая армия поставит точку в споре за территории и установит гегемонию Леса над бывшими людскими королевствами. С юга Тантру додавит Патская империя. Владыки отодвинут границы и смогут длительное время не опасаться людской угрозы. После избиения обескровленных людских королевств "лесовики" примутся за давних неприятелей – Рау. Картина получалась безрадостная.

– Это ужасно. Как они могут называть себя эльфами? Лес ничем не лучше магов Алатара, создавших вампиров. – Элима не находила слов.

– Или драконов с Истинными, создавших Рау, – вставил слово Неритэль, – Не будем кидаться словами, Лес ищет и применяет любые способы для своего выживания, а в этой войне все методы хороши. Владыки просто воспользовались старыми проверенными способами и могут хорошо накостылять всем своим недругам. Их маги не ограничены запретом на изменение людской природы и никто не может их обвинить в геноциде. Рабынь им продали сами люди. Если вспомнить историю, то нас создали для войны с зелеными орками, соединив кровь эльфов и ариев. Мы не привязаны к меллорнам и можем свободно жить в любой точке мира. "Лесовики" не считают нас настоящими эльфами и называют Арийскими выродками. Откровенно говоря, мне плевать, кем они нас считают и как называют, но за свой народ я любому горло перегрызу. Нам надо поучиться у своих лесных родственников. – Неритэль решил, что настало время рассмотреть еще один вопрос, не входящий в повестку совещания. По его мнению этот вопрос был более важен чем три предыдущих. – И последовать их примеру, Рау стоят на пороге за которым начинается вымирание и если не начать принимать мер сейчас, через пару тысяч лет о нас забудут как начинают забывать драконов.

Последняя фраза была встречена гробовой тишиной и непониманием. Элима и Толивэль смотрели на него, как будто видели в первый раз. На их лицах изумление и неверие, он ли это сказал?

– Какая собака тебя укусила? Ты не заболел чай? – отошел от первоначального шока Толивэль.

– Ты сошел с ума! – поддержала его Элима.

Неритэль махнул рукой и Дерек вынес коробку с инфокристаллами. Отослав слугу, Неритэль закрепил кристаллы в специальных стойках. Все действо заняло меньше минуты. Гости, за это время, не проронили ни слова, видимо прониклись важностью момента. Закрепив последний кристалл, он произнес формулу магической активации. Над землей развернулась картинка визуальной иллюзии. Разноцветные столбцы и цифры, земные клерки признали бы в этих столбцах диаграммы.

– Сейчас я поясню художества аналитиков, – Неритэль взял в руки длинную тросточку. – Вот эти синие столбцы и цифры над ними показывают численность Рау от падения Империи Алатар до настоящего времени. Контрольные промежутки составляют триста лет. За данные стоит благодарить моего прадеда, предложившего проводить регулярную перепись населения. Красные столбцы обозначают рождаемость, зеленые и желтые процентное соотношение чистокровных Рау и полукровок среди общей численности. Черные, как вы поняли, смертность. Все было у нас под носом, просто за деревьями мы не видели леса. Я попросил Ревитэля, тысяцкого внутренней стражи, провести расчеты и вот, что тот с аналитиками наваял. Ну как? Настолько ли я безумен?

Элима встала с кресла и подошла к иллюзограмме, как будто от этого черные столбцы и цифры над ними станут меньше. Ничего не изменилось, две последние контрольные даты неуклонно показывали снижение рождаемости и уменьшение числа Рау, черные столбики раз от раза становились выше. Умирало больше чем рождалось. Полукровок было больше сначала в полтора, а на последнем временном отрезке в два раза. Неритэль был прав, Рау стоят на грани. Кровь Снежных эльфов растворялась в людской.

– Прости меня, Нер. – Элима повернулась к Неритэлю и церемониально поклонилась, Толивэль что-то виновато буркнул, мол прости дурака, не подумавши ляпнул. Неритэль махнул рукой, он был готов к такой реакции. Элима продолжила: – Ты бы не стал показывать ЭТО, если бы не держал в голове несколько вариантов выхода из создавшегося положения. Я готова внимательно выслушать все, что ты предложишь. Толи, думаю, присоединится к моим словам.

У Неритэля было одно сумасшедшее предложение, но вот примут ли его остальные, большой вопрос. Он убрал графики и произнес новое заклинание. Над столиком выросла фигура эльфа. Зрители удивились необычному изображению. Иллюзорный эльф был красив и пропорционально сложен, необычность его заключалась в том, что он был чернокож. Пальцы темнокожего эльфа заканчивались белыми когтями, глаза отсвечивали красными зрачками и только длинная белоснежная коса указывала на его принадлежность к Рау.

– И что это значит? – опять одновременно спросили Толивэль и Элима. В этот раз они не переглядывались, а продолжали, во все глаза, смотреть на иллюзию.

– Идеальный воин и убийца. – добавил Толивэль. – Какая дикая грация. Будь у него белая кожа все девки бы засохли.

