home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню



Октябрьск/Тхан-Такх.



Вот и еще один день прошел, ощущая мутную тоску, подумал Макеев.

Еще один день прошел в напряженных и бессмысленных хлопотах, напоминающих суету муравьев, отстраивающих разворошенный муравейник накануне потопа.

С балкона дворца была видна длинная колонна повозок, уходящая в ворота Октябрьска.

Люди торопились уйти от будущей войны, скорей достигнуть спасительной границы, но двигались все же чрезвычайно медленно. Что тут сделаешь, если большинство беженцев женщины и дети, а мужчины если и есть, то или раненые или вообще не бойцы.

Беженцы прибывают и убывают.

Ух, вроде бы и без дела не сидел, а ничего толком и не сделано. С самого утра князь отправился за город, инспектировать конские табуны кавалерийских частей Октябрьска. Особого прока от них он не ждал, но нужно было куда-то деть беглых кочевников.

Увиденным он остался доволен. Смотритель Косяков, кстати, именно так должность заведующего конским составом местных армий и называлась в этих краях (Макеев решил не нарушать традиций) подошел к делу ответственно и присматривал за четвероногими воинами как за своими детьми.

В полдень Макеев вернулся в город, посетил тренировки ополченцев, даже сам помахал клинком.

Сегодня на учебной площадке народу было немного - человек двадцать. Кто-то рубился на затупленных мечах, кто-то тренировался в обращении с боевым бичом. Кто-то обучался парным и групповым схваткам, когда двое пытались прижать к стене третьего, который отмахивался от них тренировочным копьем без боевого железного наконечника.

С полдюжины подростков под началом седобородого воина метали дротики-джериды в старый щит, на котором была грубо намалевана углем голова в шаркаанской рогатой шапке. Градоначальник сидел на возвышении в углу двора и хмурил брови. Не потому, что воины не выказывали сноровки или старания. Просто уж очень далеко отсюда были сейчас его мысли.

Там, откуда надвигалась неумолимая война, грозящая стать последней (не для этого мира, конечно, а для них). Там, где сейчас пылили по степному простору сонмы всадников, должные выступить на войну с теми, кто не покорился грозным приказам, принесенным посланцами Ундораргира. Тысячи и тысячи вооружались, садились на коней, и под предводительством сотников и темников пускались в путь. От этих мечами не отмашешься.

Прямо скажем, шансов выстоять у них немного, но сдаваться он не собирался. В этом не было никакого смысла. Самозваный 'Владыка Окоема' может и помилует в обмен на оставшиеся боевые машины и знания, но вот что будет с людьми…

Привычно прошелся по улицам своего города. Телохранители едва поспевали за ним.

В общем, город жил своей прежней жизнью, не считая того, что народу прибавилось.

Разве что на площади напротив статуи Вождя мирового пролетариата, на небольшом костре горело соломенное чучело в той же остроконечной шапке. Оно должно было символизировать ненавистного владыку шаркаанов. По словам шаманов, если жечь изображение нечестивца с проклятиями и молитвами предков - 'Владыке Окоема' не поздоровится.

Солома была гнилой и прелой - черный дым лез в ноздри, ел глаза. Как только одно чучело прогорало, служитель брал из груды новое и кидал в угасающий огонь. Приглядывал за процессом шаман, высокий, костистый старец в грязно-белом халате и накинутой поверх шкуре барса, с одеяния которого свисало множество плетеных разноцветных шнуров, ниток бус, костяных, медных и каменных изображений людей, демонов, богов и чудовищ, чьи имена не знал, должно быть, и сам хозяин.

Параллельно он с учениками занимался важным делом - тоже наводил порчу на Ундораргира. Парни вкапывали в землю острые, любовно выточенные колышки. Затем шаман вытаскивал из пищащей и трясущейся корзины большую серую крысу, выловленную в городских канавах или подвалах. Ловкие руки учеников облачали грызуна в рогожный чапанчик и остроконечную шаркаанскую шапку наподобие той, что была на чучелах. Потом наставник начинал петь и блеять на каком-то непонятном языке, взмахивая руками.

