home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 4

Красноватое здание госбезопасности не особо выделялось среди прочих строений на Лубянке, хотя и было значительно больше предыдущей штаб-квартиры самой могущественной спецслужбы в мире.

Современное здание комитета госбезопасности имело двадцать этажей над землей и по некоторым слухам, до сорока этажей под землей. Ермак и Ди Рэйв двигались по длинному пустынному коридору первого этажа. До сих пор им встретился только вахтенный офицер в черном парадном мундире, находившийся у входа и проверивший документы Романа. Дальше они двигались по абсолютно пустынному зданию. Из множества дубовых дверей, мимо которых они проходили, никто не выглядывал. Ермак шел молча, о чем-то задумавшись. Вся эта обстановка стала тяготить Ди Рэйва и изрядно действовать ему на нервы. Чтобы как-то разрядится, он стал тихо, вполголоса, говорить сам с собой:

– Штирлиц идет по коридору… Штирлиц идет по коридору?! По какому коридору? Куда идет? Штирлиц идет по коридору…

– Чего ты там бормочешь? – не выдержал этой абракадабры Ермак.

– Старинное арийское заклинание. Долго еще идти? Где кабинет этого Мюллера? – буркнул Симон. Он был очень зол на полковника Калашникова за то, что тот пригласил его – Ди Рэйва – в такой ультимативной форме. Киномагнат был полон решимости поставить полковника на место.

– Нам на десятый этаж.

– Чего?! – Симон даже не воскликнул. Он завопил.

– Да успокойся ты. Вон лифт. – Роман указал на серебристую двухстворчатую дверь в конце отделанного мрамором коридора.

Они вошли в просторную кабину лифта, и Ермак нажал соответствующую кнопку. Кабина устремилась вверх.

– Да ты особо не нервничай, – начал было успокаивать друга Роман.

– Вот еще! По мне что, похоже, что я нервничаю?! – Ди Рэйв с вызовом взглянул на Романа.

– Ладно. Забыли, – отмахнулся тот.

Лифт остановился на десятом этаже. Двери открылись. Интерьер коридора здесь разительно отличался от первого этажа. На стенах висели какие-то стенды и электронные табло. По коридору ходили люди. Некоторые в черной форме государственной безопасности России, некоторые в штатском. Они не обращали на прибывших внимания. Только два офицера кивнули Роману. Он тоже ответил им кивком головы.

Дверь, в которую вошли друзья, отличалась от других только золоченой табличкой со странной литерой 'Д-37-Рокот-1'. За дверью находилась просторная приемная с книжными шкафами, видеостеной и персональным компьютером на журнальном столике возле ряда черных кожаных кресел. За тонированным окном приемной виднелась площадь.

У входа в кабинет, на двери которого светилась надпись 'Д-37. полковник Калашников В.А.' стоял высокий служебный робот из черного титана. Его конструкция имела внешнее сходство с человеческим обликом.

– Здравствуйте, – произнес робот мягким бархатным мужским голосом. – Товарищ полковник ожидает вас.

– Привет, Д-37, – Роман по панибратски похлопал робота по плечу, что отдалось характерным звуком, и открыл дверь в кабинет своего начальника.

У окна стоял настоящий великан в парадном мундире черного цвета с золотыми погонами полковника. Это был человек лет сорока пяти с темно-каштановыми волосами и черными как уголь усами. Широкий в плечах и ростом в два с лишним метра он производил незабываемое впечатление. Кабинет его был весьма просторным. Огромный стол, стеллажи с книгами и папками, имели большие габариты и соответствовали своему хозяину. Большое кресло было из черной кожи, остальная мебель и отделка стен, даже корпус компьютера были стилизованы под красное дерево. На стене за креслом висели скрещенные флаги. Российский триколор и флаг СССР. Над ними герб России. В стороне, за креслом, еще одна дверь. Стена напротив рабочего места полковника, начиная с двухметровой высоты от пола, и до самого потолка была увешана несколькими десятками портретов. Ди Рэйв взглянул на них и стал узнавать многих державных деятелей. Здесь были и Александр Невский, и князь Владимир, крестивший Русь. Был Иван Грозный и Петр I. Генералиссимусы Суворов и Сталин. Присутствовали здесь и прославленные маршалы Великой отечественной войны, и герои 'последней войны человечества'.