– Начну издалека. Тридцать лет назад дочь Норэля Трилиста, Сенима, не вернулась после обучения в Ортене. Девочка вышла замуж. Своим избранником она выбрала вампира из клана Горных Котов. – гости покивали головами, они знали эту историю. Против подобного брака выступили родители обоих сторон. Неслыханное дело. Вампир и эльфийка! Избери девчонка своим избранником человеческого серва, и то осуждения было бы меньше. И дело не в том, что вампиры искусственно созданная из людей раса, Рау в этом вопросе тоже не слишком пушистые и чистотой происхождения похвастать не могут, впрочем маленькие секреты людям знать не обязательно. Дело в том, что вампиры воевали на стороне Империи Алатар и были врагами Рау и Лесных эльфов, а старые обиды все эльфы помнят долго. За прошедшие полторы тысячи лет от падения империи никто не мог вспомнить ни одного случая совместной жизни эльфов и вампиров, а тут такое дело. Молодожены не стали слушать своих родителей и в одну прекрасную ночь исчезли в неизвестном направлении. Никто их больше не видел. – Четыре недели назад Норэль Трилист погиб в горах, не хватило сил удержать лавину. Сенима приехала на похороны, она почувствовала смерть отца. Приехала не одна, с мужем, пятью детьми и двумя внуками. Внуки, мальчик и девочка, дети старшего сына Сенимы и Р`рона. Сама Сенима беременна шестым ребенком, ждет третью дочку. На иллюзограмме портрет среднего сына Сенимы. У детей Сенимы и Р`рона есть одна особенность, до двадцати лет они развиваются как дети людей или вампиров, а потом развитие замедляется и переходит на чистую эльфийскую линию. Почему за полторы тысячи лет не было ни одного случая интимных связей между эльфами и вампирами? Даже с полуэльфами? Малочисленность кланов вампиров, жесткое табу и преследование любых любовных отношений своих отпрысков на стороне, берегли чистоту крови и честь лучших наемников и убийц, только последнее десятилетие пошли послабления.

Неритэль замолчал. Молчали и остальные, переваривали шокирующие новости. Шесть детей! Для эльфийки зачать, выносить и родить двоих проблема, троих очень тяжело, а тут шесть детишек и не похоже, что супруги остановятся на достигнутом результате. Вампиры живут пятьсот-шестьсот лет, эльфы и того больше.

– А это не может быть частным случаем? – спросила Элима. В свои четыреста она еще не стала матерью. Она все моментально просчитала, и ее глаза зажглись фанатичным огнем.

Неритэль покачал головой. Маги жизни провели обследование супружеской четы и вынесли однозначный вердикт – никаких отклонений. Вампиры и Рау идеально подходят друг к другу. Такой вот выверт магических преобразований людей и эльфов. Эльфийки легко выносят детишек от вампиров, аналогичная ситуация когда отцом будет эльф, а матерью вампирша. Вот только их дети и потомки детей будут темнокожи и иметь ряд других отличительных особенностей в виде когтей, красных глаз и удлиненных клыков. Остальное, включая уши, не будет отличаться от Рау.

– Не страшно, а Неритэль? Ты сейчас предлагаешь уничтожить Рау и заменить Снежных эльфов новым народом. Это как подписать смертный приговор родному ребенку или отцу. Кому горло грызть то собрался, себе? – похоже Толивэль говорил в пустоту. Он сам себя не слышал. Глаза Элимы сказали ему больше, чем мог сказать Неритэль. За возможность родить без проблем нескольких детишек эльфийки отдадут все. Он видел с какой завистью смотрит его жена на дочек и сына князя срединного княжества и сам завидовал семейному счастью Неритэля. За пятьдесят лет его брака с Имитэль он еще не испытал отцовского чувства и видел как страдает от этого жена. Длинная жизнь не делала эльфов более счастливыми. Браки с людьми не решали проблему, совместные дети наследовали все качества человеческой половины. Живой пример Сенимы породит неконтролируемую волну межрасовых отношений, случай умолчать уже не удастся, слишком много свидетелей в Срединном княжестве. Неритэль просто предлагает взять управление процессом во властные руки.

– Если это правда я сама первая рожу от вампира троих или четверых красноглазиков. – Элима приняла решение, что и требовалось доказать. Скотина ты, Неритэль. Ударил по самому больному месту. Надо вернуть разговор в политическое русло.

– Помимо вампиров у нас еще остались вопросы по Лесу и Тантре, Север может чуток потерпеть. Что делать будем?

Элима отошла от транса. Завязалась дискуссия. Правители княжеств раскладывали проблемы по их значимости и рассматривали со всех сторон, каждый опровергал доводы оппонентов и предлагал свои решения, которые тут же, в пух и прах, разносились другой стороной. Солнце перевалило далеко за полдень когда компромисс был достигнут.

