home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 1


— Он уже здесь! Самый завидный холостяк Америки только что прибыл в Майами. Яхта Джона Гарримана ожидала его в гавани. Как предполагается, после непродолжительной прогулки она бросит якорь сегодня где-нибудь на одном из причалов Флорида-Кис.

В кадре появился Гарриман, спускающийся по трапу своего частного реактивного самолета в Международном аэропорту Майами, заполнив собой экран маленького телевизора над полированной стойкой гриль-бара «Голубая рыба».

Джозефина Райли во все глаза глядела, как знаменитый магнат пересекает бетонированную площадку в окружении группы сопровождающих лиц.

Толпа людей, отделенная от него веревочным ограждением, которая состояла преимущественно из молодых женщин, приветственно махала руками и кричала.

Он улыбнулся и помахал в ответ. Его безупречно подстриженные темные волосы, безупречно синие глаза, безупречно белые зубы, не говоря уже о безупречном и безупречно одетом теле, вызывали вздохи и восторженные возгласы у его рьяных обожательниц.

Одна женщина лишилась чувств.

Даже у дикторши буквально перехватило дыхание, когда она сообщила далее о том, что, как ожидается, основатель знаменитой империи Гарримана, которая включает цепь гостиниц, будет присутствовать на праздновании по случаю бракосочетания популярного певца Ангуса Мейбери и звезды сериалов актрисы Триши Ларсон, которое состоится в предстоящий уик-энд в летней резиденции Мейбери на Ки-Уэсте.

Джози, нажав кнопку пульта, переключила телевизор с программы одиннадцатичасовых новостей, освещающей прибытие знаменитости, на состязания по вольной борьбе между массивными, обливающимися потом профессионалами, которые передавали по кабельному телевидению.

Мужчины в баре одобрительно зашумели. Женщины одарили ее сердитыми взглядами.

— Джози! — раздался возмущенный возглас официантки Бекки Пурдью. Дородная женщина лет сорока с небольшим шлепнула пустой поднос на стойку. Заказав у Фредди Сэмпсона, бармена, три пива, охлажденное вино и порцию текилы, она спросила:

— Зачем ты это сделала? Мне нравится смотреть на этого молодого парня.

— Бекки, и ты туда же? — вздохнула Джози. — Сегодня, включая новости, я только и слышала, что о Джоне Гарримане! На свете есть множество более важных вещей, чем приезды и отъезды знаменитостей.

Судя по всему в отличие от всех остальных женщин, проживающих в южной части Флориды, Джози ни в малейшей степени не была заворожена прибытием Джона Гарримана. Она была нормальной девушкой... и искала для себя нормального парня.

Вернее, она искала бы нормального парня, если бы искала вообще. А она не искала. По крайней мере сейчас.

Впрочем, она не имела ничего против Джона Гарримана. Вполне возможно, что он хороший парень. И свое богатство он нажил сам, а не получил по наследству. Она даже знала, что он отдал весьма значительную долю своих денег на благотворительные цели. Но вся эта свистопляска вокруг его персоны казалась Джози просто глупой.

Едва ли разумно всем этим простым женщинам терять из-за него головы. Такие парни, как Джон Гарриман, не появляются ни с того ни с сего в жизни обычной девушки, так что толку из-за него волноваться?

— С каких это пор вольная борьба стала таким уж важным занятием? — возразила Бекки, вопросительно вскинув брови.

— Даже она важнее, чем прибытие Гарримана, — решительно заявила Джози и принялась вытирать стойку.

Бекки вздохнула, потом продолжила мечтательным тоном:

— Может быть, он заглянет в «Голубую рыбу», когда будет находиться на Флорида-Кис? Приедет на своем белом лимузине?

Джози перестала вытирать стойку, подняла голову и пристально посмотрела на официантку:

— Богатые и знаменитые проезжают через Кристал-Ки не останавливаясь, Бекки. Здесь они не задерживаются. 

Кристал-Ки был расположен в середине цепи островов Флорида-Кис. Жизнь здесь текла спокойно, по-семейному, совсем не так, как на шумном, веселом соседнем острове Ки-Уэст. А гриль-бар «Голубая рыба» был всего-навсего местным пабом и не представлял никакого интереса для туристов.

Бар стоял на отшибе, в конце узкой полосы пляжа. Он не выходил на автостраду, пересекающую цепь островов, что лишало его последней возможности привлечь внимание автотуристов.

Джози это вполне устраивало. Ей нравилась царившая здесь атмосфера сельской общины, и она понимала, что если бы сюда повадились туристы, эта атмосфера была бы нарушена.

Насколько понимала Джози, человек, принадлежащий к сливкам общества, вроде Гарримана будет чувствовать себя как дома на Ки-Уэсте, тогда как на тихом, неприметном Кристал-Ки ему было бы не по себе.

