home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава четвертая

— Слушай, есть мысль. Попробуй все–таки открыть его, — предложил Нейл.

— Попробуй спокойно подождать, пока я его открою! — прорычала в ответ Кара, сражаясь с колесом пневмоусилителя на люке. Во мраке раздался протяжный скрип, и женщина закашлялась, когда вниз посыпались ржавые хлопья. — Чертова хрень проржавела напрочь. Просто сруби ее резаком. Мы тратим время впустую.

Нейл запалил лазерный резак. В свете шипящего пламени окружающее их пространство приобрело еще более заброшенный и печальный вид.

Кара спрыгнула с древних металлических ступеней и изобразила поклон «только после вас», что было нелегкой задачей, учитывая, сколько оборудования на ней было понавешано.

Нейл вскарабкался по лестнице и направил пламя резака на край тяжелого люка в потолке. Металл начал изгибаться, светиться, оплавляться, стекать на пол густыми оранжевыми каплями.

Загудел вокс.

— Надеюсь, вы уже готовы? — произнес Карл. — Этот план рассчитан на абсолютную скоординированность. Я, кажется, вам это объяснял?

— Да, Карл, объяснял, — ответила Кара. — Возникла небольшая техническая заминка с выходом на крышу.

— Думаю, всему виной кислотный дождь, — произнес Нейл, не отрываясь от работы.

— Так и запишем, — протрещал в приемнике голос Карла.

— А я думаю, что всему виной Нейл, — сказала Кара. — Это повышает мою самооценку.

— Тоже запишем. Рукоплещу твоему настрою.

— Прошли, — прокричал Нейл, загасив резак и сунув его обратно в набедренный мешочек. — Натягивай маску и готовься.

Кара проверила герметичность капюшона и опустила на лицо дыхательную маску.

Нейл ударил по древнему металлическому люку, и тот перевернулся, упав на поверхность крыши. Ветер и дождь тут же волной хлынули вниз. Все оказалось куда хуже, чем ожидала Кара. Ветер завывал с убийственной яростью. Загорелись огоньки кислотной сигнализации, встроенной в капюшоны. Грозовая ночь над центром Петрополиса.

Из темноты на высокой, плоской крыше фабрики Манзура Хагена выступало беспорядочное нагромождение труб. Ревущий боковой ветер гнал косые простыни кислотного дождя по разрушающейся крыше, угрожая сбить путников с ног.

Они побрели вперед, низко пригнув головы, — две странные, громоздкие фигуры, движущиеся в темноте на восток. Впереди, за стеной дымящегося дождя, мерцали городские огни, один из которых в особенности привлекал их внимание.

Фабрика Манзура Хагена, расположенная в общем блоке Н, когда–то гордо носила статус ведущего в субсекторе производителя кнопок и прочих качественных застежек для одежды. Но двадцать лет тому назад производство остановилось, и фабрика закрылась; может быть, появилась мода на повторное использование кнопок, а может, граждане субсектора Ангелус просто перестали заботиться о том, насколько хорошо застегнута их одежда. Как бы то ни было, но предприятие остановилось и было опечатано представителями гильдии.

Само здание завода являло собой массивное строение из оуслитовых блоков, в километр длиной и половину шириной, почти на четыреста метров возвышаясь над верхними уровнями стека. Оно протянулось с востока на запад, пересекая восемь районов «Грязей». Западный край выходил на общий блок F и огромную свалку отходов производства. Восточный — смотрел на массивную главную башню Депозитария Информиума на границе общего блока D.

Нейл и Кара добрались до восточного края гигантского строения. Им приходилось цепляться за старые страховочные тросы, чтобы не позволить ветру сбросить себя с крыши.

— Погода улучшается, — отметил Нейл, и вокс придал его голосу оловянные нотки.

— Очень любезно с ее стороны. Сверься с направлением ветра.

Нейл завозился с прибором, примотанным к его запястью.

— Дует на восток. С небольшим смещением на юг. Похоже, поездка будет быстрой.

Кара быстро прикинула расчеты в уме.

— И в самом деле, быстрой, — ответила она. — Не более чем восемнадцать–девятнадцать секунд. Надо будет очень постараться, чтобы не промахнуться. Да, и еще сбрось две секунды на то, что ветер продолжит нас нести даже тогда, когда мы отстегнем парашюты.