Всю информацию по Лесу и Лесным Владыкам передать королю Тантры. Нельзя допустить усиление Владык. Согласиться на сотрудничество разведок. Война неизбежна, а раз так, предложить Тантре заключить полномасштабный военно-политический союз с передачей вампирских земель под протекторат Княжеств Рау. Взамен отдать предгорные равнины. По оборонному строительству предполагалось нанять мастеров-гномов и усилить все западные крепости и построить на перевалах дополнительные. Лучше быть готовыми к худшему и встретить бывших союзников во всеоружии. Что произошло у Ариев за две тысячи лет изоляции неизвестно и никто не может сказать помнят там Рау или нет? Новые крепости не будут лишними и при встрече с "лесовиками". К вампирам направить посольство с широкими полномочиями…

– Как хоть назовем новый народ? – потягиваясь спросил Толивэль.

– Д`Рау – дети, как еще? – подвела жирную черту Элима.

… Северное море. Хаг Морской тур…

…"Валькирия", натужно скрипя оснасткой, перевалила гребень очередной водяной горы и рухнула вниз, судно накрыла волна брызг. Покачнувшись с боку на бок, под мерный скрип уключин и тяжелое дыхание уставших и промокших гребцов, шнека начала новый подъем. Долгое восхождение и новое стремительное скольжение, удар форштевнем о следующую волну и добрая порция соленой морской водицы добавляет гребцам сырости. Хаг и Хельг Кабан с трудом удерживали рулевое весло, стоит только ослабить хватку, судно повернется боком к волнам и здравствуйте морские раки.

– Шторм пошел на поворот. – прокричал Кабан на ухо Хагу. Хаг кивнул, он сам заметил, что ветер уже не так рвет снасти, волны становятся ниже.

Хвала богам, почти прошли. Было бы обидно пойти на дно в полудне хода от родного борга. Маги, сдерживающие удары шторма уже выдохлись и не способны спасти "Валькирию" от стихии, хвала богам что они выдержали самые тяжелые моменты, без них бы судно размолотило в щепки. Были еще четверо Рау и хорошо, что не пришлось задействовать этот стратегический резерв, никто не знал какие опасности могут свалиться на команду за полдня пути до порта. Запас карман не тянет, тем более такой запас.

Три с половиной седмицы в море после двух месяцев жизни в душном и тесном, для просоленной души викинга, Ортене, были для Хага подарком судьбы. За два месяца он понял волков, с тоской смотрящих на лес через прутья пленивших их клеток. Город был его клеткой, а он морским волком, запертым периметром стен. Море. Родное, бескрайнее и всегда разное. Черное и серое в шторм, розовое и красное на рассвете и восходе, зеленое и синее в ясную погоду. Море, оно то нежное и спокойное как любимая женщина, то грозное и разъяренное как бешеный медведь. Море, оно не любит слабых и благоволит к смелым и сильным, оно суровая школа для настоящих мужчин, где каждый проходит проверку чего он стоит на самом деле.

Прошло два месяца, как хирд Хага патрулировал улицы Ортена, однообразная служба начала утомлять деятельных северян и если бы не решение тинга вождей и не однозначное указание Большого конунга Ульми Мудрого сидеть в городе, то он бы давно все бросил и подался на север. К морю. С какого перепугу их послали в Тантру? От чего и от кого тут можно охранять? Тут даже глотки по ночам режут с принесением глубочайших извинений и по всем правилам этикета. Не душегубы прям, а придворные шаркуны. Вора не отличить от добропорядочного горожанина. Для чего нужна стража на улицах нижнего города, если сами мастеровые патрулируют улицы? С душегубами у них, вообще, разговор короткий. На плаху убивца и вся недолга. Поймали вора, влепили полсотни плетей и на знакомство с дегтем и перьями. Третьей поимки не бывает, пойманный вторично вор знакомился с Госпожой Пеньковой Петлей или отбывал на рудники, а там долго не протягивают. Не тот комфорт, климат и кормежка, работать заставляют от этого камня и до повторных плетей. Кошели конечно режут, не без этого и золотишко в богатых домах промышляют, но это в среднем городе – Мидлле и на Торге. Работают там воры экстракласса. Поймать такого за руку просто невозможно, каждый ходит с амулетом – "бесследником". Имеешь такой амулет, и нет следов твоей ауры ни на одной вещице. Выкинул кошель в сторону, и ты опять добропорядочный гражданин. А кошель, а что кошель? Первый раз вижу! На землице лежит, может потерял кто? Не будешь же с собой мага-разумника таскать.

Викингов, конечно, побаивались. Репутация безжалостных убийц и лихих рубак играла им на руку. Редкие ночные тати становились еще тише и забивались в свои норы, когда по улицам шли патрули северян. Ведь северным варварам так нравится мучить и пытать честных граждан… Но Ортен и Орть-река не море, проточная лужа с водоплавающими корытами, такие и на абордаж противно брать. Скука и безнадега.

