home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню




***


Ловский сидел в скверике возле своего дома, на деревянной скамейке, выкрашенной в ярко-зеленый цвет. День был теплый, солнечный, но он трясся, как в лихорадке. Его, и без того светлое, лицо было совсем бледным. Он боязливо озирался по сторонам, реагируя вздрагиванием на каждый шум, даже на гомон детей, идущих по улице и радующихся теплому дню и окончанию занятий в школе. Среди зеленых насаждений в скверике и разноцветных цветов на клумбах, среди яркого солнца и радостных детей Рональд выглядел каким-то потусторонним. Не от мира сего. Он взглянул на кучерявого рыжеватого восьмиклассника в темно-синем школьном костюме и с повязанным под воротником белой рубашки красным галстуком, который школьники носили с тех пор, как пришедшая к власти в России Державная Элита возродила в стране пионерскую организацию. Этот паренек нес в руках два портфеля. Один свой, другой видимо принадлежал идущей рядом однокласснице в аккуратном, пурпурного цвета с белым воротником и манжетами, школьном костюме для девочек, который также был украшен красным галстуком. Ловский с завистью глядел на эту трогательною парочку с их, полными оптимизма, целеустремленными взглядами, обращенными в будущее, казавшееся им счастливым. Он завидовал их трогательной наивности и чистоте душ и помыслов, еще не тронутых каждодневной фальшью, вычурностью и пошлостью рутины взрослой жизни. Ими действительно можно было залюбоваться. Школьники заметили странного, нездорово выглядевшего мужчину на скамейке, и подошли к нему.

– Извините, вам плохо? – спросила круглолицая девочка с умным взглядом и пепельными волосами.

– Может быть, мы вам помочь чем-то можем? – добавил ее рыжий спутник.

– Нет, ребята, все в порядке. У меня просто весенняя простуда, – покачал головой Ловский, пряча воспаленные от еле сдерживаемых слез глаза.

– Извините, – школьники кивнули и двинулись своей дорогой.

Рональд проводил их взглядом и подумал, что если бы в год свадьбы его и Алисы, четырнадцать лет назад, они завели бы ребенка, то сейчас он был бы таким же красивым, как эти двое. Но детей у них не было. До сего момента Ловский никогда не тяготел к детям. Может быть, поэтому Алиса стала искать замену своему мужу?

Дэвид появился как всегда внезапно, хотя Рональд его ждал.

– Что случилось, любезный? Мы же договорились, до начала наших действий видеться как можно реже. Но не успели мы расстаться, вы звоните мне и в вашем голосе панические нотки.

– Я убил ее, – тихо произнес несчастный муж.

Блондин вздохнул. Он все понял без лишних слов.

– Кто-нибудь знает об этом?

– Нет, – Рональд отрицательно замотал головой.

– Где она?

– Дома. В комнате. Там… кровь…

– Идем. Мне нужно взглянуть, – Дэвид поднялся со скамейки.

– Может не надо? – Ловский задрожал.

– Надо. Идем. Возьмите себя в руки, – настойчиво произнес Дэвид.

Они поднялись на пятый этаж и вошли в злополучную квартиру. Из прихожей не было видно никаких следов разыгравшейся драмы. Рональд прошел по коридору и медленно повернул голову, глядя в открытый дверной проем гостиной. Блондин стоял у входной двери, наблюдая за своим компаньоном.

Ловский на какое-то время замер, глядя в гостиную, затем его затрясло, и он выкрикнул, схватившись руками за голову:

– Нет!!! – он бросился к лежащей на полу жене.

Дэвид медленно двинулся следом, с любопытством наблюдая за поведением несчастного мужа.

– Нет, нет, нет! – продолжал он кричать, упав на колени и прижимая к себе мертвое тело жены. Голова ее была залита кровью, соломенного цвета кудри слиплись и превратились в бурую кровавую массу. Рядом лежала ребристая бутылка с виски, которая тоже была перепачкана кровью. Очевидно, Рональд бил жену этой бутылкой по голове, пока она не умерла.

– Что же я наделал! Что я наделал, боже! Лисеночек, прости меня! Прости! – Ловский был на грани безумия. Он рыдал, кричал, при этом, обнимая и целуя безжизненное тело супруги так, словно это могло вернуть ее к жизни и все исправить.

Дэвид расхаживал по комнате, презрительно глядя на Рональда. В его взгляде сквозило столько отвращения, что, казалось, он сейчас раздавит каблуком овдовевшего мужа, как выползшую из под камня мокрицу. Но Ловский не видел сейчас своего знакомого. Он смотрел на Алису, глазами, утонувшими в слезах.

– Довольно! – резко оборвал его блондин.

Рональд медленно поднял взгляд.

– Неужели вы не понимаете?.. Неужели вас не трогает мое горе? – дрожащим голосом пробормотал он.