Макеев, глядя на сие действо, с трудом удерживал смех, ибо происходящее напоминало обряд наречения, совершаемый в Степи на седьмой день после рождения ребенка. Таким образом и принимали в племя или род, давая новое имя.

Сейчас же новоявленного усатого и хвостатого 'степняка' нарекали, само собой, Ундораргиром. После чего тварюшку шаман передавал другому ученику, а тот со всем старанием сажал вопящего пасюка на кол. Смысл обряда был понятен. Если умрет сотня поддельных 'ундораргиров', беспокоя местную адскую канцелярию, то богам смерти это надоест и они прихлопнут настоящего.

Само собой, веры у Сантора Макхея в подобную чушь не было. Ибо хотя магия в этом мире работала, но, надо полагать, колдуны и шаманы у их противника как минимум не хуже. Конечно, будь его воля. Макеев бы запретил такое мракобесие - уж во всяком случае, на виду у статуи Ленина и на главной площади его города. Тем более что Ундораргира он даже отчасти уважал. Врага уважают. И обычно не смеются над ним. Враг не шут гороховый, чтобы над ним смеяться.

Но в том-то и дело, что Александр потому успешно и управлял вверенным ему судьбой княжеством, что давно понял - воля правителя должна соответствовать текущему моменту и здравому смыслу. Самодуры обычно плохо кончают. То конь споткнется, да так, что наездник, вылетев из седла, сломает шею, то несварение желудка приключится.

От магии мысли вернулись к предвоенным заботам.

Как, черт возьми, все медленно идет!

Вот кое-как наладили отливку пушек. Но как выяснилось, хорошего дерева для лафетов в окрестностях нет. Сбитые из местной акации или сосны трескались на пятом-шестом выстреле. Пришлось снаряжать экспедиции за бревнами в горы и тащить их верхами - техника не пройдет по тем кручам.

Для ускорения работы в Арсенале на последнем курултае он попросил союзных ханов прислать людей, знакомых с кузнечным ремеслом. Хотя бы из беженцев. (Он наивно рассчитывал, что правители будут обрадованы возможности отделаться от свалившихся, как снег на голову, нахлебников). Как бы не так - прислали, кажется, самых никчемных, которых даже перетаскивать тяжести в цехах не получится поставить - троих уже выдрали кнутами за кражу железа на предмет обмена на хмельное.

Вместе с Лыковым попросил выделить всадников на усиление дальних дозоров на самых опасных направлениях на границе, а получил всего полсотни неопытных юнцов.

В итоге, Макеев манул на все рукой, решив делать то, что в его силах, а там будь что будет…

Конечно, когда дойдет до настоящей войны, все изменится. Но вот не будет ли поздно?

По крайней мере, он надеялся на это.

Но все же - вот несправедливость жизни. Только-только начали не выживать, а толком жить, более-менее все наладилось, а тут эта война!

С такими мыслями он вернулся во дворец и устроился в кабинете, готовясь разбирать накопившиеся бумаги. Кстати, о бумагах. Он любовно погладил стопку толстых желтоватых листов - вот сделали свою бумагу, как побочный продукт при выпуске картонных патронов к лупарам. Говорят, что много дешевле местной тростниковой, хотя и похуже. Можно было открыть прибыльную торговлю. Или начать издавать свою газету, как настаивает неугомонный политрук Лыков. Уже и название подобрал. Естественно, 'Степная правда', а как же еще. Если бы не проклятый Ундораргир.

Хлопнули ворота, процокали по древним плитам двора копыта иноходца. Макеев хмыкнул, и тут же придал лицу усталое выражение крайне занятого человека, оторвавшегося от дел величайшей важности ради незначительной безделицы. Кто-то явился по его душу - то ли гонец, то ли кто из его подчиненных.

В дверях кабинета появился мажордом из местных - бывший купеческий приказчик Бунгар Орут, которого пограничный разъезд отбил у разбойников, решивших ободрать с него кожу, ибо он подрезал в схватке брата атамана.