— Две?

— Да, две! Доверься мне! Ну что, распаковался?

Нейл высвободил из пояса стартовую трубку, и ветер сразу же вытянул флагом выходящий из нее мягкий мешочек. Гарлон сжал одну руку на страховочном тросе, а вторую положил на помпу инфлятора.

— Есть!

Кара проделала то же самое со своим комплектом.

— Мы на позиции, — сообщила она Карлу по воксу.

— Тогда я пошел внутрь. Конец связи.

— Готов? — спросила Кара у Нейла.

— К этому? Нет, — сказал он. — Но все равно давай приступим.

Они одновременно задействовали баллоны со сжатым гелием, закрепленные у них на поясах. Менее чем через секунду два мешочка, которые развевались на конце стартовых трубок, превратились в тугие шары в метр диаметром.

Кара и Нейл отпустили тросы, и резкий ветер с безумной силой оторвал их от крыши фабрики, унося в открытое небо.

Карл Тониус торопливо пересек залитую дождем улицу, пробежав мимо завывающей кислотной сигнализации, и подошел к северному портику Депозитория Информиума. Оказавшись под навесом, он рассчитался с зонтоносцем, дав мальчику хорошие чаевые. Тот с улыбкой взял монету, отряхнул свой огромный, защищающий от кислоты зонт и отправился на поиски следующего клиента.

Тониус разгладил полы синего кожаного жакета, извлек наружу кружевные манжеты и поправил шейный платок. На минутку он задержался, чтобы полюбоваться на свое отражение в окне возле входа.

— Безукоризненно, — пробормотал он.

Прижимая рукой папку с документами, Тониус поднялся по широким ступеням и вошел в высокий северный атриум. Там стояла одуряющая, почти тропическая жара. Хорошо вооруженные стражники Магистратума спокойно прохаживались по просторному коридору с мраморным полом, в конце которого виднелись украшенные серебряные подиумы общественных судилищ. В столь поздний час здесь было немноголюдно — преимущественно это были адвокаты или юридические ассистенты, уточняющие самые последние подробности до начала утренних судов.

— Я могу вам чем–то помочь, сэр? — спросил облаченный в униформу гид.

— Даже не знаю, — улыбнулся в ответ Тониус. — А что вы можете?

Гид извлек из–под мантии дата–пульт и включил его. С кончика палочки спроецировались гололитические списки заголовков и подзаголовков.

— Вы ищите свидетельства о рождении? О смерти? Регистрации брака? Родословные? Записи о клонировании или аугметации? Права на землю? Расселения? Информацию по авторскому праву? Исторические и/или аналитические запросы? Отчеты по налоговым выплатам? Путешествия? Мошенничество? Проекты? Конфликты? Губернаторские отчеты…

— А есть у вас что–нибудь по фротажу?[18]

— Кхм, не думаю, сэр.

— Жаль. Честно вам это говорю. На самом деле, видите ли, я занимаюсь изучением Высокой имперской архитектуры: модерн, интуитив, постмодерн, квазимодерн и все такое прочее. Сейчас я нахожусь в творческом отпуске на этом прекрасном… и я действительно думаю, что он очень, очень прекрасен… мире, ну и мне посоветовали поискать это место. Лингстром, сказали они… так меня зовут — Лингстром, — ты обязательно должен повидать Информиум в Петрополисе, прежде чем умрешь.

— Вы умираете? — пробормотал гид, глаза которого изумленно расширились.

— Мой милый друг, все мы умираем. Только каждый по–своему. Полагаю, моя погибель будет экстравагантной, медленной и меланхоличной, но слегка романтичной. А что насчет вас? Глядя на вас, могу предположить, что лучшее, на что вы можете надеяться, так это однажды оступиться на скользкой лестнице. Или, возможно, поужинать испорченными моллюсками. И без сомнения, в одиночестве.

— С–сэр?

Тониус широко развел руки и поднял взгляд к украшенному фресками потолку атриума, возвышающемуся в двухстах метрах над их головами.

— Только посмотрите на это. Нет, посмотрите! В самом деле, посмотрите!

Гид посмотрел наверх и заморгал, словно никогда прежде не видел все это великолепие.

— Роскошно, верно ведь? — произнес Тониус.

— Да… Думаю, да, сэр, — ответил гид.