Вызов в "Скрытный дом", представительство королевской Тайной канцелярии в Ортене, был встречен Хагом как хоть какое-то развлечение. Насвистывая мотивчик популярной фривольной песенки, он отправился вслед за вестовым. Вестовой, молоденький парнишка из последнего Школьного выпуска, буквально раздувался от собственной важности, не нахватался еще "романтики" и "приключений". Ничего, не пройдет и года, как будешь таким же тихим, серым и неприметным как остальные канцелярцы. В народе канцелярских так и называли – "серые".

"Скрытный дом" встретил их тишиной. Только фривольная песенка моментально выветрилась у Хага из головы, стоило им с вестовым подойти к воротам. Маг из караульного наряда "серых" у ворот, так посмотрел на северянина, что он ощутил себя голым и прикованным к плахе. Стаи холодных мурашек промаршировали по спине. Ничего себе! Какие же монстры у них сидят в канцелярии, если на вратах стоит чудовище? Врагам короля лучше зарезаться самим. Отослав вестового, маг обратился к Хагу:

– Пойдемте, дальше вашим провожатым буду я. – Хаг кивнул и пристроился в кильватер к "серому". Ни здрасти ни до свидания. Пропетляв по пустынным коридорам, маг подвел его к высокой дубовой двери. – Вам сюда, уже заждались поди. Обратную дорогу покажет другой.

Маг развернулся и пошел восвояси, Хагу не оставалось ничего другого как толкнуть дверь и перешагнуть порог.

– Ну заходи и дверь прикрой! – глядя на остолбеневшего от удивления гостя и улыбаясь во весь рот пробасил Большой конунг Ульми Мудрый. Вот кого Хаг ожидал здесь увидеть в последнюю очередь. – Так и будешь стоять соляным столбом или как? Подходи, садись, есть к тебе одно дело.

Кроме Большого конунга в кабинете были еще двое. Невысокий, с глубокими залысинами на голове, пухлый человечек в строгом сером камзоле с серебряными пуговицами и звездой командора "серых" на груди (большая шишка!) и высокий, с холодным взглядом, Рау. Никакие детали одежды эльфа не выдавали в нем высоту должности или происхождения, но судя по представленным людям Рау был не из последних в своей иерархии.

А дело было "простое", сходить с экспедицией к Туманным островам. Туда и обратно, оставить на бережку кой-какой груз и по тихому убраться. Идти надо скрытно и не попадаться наблюдающим Ариев. Почему не пошлют другого? Так некого! Люди Большого конунга Харальда Косматого осваивают залив Териум и океанское просторы у побережья Тантры и Светлого Леса, трясут Патских купцов, их в море искать несколько тяжеловато. Свейни Мачта и Хаггард Кошка, походные конунги Рысей, лежат на дне и не могут уже быть полезными. Прошлый поход к островам оказался не шибко удачным, арии были настороже и было их больше… Все, больше к островам никто не ходил, остался он, Хаг Морской Тур. Не так, к островам много кто ходил, но доверятьбольше некому. Возьмется он за такую задачку? Оплата будет выше, чем он может себе представить! Не мудрено, бесплатно совать голову в пасть сулу будет только полный идиот. (Сул. Крупный, до полутоны весом хищник. Внешним видом напоминает саблезубого тигра). Внутренне Хаг ликовал, радовался как мальчишка "Море! Море!", но лицо его оставалось непроницаемым.

Осадок от всего разговора оставался неприятный. Больше всего раздражал Ульми, Рау и тип с залысинами вели себя корректно. Что-то сильно много позволяет себе Мудрый, он, конечно, Большой конунг, но Хаг клятвы верности ему не приносил, чтобы тот так над ним командовал. Захотел на юг отправил, надо опять на север выдернул, у Хага своих людей хватает, тех кто верен только ему. Заигрался в большую политику?

С предложением троицы он согласился. Потом были обговорены все детали и сроки отплытия. На подготовку дают пять дней. Любой драккар, шнека или другое судно по выбору, удовлетворяются все требования в пределах разумного. Раз так, то сегодня вечером маги откроют портал до Дальхомборга. Просьба не опаздывать. Что!? Хаг удивился, ему еще команду собирать! Не проблема, выкрутитесь на месте. Ульми Мудрый готов выделить своих людей. После брошенного на него злого взгляда, Ульми понял, что палку он перегнул. Походные конунги трепетно относятся к своим командам, готовы прикрыть спину любому и люди из команд сделают тоже самое. Своими поспешными действиями он только что настроил Морского Тура против себя. Походного конунга Хага из клана Драконов, после окончания контракта в Ортене, под его рукой не будет. Не пойдет ни за какие коврижки. Жаль.

Дальхомборг встретил Хага и десяток его хирдманов истошными криками чаек и противной моросью, но на этом сюрпризы долгого дня не закончились, освободив портальную площадку и выйдя за ограждение телепорта он нос к носу столкнулся с Милибэрилемом.