Мажордома, или попросту дворецкого, пришлось завести, а то разговоры пошли, что князь Сантор слишком уж просто живет, не по чину. А начальник АХО городской администрации Никита Расплетов на эту должность не годится. Выправка не та.

- Тысячник войска державы Тхан-Такх Камр Адай к князю Сантору Макхею по делам службы! - важно возгласил Бунгар.

- Проси…

Интересно, по каким таким делам службы явился Адай? Этого толкового сотника он недавно повысил в звании и назначил командовать новой тысячей, сформированной из беглецов и прочего люду, выброшенного из степи войной. Назначил по рекомендации капитана Анохина, потому что сотник недурно себя показал в походе на Винрамз. А заодно наказал старательно расспросить у кандидатов про то, что, черт возьми, творится в Степи и какой ход войны? При этом также отмечать все интересное в разговорах и записывать. Не лично, само собой, ибо грамоте сотник пока не обучен, но с помощью писаря.

Гость долго ждать себя не заставил. Пригнувшись слегка, дабы не задеть дверной косяк шлемом, Камр Адай вошел собственной персоной. Отвесил поясной поклон. Земные градоначальник запретил.

- Будь радостен, князь Сантор, рад видеть тебя в силе и здравии, - проговорил медленно и степенно.

- И тебе поздорову, воин, - ответил правитель Октябрьска, указывая на кресло.

Старое, обитое дерматином, привезенное еще с Земли. Тысячник, садясь напротив, выложил на стол обе руки, показывая, что пришел с миром.

Макеев устроился поудобнее, поймав себя на том, что сановито хмурится, глядя на гостя, хрень, что называется, среда заела. После чего позвонил в колокольчик.

Миловидная служанка, колыхая длинным подолом, принесла поднос с серебряным кувшином и большой чашей.

Заметил, как чуть дрогнуло лицо собеседника.

Вообще-то во дворцах владык Южного предела было принято, чтобы за мужскими разговорами важным персонам прислуживали исключительно мужчины.

Прежде вино, кумыс и чай из горьких степных трав приносил его ординарец. Но теперь в преддверии войны почти все земляне были сняты с хозяйственных постов и направлены в армию и Арсенал. На их место пришли их туземные жены. Так что ничего не поделаешь, придется потерпеть, дружище. Просто нет времени подбирать обслугу. Да и безопаснее…

- Благодарствую, сардар, - кивнул тысячник, разливая пряный, пахнущий травами напиток в большую чашу.

По очереди они пригубили ее.

- И тебя благодарю за то, что в гости зашел, - бесцветным голосом произнес градоначальник.

- Я пришел не в гости, а по нужде…

'По большой?' - чуть не спросил сардар, но одернул себя. Тем более что смысл каламбура наверняка ускользнул бы от собеседника - на всеобщем обычно выражались по поводу дефекации прямо и недвусмысленно.

- А нужда моя, государь, такая, - продолжал Камр. - Нужно что-то делать, ибо мы проигрываем войну.

- Проигрываем? - удивился Александр Петрович. - Но ведь война, как будто, еще не началась…

- Уже началась… - тысячник прищурился.

- Вот и я так думаю… - вздохнул Макеев после паузы.

- Началась, и складывается не в нашу пользу. Народ уже из города бежит, хотя враг далеко. Потому как понимает, что проигрываем…

- Но мы-то бежать не собираемся, не так ли? - испытывающе прищурил глаз майор.

Камр Адай лишь сощурился, как бы говоря: 'А куда?'

- И у тебя есть средство, как поправить дело?

- Есть задумка одна…что делать, когда шаркааны с войском сунутся в Южный предел… Макеев невольно заинтересовался.

Чувствовалось, что разговор с ним назревал у тысячника уже давно, и подготовиться к беседе тот успел. - Тогда подробней излагай, - Александр невольно понизил голос, пододвигаясь поближе.

- Значит так, - заговорил Камр с расстановкой, словно обдумывая каждое слово. - Я тут поговорил с твоими… земляками про то, какие войны ведут в вашем мире. За Гранью, - зачем-то уточнил он. - Рассказали они много, да я не все понял. Но это не важно. Важно, что именно я уразумел…

Выдержал короткую паузу, словно не решаясь сказать, что думает.