— Я уже в дверях, — прошептал Тониус в спрятанный в одежде вокс–микрофон. — Пэйшэнс, заводи нашего маленького друга.

— Ты помнишь, что должен делать? — спросила Пэйшэнс Кыс.

— Думаю, да, — ответил Заэль.

Она погнала его вперед по дорожке, ведущей к западному входу Информиума. Кислотный дождь хлестал по навесу, туго натянутому над ними. Заэль затеребил правую руку.

— Прекрати.

— Но она очень чешется, — пожаловался он.

— Потерпи минутку, — сказала Кыс, внезапно останавливаясь. — Дай я проверю… Ладно, какая разница. Пошевеливайся и не испорть все.

— Хватит уже на меня шуметь. Я справлюсь.

— Тебе же будет лучше, если так, — предупредила Кыс, уставив на мальчика взгляд своих суровых зеленых глаз. — Ошибешься хоть на волосок, и я тебе все кости переломаю раньше, чем ты успеешь сказать: «Ой, мистер Рейвенор, бла… бла… бла…»

Кыс изобразила плачущее лицо, потирая глаза кулаками и оттопырив нижнюю губу.

Заэль рассмеялся.

Она неожиданно отвесила ему несколько резких оплеух.

— Это, черт возьми, еще зачем? — спросил Заэль, и его глаза покраснели от слез.

— Просто помогаю тебе вжиться в роль. Пойдем.

Она схватила его за руку и быстро поволокла к двери западного общественного входа. Здесь располагалось всего несколько подиумов, где наличествовали клерки и немногочисленные охранники.

Кыс подтащила Заэля к одному из столов и обратила на себя внимание, заломив мальчику руку. Клерк посмотрел на них со своего высокого подиума. Он поправил свои аугметические имплантаты, чтобы как следует разглядеть их.

— Какое дело вас привело? — спросил он.

— Мне нужно, чтобы ему устроили генную экспертизу, — произнесла Кыс, указывая на Заэля.

— А кто вы?

— Действующий офицер департамента общего блока Е. — Кыс достала кожаный бумажник с удостоверением личности, а потом небрежно открыла и тут же захлопнула его. Слишком быстро, чтобы его действительно можно было разглядеть.

На ней был строгий, хорошо пошитый серый костюм, волосы стянуты в тугой узел, ни капли косметики.

Ее грубое поведение и строгий взгляд выдавали в ней типичного социального агента, лишенного чувства юмора.

— Спал на улице. Приворовывал. Нам нужна генетическая проверка, чтобы установить его ближайшего родственника и назначить опекуна.

Клерк посмотрел на Заэля. Одежда мальчика была изношенной и потертой, а лицо угрюмым.

— Что же, хорошо. — Клерк взял со стола несколько цветных форм и протянул их ей через решетку: — Заполняйте. Вон там свободная кабинка. Потом возвращайтесь с ним сюда для анализа. Услуга стоит две кроны.

— Благодарю, — ответила Кыс.

Она зажала бумаги под мышкой и повела Заэля к кабинке с письменными принадлежностями.

— Карл, мы внутри. Ждем только слова, — прошептала она.

Под ними проносился темный, испещренный огоньками город. В спину бил беспощадный ветер. Кара на мгновение испугалась, что он унесет их воздушные шары прямо в стратосферу.

Приближалась сверкающая громада Информиума. Гигантская базальтовая ротонда, выложенная тесаным камнем, увитая плющом и заросшая на верхних уровнях сорняками. Это было одно из крупнейших отдельно стоящих зданий во внутренних общих блоках. Здесь хранились все гражданские документы и отчеты со всего Юстиса Майорис.

— Четырнадцать секунд! — прокричала в вокс Кара. — Пятнадцать. Шестнадцать. Прыгай!

Кара ударила по карабину на страховочных ремнях. Освободившись от груза, воздушный шар тут же взмыл ввысь и затерялся в шторме. Женщина камнем полетела вниз. Времени оглядываться на Нейла не оставалось. И под ней, и над ней бурлила чернота. Бешено проносились городские огни.

А затем на нее набросились верхние парапеты ротонды. Кара подобралась и приземлилась, ударившись так, что перешибло дыхание, на краю каменной крыши, густо заросшей петлеросом и плющом. Растительность немного смягчила падение. Кара покатилась по крыше, пытаясь погасить скорость. Железные птицы, испуганные ее приземлением, вспорхнули в небо.