– Не ожидал? – прогудел учитель. За прошедшее время Рау нисколько не изменился. Впрочем нет, морщинок в уголках глаз добавилось. Бериэм и Хаг порывисто обнялись, остальные коротко поклонились, о старом эльфе были наслышаны все. – Рад тебя видеть! Возмужал, возмужал! Из малька выросла акула!

– Взаимно учитель! Ваша идея сосватать меня в этот поход?

– Нет, но компанию тебе в море я составлю. Хочу посмотреть чему ты научился. Со мной еще тройка мальков из Рау будет и десяток магов людей. Груз, что тебе везти придется, особый, с ним обращаться надо уметь. Пойдем, корабли глянем?

– Учитель, – обратился Хаг к Бериэму, – Что подвигло Вас бросить остров и возглавить экспедицию? Я ведь правильно понял, что Вы будете настоящим командующим похода?

Рау хмыкнул и внимательно посмотрел на бывшего ученика.

– Молодец, сразу ухватил суть, но что касается твоих действий как капитана, данная сфера остается за рамками моих полномочий. А оторвать зад от замшелых валунов моего острова попросил меня правнучек, причины знать тебе незачем. – Бериэм нахмурился и о чем-то задумался. Так они прошли, в полном безмолвии, несколько минут, наконец эльф оторвался от раздумий и задал вопрос, – Какое судно планируешь взять?

– Желательно легкое и быстрое, драться с ариями я не намерен, нам нужна быстрота и скрытность, – последовал ответ. Хаг долго, с Ортена, думал над этим вопросом и пришел к мнению, что им нужна скорость, а не геройства. Бериэм только удовлетворенно кивал в такт словам, они уже вышли к пирсам и тут ученик встал как вкопанный и протянул руку вперед, – Вот это!

Шедшие сзади викинги одобрительно поцокали языками. Выбранная конунгом шнека производила впечатление легкости и стремительности. Острый форштевнь, чуть скошенная назад высокая мачта, стремительный силуэт, ласточка, а не корабль.

– Хороший выбор, – одобрил Рау, – Осталось уговорить хозяина уступить ее нам.

Хозяина уговорили, правда денег он потребовал, что мама не горюй. Бериэм, не торгуясь, подозвал одного из своих "мальков", державшего в руках небольшой сундучок, молча отсчитал положенное и вручил золото, теперь уже бывшему, хозяину "Валькирии".

– Принимай красавицу! – Рау с веселой искрой в глазах смотрел на Хага.

Оставшиеся дни до выхода в море были посвящены подготовке корабля. Борта "Валькирии" были просмолены и промазаны китовым жиром, щели проконопачены. Сменили весь такелаж на пеньку и заменили парус и подгнившие доски. На борт был загружен запас провизии и воды. Пока готовили судно, прибыли, оставленные на родине, хирдманы Хага из Конгельма. Учитель поспособствовал, от людей Ульми Хаг отказался. Утром шестого дня "Валькирия" покинула воды Дальхомборга.

Экспедиция прошла удачно. За все время они не встретили ни одного корабля Ариев, словно боги специально отворачивали их с пути "Валькирии". Не совсем боги, маги с их грузом пострались. Викинги расслабились. Блаженство продолжалось недолго, неожиданно налетевший шторм заставил их поработать за все прошедшие дни и прихватить пару недель наперед. Море жестко напомнило о своем непостоянном характере и бросало шнеку с волны на волну как ореховую скорлупку. Как всегда бывает в таких случаях, моментально потерялось чувство времени, сколько его прошло с начала бури, никто сказать не мог. Однозначно много. Наконец море решило, что с людей хватит и можно умерить свой пыл.

Хаг подставил лицо соленым каплям и радостно оскалился. Глядя на капитана, скалился щербатым ртом и Хельг, половины зубов он лишился в драках и сечах. Кабан мог бы заплатить колдуну и отрастить новые, но не желал этого делать. "Опять выбьют!"- был стандартный ответ. Хельг как никто другой понимал капитана, город был клеткой и для него, где после трех выходов в наряд хочется взвыть от тоски, после месяца походов по городским улицам – зарубить первого встречного. Когда конунг объявил о том, что ему требуются желающие для отправки в срочный поход к Туманным островам, то пожелали все викинги, без исключения. Хаг отобрал пять человек из тех, кто ходил с ним к Туманным, остальным пришлось тащить жребий. Хельгу досталась длинная палочка, удача любит его. Хельг жалел только об одном, что за три седмицы они ни кем не сошлись в морском бою, но все равно, быть в море лучше, чем топтать мостовую в Ортене.