- Знаешь в чем твоя, сардар, ошибка? - наконец изрек он и бросил быстрый взор на лицо собеседника, проверяя, не разгневался ли правитель.

- Продолжай, - кивнул Макеев, которому вдруг стало интересно, что думает о его методах и планах подчиненный.

- Ты воюешь, как тебя учили в твоем мире. Нет, - словно спохватился тысячник, - я не говорю, что ты воюешь плохо или неправильно. Но просто, чтобы воевать так, как вы привыкли, нужно иметь много машин, небесные колесницы, много 'летучего огня' и еще всего… Всего, чего у тебя нет, - резюмировал он. - Я вижу, что ты пытаешься как можно лучше приспособить то малое, что у тебя есть, к делу, но так у тебя ничего не выйдет.

Майор вздел брови.

- Я думаю так… - Адай пожевал губами. - Можно воевать, как принято у тебя, и можно воевать, как воюют у нас, но смешивать эти две войны не получится. Вспомни Винрамз. Они же победили нас. Хотя у них почти не было дудутов, да и те использовали лишь один раз.

- Будь у меня хотя бы мой батальон… - не сдержавшись, процедил Макеев, для которого неудавшийся 'освободительный поход' был, что называется, больным местом.

- Я и не сомневаюсь, что ты бы взял этот паршивый городишко, - с готовностью кивнул тысячник. - Мы бы даже взяли его тем, что у нас было, если бы имели чуть больше людей. Но опять же, подумай, сколько бы ты потерял в уличных боях, сколько м'ашин бы успели сжечь колдуны и метатели огня? Как бы ты потом отбивался от мелких банд, что принялись бы разорять твои владения?

И продолжил:

- Вспомни, ведь на той войне, откуда тебя к нам… прислали, у вас было в достатке всего, о чем ты только можешь тут мечтать. А противостояли вам дикие оборванцы со старым оружием. И вы побеждали, но не могли победить.

Макеев со смешанным чувством раздражения, смущения и удивления уставился на тысячника. Этот благоухающий лошадиным потом и дубленой кожей громила берется рассуждать о стратегии и истории чужого мира! В Афганистане, видите ли, победить не могли! Но с другой стороны, послушаем…

Может он свежим взглядом увидит, что-то, чего они, занятые подсчетом запчастей и мелкими интригами в степи, не замечают?

- Тем более невозможно воевать и побеждать, имея то, что ты имеешь…- продолжил Адай. - Я не буду настаивать, но запасов стрел для огненных метателей нам хватит на пять, ну, шесть хороших сражений. Это если судить по тому, что мы потратили на поход к треклятому Винрамзу. Сможет ли на нас потратить Ундораргир два-три тумена? Не стал бы зарекаться… Я знаю - тоан Бровженго начал делать оружие наподобие вашего, хотя, правду сказать, оно сильно хуже и не очень надежно, это не говоря о том, что его мало. Но я также знаю, что если даже ты, сардар, перебьешь все вражеское войско, что явится под Тхан-Такх, оно успеет сжечь и вытоптать поля. И на следующий год наши дети и мы все станем живыми скелетами, готовыми обменять все м'ашины и огнебои на горстку зерна, - голос тысячника вдруг налился железной суровостью.

- У тебя есть идея где взять патроны? - с сарказмом осведомился градоначальник. - Или увеличить мощность печей?

В самом деле, тысячник не сообщил ничего нового. Похоже, даже до самых глупых в гарнизоне дошло, что они спокойно жили не потому, что все боялись пулеметов и БТРов, а потому, что за них еще всерьез не брались. Конечно, удайся затея с Винрамзом, все бы могло измениться. Но что толку жалеть о несбывшемся? И что, интересно, готов предложить подчиненный? Раз не выходит воевать по-своему, будем воевать по-здешнему? На конях и саблями, что ли? Ну, так у Ундораргира это все равно получается лучше…

- Я вижу весь расклад так, - негромко продолжил Камр. - Пока идет война, охранных отрядов и даже просто вооруженных людей в Степи и на караванных тропах будет сильно меньше, чем обычно. Чтобы там остались одни бабы с детишками да старики немощные - такого не будет. Но хороший сильный отряд сможет неплохо погулять…

Макеев скептически ухмыльнулся.