— Ладно, ты, конечно, права, — призналась Бекки. — Но ведь девушке можно помечтать, не так ли? Вот я и представляю себе, как этот великолепный магнат хватает меня в охапку и отвозит в свои апартаменты в нью-йоркском отеле «Гарриман», — хихикнув, словно девчонка, сказала Бекки.

— Но ведь ты любишь Марвина, — рассудительно заметила Джози. — Вы счастливо женаты вот уже двадцать три года, и ты ни за что не захочешь что-нибудь менять в своей жизни.

Джози уважала Марвина не меньше, чем своего отчима Скипа. Скип был владельцем гриль-бара «Голубая рыба». Оба они — и Скип, и Марвин — были порядочными, добрыми людьми, которые любили своих жен и свои семьи.

Джози всегда надеялась встретить когда-нибудь такого же человека, который полюбит ее навсегда. Своего собственного очаровательного принца.

Но до сих пор каждый принц, с которым она целовалась, превращался в лягушку.

Нет уж, хватит с нее целоваться с лягушками. Разве мало ей двух расторгнутых помолвок? Поэтому в своей жизни она отодвинула любовь на задний план — на неопределенное время.

— Ну что ж, я, конечно, люблю Марвина, — пожав плечами, ответила Бекки, — но ведь можно немного и пофантазировать. Это очень скрашивает жизнь.

Бекки понесла клиентам напитки, а Джози задумалась.

Может быть, Бекки права? Может быть, она утратила способность фантазировать?

Она не стала искать ответ на этот вопрос. Были дела поважнее.

«Голубая рыба» закрылась где-то после часу ночи. После того как был вымыт последний стакан, Джози выключила свет. Она отправилась в свою крошечную квартирку за баром, включила телевизор и нажала кнопку кабельного канала, по которому показывали ее любимые классические кинофильмы.

Ей нравились старые фильмы. Следующий начинался через полчаса, и она решила прогуляться по пляжу.

После целого вечера работы в прокуренном баре нет ничего лучше, чем подышать свежим океанским воздухом. Прогулки по берегу были одним из самых любимых развлечений Джози, когда она была дома. Она была очень рада возвратиться на Кристал-Ки.

«За последние несколько лет я слишком редко бывала дома», — подумала она, ощущая прикосновение к лицу знакомого свежего ветерка.

Она выросла на Кристал-Ки, а сейчас вернулась домой после нескольких лет учебы в колледже, где изучала ресторанный и гостиничный менеджмент. На учебу она зарабатывала сама и иногда пропускала семестры, чтобы заработать денег на продолжение обучения. Поэтому, чтобы закончить курс обучения, ей потребовалось почти вдвое больше времени, чем большинству студентов. Зато она не заняла ни цента на обучение и не стала финансовым бременем для Скипа и своей матери.

У нее были возможности устроиться на работу в других районах страны, но через две недели после окончания ею колледжа у Скипа случился серьезный сердечный приступ. Джози была рада, что смогла взять на себя управление баром на период его выздоровления.

Пусть даже Скип Райли не был биологическим отцом Джози, но с тех пор, как он вошел в ее жизнь, когда ей было восемь лет, именно он занимал отцовское место в ее сердце, а не ее настоящий отец, бросивший Джози и ее мать еще до рождения дочери.

Джози обожала Скипа. Ее мать — и «Голубая рыба» — была смыслом существования Скипа. Ему отвечали такой же преданностью.

В ста футах от бара Джози остановилась и, подняв лицо к темному, затянутому тучам и небу, закрыла глаза. Она любила слушать шум океанского прибоя. Она почувствовала, как на щеку упала капля. Дождь.

Она открыла глаза. Пропади все пропадом. Несколько дней назад, когда тоже шел дождь, крыша ее квартирки за баром начала протекать. Она собиралась позвать какого-нибудь мастера, но только сейчас осознала, что совершенно забыла это сделать.

У нее было множество всяких забот. Так, например, в качестве сюрприза для Скипа, возвращавшегося из больницы домой на следующей неделе, она затеяла ремонт и приведение в порядок бара — покраску внутри и снаружи, починку старого деревянного пола. Она вставила в рамки фотографии, сделанные в баре, и развесила их по стенам. А кроме того, применяя на практике знания, полученные в колледже, она решила ввести в компьютер деловую документацию бара.

Небо прорезал зигзаг молнии, послышались раскаты грома. Поднявшийся ветерок уже не был нежным и ласкающим.

Придется сегодня сократить прогулку. Пора снова подставлять ведра под протекающую крышу.

Она уже хотела повернуть назад, но тяжелые тучи на мгновение раздвинулись, и сквозь них прорвался лунный свет, осветивший дальний участок пляжа. Джози увидела что-то лежащее на песке возле кромки воды. Что-то похожее на лежащего неподвижно ничком... человека!