Под ударами ветра и дождя она поднялась на ноги.

— Кара? — протрещал вокс.

— Гарлон?

— Возникла малюсенькая проблемка.

— Ты где?

— Там, где мне не очень хотелось бы находиться.

Кара подобралась к краю каменной крыши, пробиваясь через обесцвеченный кислотой жесткий плющ. Посмотрела вниз. От бездны, открывавшейся под ногами, кружилась голова. Улица, протянувшаяся километром ниже, казалась узкой цепочкой огоньков.

И над обрывом висел Нейл, цепляясь за бороду плюща, каскадом ниспадающую по стене.

— Вот тупой нинкер, — сказала Свол.

— Благодарю за комплимент. Кхм, может, поможешь?

Кара торопливо размотала отрез моноволокна, обернутый вокруг ее талии. Она слышала по воксу, как чертыхается внизу Нейл. Густые плети плюща начинали рваться и ломаться под весом Гарлона.

— Кара? — раздался в воксе голос Карла. — Все хорошо? Вы вышли на позицию?

— У нас все в порядке. Все замечательно, — услышала она ответ Нейла. — Мы вызовем тебя, как только окажемся на месте.

— Хорошо, прием окончен.

— Зачем ты ему это сказал? — крикнула вниз Кара.

— Я же не собираюсь загубить весь его чертов план, верно? Мне бы не хотелось подвести его. Он что–то хочет доказать боссу этой операцией.

— Гарлон, тебе ведь Карл даже не нравится. Он тебе никогда не нравился. Ты…

— Кара. Детка. Прекрати трепаться и помоги мне, наконец, Трона ради.

— Хорошо. Не двигайся. И даже не дыши.

Кыс стояла в кабинке и делала вид, будто что–то пишет. Она закончила заполнять формы еще несколько минут назад. А теперь просто тянула время. Отправила поторапливающее сообщение.

— Карл? Мы ждем.

— Продолжай в том же духе. Кара и Нейл еще не совсем на месте.

— Возникла проблема, леди?

Кыс напряглась. Телепатические слова произнес не Рейвенор, не кто бы то ни было еще, чей ментальный голос был ей знаком. Их произнес кто–то совсем рядом с ней.

— Заэль? Это был ты?

— Ага. Это был я.

— Не знала, что ты умеешь транслировать. Когда ты этому научился?

— Не знаю. Просто я подумал вслух, и ты оказалась там.

Кыс посмотрела на него. Даже после всех этих месяцев она по–прежнему не знала, чего ожидать от этого мальчика. В Заэле было что–то такое, что пугало даже ее.

А напугать Пэйшэнс Кыс было весьма не просто.

Вистан Фраука оторвался от информационного планшета, с которого читал очередной утомительно плохой эротический роман. Так неприкасаемый коротал время, хотя, казалось, не испытывал ни малейшего возбуждения от этого чтива. Вистан вытащил лхо–папиросу изо рта, выдохнул дым и спросил:

— Что случилось?

— О чем это ты? — откликнулся я при помощи передатчика, вмонтированного в мое кресло.

— Что–то случилось. Я это вижу.

— Честно? Как? — спросил я.

— Ну, вы всегда так… — Его голос смолк, и Вистан печально покачал головой. — Вы просто летающая коробка. По вашему виду ничего не скажешь. Просто я пытался быть вежливым. Помните, вы сами говорили, что мне надо развивать свои социальные навыки?

— Помню, — сказал я. — И вот тебе подсказка… что касается меня, то «летающая коробка» — вовсе не вежливо.

— Точняк, — ответил он.

— Как бы то ни было, но кое–что действительно случилось, — признал я. — Карл вышел на позицию, так же как и Кыс, и Заэль. Но вот у Кары и Нейла возникли трудности.

— Так вмешайтесь. Помогите им, — произнес Вистан.

— Карл просто одержим тем, чтобы самостоятельно заправлять этим представлением и сделать все как надо. Он хочет выслужиться передо мной. Если я вмешаюсь, это подорвет его веру в себя. Будет казаться, словно я не верю в его силы.

— И?

— И я решил тренировать его. Сделать из него инквизитора.