– Ну, здравствуйте, – полковник повернулся к вошедшим. – А я, было, начал подозревать, что кое-кто не решится явиться сюда.

– Да мы не из робкого десятка, – начал Симон заготовленную заранее речь. – Вы вероятно полковник Калашников? Это не вы изобрели тот автомат?

Полковник понял, куда клонит его гость, и решил принять эту игру. Он невозмутимо и великодушно, по-отечески улыбнулся и произнес:

– Один ноль в вашу пользу. Значит вы – юморист. В комедиях снимаетесь?

Это было обидно. Ди Рэйв снялся в двух психологических работах, имевших глубокий философский смысл. А 'Звездная сага' была приключенческим фильмом, хоть и изобиловавшим юмором, но уж никак не комедией. Ну что ж, один-один.

– Да. Конечно, – ухмыльнулся киномагнат, – еще в цирке шапито подрабатываю. У меня там смертельный номер. Называется – стрельба из автомата Калашникова по яблоку на голове у блохи.

– Вот как? – хмыкнул полковник. – В цирке значит подрабатываете? Насколько я знаю, еще и в стриптизбаре. Да? – голос у него был под стать росту – Шаляпинский.

У Ди Рэйва сжались кулаки. Вот это действительно было оскорбление. Роман отошел в сторону и думал о том, что поведение его друга окончательно испортило ему карьеру.

– Может быть, прекратим кокетничать? – усмехнулся Калашников. – Пора бы и о деле поговорить.

– Ну, говорите. Я весь внимание, – пробормотал Симон.

– Что же вы так, дорогой вы наш кинозвезда. Приехали в Россию, устроили дебош. Обидели иностранку. Девушка аж из Бельгии на заработки в Москву приехала, а вы с нее последние трусы сняли. – Полковник говорил с нескрываемой иронией.

– С чего бы это КГБ занималось подобными делами. Дел других нет что ли? От скуки не знаете, какое место почесать?

– Ну, если мы вам 'почешем', то в любом месте мало не покажется. Это первое. Второе. Нас бы это не касалось, если бы не участие в данном безобразии нашего сотрудника. Верно, товарищ капитан? – Калашников взглянул на Романа.

Тот стоял, насупившись, и молчал.

– Ладно, – полковник махнул рукой, – присаживайтесь.

Друзья присели на выехавшие из стола раскладные стулья. Хозяин кабинета сел в свое кресло. Чуть наклонился вперед, уперевшись в стол руками.

– Зовут меня Владимир Александрович. Но для кого-то я – товарищ полковник. – Он снова покосился на Рому.

– Я не понимаю, в чем суть ваших к нему претензий? – поинтересовался Ди Рэйв. – Во всем, что произошло ночью в баре, виноват лишь я.

– Но он же был с вами. В заведении недостойного толка. А он не какой-нибудь рафинированный Ди Каприо. Он – Русский офицер, между прочим, – покачал головой Калашников.

– Да мы друзья с детства, поймите. Мы почти два года не виделись. Вот, решили отметить встречу. Идея моя была. Вел себя недостойно тоже я. Чего вы от него хотите-то? – Симон стал нервничать.

– Хотите выгородить друга? – Владимир Александрович пристально посмотрел на киномагната.

Ермак напрягся. Он бросил косой взгляд сначала на начальника, затем на Симона. Он явно чувствовал какой-то неожиданный поворот, который вот-вот произойдет. Калашников – опытный аналитик, уловил напряжение своего подчиненного и заметил некое смятение гостя. Теперь полковник полностью рулил ситуацией.

– Ну что же, попробуем, – хмыкнул старший офицер, – у меня деловое предложение к вам, Симон. Что скажете?

– Что я могу сказать… Я ведь не знаю, о чем вы, – Ди Рэйв вопросительно посмотрел на Романа. Тот всем своим видом дал понять, что сам находится в недоумении.