Камр предлагает рейд в тыл надвигающимся шаркаанам. Ничего особенно нового, да и проку много не будет.

- Понимаешь, сардар, - как бы размышляя вслух, продолжал тысячник, - как бы ни было много у них всадников, но их не хватит, чтобы перекрыть все пути. Я берусь пройти от Эльгая до долины Вуссы и дальше. И я буду не я, если не утащу на хвосте четверть вражеского войска. Две или три тысячи человек одвуконь да еще с немалым числом загонных скакунов, пройдут сквозь любые заслоны, как нож через масло. К тому же разбегающимся врагам каждый наш нукер покажется десятком… - тысячник хищно усмехнулся. - Это значит, что придется ловить нас, и ловить силами не меньше тумена, а то и двух.

Макееву эта идея не очень-то понравилась.

- Опасно это, - после некоторых раздумий подвел он итог.

- А на войне, что не делай, все опасно. Здесь останемся - обложат, как сурка в норе, и сожрут. Побежим, так куда? А вот если, скажем, незаметно подойти к врагу, да сзади по горлу или под колено, мышцу подрезать…

- А если Рамга не пошлет за вами тумен? И вообще плюнет на вас, и попрет вперед, а мы, получается, даром ослабим свои порядки. Макеев покачал головой.

- Нет, - словно оправдываясь, продолжил он. - То, что ты сможешь навести изрядного шороху в тылах Ундораргира, я поверю. Но тебя рано или поздно загонят превосходящими силами и окружат. И вырубят начисто. Или прижмут к горам Летящего Льва и размажут, что называется, в кашу… Или…- догадка пронзила мозг, - у тебя, дружище, и на этот случай есть план?

- План? - переспросил тысячник. - А, понял. Да, есть у меня одна задумка. Мы пойдем к горам Летящего Льва, но не с юга, а с запада, и обогнем их через Тысячегорлый Каньон и направимся к Намидарскому нагорью.

- Ого! - произнес майор, потому что других слов у него не было. - Слушай, друже, ты хоть понимаешь, что задумал? До гор через всю степь пройти надо, а это две тысячи… верст. Макеев в уме пересчитал. Даже если в день проходить по пятьдесят километров - нормальный ход одвуконь - это сорок дней пути.

Посмотрел на карту и на тысячника, потом снова на карту и на тысячника. И вновь подумал, что если им повезет выбраться из этой войны живыми, он возьмется за обучение этого гениального варвара по-настоящему. Парень задумал рейд по вражеским тылам в пару тысяч километров с погоней на плечах, пройти горы и чащобы, а после этого еще и домой вернуться. И он верит, нет, знает, что это ему по силам. А вот Макеев бы за такое не взялся, даже будучи не градоправителем, а еще командиром разведбата.

- Я и не спорю, что твоя задумка неплоха… Но, понимаешь ли ты, что тебе придется не просто отвлечь врага, но обречь себя на то, что по твоим следам пойдет настоящее войско…

- Именно этого я хочу, - усмехнулся Камр. - Чтобы все внимание врага было только на нас. Понимаешь, я хочу не просто пограбить караваны и порезать мелкие кочевья, а приковать врага к себе.

- Но ты погибнешь! - не сдержался Макеев

- Погибнуть я всегда успею, такая у воина судьба. Ни мой дед, ни мой отец не умерли от старости. Но я не собираюсь умирать просто так. Смотри, - рука его легла на карту. - Допустим, ты Ундораргир…

- Ну, ты сказал! - нервно рассмеялся Александр.

- Ладно, - тоже усмехнулся Камр. - Ну пусть ты темник или мелкий хан, и ты узнаешь, что вражеский тумен непонятно как проник в твои тылы и разорил и пустил прахом все добро. Что ты будешь делать?