— Но ведь если он облажается, то накроется вся операция? Мне казалось, что вы сами говорили, что она очень важна.

— Важна?

Вистан потушил папиросу и незамедлительно прикурил следующую.

— Ау?

Иногда я забываю, что Фраука не способен слышать мою ментальную речь.

— Это важно. Очень важно. Я впечатлен, Вистан. Не думал, что ты меня слушал во время инструктажа.

— Обижаете, инквизитор. Я слушаю. По крайней мере, обычно. Просто меня это, как правило, не слишком волнует.

Мы прятались с ним в пустой квартире на шестидесятом этаже стека в двух километрах от Информиума. Это были сырые руины, по грязным окнам которых барабанил дождь. Вистан вытянулся на диване, который, похоже, прежде использовали в качестве учебной цели на артиллерийском полигоне, а затем отдали голодным крысам. Фраука был моим «неприкасаемым» — псионически непроницаемым человеком, настоящим аутсайдером в моей команде. Большую часть времени ему совсем нечего было делать, и он просто сидел с включенным ограничителем, покуривая и проглядывая по диагонали свою тоскливую порнографию.

Я протянулся сознанием и увидел Кару, стоящую на крыше Информиума, и Нейла, свисающего с медленно рвущегося плюща под ней.

— Вы сказали, что у них возникли трудности, — сказал Фраука.

— Да.

— Что за трудности? — спросил он.

— Они рискуют сверзиться с высотного здания и проделать путь в несколько сотен метров к верной смерти, — сказал я.

— Какая неприятность, — небрежно заметил он.

— Как только тебе будет удобно, — пробормотал Нейл.

Плети плюща начинали серьезно сдавать. Кара сбросила тонкую нить к Нейлу.

— Хватай и привязывайся!

Он поймал конец нити, раскачиваясь на гибких ветвях, и отчаянно завозился, пристегивая свисающий с нее карабин к поясу.

Она натянула веревку и прижалась всем телом к каменной кладке.

— Знаешь, меня это уже чертовски достало, — пробормотал Нейл.

— Успокойся и не шевелись. Сейчас я попытаюсь вытащить тебя.

— Не шевелиться. Не вопрос.

— Тогда начинаем.

На это ушло тридцать секунд. Тридцать секунд напряжения, чуть не сломавшего спину Кары. Нейл вполз на край крыши.

— Гм? Вы на месте? — произнес по воксу Тониус.

— Карл, еще только две минуты. Обещаю, — ответила Кара.

Кара помогла Гарлону подняться на ноги, и они вместе поспешили по склону крыши главной башни к цепочкам радиаторных труб, выраставших, подобно лесу, на вершине купола.

Большая часть хранилищ Информиума Петрополиса располагалась под землей в колоссальных залах или на складах, обустроенных в массивных внешних стенах здания. В главной башне размещалось так много работающих когитаторов, что внутри была ошеломляющая, изнурительная жара. Сверхпроводниковые сети пронизывали всю структуру Информиума и отводили тепло через центральные вытяжные трубы здания и выходы на крыше, чтобы документы не испортились и не воспламенились.

Гарлон и Кара поспешили миновать изъеденные кислотой кожухи радиаторов. Несмотря на завывающий ветер и плотный ливень, оба сильно вспотели от напряжения в герметичных комбинезонах.

Они начали отворачивать крышки инспекционных люков радиаторов одну за другой и прокладывать каждый термостат изоляционным слоем. Вскоре шесть труб были обработаны и снова запечатаны.

— Карл… Мы на месте, и вентиляция выведена из строя, — проговорила Кара в вокс. — Можешь приступать.

— Мне говорили, что убранство внутренних куполов действительно стоит повидать, — произнес Тониус. — Они сказали мне, Лингстром… и так они сказали, потому что это мое имя… я уже говорил это?

— Да, сэр, — ответил гид.

Он все еще был под впечатлением от повести, рассказанной этим посетителем об оуслитовой отделке и чудесном убранстве, созданном еще первым архитектором, несмотря на то, что тот всю свою жизнь боролся с золотухой и асимметрией яичек.

— Поэтому мне бы очень хотелось повидать это самое внутреннее убранство.

— Здание скоро закрывается для посещения, — произнес гид. — Если быть точным, всего через несколько минут.