– Вы завтра, насколько я знаю, на Зети летите? – Владимир Александрович улыбнулся.

– Откуда вам это известно? – Симон нахмурился.

– Странный вопрос. Вы забыли, где находитесь?

– И что из того, что лечу? – киномагнат закинул ногу на ногу и, скрестив руки на груди, посмотрел из-под опущенных бровей на хозяина кабинета.

– У нашей 'конторы' есть оперативный интерес на этой планете. Мы могли бы дать вам задание, выполнение которого отвечает интересам нашего государства.

– Неужели у вас не хватает сотрудников, что вы пытаетесь привлечь человека со стороны? Что-то слабо верится.

– Вы правильно мыслите. Сотрудников у нас хватает. Их настолько хватает, что мы можем уволить из наших рядов некоторых из них, чье поведение порочит честь нашего мундира.

Услышав это, Ермак почесал затылок.

– Но вы можете помочь вашему другу, – продолжал полковник, – если не хотите, чтобы он затаил на вас обиду за сломанную карьеру.

– Это же шантаж чистой воды! – воскликнул Ди Рэйв, вставая.

– Сядьте, – строго глянул на него Владимир Александрович. – Это было бы шантажом в случае угрозы вашему благополучию, жизни и здоровью. Я же не угрожаю вам пытками, верно? У вас есть выбор.

– Нет, ты слышал это? – Симон стукнул сидевшего рядом Романа ладонью по локтю. – Как я мог не заметить на входе табличку 'ГЕСТАПО'?!

– Прекратите фиглярничать, – поморщился Калашников, – вам это не к лицу.

– Подлецу все к лицу, – пробормотал Ермак как можно тише. Но друг все же услышал его.

– И что это было? – возмутился киномагнат. – Нет, ты обоснуй сказанное. У тебя ко мне претензии какие-то?

Роман молча повернул голову и уставился в окно.

– Ну, поставьте себя на его место. Вы сотрудник госбезопасности. Встречаетесь с другом, которого давно не видели. Идете в бар. Ладно, – за стриптизбар можно отделаться выговором. Но ваш друг устраивает в этом баре просто гладиаторские бои какие-то. Дело пахнет скандалом, которого жаждут жертва вашего друга и хозяин бара. Вашему другу-то – что? Очередная скандальная статья в желтой прессе только подыграет его популярности. А вот вас могут уволить на все четыре стороны. Каково вам такое положение?

– Но, погодите. Виноват-то я. Причем здесь Ермак, я не понимаю?

– Есть правила, регламентирующие поведение Русского офицера, как на службе, так и во внеслужебное время. Были времена, когда наших военных не представляли трезвыми. Когда в порядке вещей было, что наш офицер – нищий. Что он не может содержать семью. О долге в таких условиях забывает даже цепной пес. Но эти времена к счастью давно прошли. Русский офицер – это элита общества. И мы вправе требовать от них соблюдения кодекса офицерской чести и морали. И за нарушение такового, спрашивать по всей строгости. Но вам, я думаю, этого совершенно не понять. Вы живете другими ценностями. Служили два года полуфашистскому режиму Спейсара. Живете в Америке. Может ли быть космополит патриотом? А если человеку чужд патриотизм, какой прок говорить с ним о чести…

– Позвольте! Я – стопроцентный патриот! Вы тут просто фактами передергиваете!

– Успокойтесь, – невозмутимо произнес полковник и открыл лежавшую перед ним папку. Перелистал несколько страниц и принялся вслух читать некоторые предложения. – 20 июня 2123 года объект 'С' уехал в германский город Раммштайн, где незаконно проник на борт грузового космического корабля 'Насхорн'. Целью данной авантюры было проникновение на планету Спейсар, куда направлялся звездолет… Небольшая справка: планета Спейсар – крупная планета, составляющая 1.76 массы Земли. Единственный массивный спутник звезды Сварог, что в секторе L29-Y48 южной периферии Контактики. Планета имеет разряженную атмосферу. Скудная растительность. Поверхностных водоемов на два процента площади планеты. Население – сто семь миллионов человек. Инфраструктура – восемьдесят шесть изолированных от внешней среды куполообразных городов. Контактический статус – суверенная планета с 2112 года. Политический строй – военная диктатура… Спейсар – единственная на сегодняшний день известная планета, где есть залежи драгоценного ти-ксила, ксибериума и быстровосстанавливаемые месторождения радиоактивного а-бириума. Ти-ксил и ксибериум являются причиной того, что тысячи авантюристов регулярно пребывают на Спейсар в поисках сокровищ.