Хаг, в отличие от Хельги Кабана, несказанно радовался, что их миновала чаша встречи с кораблями Ариев. Ариев бы очень заинтересовала четверка эльфов и десяток Тантрских магов на борту шнеки. Встреться Арии им по пути к островам, не обошли бы они вниманием ряды клеток, теперь уже выкинутых за ненадобностью. Везли они и несколько корзин камней. Что это за камешки и для чего они нужны Хаг понял, когда они сгрузили первую корзину на берег. В клетках содержались чайки и тройка альбатросов. На вопрос "зачем"? Бериэм указал на ошейники и кольца на лапках птиц. С помощью этих артефактов птицами можно было управлять, находясь за тысячи лиг от них самих. Специально обученные маги жизни могли смотреть глазами зомбированных пернатых и передавать увиденное на специальную сферу. С Туманных островов до исконных земель Ариев рукой подать, а сведения получить ой как надо, вот и приходиться выкручиваться. Сложность еще была в том, что магам и птицам нужно было ориентироваться на местности, вот и поплыли маги с экспедицией, чтобы на месте определиться с координатной привязкой и дальше уже ориентировать поиски птичек. Главное, что таких разведчиков очень трудно обнаружить в магическом плане, ошейники и кольца почти не давали магического фона, а телепатическая связь прослеживанию не поддавалась. По крайней мере на высоте полета птицы. В корзинах лежали каменные големы. По словам одного и Тантрских магов – вершина составного големостроения! Когда камни из корзины были высыпаны на землю, сначала ничего не произошло, зато потом…, камни потянулись друг к другу и собрались в человекоподобную фигуру. Голем быстро закопался в гравийный берег и пропал из поля зрения, через несколько минут он появился на свет у самой вершины холма с противоположной от места высадки точки. Составные големы могли перемещаться под землей, в случае опасности они сами разбирались на отдельные части и никто не мог отличить кучку или россыпь камней от магического создания, могли они по мелководью перебраться на другой остров, что и собирались сделать. Управляли камешками, как и птичками, только не "живчики", а маги стихий земли и огня. Груз, действительно, был особый и требовал умения в обращении. И пригодился он в дороге хорошо, пять чаек постоянно барражировали в отдалении от "Валькирии" и маги-операторы докладывали Хагу текущую обстановку. Не попасться патрулям Ариев птички очень помогли.

Шнека одолела очередной подъем и рухнула грудью вниз, Хаг вцепился в рулевое весло. Удар, весло сыграло как живое и ударило по челюсти расслабившемуся Хельгу.

– Тьфу, яфык пыкусил и…, – Хельг смачно схаркнул кровавую юшку и улыбнулся, на один зуб во рту у него стало меньше, -…фуб выбил.

Шторм закончился так же быстро, как и начался. Резко прекратился шквальный ветер, горбы волн стали в несколько раз ниже и только небольшая болтанка напоминала о недавнем буйстве. В мрачной пелене туч появились просветы и море заиграло солнечными бликами.

– Поставить парус! Сушить весла! – скомандовал Хаг. Сидевшие у мачты "мальки" Рау нехотя отодвинулись в сторону, пропуская засуетившихся викингов. Шторм дался им тяжело, зеленые круги под глазами, даже белоснежные косы Рау отливали всеми оттенками зелени. Держались они из последних сил. Ничего, привыкайте! Бериэм вон как огурчик, будто не шторм пережил, а с прогулки вернулся. Парус пару раз обиженно хлопнул, пошел волной и набирая в свои объятия попутный ветер выгнулся дугой.

Рядом с Рау примостился Гилви. Вечно голодный северянин залез рукой за пазуху и вытащив кусок солонины, принялся смачно уничтожать запас, Рау смотрели на него круглыми глазами. Того гляди стошнит, а он жрачку наяривает! Экипаж, пряча улыбки в бороды, искоса поглядывал на разыгрывающееся представление. Рядом с Хагом встал Бериэм и, с интересом, стал ждать развязки. Облизав жирные пальцы (эльфы рефлекторно задергали кадыками и судорожно задышали), Гилви отцепил от пояса фляжку с брагой, с которой никогда не расставался, и отхлебнув пару глотков протянул ближайшему эльфу.

– Будешь?

Эльфы рванули к борту, желудки несчастных не выдержали пытки и потребовали освободить их от остатков того, что не вылетело в шторм. Кругом заржали, напряжение отпустило людей. Гилви достал кусок вяленого мяса…

– Развлекаешься? – Хаг повернул голову к учителю. В глазах Рау плясали веселые чертики, сценка позабавила и его. Державшийся запросто с викингами, в отличие от холодных "мальков", Бериэм давно был своим в суровой компании северян и как никто другой понимал необходимость нервной разрядки, – Для тебя есть еще одно дело!

Хаг перестал ухмыляться, если наставник говорит таким тоном, то дело будет серьезным.

– Слушаю, учитель.

