home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 13

Раз это действительно существует, то все меняется. Значит, я беру деньги принцессы Викторианы не для того, чтобы за ее счет пожить на островах. Я их беру для настоящих поисков, чтобы открыть что-то — как Христофор Колумб открыл Америку. И если я найду лягушку, то получу принцессу. Крышеснос. Я проснулся сегодня утром обычным неудачником, который и не подозревал о существовании проклятий и чар, людей-лебедей и…

У-ух.

Итак, я собираюсь на поиски. По-настоящему. Вначале я посылаю в номер Викторианы счет, на котором написано: «Услуги полностью оплачены». Дальше мне нужно поговорить с Мэг.

— Эй, есть минутка?

Я подлавливаю ее, как только она приходит.

— Мне нужно поставить кофе. Присядь.

Я сажусь, прикидывая, что ожидание будет долгим — пока она вычистит старый кофе, а потом начнет варить новый. Но она проходит по сверкающему белому полу, поворачивает выключатель и возвращается.

— Что случилось?

— Мне нужно уехать на какое-то время.

— Уехать?

Кажется, Мэг удивлена. Она знает, что я никогда никуда не хожу и никуда не езжу. Я ждал ее вопросов, поэтому разработал версию.

— Это связано с моим отцом. Мы получили о нем кое-какие известия.

— Твой отец? — Мэг удивлена еще больше. Я никогда не говорю о своем отце, в основном потому, что ничего о нем не знаю. — Bay! Это классно, Джонни. Но разве ты не думал, что он уже…

— Умер? Да, практически. Его не было целую вечность. Но его сестра, моя тетя Пэтти, сказала маме, что он появился и у него есть кое-какие деньги. Он… хм… выиграл их в лотерею.

— Правда? Это Флоридская лотерея?

Я быстро соображаю. Она сможет узнать, действительно ли он выиграл во Флоридскую лотерею.

— А, нет. В Алабамскую лотерею. Он там живет — в Алабаме. Вот я и собираюсь его проведать. — До Алабамы отсюда десять часов на машине. — Деньги бы сейчас и правда не помешали.

— Тебя посылает мама? — Мэг оглядывается на кофеварку, проверяя, работает ли она. — Не лучше ли было бы нанять юриста?

— Это наш резервный план, но он займет много времени. Мама надеется, что, может, если я там появлюсь, он просто выпишет чек. Да и к тому же я был бы не прочь его увидеть. Он мой отец.

Ее темные глаза встречаются с моими. Она выглядит немного разочарованной, и на какое-то мгновение кажется, что она все знает о моей лжи.

— Да-а, наверное, ты очень ждешь этой встречи. А где он в Алабаме?

— В Монтгомери, — говорю я, вспоминая пятый класс, когда мы учили столицы штатов. Если бы я хорошо подумал, то, может, воспроизвел бы и название цветка — символа Алабамы. — Это штат золотистого дятла.

— Да, это, конечно, потрясающе, ну что он выиграл в лотерею и вообще, — кивает Мэг.

Но она опять говорит таким голосом, будто знает, что я вру. Хотя и не может этого знать. Единственное, что я ей когда-либо говорил о своем отце, — это то, что он пропал.

— Ну да что бы там ни было, ая хотел тебя спросить… э-э… ты не могла бы посмотреть за моей мамой, пока я буду в отъезде?

— В Алабаме?

— Да, я же сказал. Я волнуюсь за нее.

— Да, она тоже будет волноваться за тебя. Надеюсь, ты ничего опасного не будешь делать.

Я понимаю, что не слишком хорошо продумал свою легенду, но не могу же я сказать Мэг всю правду. Она никогда не поверит мне. В том смысле, что я же сам не верил всей этой чепухе про заколдованных лягушек. По крайней мере, до тех пор, пока не встретил мило разговаривающего лебедя. Но помимо этого, я же еще обещал Викториане сохранить ее тайну. А Мэг не нравится Викториана. Труднее всего ей, наверное, будет пережить мой брак с принцессой.

Но все равно, мне как-то неприятно лгать Мэг. Она мой лучший друг.

— Не беспокойся. — Она дотрагивается до моей руки и всем своим видом выражает сочувствие, из-за чего мне становится еще хуже. — Знаешь, что сказала Майя ангелу?

— Что?

— Всем божьим детям нужны походные ботинки. О! — Она показывает на бизнесмена в одном ботинке у моего прилавка. — Кажется, у него проблемы.

Проходит еще много времени, прежде чем мне снова удается поговорить с Мэг. Каждый раз, когда я стараюсь поймать ее взгляд, она начинает очень увлеченно сметать крошки или перекладывать круассаны. Поэтому я удивился, когда в три часа она сама пришла в мою мастерскую.

— Я хочу, чтобы у тебя было вот это. — Она достает маленький голубой мешочек, перевязанный шнурком. — На удачу.

Я развязываю шелковый шнурок и нахожу внутри мужское золотое кольцо с плоским белым камнем. Присмотревшись, я вижу, что он переливается всевозможными цветами, как чешуйки рифовой рыбы.

— Это опал, — говорит Мэг. — Его хранили несколько поколений нашей семьи.

— Ты хочешь дать его мне?

— На время. Это кольцо мне подарила моя бабушка Маив. Ты можешь отдать его, когда вернешься.

— Но что, если…

— Опалы хрупкие, поэтому не носи кольцо все время. Но если ты когда-либо будешь в опасности — надень его, и оно принесет тебе удачу. Ирландскую удачу, ну ты понимаешь.

— Удачу? Хорошо. Мне она понадобится.

— По крайней мере, так говорит моя бабушка, она суеверная, — усмехается Мэг. — А я не знаю, стоит ли верить… Но все равно надеваю его на все серьезные экзамены и всегда их хорошо сдаю.

— А может, причина просто в том, что ты готовишься к ним?

Однако сейчас мне эта история не кажется такой уж глупой. Теперь я верю в волшебство. Так почему бы и не в добрую старую ирландскую удачу? Поэтому я кладу мешочек с кольцом в карман.

— Спасибо, Мэг.

— Надевай его, только когда будешь в опасности. Если окажешься в трудной ситуации в Алабаме, оно может сработать.

— Обязательно.

— А что там с босоножками?

— Все еще рвутся, — пожимаю я плечами.

— Да нет, дурачок, я про твои модели, о рекламе которых ты собирался договориться с Принцессой Совершенством.

— Надо будет их закончить, когда приеду.

— А эскизы этих туфель у тебя?

— Под прилавком.

— Может, оставишь их мне на то время, пока тебя не будет? — предлагает Мэг.

— Зачем?

— Ой, ну я не знаю. Если твоя мама наймет кого-нибудь на работу, этот человек может украсть твои идеи.

Я начинаю прикидывать, что мог бы просто оставить эскизы дома, но останавливаю себя. Почему бы действительно не отдать их Мэг на временное хранение, пока я буду в отъезде? Так что я передаю ей папку с моими рисунками.

— Когда ты уезжаешь? — спрашивает она.

— Точно не знаю. Как только мама обо всем договорится.

Ничего не происходит ни на следующий день, ни через день. Но на третье утро, подходя к мастерской, я вижу — в щель замка что-то засунуто.

Это белое перо.


Глава 12 | Зачарованный | Глава 14