— Но мне больше и не надо, — сказал Тониус. — Только посмотреть, понимаете?

— Ладно, — ответил гид и повел Тониуса по мраморному полу к серебряным подиумам общественных приемных.

— Цель вашего визита? — спросил ближайший клерк.

— Посетитель выражает интерес к архитектуре, — пояснил гид. — Очень осведомленный человек. Ему хотелось бы посмотреть внутреннее убранство. Он понимает, что время посещения уже заканчивается.

— Хорошо, проходите, — сказал клерк.

— Благодарю, милостивый господин! — произнес Тониус, поклонившись.

Серебряный подиум тихо протрещал, выдавая желтую ленту через отверстие в стенке. Гид взял ее и прикрепил к лацкану Тониуса.

— Допуск посетителя, — объяснил он. — Только публичные области.

Карл улыбнулся. У гида тоже оказалась такая лента, только она была алой.

Они прошли между подиумами, задержавшись перед оптическими сканерами, чтобы те проверили их пропуска. Затем гид повел Карла по широкому сводчатому проходу к мраморной террасе, окружающей первый этаж внутренней ротонды. Высокий купол возвышался в километре над ними.

— Ох, это просто волшебство! — воскликнул Тониус. — А теперь, пожалуйста, мне нужна диверсия, — добавил он шепотом в вокс.

Кыс схватила Заэля за запястье.

— Пойдем.

Она отвела его обратно к возвышающемуся на подиуме клерку, которому протянула заполненные формы и оплату.

Клерк поочередно внимательно прочитывал каждый лист и ставил на нем печать.

— Все в порядке, — сказал он и дернул за бронзовый рычаг.

Часть подиума отошла в сторону, и оттуда на суставчатом держателе выдвинулся стеклянный считыватель отпечатков. — Положите его руку на пластину, мамзель.

— Давай, — подтолкнула Кыс мальчика.

Заэль подчинился.

Последовала пауза. Робко замерцали огоньки подиума.

— Но этого не может быть… — забормотал клерк. Гудки провыли сигнал предельной опасности.

Пронзительно завизжали сирены. Раздалась череда последовательных лязгающих звуков, когда вокруг Информиума захлопнулись люки безопасности, а каждый выход перекрыли опускающиеся решетки, на прутья которых было подано электричество. Охранники переглянулись, вскинули оружие и устремились вперед.

— Одна диверсия, как и заказывали, — прошептала Пэйшэнс Кыс.

— Во имя Терры, что это за отвратительный шум? — закричал Тониус.

Гид застыл на месте, напуганный воем сирен. Охранники и другие сотрудники побежали к подиумам позади них. Внешние двери здания автоматически запечатались.

— Нарушение безопасности! — сказал гид. — Вы должны проследовать за мной. Обратно в атриум. Нам надо пересчитать людей и проверить допуски.

Тониус испуганно вцепился в него:

— Неужели мы в опасности, друг мой? Я так боюсь опасностей!

Гид мягко оторвал от себя руки Тониуса и отстранил его.

— Вы в полной безопасности, сэр. Просто идите к выходу и собирайтесь вместе с остальными посетителями в атриуме. Охранники пометят вас в списке. Могу заверить, что вам ничто не угрожает. Наши охранники более чем профессиональны, и вряд ли что–то может случиться.

Тониус заморгал, глядя на молодого человека.

— Но вы же не собираетесь оставить меня одного? — произнес он.

— Вы в полной безопасности, сэр, — уверил его гид. — Просто идите к выходу и ждите. А я должен отметиться в точке сбора персонала и получить инструкции.

— Но…

— Правда, сэр, вам не о чем волноваться. Выход там.

— Будьте вы благословенны, — сказал Тониус, отправляясь в указанном ему направлении.

Впереди охранники пропускали посетителей через ворота в атриум.

Гид поспешно удалился в противоположном направлении.

Как только он скрылся из поля зрения, Тониус изменил курс и возвратился в основной массив здания. Он миновал зону безопасности и позволил сканерам проверить его ленту допуска.

Ленту, которая теперь была алой.

— Давайте успокоимся и не будем нервничать, — произнес охранник, но оружие он при этом не опустил.

Заэль великолепно изобразил предельный ужас, спрятавшись за спиной Кыс. Пэйшэнс изумленно уставилась на охрану.