Помедлив мгновение, Джози помчалась туда и остановилась, с трудом переводя дыхание, перед неподвижной фигурой. Это был мужчина. Он лежал наполовину в воде, наполовину на берегу. Прибой лизал его бедра. Он был в брюках, но без рубашки. Похоже, он был мертв.

Нет-нет, только не мертвец, подумала она, стараясь восстановить дыхание.

Она наклонилась к нему, но почувствовала приступ тошноты. Усилием воли она заставила себя перевернуть его на спину.

Лицо у него было серое, и лежал он абсолютно неподвижно.

Она прижала трясущиеся пальцы к его шее, отыскивая пульс. Кожа его была липкой и холодной на ощупь. Джози вдруг испугалась, что ее вырвет.

Когда она отыскала пульс, он издал кашляющий звук, и она буквально подскочила от испуга. Она вскрикнула и шлепнулась задом на песок. Сердце у нее колотилось где-то в горле.

Он был жив!

Несколько мгновений она тупо смотрела на него. Потом поняла, что он задыхается, и повернула его на бок, беспомощно наблюдая, как он натужно кашляет, пытаясь вдохнуть воздух.

На нос упала еще одна капля дождя. Мужчина перестал кашлять.

— С вами все в порядке? — робко спросила она.

Он выглядел слабым, как котенок, но она все-таки побаивалась его.

Может быть, он пьяница или бродяга?

А что, если он незаконно проник в страну или является наркокурьером?

Она мысленно взвесила все возможные варианты, но, судя по всему, ни один из них к данному случаю не подходил.

Мужчина снова перевалился на спину. Глаза его были теперь открыты. Она наклонилась вперед, вглядываясь в его лицо. Снова сверкнула молния, и при ее свете ей удалось разглядеть остекленевшие ярко- синие глаза на лице землистого оттенка и бесцветные губы.

Он тоже пристально смотрел на нее.

— С вами все в порядке? — занервничав, повторила она.

Он ничего не сказал, продолжая смотреть на нее.

Снова ударил гром, на этот раз ближе. Капли дождя стали падать чаще. Буря была готова разразиться всерьез.

Молнии сверкали одна за другой, пугая ее еще больше.

— Придется мне как-то доволочь вас до «Голубой рыбы», — сказала она ему, изо всех сил стараясь, чтобы голос звучал решительно.

Нужно было позвонить по 911, но едва ли можно было оставить этого парня под дождем, когда сверкают молнии, чтобы сбегать за помощью.

Буря быстро приближалась, и сейчас единственным человеком, который мог ему помочь, была она.

Мужчина по-прежнему ничего не говорил и лишь смотрел на нее.

— Вы сможете идти? — прокричала она, стараясь перекрыть очередной раскат грома.

Она была не уверена, что он ее понимает, но он застонал и попытался сесть. Обняв его одной рукой, она старалась помочь. Он был крупным мужчиной и очень, очень тяжелым, и она не знала, удастся ли ей дотащить его до «Голубой рыбы», если он не сможет идти самостоятельно, пусть даже опираясь на нее.

Она была довольно сильной девушкой, но не до такой же степени.

Мало-помалу она помогла ему подняться на дрожащие ноги. Он тяжело опирался на нее, так что у нее подгибались колени. Мужчина был добрых шести футов ростом, мускулистый и очень тяжелый.

Раньше ей никогда не приходилось поднимать взрослого мужчину. И ей не хотелось бы когда-нибудь повторить эту попытку.

— Вы должны помочь мне, — уговаривала она его. — Ну, давайте же. Вы сможете это сделать.

Он снова застонал и выпрямился.

— Вот и молодец, — похвалила она. Ноги у нее теперь дрожали от напряжения, как и у него.

Крепко обнимая его одной рукой, она ощущала, как напряглись у него мускулы спины и предплечий. Так шаг за шагом они вместе преодолели по берегу расстояние до «Голубой рыбы».

— Слава тебе, Господи, — с облегчением выдохнула она, когда они добрались до крыльца перед черным входом в гриль-бар.

Она распахнула дверь, и он рухнул на пороге.

— Нет, нет, нет! — воскликнула она. — Нельзя падать здесь. Мы еще не вошли внутрь.

Она потянула его за руку, и он взглянул на нее снизу вверх затуманившимся растерянным взглядом.

— Ну-ну, крепитесь! — строго приказала она.

Он, словно почувствовав прилив энергии, с трудом поднялся на ноги и что-то пробормотал, но слов она не расслышала.

— Что? — переспросила она, тяжело дыша и помогая ему преодолеть порог.

Он не повторил. Она ногой закрыла за ними дверь.