'Застрелюсь!' - но Макеев проглотил неуместную шутку.

Так, ну-ка, ну-ка подумаем…

Я сижу спокойно и не жду удара, да и кто может на меня напасть? В самом худшем случае я опасаюсь мелких шаек степных грабителей или недорезанных врагов. А тут наваливается изрядная сила, непонятно откуда, и бьет в самое больное место. Я, само собой, соберу все, что у меня есть, и кинусь наперерез - в надежде, что хан не казнит, а помилует… Наперерез? Неужели Камр хочет…

И ощутил вдруг неожиданное облегчение на душе. Словно этот крепкий, жилистый, какой-то необыкновенно надежный на вид человек снял с его плеч изрядный груз.

- Я, кажется, понял…- ухмыльнулся Александр и резким движением провел пальцем по карте - от увалов Бречик-Рей на восток.

- Да, верно! - улыбнулся степняк ему в ответ, - я хочу не отступать, а пойти вперед, во внутренние области владений шаркаанов.

- Ну, хорошо, это правильная задумка, - Макеев повеселел. - Но ты вроде говорил, что знаешь насчет того, куда больнее ужалить Ундоррагира. Пошлют ли за вами погоню?

- Пошлют, - хищно оскалился тысячник. - Никуда не денутся. Ты что-нибудь слышал про кряж Хэй-Дарг?

- Так, только слухи…- в замешательстве ответил майор. - Говорят, недоброе место…

- Это не слухи, сардар… Именно там Ундораргир и добывает ту самую едкую соль, которая нужна для огненного порошка.

- А Мурханские пещеры? - переспросил Александр Петрович, внутренне напрягшись и всматриваясь в бронзовое неулыбчивое лицо Камрая.

- Обманка! Там полсотни копателей и старые котлы, в которых варят пещерную грязь, чтобы все думали, чтоименно там и делают чертово зелье.

Макеев покачал головой.

Ну, тысячник, ну, сукин сын. Ну, удружил!

Главное сразу не сказал!

Как только в прошлом году земляне выяснили, что у туземцев появился-таки огнестрел, их главный академик, вечный пьяница Вадим Павлович Вечный, успокоил. Мол, неприятно, но не смертельно. Много его у туземцев все равно не будет. Ибо секрет производства пироксилинового пороха они украсть никак не смогут. Для этого им придется захватить в плен как минимум его.

(Макеев тут же приставил к нему караул, как давно обещал).

Что же до черного пороха, то если серу 'дикари' для его добудут без проблем (хоть у Леганских горячих источников, а угля тоже хватает), то селитру взять просто неоткуда.

Что-то они, конечно, могут по примеру каких-нибудь древних китайцев накопать в старых скотомогильниках, что-то в пещерах, где живут летучие мыши, но этого слишком мало. Да и селитра из них грязная, впитывающая влагу и маломощная. Пусть и пригодна к пороховому делу, но настоящей силы выстрелу и взрыву не даст.

Так что Макеев поневоле расслабился. Всегда хочется верить в лучшее. Опять же, как не поверить мнению науки?

Ну да, как же!

Неведомые шаркаанские умельцы не стали рыться среди старых костей, раскапывать выгребные ямы в захваченных городках или пытаться добыть драгоценное вещество из дерьма летучих мышей. Не затеяли они и устраивать ямы-селитряницы и стаскивать туда кизяк со всей степи, как можно было предположить. Во всяком случае, слухов об этом до землян не доходило.

Однако порох у них появился. Причем, вопреки мнению 'науки', отменный. И войска огненного боя у Ундораргира множились и росли.

Макеев попросил тогда Адая поспрашивать среди беженцев и ходивших в степь удальцов, не слышали ли они чего о том, откуда берется 'по-рох' у шаркаанов?

И выяснилось, что белую едкую соль для него везут караванами откуда-то с юго-западных окраин новоявленной державы. Не так много, но и не мало. Означало это, что в их распоряжении было настоящее месторождение селитры. Причем отменного качества.

Толком, где именно, узнать не удалось. Называлось сразу семь или восемь мест. И Хэй -Дарг в числе последних.

