home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11


Почувствовав признаки паники, Джози взяла себя в руки, Она не хотела паниковать. Она не хотела думать обо всех причинах, по которым не должна этого делать.

Она просто хотела это сделать.

Она хотела погрузиться с головой в фантазию, которая называлась «быть с Гарри». Она понимала, что быть с Гарри — это фантазия и ничем другим это быть не может.

Пока она будет помнить, что это не волшебная сказка и что на счастливое окончание, как в сказке, надеяться нельзя, с ней будет все в порядке.

Она посмотрела на Гарри. Их взгляды встретились. Их тянуло друг к другу словно магнитом. Притяжение было столь мощным, что у Джози перехватило дыхание.

— Гарри, — начала она неуверенным, словно у девочки, голосом, но тут же исправилась и заговорила увереннее: — Я хочу, чтобы вы поцеловали меня. Если, конечно, вам хочется поцеловать меня. — Она поежилась от собственной неуклюжести.

Он несколько мгновений смотрел на нее.

— Ах, Джози, что вы со мной делаете! — тихо сказал он. — Разумеется, я хочу поцеловать вас.

От его взгляда ей стало жарко и замерло сердце.

Он очень медленно наклонился к ней, давая ей возможность передумать. Он испытующим взглядом всматривался в ее глаза.

Она поняла, что ему страшно, как и ей. Она видела это по его взгляду. Он боялся, что она оттолкнет его в последнюю минуту.

Не будет она ничего бояться.

Она чуть приподняла лицо, и ее губы коснулись его губ. Ему только и требовалось это поощрение.

Запустив руку в густые волосы на затылке, он притянул ее к себе и завладел ее губами.

Поцелуй был сладкий, нежный, крайне осторожный, как будто он боялся сломать ее. Но ведь она не хрупкая фарфоровая кукла, и ей не хотелось, чтобы он обращался с ней как с куклой.

Обхватив руками его шею, она потребовала большего. И тут, отдавшись порыву, на который считала себя неспособной, она отбросила последние остатки своей сдержанности.

Балансируя на одном колене, она перекинула другую ногу через колени Гарри, усевшись верхом.

— Гарри, — прошептала она между поцелуями, — я хочу не только поцелуев. — Чуть отклонившись назад, она взглянула на него. — Я тебя шокирую? — Она шокировала себя и понимала это. Прижавшись к нему всем телом, она не дала ему времени для ответа и снова поцеловала его в губы.

— Джози, — произнес он, когда она позволила ему дышать. Он говорил серьезным, даже строгим тоном. — Ты уверена? Мне нужно знать, что ты об этом не пожалеешь.

Она взглянула на него, удивленная его искренним желанием защитить ее. Она понимала, что он хочет защитить именно ее, а не себя. Он беспокоился за нее, и это заставляло его сдерживаться. В глазах же его было страстное желание. В этом нельзя было ошибиться.

Страстное желание Гарри не было частью ее фантазии, оно было реальным.

Она тут же растаяла. Она не ждала, что у них есть будущее, что он когда-нибудь ее полюбит. Но он ее уважал, он заботился о ней. Это еще раз подтверждало, что все это правильно.

— Я знаю, что делаю, — серьезным тоном сказала она. — Я все еще боюсь, но это приятный страх вроде того, который испытываешь на вершине «русских горок». Я хочу тебя, Гарри. Я хочу заняться с тобой любовью.

Гарри казалось, что то, что он собирался сделать, навсегда изменит его, но возможность контролировать свои поступки он практически исчерпал.

Он хотел Джози. Он мучительно хотел заняться с ней любовью и довести дело до конца. Тем более что она заверила его, что не будет сожалеть об этом.

— Я хочу тебя, — сказал он в ответ. — Я хочу тебя так сильно, что это меня убивает.

Она наклонилась к нему, и он поцеловал ее, на сей раз дав полную волю своей страсти. Но на сей раз никакой внутренний голос не нашептывал ему предостережения, заставляя остановиться.

Она была такой нежной, такой желанной, и она принадлежала ему.

Сейчас, сию минуту он займется любовью с Джози, откинув сдержанность и опасения.

Иногда стоит идти на риск.

Его пальцы скользнули по ее спине до изгиба талии и вытащили из-под пояса подол мягкой хлопчатобумажной маечки.

Потом она помогла ему стащить с себя маечку через голову. Она все еще сидела верхом на его коленях. Теперь выше шорт на ней не было ничего, кроме лифчика.

Ее полные груди были прикрыты кружевными чашечками, пока она, сунув руки за спину, не расстегнула лифчик и он не упал на пол.

Груди у нее были округлые, с твердыми темными сосками. Ему мучительно хотелось поскорее прикоснуться к ней, попробовать ее на вкус, погрузиться в нее.

Она сидела не двигаясь. В ее темных, широко расставленных глазах он видел робость, однако она не отвела взгляд. Ему хотелось несколько обуздать свое страстное желание и заняться с ней любовью неспешно, смакуя каждое мгновение.