— Что случилось? — пробормотала она. — Что, во имя Трона, случилось?

Охранник посмотрел на клерка, пока его товарищи окружали женщину и ребенка.

— Что здесь происходит? — спросил охранник.

— Считыватель определил причастность к крайне тяжким преступлениям, — произнес клерк так, словно и сам не верил во все это. — Автоматика опечатала здание и отправила запрос в штаб–квартиру Магистратума. Их служба безопасности уже в пути. Мы должны обеспечить изоляцию помещений и… и задержать преступника.

— Кого? — спросил охранник. — Его?

Он посмотрел на подростка, скорчившегося возле Кыс. Остальные его сослуживцы нацелили на Заэля оружие.

— Его? Это же смешно!

Клерк пожал плечами с высоты своего подиума.

— Я делаю только то, что мне указывает система. Он преступник. Находится в розыске на семи мирах. Особая важность, максимальный уровень опасности.

— Да вы, наверное, меня разыгрываете! — воскликнул охранник.

— Это возмутительно! — негодующе закричала Кыс. — Это же только голодный ребенок…

— Успокойтесь, мэм, — произнес охранник — Должно быть, произошла какая–то ошибка. Эй, парни! Уберите пушки, вы смахиваете на идиотов.

Остальные стражники неохотно опустили оружие и поставили его на предохранители.

— Должно быть, какая–то ошибка. Просто ошибка, — произнес главный охранник. — Что говорит система?

Клерк посмотрел на экран.

— Анализ ладони идентифицировал его как Ринкеля Фрэнсиса Келмана. Восемь убийств с расчленением, пять случаев нанесения увечий, три нарушения общественного спокойствия.

— Это ты про него? Этого ребенка?

— Так здесь сказано. Система никогда не ошибается, — проговорил клерк.

— Но ведь это только ребенок!

Клерк пожал плечами.

— А система не говорит, сколько лет должно быть этому Ринкелю? — спросил охранник.

Клерк сверился с дисплеем.

— Шестьдесят восемь.

— Шестьдесят восемь?

— Он совершил…

— Да иди ты!

— Может, омолаживающие препараты? — предположил другой стражник.

— Это просто ребенок! — повторил главный охранник.

Последовала долгая пауза. А потом клерк снова пожал плечами.

— Вы правы. Это ошибка.

— Благодарю, — кивнул главный охранник.

— Предлагаю еще раз проверить его и удостовериться, — добавил клерк.

— Верно, — произнес охранник и повернулся к Кыс и мальчику: — Давай, сынок. Нам надо еще раз считать твои отпечатки, чтобы уладить эту проблему.

— Нет! Не хочу! Я видел, что произошло в первый раз, — раздался голос Заэля из–за ног Кыс.

— Будь хорошим мальчиком, — произнесла Кыс. — Этот добрый человек хочет тебе помочь.

Заэль уже стащил с руки перчатку из тонкого пластека, избавившись от поддельных отпечатков. Ее он спрятал в кармане брюк Кыс.

— Давай же, парень. Поднимайся. Мы пока еще можем все уладить быстро и спокойно, — произнес охранник, протягивая свою бронированную руку.

— Вентиляторы начинают выходить из строя, — сообщила Кара по воксу. — Перегрев наступит через две минуты.

— Превосходно, — ответил Карл.

Заэль положил руку на поверхность считывателя. В течение некоторого времени система проверяла его отпечатки.

— Хоффман, Арап Беж, — произнес клерк. — Четырнадцать лет, приписан к школуму общего блока Н.

Сирены внезапно смолкли. Тишина показалась просто оглушительной.

— Система вернулась к нормальной работе, — сказал клерк.

Раздался гул, когда люки и решетки стали убираться в стены.

— Я же говорил, что это была ошибка, — произнес охранник.

Карл Тониус услышал, как выключается сигнал тревоги.

— Отлично, — прошептал он. — Мне нравится, когда план срабатывает как надо.

Он бегом поднялся по широкой лестнице к безлюдной внутренней ротонде и поспешил по коридору ко входу в один из семи тысяч клерикумов Информиума. Там было пусто. Клерки эвакуировались, как только подняли тревогу. На столах мерцали и гудели ряды когитаторов. Оптические сканеры в дверном проеме спокойно пропустили его внутрь.