– Вы вообще кому все это говорите? – Симон снова принял позу 'весь в себе', с закидыванием ноги на ногу и скрещиванием рук на груди. – Лично я это знаю прекрасно.

– Хорошо, что сами признались. Может быть, расскажите, что было дальше с объектом 'С'? – улыбнулся Калашников.

– Минуточку… Так это – про меня? Погодите, у вас что, досье на меня? – Ди Рэйв был по-настоящему потрясен. – Когда вы успели?! Вы что, заранее знали, что я напьюсь в чертовом баре с вашим сотрудником и окажусь здесь?! Объясните, черт возьми, что здесь происходит?!

– Симон, – полковник поднялся, давая понять, что наступил очень важный момент. – Ты в нашей разработке уже восемь лет. МЫ создали тебя.

Наступила тишина. Потрясенный Ди Рэйв уставился на своего друга. Тот сам выглядел шокированным и всем своим видом пытался дать понять Симону, что он здесь не причем, и сам впервые о подобном слышит. Полковник, улыбаясь одними глазами, посмотрел на молодых людей и, отойдя от стола, принялся глядеть в окно, таким образом, дав друзьям время прийти в себя.

Ди Рэйв поднялся со стула и медленно побрел к выходу.

– Пошел я отсюда, – пробормотал он.

– Вас будут мучить вопросы сегодня. Ночью разные мысли не дадут вам уснуть. Завтра вы полетите на Зети в полном неведении о том, что вокруг вас происходит. В итоге вы все равно придете сюда, но только уже сами. Вопрос только в том, приму ли я вас, – сказал Владимир Александрович, глядя в окно. Затем повернулся к киномагнату и произнес, – Довольно прожигать свою жизнь. Начните что-нибудь значить вне потребительского мира материальных ценностей. Вы можете стать творцом истории. Вы же с юности чувствуете себя невостребованным. Вы мыслите о неком предназначении. Вас тяготит размеренная жизнь. Вам не дает покоя зов крови ваших предков, которые во славу Государства Российского держали оружие в руках аж с 1914 года.

– Что вы хотите от меня? – Симон был раздражен и озадачен. Он пытался выстроить логическую цепь между пьянкой в баре, водой вместо водки в бокале у Крюгера и всем тем, что говорит сейчас полковник.

– Задача совсем не сложная.

– Но почему вам нужен человек со стороны? Непрофессионал? – поинтересовался киномагнат.

– Видите ли, в задачи нашего ведомства входит масса функций. В том числе и привлечение к деятельности, отвечающей интересам Народа и Родины, граждан, обладающих различными полезными потенциалами. Ваш потенциал – деньги и известность, – ответил Калашников.

– И что дальше?…

– Этот потенциал мы обязаны использовать в общечеловеческих интересах, взывая к вашему патриотизму.

– Но, это же банальная и дешевая вербовка! Вы еще на деньги мои заритесь!

– Не стоит так нервничать по этому поводу. Вы еще не все знаете. – Сказав это, полковник достал из ящика своего стола черную шкатулку средних размеров. Развернул ее в сторону друзей и открыл крышкой на себя.

Роман и Симон зажмурились от исходившего из шкатулки мерцающего сияния синих, сиреневых и фиолетовых с алым бликов. Сияние заполнило весь кабинет, рисуя на белом потолке причудливые цветные узоры. Ди Рэйв медленно повернул голову и, щурясь, заглянул в шкатулку. Там лежал камень, размером чуть больше кулака взрослого мужчины. Именно из его недр исходило это, поистине волшебное, сияние. Камень ловил привычный свет, исходивший из потолка и превращал его в фантастическое светопредставление. Внутри него словно плясали молнии.