Он боялся прикоснуться к ней. Боялся, что если прикоснется, то потеряет над собой контроль.

— Ты так красива, Джози, — прошептал он. — Так красива.

Она улыбнулась дрожащими губами и снова обняла его за шею, притянув его лицо к своей груди. Он не мог устоять.

Все его тело гудело от желания, когда он провел языком вокруг одного из сосков. Она выгнулась ему навстречу, и он принялся втягивать сосок в рот и отпускать его, пока она, застонав, не запрокинула назад голову. Он принялся ласкать вторую грудь, целуя розовый сосок.

Он почувствовал, как ее пальцы скользнули к пряжке его шорт, и понял, что его намерению заняться любовью неспешно было не суждено осуществиться.

Только не в этот первый раз.

Они изголодались друг по другу. О том, чтобы сдерживаться, не могло быть и речи. И он больше не хотел сдерживаться.

— Если мы сейчас не перейдем на кровать, я овладею тобой прямо здесь, на кушетке, — предупредил он.

— Мне все равно, — прерывисто дыша, сказала она, и рука ее скользнула в его шорты.

Ему показалось, что он умер и вознесся на небеса.

Не выпуская его из объятий, она крепко, нетерпеливо поцеловала его снова. Потом она опять занялась его шортами, и они вместе, смеясь и целуясь, стащили с него эту деталь одежды и отбросили ее, даже не поинтересовавшись, где она приземлилась.

— Джози, — произнес он, когда она чуть переместилась у него на коленях, чтобы дать ему возможность снять трусы.

Его руки оказались на ее бедрах, но у нее не хватило терпения. Она сама расстегнула шорты и спустила их вниз вместе с трусиками. Она стояла перед ним голая и смотрела на него сверху вниз с такой уверенностью, что сердце его переполнилось неожиданными чувствами.

Он не мог этому поверить.

— На кровать, — хрипло сказал он. — Разве ты не хочешь...

— Вот чего я хочу, — сказала она, снова оседлав его колени.

Ее голые груди прижались к его лицу, бедра прижались к его бедрам.

Они идеально подходили друг другу.

Он слышал каждый удар своего сердца, и ему казалось, что он слышит также каждый удар ее сердца. Он хотел ее.

Он хотел ее так сильно, что буквально сгорал от страсти.

Она провела языком по его губам и нетерпеливо проникла к нему в рот. Он застонал, озадаченный ее дерзостью. Леди явно руководила ситуацией, и ему это нравилось.

Ее рука скользнула между ними вниз и обхватила его член, а язык продолжал свой эротический танец с его языком. Он снова застонал, не отрываясь от ее рта, а его рука скользнула во влажный жар между ее бедрами. Почувствовав его прикосновение, она тихо охнула и чуть приподняла бедра, чтобы пропустить его пальцы.

Там было влажно и скользко, она была более чем готова принять его и издавала тихие гортанные звуки, еще сильнее горячившие его кровь. У него была сильнейшая эрекция, и он едва ли смог бы продержаться дольше.

— Джози, — выдохнул он, — я больше не могу. Я сейчас взорвусь.

Она тихо рассмеялась и опустилась на его член.

— Ну вот, — еле слышно сказала она, — теперь можешь взрываться. — Она приняла его до конца, так что их тела соединились.

— Я хотел растянуть это на несколько часов, — с сожалением сказал он, хотя ни за что на свете не остановил бы сладких мучений, на которые она обрекла его.

— В следующий раз, — пообещала она.

В следующий раз.

— В этот раз я хочу, чтобы все было именно так: грубо, быстро. Необузданно. Я не могу ждать, я просто не в состоянии ждать.

Больше она ничего не говорила, а лишь прижалась к нему увлажнившимся от пота телом, закрыла глаза, и они принялись покачиваться в заданном ими самими ритме.

Напряжение нарастало.

Запрокинув голову и выгнув тело, она словно скакала на коне с бешеной скоростью. Он остро ощущал каждое ее движение, каждый вздох, каждый стон, и ее явное наслаждение лишь усиливало наслаждение, которое получал он.

Она втянула воздух, заерзала и погрузила пальцы в его волосы, потом открыла глаза и улыбнулась ему в тот самый момент, как тело ее содрогнулось и еще теснее прижалось к нему. Он достиг кульминации одновременно с ней.

Джози не верилось, что она это сделала.

Она вела себя словно дикое животное. Она занималась любовью с Гарри с такой необузданной страстью, какой даже представить себе не могла по отношению к другому мужчине.

Она была не очень опытной, но девственницей не была. Как-никак ей было уже двадцать пять лет.

Но то, что только что произошло, ее ошеломило.

— Я никогда в жизни настолько не утрачивала над собой контроль, — пробормотала она, обессиленно прильнув к груди Гарри.

Все ее тело временно обмякло. Она чувствовала себя невероятно, немыслимо великолепно.

Гарри притянул ее поближе к себе, уложив ее голову в сгиб плеча. Он приподнял рукой ее лицо и посмотрел в глаза.

— Никаких сожалений, — напомнил он ей.