– В Дальхомборге тебя ждут еще три с половиной сотни воинов. – Хаг приподнял бровь. "Ого!". Дело действительно непростое, странное творится в мире под очами Богинь! Со своими дружинными, у него будет теперь полтысячи копий! И хочется и колется. Дело пахнет кровью и мертвечиной, такую силу просто так предлагать не будут. Эх, учитель, учитель! Бериэм меж тем продолжал, – Возьмешь викингов с собой в Ортен, клятву личной преданности они тебе принесут. Лично тебе! Подчиняться будут только твоим приказам. Отбор и наем проводили только на таких основаниях. Люди готовы перейти в твой клан. Теперь по тебе, слушай внимательно. До окончания срока контракта о наеме стражников реально будешь подчиняться только Ректору Школы магов Этрану. Все, что написано в контракте о подчинении приказам магистрата, можешь забыть, им ты подконтролен будешь только на бумаге.

Хаг, за локоток, отвел наставника подальше от рулевого весла, Хельг Кабан сейчас справится один, а лишние уши ему ни к чему.

– Учитель, я не хочу и не буду марионеткой! Ваше предложение пахнет привязкой меня за ниточки в политической игре! Вам мало Ульми Мудрого? – задал прямой вопрос Хаг. Рау скривился как от кислой ягоды рябины.

– Ульми дурак! Связался с охранкой и думает, что влез в большую политику. Идиот. "Живущие в тени" и "серые" попользуют его как лист лопуха и выкинут на помойку. В охранке акулы имеют большие зубы. Таким северного тюленя перекусить, как муху прихлопнуть. Это здесь он Большой конунг, там мелкая разменная монетка.

– Так зачем Вам я? Мне лучше быть конунгом здесь, чем капитаном стражи там!

Бериэм замолчал, разговор не нравился ему с самого начала. Мальчик действительно вырос и имеет голову на плечах, что немаловажно, умеет ей пользоваться! Причины и следствия определил сразу и сделал правильные выводы, такого на мякине не проведут. Тем более необходимо убедить его в важности миссии.

– Хочешь откровенности? Будет тебе откровенность.

– Не надо. Мне понятно, что заинтересованным лицам требуется третья сила, камень за пазухой о котором не будет подозревать потенциальный враг. Вроде как пригласил магистрат, а на самом деле…

– Стой, – прервал Хага эльф. Бериэм резко ушел в себя и стоял так несколько минут. – Дед проснулся. Великий хочет чтобы я был в Ортене, важные новости. – прокомментировал Рау затянувшееся молчание, – Я пойду в Ортен с тобой. Так берешь сотни под свою руку? Портал будет готов послезавтра. Забыл сказать, Большой конунг Ульми Мудрый тебе не указ.

Вот это откровенность!

– Учитель, вы хуже акулы. Вы древний кракен, вам перекусить акулу как той тюленя. Беру.

… Ортен. Ортенийская Школа магии. Андрей… Керровитарр…

Старик Рау на следующий день не пришел. Разбирая документы, Андрей надеялся услыхать шаркающие шаги или скрипучий голос Мидуэля. Сотни вопросов, роившиеся в его голове, так и не дождались ответа. Эльф не появился. Только зря хран принес. Андрей просканировал истинным зрением окружающее пространство, прошелся по коридорам, принюхиваясь к настенным панелям. Бесполезно, ни одного следа, даже энергетических отблесков не было. Ну не приснился же он ему, в конце концов! Ядовитые траву и грибы не ел и не нюхал, пыльцы горной лилии никто ему не подсыпал, выходит Рау не был глюком. Бросив поиски, канувшего в неизвестность Мидуэля, Андрей сконцентрировался на работе.

Соглядатаи сегодня опять отсутствовали, лесные гости оказались важнее мальчишки-архивариуса. За пару дней пребывания в Ортене свитсткие из окружения дочери Владыки успели отметиться несколькими яркими скандалами, приковав к себе внимание высшего света и охранки, "наказующие" усилили меры безопасности в Школе. Одно непонятно, они толи эльфов-"лесовиков" от школяров охраняли, толи наоборот, но серые с черной окантовкой мантии попадались на глаза во всех углах школы. Отсутствие помощников и надзирающих в одном лице сразу сказалось на результативности работы не в лучшую сторону, Андрей уже привык к своим безмолвным "принеси-подай", а тут пришлось самому бегать туда-обратно. Задолбавшись носиться с архивными папками и плюнув на все условности, он упихал из кабинета в архив один из столов и расположился среди стеллажей. Другое дело!

Основной материал по заказу ректора Этрана он уже отобрал, пометил специальными цветными вкладками и сносками на авторов документов, оставались штрихи, чтобы завершить картину. Без преувеличения можно было сказать, что он теперь является самым информированным человеком по "Осадному сидению" четырехсотлетней давности. Разыскивая грязь на эльфов он окунулся в такие человеческие помои, не удивительно, что бумаги спрятали за толстыми стенами и грифами секретности, а с него взяли непреложную клятву. Некоторые древние бумажки, дай им ход сегодня, до сих пор могли сыграть эффект не хуже атомной бомбы и "потопить" в дерьме целую кучу народа.