Симон хорошо помнил этот камень. Слишком многое связано было с ним…

…ксибериум. Он бредил этим словом несколько лет, пока ему не исполнилось восемнадцать. Кое-как закончил школу. Два последних года ему вообще было не до учебы. Он был одержим какими-то мыслями и идеями. И дело не в том, что он пребывал во власти пубертатного периода своего развития. Просто в нем шла внутренняя борьба каких-то сущностей, которым трудно было ужиться в одном человеке. Хотя подобное свойственно большинству подростков, он все-таки отличался от среднестатистических школьников весьма разительно.

И вот, школа позади. Любой здравомыслящий выпускник продолжал свой образовательный уровень или обращался в трудовой комитет и, получив работу, примерно на свой вкус, начинал обустраивать свою дальнейшую жизнь. Но только не этот… Он принялся воплощать давно созревший в его голове план, граничащий с паранойей. Билет на монорельс до Берлина. Затем аэротакси до Раммштайна. Здесь крупнейший космопорт в Европе. На летном поле огромный межзвездный грузовик 'Насхорн'. Он регулярно возил на далекую планету Спейсар груз продовольствия и товаров быта, а привозил оттуда сотни тонн энергетически важного а-бириума, которого нигде кроме Спейсара не было.

Как проникнуть на космический корабль? Да очень просто, как Чебурашка. Стоило только залезть в огромный ящик с апельсинами, подождать некоторое время и все. Конечно перед этим надо было проникнуть в стерильную зону погрузочного терминала, но и с этим он справился.

'Насхорн' покинул поверхность планеты. На орбите Земли к нему пристыковался дополнительный грузовой модуль, и звездолет умчался к далекому Спейсару, рассекая скрытые массы материи гиперпространства. Через двое суток звездолет прибыл в точку назначения. Нелегальный пришелец с Земли был схвачен тайной спейсарской полицией и отправлен в двенадцатичасовой карантин, после которого его отправили в пункт милитаризации. Здесь ему предстала незавидная перспектива – либо им займутся головорезы из службы безопасности планеты, которые видели в каждом нелегале инопланетного шпиона, либо он подпишет согласие на 'добровольную' службу в армии Спейсара. Пришлось выбрать службу, которой надо было посвятить два земных года. Каждый божий день он проклинал себя за то, что ввязался в эту авантюру. Жизнь на Спейсаре трудна, а служба труднее во сто крат. Он искал пути побега, пока не встретил очаровательную девушку. Тогда казалось, что ее сам всевышний послал, словно награду за все его мучения. Но все кончилось страшной трагедией. Именно тогда началась война между Спейсаром и объединившимися пиратскими кланами планеты Кадабра, которым как воздух нужен был а-бириум. Поговаривали, что за нападением Кадабры на Спейсар стояли тайные интриги расы Фенфирийцев – тех самых, которые на момент контакта с землянами уже знали секрет ядерного оружия и строили примитивные космические корабли для вывода на орбиту родной Фенфирры искусственных спутников.

Ди Рэйву пришлось воевать. Это притупило горе от потери возлюбленной. Его даже наградили нагрудным знаком 'Пять карательных экспедиций'. Как раз во время пятой экспедиции в район Аскеанских пещер, когда его истребительно-штурмовому отряду было поручено обнаружить место аварийной посадки десантного корабля кадабрцев, сбитого спейсаркими зенитчиками, он и нашел этот самый камень. Отряд из двадцати штурмовиков, которым командовал, теперь уже сержант Ди Рэйв, зачищал местность от уцелевших вражеских десантников. Сам будущий киномагнат с двумя бойцами осматривал обломки десантного корабля. Отправив подчиненных внутрь шаттла за черным ящиком и любой возможной документацией, он принялся исследовать грунт, взрытый ударом корабля о поверхность планеты. Здесь, в тяжелой серой пыли сверкал тот самый кристалл ксибериума, который лежал сейчас в шкатулке у полковника Калашникова…

– Откуда он у вас? – Симон пристально взглянул на офицера. – Он был очень взволнован от нахлынувших воспоминаний.