— Я не обещала не чувствовать себя смущенной, — робко возразила она.

Оба они были без одежды, но сейчас, когда страсть была удовлетворена, ей вдруг стало неловко.

— Смущенной чем? — спросил он и, проведя пальцем между грудями, описал круг вокруг соска. — Этим?

Он продолжал описывать круги — один за другим.

И не спеша мало-помалу сводил ее с ума.

— Или этим? — Его рука скользнула вниз по ее животу, остановившись на чувствительном холмике между ногами.

От одного лишь прикосновения его пальцев она задрожала. Но его пальцы не стали вторгаться внутрь, а принялись ласкать бедра, нежно исследуя каждый участок ее тела.

Его пальцы, искушая, медленно прогуливались по ее телу, пока она начисто не забыла причину своего смущения, не забыла обо всем, кроме того, как невероятно приятно чувствовать на себе прикосновения Гарри.

Потом он сгреб ее в охапку и встал на ноги.

— Куда мы идем? — спросила она, хотя, по правде говоря, ей было все равно, лишь бы он продолжал прикасаться к ней.

От его волшебных ласк у нее затуманилось сознание.

Он улыбнулся ей, глядя на нее сверху вниз.

— Мы идем принять душ, — сказал он. — Вместе.

Джози никогда еще не принимала душ с мужчиной и хотела запротестовать, но сдержалась.

После ее распутного поведения на кушетке душ вдвоем едва ли мог показаться греховной утехой.

Она ошибалась.

Гарри поставил ее в ванну. Включив душ, он отрегулировал температуру, потом переключил внимание на нее.

Впервые она увидела его с ног до головы. Он был великолепным экземпляром представителей мужской части человечества. Его твердые мышцы поблескивали и играли при каждом движении, он был высок, широкоплеч, обладал узкими бедрами и длинными мощными ногами.

И мужскими достоинствами природа его щедро наделила.

Она едва удержалась, чтобы не охнуть от изумления. Неужели это находилось у нее внутри?

Но любоваться им у нее не было времени. В руках у него был кусок душистого мыла. Опустившись перед ней на колени, он принялся намыливать ее.

Он начал с пальцев на ногах, поднялся до щиколоток, потом намылил икры, покрывая поцелуями каждый участок кожи, который намылил и ополоснул. Потом он поднялся выше и бросил кусок мыла, добравшись до лепестков между ее ногами, которые он раскрыл пальцами. Он переместил ее под струи воды, а пальцы его массировали, потирали и ласкали ее тело.

Смыв с нее мыльную воду, он прижал ее спиной к стенке душа.

— Гарри, о Гарри! — только и успела она простонать, прежде чем его поцелуи в самом интимном месте не заставили ее судорожно ловить ртом воздух.

А он продолжал ласкать ее, проделывая поцелуями дорожку вверх по ее животу, и она была рада, что он прикасается к ней, потому что он казался ей центром мироздания.

Она дрожала, несмотря на струю теплой воды из душа, но знала, что пока он прикасается к ней, с ней будет все в порядке.

Он обласкал языком каждую грудь и один за другим подразнил соски. Она закрыла глаза, позволив ему пройтись по своему лицу кончиками пальцев и покрыть каждый дюйм ее тела поцелуями.

Она не заметила, как он снова опустился на колени, и осознала это лишь тогда, когда его язык вторгся внутрь ее тела. Она сразу же достигла оргазма.

Потом она смеялась и плакала одновременно и даже не заметила, как он поднялся на ноги и, ухватив ее руками за бедра, приподнял ее вверх.

Подчиняясь одному лишь инстинкту, она крепко обвила его ногами, а он, прислонив ее к стенке, одним уверенным рывком вошел в нее. Не отрывая взгляда от ее глаз, он, сдерживая себя, двигался умышленно медленно. Она понимала, что он хочет как можно дольше продлить это мгновение.

Его ритмичные движения были мучительно размеренными, и она наконец взмолилась.

— Я хочу, чтобы на этот раз все происходило без спешки, — шепнул он ей на ухо.

— В следующий раз, — простонала она. — В следующий раз!

Трудно поверить, но она снова достигла оргазма, и ей было нужно, чтобы он испытал это вместе с ней.

— В следующий раз, — хрипло повторил он.

— В следующий раз, — прерывающимся шепотом пообещала она.

Он крепко прижался губами к ее губам и резким движением снова вошел в нее. Прижимая ее к себе, он вскрикнул, достигнув вершины чувственного наслаждения.

Потом они затихли в объятиях друг друга. Тишину нарушали лишь шум воды и их резкое, прерывистое дыхание.

— Мне кажется, я умерла, — прошептала она, вновь обретя дар речи.

— Ну уж нет, ты ошибаешься, — хрипло проговорил он и, схватив полотенце, завернул ее в него и отнес в кровать, где немедленно доказал ей, что она очень даже жива — жива до самого последнего, самого скрытого от глаз дюйма своего тела.



Глава 10 | Таинственный незнакомец | Глава 12