home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


II

Ресторан «Саламандра» находился в доме номер 84 по улице Пари, рядом с винной лавкой, напротив магазинчика, где продавали цветы для похорон. Софи, Бертран и Николь вели Энцо по узким улочкам средневековой части города. Кошка, сидевшая на открытом окне, под которым стоял старый велосипед, проводила их взглядом. Тщательно ухоженные соцветия пламенеющей герани свешивались через край подвесных горшков, украшавших чуть ли не каждый угол. В кафе на площади Шарля Сюруга сидели туристы, наслаждаясь бургундскими винами и средневековой атмосферой, подчеркнутой обступившими площадь древними зданиями, накренившимися под причудливыми углами. Осер проплывал мимо Маклеода, словно тот глядел по сторонам через фотообъектив типа «рыбий глаз»: вокруг вроде бы не было ничего необычного, и вместе с тем все казалось не вполне реальным. Энцо чувствовал странную отстраненность от происходящего, словно внезапно утратил способность принимать решения и отдался на волю случая. Подсказки, приведшие его к Диопу, вели теперь к ресторану на тихой улочке столицы департамента Йонны. Расследование продвигалось вперед словно за счет везения, отпущенного трем очень молодым людям, которых Маклеод впутал в это опаснейшее предприятие.

Нарисованные саламандры карабкались по бледно-зеленым наличникам ресторанной двери. Вывески на окнах гласили: «Рыба и морепродукты». Энцо и его спутники постояли на мостовой, изучая меню, где между прочим значились устрицы, королевские креветки и лобстеры, запеченные в панцире, с жаренными на сковороде лисичками.

— Как мы поступим? — спросила Николь.

Энцо видел, что у бедняжки текут слюнки.

— Пожалуй, для начала войдем и поедим.

Было еще рано, и официант лет двадцати предложил им столик у окна. К морепродуктам Бертран по предложению Энцо заказал «Пуйи-Фюме»[63]1999 года, Софи попросила бутылку «Бадуа», а Николь — диетическую колу. Неожиданно для себя Маклеод спросил официанта, не знает ли тот какой-либо связи между рестораном «Саламандра» и футбольным клубом Осера.

Молодой человек ошарашенно посмотрел на него:

— Какая же тут может быть связь?!

Энцо слегка смущенно пожал плечами. Пожалуй, вопрос действительно прозвучал странно.

— Просто поинтересовался.

Гладкий лоб официант прорезала задумчивая морщинка.

— Я сам точно не знаю, но могу, если хотите, спросить владельца. Мсье Кола, он же шеф-повар, открыл ресторан больше двадцати лет назад.

— Не нужно. — Энцо уже жалел о заданном вопросе. Опять все зря. Снова не более чем курьезное совпадение. И тут его осенило. — А за кого вы болеете?

— За «Осер», конечно. Отец меня на матчи с пяти лет водил.

— А вы знаете, что саламандра была эмблемой Франциска Первого?

У официанта сделался такой вид, словно на пикнике у него кончились сандвичи. Парень все больше утрачивал чувство реальности.

— Правда?

Он явно слышал об этом впервые в жизни.

Энцо с досадой заключил:

— Стало быть, вам неизвестно о какой-либо связи между футбольным клубом «Осер» и Франциском Первым?

— Я могу больше рассказать вам об английской королеве, чем о Франциске Первом. А единственная мистика насчет «Осера» — ну, кроме того, как они закончили прошлый сезон, конечно, — это их небесный покровитель, святой Иосиф. Выбрали, насколько мне известно, в честь школы, в которую я ходил.

Энцо вдруг ощутил себя одним из трех серендипских принцев.[64]

— В Осере есть школа Святого Иосифа?!

— Конечно, Сен-Жозеф, сокращенно Сен-Жо. Лицей, коллеж и коммерческое училище под одной крышей. Отсюда недалеко, выше по холму, в квартале Сен-Симеон. — После паузы официант добавил: — Что-нибудь еще, мсье?

— Нет, спасибо. — Энцо покачал головой.

— Это важно? — спросила Николь.

— Одна из подсказок из Отвилье — спортивный свисток с нацарапанными цифрами — девятнадцать дробь три.

— Девятнадцатое, третий, — произнес Бертран. — Девятнадцатое марта?

Энцо слегка опешил: самому-то ему подсказала Шарлотта.

— Это День святого Иосифа, — пояснил он.

Бертран секунду подумал.

— Значит, вы считаете, что подсказки привели вас в футбольный клуб Осера, чтобы вы через него вышли на школу имени небесного патрона команды?

Энцо двинул бровью.

— Все возможно.

— Но что ты будешь искать в этой школе? — спросила Софи.

— Ну, скажем, игровые площадки, — пожал плечами Энцо. — Должна же быть причина, почему к останкам положили свисток. — Официант принес ведерко со льдом, в котором охлаждалось вино. — Придем, увидим… — И он поспешил добавить, поймав почти панический взгляд Николь: — Когда поедим.


предыдущая глава | Опасная тайна Зала фресок | cледующая глава