– Уж не думаете ли вы, что наше ведомство выкрало этот минерал из хранилища банка объединенных наций? – усмехнулся Владимир Александрович.

– И все-таки?

– Ну что ж, давайте мысленно вернемся на Спейсар. Только на много лет назад, – Калашников снова подошел к окну. – Еще когда Спейсар был всего лишь земной колонией, стали проявляться первые симптомы того, что она в ближайшем будущем обретет суверенитет. Вся интрига закрутилась вокруг открытого на Спейсаре а-бириума, который произвел революцию в нашей энергетике. А-бириумные реакторы давали в сотни раз больше энергии, чем традиционные установки холодного синтеза. Гипердвигатель звездолета мог теперь избавиться от громоздких и быстро изнашиваемых леориновых колец. Все заменяли кристаллы радиоактивного а-бириума. Тот, кто владел Спейсаром – владел а-бириумом. А контроль над этим минералом дает большие преимущества. Но есть межпланетный меморандум, один из параграфов которого гласит, что никакое государственное образование не может иметь своих планет-колоний. Колонизация планет производится только объединенными усилиями ООН и СПЦ. И в случае желания новообразованием на колонизованной планете объявить о своем суверенитете, препятствовать этому нельзя. Так случилось и со Спейсаром. Естественно мы позаботились о создании на этой планете внушительной агентурной сети. А вас мы заметили еще до того, как вы отправились на эту планету. Мы изучили ваше школьное личное дело… Не надо так злобно смотреть на Романа. Он вообще здесь не причем.

– Странно, – усмехнулся Ди Рэйв, – он же меня с детства знает. Почему вы не использовали его в моей вербовке?

– Тут вопрос этический. Он ваш друг. Решив использовать его для вашей вербовки, мы поставили бы его перед неприятной дилеммой. Либо он согласился бы на это, но тогда он поступил бы крайне некрасиво как ваш друг. Либо он поставил бы вас в известность, что было бы правильно с товарищеской точки зрения, но вопреки нашим планам и государственным интересам. Посему капитан Ермак до этого момента не знал, что мы собираемся сделать вас в некотором роде, его коллегой.

– Неужели вам знакомы этические нормы? – хмыкнул Симон.

– Не надо ерничать. Мы знаем об этике больше, чем те, кто дуреет при виде полуголой стриптизерши.

– А камень тут причем? – Ди Рэйв решил уйти от неприятной для него темы, касающейся ночного инцидента в баре.

– Вы до сих пор не поняли? Мы подбросили его вам. Мы вам подыграли, ведь вы отправились на Спейсар в поисках сокровищ, не так ли? А этот кристалл равен стоимости пятнадцати тонн золота. Должен признаться, вы не разочаровали нас, Симон. Вы сумели этот камень спрятать. Выжить в войне. Выслужить свой срок. Смогли вернуться на Землю. Но вот делец из вас никудышный. Хотя и это неплохо. То, что вы не нувориш, думающий только об удовлетворении собственной алчности, делает вам честь. Вам самому, наверное, невдомек, но в вас довлеет нематериалистический романтизм. И вы несколько наивны. То, что вы отправились с этим камнем в Голливуд, полагая, будто кристалл можно сбыть богатым кинозвездам, подтверждает это. Неужели вы думали, что его в состоянии кто-то купить?

– Но ведь купили же! – развел руками Симон.

– Не совсем так. Вы ведь устроились компьютерным монтажником к одному влиятельному режиссеру, с дочерью которого познакомились в Лос-анджелесской галерее, так?

– Ну…

– Полтора года вы ходили вокруг, да около, пока не решились обратиться к нему с просьбой помочь провести тайную сделку и сбыть этот камень хотя бы за малый процент его стоимости. Верно?