- Это точно?

- Рассказали кочевавшие в тех краях табунщики.

- Разве там нет охраны? - приподнял брови Макеев.

- Немного. Две или три сотни пешцов, что присматривают за рабами, и пара сотен тех, кто сопровождает караваны. Да и от кого владыке охранять копи на своих землях? - улыбнулся Адай. - Так что там почти нет войск. Зато в четырех конных переходах Давингайские золотые рудники.

- Ты и их собираешься взять, дружище? - удивлению князя, что называется, не было предела.


- Брать их мы не будем, - вздохнул Камр, как показалось Макееву с явным сожалением. - Там неплохая крепость, оставшаяся со времен Сарнагарасахала. В ней золото и стража. Но вот сломать и сжечь промывочные станки, освободить рабов и пленников, разрушить все их запруды, ну, и прихватить то золотишко, что сумеем взять, - это запросто.

- Догонят и побьют, - с возродившимся скепсисом изрек майор.

- Мы пробудем там ровно столько времени, чтобы засевшие внутри трусы успели послать зов о помощи, а потом пойдем дальше. Оставим проклятых шаркаанов и без пороха, и без золота! Таким образом у нас всегда будет несколько дней хорошей конной скачки между нами и врагом. Не забывай, начав за нами погоню, холопы Владыки Окоема, хотят они того или нет, не смогут прекратить преследование, а должны будут любой ценой добить нас. Или они принесут Ундораргиру наши головы, или он срубить их собственные. И они еще поблагодарят его за то, что не посадил на кол, - закончил он со смешком. - Но только придется им с головами попрощаться. Мы все время будем опережать преследователей хотя бы на один конный переход. Но это еще не все. Это будет нелегко, но я пройду их и вернусь. И может быть не без помощи.

И увидев, как поднялись брови Макеева, пояснил.

- Я тут с друзьями подумал и вот что скажу. Народам Южного предела нужны союзники. Сейчас шаркааны затевают большую войну против Эуденоскариада и одну маленькую против нас…

- Ничего себе маленькую! - не сдержался градоначальник. - Шестьдесят тысяч воинов - это мало, по-твоему?

- Шесть туменов - не шестьдесят тысяч сабель…Ты просил меня собирать сведения, так вот. Против нас посылают не самых лучших и сильных, а тех, кого Ундораргир хочет сперва притравить, натаскать, как гончую на легкой добыче… - покачал головой Адай. - Но есть еще две войны: против туланаров на дальнем северо-востоке и против так и не покорившихся горских племен, как раз в предгорьях хребта Летящего Льва.

Макеев кивнул. Он слыхал, что у Владыки Окоема какие-то непонятные терки на границах, но это казалось ему очень далеким. Уже привык мыслить здешними масштабами и сроками. Сроками караванных переходов и скачки гонцов (чертовы радиотехники так и не собрали до сих пор толковый передатчик).

- Ну, так вот, если ты напишешь письмо к тамошним вождям, и на нем еще поставит тамгу досточтимая танша Ильгиз и те кто, ходит под ее рукой, то мы поднесем Ундораргиру неприятный сюрприз. Хорошо бы послать людей и в империи, но им сейчас явно не до нас. Но за горцев я ручаюсь…

- Ты уверен?

- Уверен, у меня в тысяче есть младший сын тамошнего вождя. Из наемной охраны каравана, захваченного шаркаанами. Он тогда две стрелы в плечо поймал, один из соплеменников и остался.

- Слушай, как ты все успел?! - едва не всплеснул руками майор.

Но сдержался и вместо этого важно ответил:

- Ладно, буду думать, как это лучше обставить. Какая помощь требуется тебе, тысячник? Проводники, карты? Может быть, тебе добавить людей? Я свяжусь с Лыковым. Сделаю, что смогу!