Он сел за первый же стол. Система по–прежнему была активна. Как и предполагал Карл, ни один из клерков в спешке эвакуации не выключил своего когитатора. Не требовалось взламывать пароли пользователей, не было нужды в ключах доступа.

Карл вбил несколько команд, и на экране засветилось сообщение о доступе к главному банку данных. Тогда он открыл папку с документами и извлек оттуда компактный кодифер. Карл подключил его к внешним портам когитатора, и крошечная машина загудела и завздыхала.

Карл хрустнул суставами и приготовился печатать.

— Теперь уже в любую минуту… — произнес он.

В тот же миг на каждом столе зажглись красные огни. На ламповых экранах всплыли окошки с сообщениями о перегреве. Наконец проявились последствия саботажа, устроенного Карой и Нейлом на крыше. Обширные банки данных Информиума были запрограммированы на переход в режим сна в случае перегрева. До выяснения причин сбоя и исправления проблемы базы данных останавливались и дополнительные системы отключались. И в первую очередь прекращали свою работу блоки, ведущие учет деятельности. А это в свою очередь означало, что ни одна операция, выполненная перед переходом в режим сна, не будет занесена в логи. Когда система восстановит свою нормальную деятельность, не останется и следа какого–либо вторжения или изменений.

Карл осторожно загрузил со своего кодифера программу–червя. Та потонула в океанических глубинах данных Информиума и исчезла. В буквальном смысле бесследно.

Но она оставалась там, и благодаря ей Карл мог получить доступ к любому необходимому материалу.

— Готово, — сообщил он в вокс. — Выходим.

— Спасибо, извините, что доставили вам проблемы, — сказала Кыс и повела Заэля на выход, растворяясь в ночи.

Охранники кивками попрощались с ними.

Дождь немного ослаб. Заэль стащил с руки вторую пластековую перчатку.

На противоположной стороне улицы появилась машина и остановилась у обочины. Дверь кабины открылась. Изнутри им кивнул Зэф Матуин.

— Отличная работа, малыш, — сказал он. — Забирайтесь.

Кара и Нейл заскользили вниз по металлической крыше. Они удалили изоляционные вставки, чтобы вентиляторы смогли вернуться к нормальной работе.

— Хочешь попытаться спланировать вниз? — спросил Нейл.

— Не при таком ветре. Спустимся по стене.

Нейл достал альпинистские кошки и закрепил их на краю балюстрады, а затем протянул Каре веревку.

— Секунду, — сказала она. — Карл? Мы собираемся спуститься вдоль восточного фасада на веревках. Как ситуация? Все вышли?

— Внутри остался только я, да и то через секунду уже исчезну. Действуйте.

— Принято.

Кара обернулась к Нейлу.

— Давай спускаться, — сказала она.

Они зажали веревки в руках, дернули их несколько раз, чтобы убедиться, что кошки надежно закреплены, и пошли к краю. А затем спрыгнули вниз.

Когда они начали падать вдоль мокрой каменной поверхности Информиума, включились крошечные лебедки, замедлившие их спуск.

Тревога отключилась. Охранники в северном портике Информиума поблагодарили посетителей за сотрудничество и отпустили.

— Все пересчитаны, — доложил главному клерку один из охранников.

— Все посетители?

— Все до последнего.

— Хорошо сработали, — ответил клерк. — Вижу только одну аномалию. Гид Виггар не появился во время проверки.

— Где Виггар? — закричал охранник, и его голос прокатился эхом, отражаясь от мраморной облицовки.

— Здесь, сэр! Прямо здесь! — прокричал гид, подбегая к нему.

— Система докладывает, что вы не прошли проверку на выход, — сказал охранник.

— Но я сделал это, сэр, — ответил гид. — Как только стихла сирена, я прошел через барьер к месту сбора.

— С этим? — произнес охранник, указывая пальцем.

Гид посмотрел вниз. Лента, прикрепленная к его одежде, была бледно–желтой.

— Вот черт! — произнес он.

— Опечатать помещения! Опечатать помещения! — завопил охранник, отворачиваясь. — У нас нарушитель!

Сирена снова заревела. Опустились решетки. Депозиторий Информиума, уже второй раз за ночь, был запечатан.


Глава третья | Инквизитор Рейвенор | Глава пятая