– Ну…

– Он нашел двух молодых людей, которые гарантировали обналичить стоимость камня за тридцать процентов суммы. Они свое слово сдержали. Вы получили оставшиеся семьдесят процентов, сказочное количество денег. Отдали этому режиссеру обещанные десять процентов и отправились на родину, где раздали своим друзьям энные суммы для открытия своего дела. Например, детективное агентство Олега Ганна. Частное предприятие Макса Иглова по созданию компьютерного обеспечения для электроники фирмы 'Кумахов-Руссобайт'. Они даже лицензию ему выдали. Теперь его фирма называется 'Руссобайт-Макс'. Могу продолжить…

– Ненужно, – Ди Рэйв совсем поник. Он чувствовал себя униженным и раздавленным. Чувствовал себя тряпичной марионеткой, которую вывернули наизнанку.

– А что вы так огорчаетесь? Да, мы подбросили вам этот камень. Да, мы его у вас потом купили. И, между прочим, нам было очень приятно наблюдать, как вы делитесь этими деньгами со своими товарищами. Значит, мы в вас не ошиблись. И теперь подошло время, когда мы из былых невидимых поводырей, превращаемся в старших наставников, открывших вам сей секрет.

– И что я должен сделать? – Симон был мрачен. Слова Калашникова нисколько не грели ему душу.

– Как долго вы будете на Зети? Когда планируете вернуться?

– Девятое мая хочу отпраздновать здесь, с друзьями.

– Ну что ж, времени достаточно. Сначала расскажу вам суть. Шесть лет назад Зети объявила о своем независимом статусе. Это известно всем. Но в настоящий момент на этой планете идет борьба за абсолютную власть. Это почти никому не известно. В силу своего расположения, с Зети плохая связь и непостоянные пассажирские сообщения. Посему трудно владеть ситуацией. Однако кое-что мы раскопали. Скажите, Симон, что вы знаете о фенфирийцах?

– Шакалы! – презрительно воскликнул Ди Рэйв. – Мерзкие твари!

– Очень не политкорректно с вашей стороны. Что вы можете сказать о них, кроме своего эмоционального отношения? – полковник словно экзаменовал гостя.

– В 2080 году очередная межзвездная экспедиция открыла планету Фенфирра. Она была населена разумными существами, внешне похожими на гиен. Технический уровень развития фенфирийцев на тот момент был достаточно высок. Они имели ядерное оружие, реактивные самолеты. Запускали на орбиту спутники связи. Сама раса фенфирийцев делится на три под расы. Черные зарзаты – имеют темный одноцветный мех. Более рослые, чем остальные. Их рост может достигать двух метров. Резарзаты – различный окрас меха, кроме серо-бурого. Фиррафинаты – имеют серо-бурый или желтый окрас. Более крупные зубы, чем у других. Представители этой группы отличаются крайне антисоциальным поведением. В настоящий момент Фенфирра входит в Союз прогрессивных цивилизаций. Все фенфирийцы способны воспроизводить человеческую речь. И все равно они мерзкие твари. Такой ответ вас устраивает?

– А чем они вам так не угодили?

– Этих шакалов очень много среди пиратов. В том числе и среди тех, кто воевал против Спейсара. Я видел, на что они способны, когда их много. По своей жестокости они могут сравниться только с… – Ди Рэйв умолк.

– И с кем они могут сравниться по своей жестокости? – улыбнулся полковник. Он явно знал, что сейчас ответит его гость.

– По своей жестокости они могут сравниться только с людьми.

– Занятно.

– Поодиночке они очень трусливы. У них даже тембр голоса меняется. Но когда они в стае… В общем, они как шакалы. Недаром их так называют, – продолжал Симон. – Да, впрочем, они даже похожи на шакалов… Прямоходящих…

– Верно ли, что военный устав спейсарской армии предписывает не брать фенфиров в плен? – поинтересовался молчавший до этого Ермак.

– Военный устав Спейсара предписывает это в отношении всех представителей нечеловеческой расы. Не забывай, что на этой планете царит оголтелый расизм, – ответил киномагнат.

– А как поступали вы? – спросил Калашников.

– Я однажды спас группу воронов. Не дал своим бойцам расстрелять их, а впоследствии отпустил. Вороны гуманней многих людей. Они благородная и сильная духом раса.