Вот и сейчас, развязав тесемки архивной папки, Андрей не ожидал найти там ничего приятней протухшего навоза. Счета, накладные, векселя и купчие. Расписки и печати эльфов, орков и королевского казначея Олли I. Договора на банковские кредиты. Опять счета, векселя, приходно-расходная книга. Перечни поставляемого товара, продуктов и оружия. Приходно-расходные сальдо за определенные периоды. Торговый дом "Торринос", патские купцы первой гильдии.

Дом "Торринос" был одним из самых известных торговых домов современного Алатара и четыреста лет назад он так же был не просто хухры-мухры. По представленным в папке бумажкам, через купцов проходили такие деньжищи, что просто оторопь брала. Кто-то провел титаническую работу, собрав все эти документы в одну папку. Андрей попытался припомнить, что ему известно об экономике и бухучете. На Земле мама часто брала "халтурку" на дом и занималась отчетами и сведением бухгалтерских балансов, часами просиживая за компьютером и попутно поясняя некоторые детали любопытному Андрею, так что составлять простенькие "самолетики" он научился лет в одиннадцать-двенадцать.

Разложив векселя, счета и другие бумаги он стал сравнивать цифры с приходно-расходной книгой и накладными. Через час нарисовалась неприглядная картинка деятельности купцов из дома "Торринос". Ясно было не все, но Андрею выше крыши хватило того, что он только что раскопал.

В ушлости патским торгашам было не отказать. Дом "Торринос" "прокачивал" через себя золото эльфов, направляемое на подпитку восставших лордов, занимался поставкой оружия тем же лордам и продуктов питания орде "зеленух". Стотысячная орда хочет кушать, на двести лиг окрест все пограблено, так хоть купцы не дадут пропасть, рассчитывались орки с купцами теми же награбленными ценностями. Попробуй подержи город год в осаде без жрачки.

Работорговля, вот здесь было интересней. Через купцов проходили не только люди, но и захваченные орками в набегах лесные эльфы и эльфийки и тут же наградные суммы от эльфов за помощь в осуществлении выкупа попавших в рабство соплеменников. Контрабанда в тот же Лес и из Леса, шпионская деятельность на молодого Олли I. Продажа молодому королю трех десятков кораблей и барж (цены на речные корыта завышены раза в три) для переброски войск через Орть, какие-то еще непонятные счета и громадные суммы.

Говорят, ласковый теленок у двух мамок молоко сосет, патские купцы сосали молоко у всего стада и люди короля помогали им в этой деятельности не меньше эльфов. Если эльфы занимались "альтруизмом", не подозревая о работорговной деятельности купцов, то напротив каждой фамилии чиновников короля в бумагах стояла определенная сумма денег. Что это, разовая взятка или оплата за оптовую услугу на закрытие глаз, Андрей не понял, да и неважно ему было.

Выбрав несколько порочащих лесных эльфов документов, он с силой захлопнул папку. Хватит! Еще немного и нелюбовь-ненависть к эльфам перекинется и на людей. Самое печальное, что есть за что.

Последние штрихи найдены и аккуратно подшиты к остальным материалам, ректор может быть доволен результатом, но Андрей решил больше не заниматься разборкой архивов. Материалов, книг и манускриптов об изысканиях в области межмировых сообщений здесь больше нет, все полки и стеллажи осмотрены, на минус второй уровень, где можно пошариться по закромам, его никто не допустит. Условия расторжения договорных обязательств, прописанные в гильдейском контракте, внимательно прочитаны и изучены, завтра Андрей намеревался аннулировать договор о найме на работу (Рау-одногрупники наверняка втихую порадуются). Он стал злым и раздражительным. От прочитанного за последние дни просто начинали закипать мозги и хотелось кого-нибудь убить. Берг, на занятиях в фехтовальной школе, поражался прогрессу ученика, Андрей же просто вымещал свою ярость и злость на истуканах и Бриге Крепыше. В свои шестнадцать он уже был замаран в чужой крови, но то, что было спрятано здесь, выходило за все рамки морали и Андрей не хотел больше с этим связываться.

Завязав тесемки папки для ректора Этрана, он еще раз прошелся по коридорам, осматривая все истинным зрением и ловя носом тончайшие запахи. Мидуэль чудесным образом не объявился. Завтра он придет сюда в последний раз и будет ждать и искать Рау до самого конца дня, если тот не появится, то значить не судьба. Не судьба эльфу узнать его похождения, не судьба Андрею узнать некоторые тайны прошлого.

Приняв решение, он взял папку по мышку и вышел из архива, охранник на главном выходе забрал ключи и наложил сторожевые печати и заклинания. В планах на сегодня посещение ректора и сообщение ему о своем намерении и решении, значок гильдии оказался тяжкой ношей, потом тренировка и выход в город. Школа осточертела, хотелось развеяться.


Старик. Взгляд в чужое прошлое. | Дороги сказок. Части 1-4 | *****