– Какое к хаосу горе?! Вы же сами убили ее! И еще зачем-то позвали меня! Зачем? Чтобы я поглядел на вашу отвратительную истерику? – Дэвид сейчас был самим воплощением цинизма. – У вас не горе, а панический страх перед вероятным возмездием за содеянное. Он просто сводит вас с ума! Но раз уж я здесь, я говорю вам – ДОВОЛЬНО! Возьмите себя в руки. Сегодня начало новой эры для вас. Прежний Рональд Генрихович Ловский уходит в прошлое, вслед за своей женой. И с последней вашей слезой, которая сейчас упадет, возродится новый Рональд Ловский. Мужественный и сильный. Не сокрушающийся по-поводу содеянного, а гордый собой за взятую на себя смелость воздать этой блуднице по заслугам! Вы убили человека! Неужели после этого вы не чувствуете себя могущественным? Довольно нытья. Обратной дороги нет, так примите это как мужчина, ЛЮБЕЗНЫЙ Рональд!

Ловский затих. Его взгляд стал несколько иным. Он огляделся, словно оказался здесь, в своей квартире, впервые. Взглянул на лежащую рядом мертвую жену. Затем на свои руки. Они были в крови. Рональд испачкал их, когда обнимал и гладил Алису. Ловский поморщился и стал вытирать их о подол юбки жены.

– Пойду, умоюсь, – пробормотал он, поднимаясь с пола. Это действительно был другой Рональд Ловский. Вид мертвой супруги больше не вызывал у него каких либо эмоциональных проявлений. Черты лица его как-то ожесточились. Из обычного, тщедушного клерка, коим он выглядел, Ловский превратился вдруг в сурового хладнокровного убийцу. Блондин ловко пробудил в простом служащем темные стороны его личности, дремлющие в каждом индивидууме до тех пор, пока кто-то или что-то не подберет ключ к потаенным темницам души и не выпустит их. Именно это и сделал Дэвид за какие-то секунды. Этот загадочный блондин был мастером своего дела. Нужен особый талант или какие-то сверхъестественные способности, чтобы с такой легкостью подчинять своей воле человека.

– У нас есть месяц, – произнес Дэвид, подойдя к двери ванной комнаты, в которую вошел Рональд. – Месяц, в течение которого о произошедшем здесь никто не должен догадаться. Ее любовник, судя по всему, улетел на свою планету. Далее. У вашей жены есть родня? Кого может насторожить ее долгое отсутствие?

– Здесь только ее подруги. Еще у нее престарелая мать… Алиса была поздним ребенком… Но она уже лет семь как живет в Стальгороде, на Россе. Раза два наведывалась к нам на Землю. Три раза Алиса летала к ней, на Росс. – Ловский говорил монотонно, без эмоций, медленно умывая лицо и руки холодной водой.

– Работа?

– Она старший научный сотрудник в Институте Физики Черных Дыр. Но с марта месяца она в полугодовом отпуске для работы над докторской диссертацией. Так что там ее не хватятся.

– Какой кондиционер в вашей квартире? – Дэвид задал вдруг вопрос, вроде бы не имеющий никакого отношения к произошедшему.

– 'Таймыр-305'. Установлен еще при строительстве дома. Здесь у всех такие.

– А каков диапазон температур?

– От минус двадцати, до плюс двадцати пяти по Цельсию, – пожал плечами Рональд.

– Значит, слушайте внимательно, любезный друг. Ее любовник не будет сюда звонить, так как это риск нарваться на вас и поставить под удар ее. И вряд ли ему нужно поддерживать с ней какой-либо контакт, кроме полового.

Услышав это, Ловский вздрогнул и ссутулился.

– Ей будут звонить ее подруги, – продолжал блондин, – но мобильник жены вы отключите. Тогда они будут звонить вам и спрашивать где Алиса. Вы будете отвечать, что ее мать в плохом состоянии, и Алиса улетела на планету Росс, отключив телефон, дабы ее никто не тревожил, пока она с матерью, которая, вероятно, доживает последние дни. Если позвонит мать вашей жены, скажете, что она в продолжительной командировке, связанной с работой в институте. Само тело убиенной вами супруги вы перетащите в отдельную комнату этой квартиры с термостойкой дверью. Есть такая?

– Вторая ванная комната, – Рональд показал куда-то рукой.

– Отлично. Включите там кондиционер на самую низкую температуру, чтобы труп не завонял, начав разлагаться, и будете жить здесь, как ни в чем не бывало.

– Что?! – вдовец вытаращил полные протеста глаза на Дэвида.

– Вы не ослышались, любезный Рональд. Вам придется жить здесь почти месяц, иначе весь наш план коту под хвост. А потом хоть трава не расти. Потом вы уже не вернетесь, не то что в эту квартиру, – вам едва ли снова захочется оказаться на этой планете. Мы внесем существенную корректировку в наш план.

– Какую? – недовольным тоном произнес Ловский, которого не прельщала перспектива жить целый месяц рядом с трупом собственной жены и сохранять при этом невозмутимость на глазах у соседей, и вообще, на виду у людей. – Какую корректировку?

– Мы угоним чертов звездолет, – улыбнулся Дэвид.


предыдущая глава | Завтра Млечного Пути | ГЛАВА 4