Они оказались в небольшом коридорчике. Прямо по коридору была расположена дверь, ведущая в бар. Справа находился кабинет Скипа, а чуть дальше, по левую сторону, — ее жилье. Когда-то там были кладовые, но когда она уехала в колледж, мать превратила ее спальню в швейную комнату, а квартирку для нее они оборудовали здесь.

Когда бар был закрыт, она обычно наслаждалась одиночеством, но сегодня ей меньше всего хотелось быть одной.

Джози была настоятельно необходима помощь.

Закусив губу, она чуть помедлила в коридоре. Ей совсем не хотелось сваливать его на один из жестких стульев в баре, а кабинет Скипа тоже роскошью меблировки не отличался.

Придется тащить его в свою квартирку.

— Ладно, идемте, — нервничая, сказала она.

Она повела его по коридору, обходя по пути стремянку, банки с краской и прочие атрибуты ремонта, которые она здесь оставила. Наконец они добрались до входа в ее жилье.

Это была просторная комната, к которой примыкала крохотная ванная. Дверь была не заперта. Открыв ее, она включила яркий верхний свет.

Едва они успели пересечь комнату, как ноги у него подогнулись, и он с тяжелым стоном рухнул на ее кровать, сразу же промочив покрывало. Глаза у него закрылись. Он словно замер. У Джози от страха екнуло сердце.

Не может быть, чтобы он добрался до ее спальни, чтобы умереть здесь.

Она снова прижала палец к холодной коже на его шее. Слава Богу, пульс у него прослушивался.

Судорожно глотнув воздух, она огляделась вокруг. Где, интересно знать, телефон? Основание было здесь, а самого портативного телефона, как всегда, не было на месте.

Где она его оставила? В некоторых делах она была весьма организованным человеком, зато в других — полной разгильдяйкой.

Она услышала низкий продолжительный стон и оглянулась на кровать. При ярком свете он выглядел еще бледнее, чем раньше.

Он дрожал, и казалось, что-то его беспокоило. Вытащив из шкафа одеяло, она укрыла его, заботливо подоткнув одеяло вокруг. Он снова открыл глаза и молча наблюдал, как ее пальцы осторожно разглаживают одеяло. Ей стало не по себе под его взглядом, и она, покраснев, поспешно отдернула руки.

С некоторым удивлением она заметила, что он красив. Как бы он ни был болен, невозможно было не заметить тонкие черты его лица и копну аккуратно подстриженных каштановых волос. Несмотря на его нынешнее состояние, он, судя по всему, был здоровым и энергичным человеком. И уж никак не выглядел ни пьяницей, ни бродягой.

По правде говоря, его лицо даже показалось ей знакомым.

Сбитая с толку, она задумалась, глядя на него. Может быть, она встречала его где-нибудь на Крис-тал-Ки?

Так и не решив эту задачу, она перестала об этом думать. У нее были более важные дела, чем размышлять над тем, кто он такой. Прежде всего ей надо было позвать кого-нибудь на помощь и позаботиться о том, чтобы он не отдал Богу душу на ее кровати.

Нажав на основании портативного телефона кнопку поиска, она услышала сквозь завывания бури за окном его попискивание.

Вскочив, она помчалась на звук, туда, где в ее однокомнатной квартирке было отведено место для гостиной. Порывшись среди диванных подушек и кучи журналов, она извлекла наконец портативный телефон.

Уже приготовившись набирать 911, Джози застыла на месте, услышав слова диктора, прозвучавшие с экрана телевизора, который так и оставался включенным. Она оглянулась и уставилась на экран.

— Прослушайте важное сообщение, — говорил диктор. — В настоящее время вертолеты береговой охраны и спасательные лодки направляются к Флорида-Кис, где бушует шторм, чтобы приступить к поискам Джона Гарримана. Всего час назад власти были извещены о том, что известный бизнесмен исчез с палубы своей роскошной яхты.

Что произошло? Этого никто не знает. Экипаж и персонал «Гарриман корпорейшн», находившиеся на борту яхты, заметили отсутствие Гарримана, который предположительно случайно упал за борт. В связи с ненастной погодой остается очень мало надежды, что его найдут живым.

За сообщением последовали те кадры, где знаменитый магнат улыбается и приветственно машет рукой, которые уже показывали в одиннадцатичасовых новостях.

Джози перевела взгляд с экрана на мужчину, лежащего на ее кровати, глаза которого были снова закрыты. Глаза у нее округлились, и она выронила из рук телефонную трубку.

Она пересекла комнату, внимательно посмотрела на него и тихо охнула. Загадочным незнакомцем, которого выбросило на берег моря, а она приволокла на свою кровать, был не кто иной, как... Джон Гарриман.



Таинственный незнакомец | Таинственный незнакомец | Глава 2