- Людей пока хватает. Я отберу сам. Самое меньшее, что понадобится, - это отряд в пять сотен сабель. И проводники у нас есть, хотя если есть на примете надежные люди, знающие те края, то, конечно, скажем спасибо. И хорошо, если бы нам дали с собой пару фляжек 'судного зелья'… Иногда очень важно быстро узнать правду, а каленое железо помогает не всегда…

- Что ж, попробую, - Макеев подумал, что с этим будет нелегко. Средство, развязывавшее людям языки, умели приготовить очень немногие маги - тем более, что при малейшей ошибке оно становится непригодным к употреблению.

- Все?

- Нет, мне нужно еще кое-что… - он несколько секунд раздумывал, а потом решился. - Сардар, мне нужны твои стрелки с настоящим оружием. Без них мы не справимся. Человек двадцать-тридцать, из тех, кто хорошо держится в седле, а не как мешок с…- Адай проглотил крепкое словцо. - И хотя бы один пулемет с боезапасом. Каков твой ответ, сардар?

Майор Макеев еще что-то взвешивал, пытаясь найти изъян в идеях безграмотного варвара, когда князь Сантор Макхев его опередил: - Согласен с тобой, тысячник. Будут и запасы, и люди. Когда ты думаешь выступить?

- К моменту, когда шаркааны начнут вырубать кочевья танши Ильгиз, я должен быть готов, - по военному коротко ответил Камр. - Значит, через одну, край полторы луны отряд должен быть снаряжен…

'Месяц с небольшим', - перевел градоначальник в более привычные единицы времени.

- Да, и я думаю, что об этом разговоре никто не должен знать, - предупредил Адай. - Пусть для всех ты формируешь особый ударный полк для помощи союзным ханам. Я все сказал…

- Понимаю… - кивнул Макеев в некотором раздумье. - Иди и приступай…

Сейчас он подумал, а не поторопился ли, отдавая землян под командование аборигена? Само собой, такое бывало. Но одно дело сержант в городском патруле, и другое - подчинить местному тысячнику целый взвод? Над бойцами которого Адай будет иметь право жизни и смерти, как и положено командиру в бою. Но не отрабатывать же назад?

И еще - мысль вполне княжеская и совсем не земная.

Что у него под носом этот человек создал не то, что независимое войсковое подразделение, но и ту самую тайную службу, которой у них толком не было. Со своей агентурой, системой сбора информации и даже чем-то вроде штаба и аналитического отдела. Надо же, 'мы с товарищами подумали'… Нет, в Адае он не сомневался, а вот насколько надежны эти самые 'товарищи'? Надо бы проверить, да не до этого…

Тысячник вежливо поклонился, вставая с кресла, и уже уходил.

- Стой! - что-то заставило Макеева, когда Камр уже взялся за ручку двери, задать тысячнику вопрос, над которым он сам долго мучился.

- Скажи, ты веришь, друг, что мы победим?

- Разве бы я воевал, если бы не верил? - улыбнулся воин, пожав плечами.

- А что, если… Если все-таки Тхан-Такх падет? Что нам делать на этот случай? Может, подскажешь, дружище, ты ж башковитый…

- Нет, - голос Камра звучал уверенно. - Я с товарищами прикинул кое-что… В этом году княжество устоит.

- Вишь ты, как, - протянул Макеев. - Прикинули они.

- Все верно, - заверил тысячник. - У шаркаанов не хватит сил, чтобы сокрушить Империю одним ударом. Значит, в этом году Ундораргир не пришлет сюда ни одного лишнего тумена. Рамге придется обходиться тем, что у него есть. А в следующем году… В следующем году шаркааны будут или добивать Империю, или зализывать раны. Вот года через три-четыре… Но опять же, тут уж как боги рассудят и предки помогут. А Ундораргир, как бы не был могуч, двумя делами одновременно заниматься не может. Да и с Эудденоскариадом непонятно как выйдет. Ну, кинут они на них орду в сто с лишним тысяч. Так император Балуг, не особо напрягаясь, не меньше выставит. А если шаркааны проиграют, то многие, находящиеся даже у самого трона Владыки Окоема, вспомнят, что шаркаанами они стали недавно…




предыдущая глава | Плацдарм. Гарнизон. Контрудар | ПРИЛОЖЕНИЯ