– Молодец, – удовлетворенно хмыкнул полковник. – Итак, фенфиры демонстрируют свою приверженность общепринятым канонам меморандума Союза прогрессивных цивилизаций, а на деле продолжают тайную борьбу за доминирование в космосе. Им выгодна нестабильность на периферии Контактики. Так, они смогут под миротворческой эгидой брать контроль в свои руки и объявить ближайшие к ним районы, включая и Зети, разумеется, зоной ответственности их космического флота. Они не хотят мириться с доминантной ролью человека в космосе и посему подкармливают любые возможные конфликты. Вы отправитесь на Зети, и, разумеется, войдете в контакт с местными власть имущими. Вы ведь официальное лицо. Знаменитость. Для них это будет большая честь. Нас интересует в первую очередь канцлер Зоренсон. Наши аналитики полагают, что именно он связан со фенфирийскими спецслужбами. Более того, он, вероятно, связан и с некой тайной организацией землян 'Золотая элита'.

– Это еще кто такие?

– В свое время узнаете. Итак, вы знакомитесь с Зоренсоном. Вы богатая и известная на Земле личность. Вы эксцентричны, как все богачи. Даже если это и не так, вы должны продемонстрировать именно эту черту своей натуры. Подарите любезному канцлеру пару ваших роботов, партию которых везете для презентации. Он останется довольным. У вас должна состояться доверительная беседа. Поведайте ему, что вас гнетет царящий на Земле строй, уравнивающий всех людей в правах. Вам кажется, что есть люди достойные большего. Убедите его, что верите в право одних управлять и владеть, тогда как другие, по своим способностям могут лишь слушать и повиноваться. Есть избранные люди-гении, а есть бессознательное человеческое стадо. Все что вам нужно сделать, это стать одним из НИХ. Стать членом 'Золотой элиты'. Поймите, грядут большие потрясения. Мы должны владеть ситуацией во имя интересов справедливости.

– Но ведь есть раса Светлых сил, которая остановила мировую войну на Земле сто лет назад. Они и в этот раз вмешаются. Не дадут подобным проявлениям воплотиться, – развел руками Симон. – К чему вся эта суета?

– Светлые силы, – Владимир Александрович усмехнулся и, покачав головой, стал расхаживать по кабинету. – До каких пор мы будем полагаться на них? Мы ведь и сами кое на что способны. К тому же вы многого не знаете. Но это позже. Так что, вы согласны, Симон?

– Насколько я полагаю, выбора у меня нет. Так?

– Отчего же, есть. Можете отказаться. Тогда мы сотрем вам память за сегодняшний день, и вы свободны на все четыре стороны.

– Ну уж нет!!! – Ди Рэйв вскочил со стула. – В моей башке вы копаться не будете! – затем снова сел.

– Значит второй вариант? Вы согласны? – полковник опять по-отечески улыбнулся.

– Да, черт возьми, – киномагнат потер лоб и вздохнул, опустив голову.

– Что вы так сокрушаетесь? Если вы патриот и стопроцентный гражданин, сия миссия не должна быть вам в тягость. Напротив, это большая честь и привилегия, – работать с нами.

– Неужели нельзя было просто попросить меня об этом? – киномагнат уставился на полковника.

– Именно это я и сделал. Просто попросил. Я ведь не заставляю вас. – Калашников усмехнулся.

– Вы что, издеваетесь?

– Нисколько. Издеваемся мы в другом месте. Ну, будет вам расстраиваться, в самом деле. Вы еще спасибо скажете, за то, что я помог разбавить вашу рутину чем-то значимым и увлекательным. Да, кстати, познакомьтесь, – полковник указал на Романа, – бизнесмен из Италии Винсент Торетто.

Симон вопросительно уставился на друга, тот вопросительно уставился на своего начальника…

– То есть, – вымолвил Ермак.

– Ну, ты же оперативный сотрудник. Вот тебе реальное дело. А то засиделся совсем в Москве. Заодно будешь курировать нашего нового коллегу, – произнес Калашников, кивая на Ди Рэйва.

– Я что, тоже лечу? – в голосе Романа сквозило явное недовольство.

– Дошло, наконец. Конечно.

– А нам оружие дадут? – поинтересовался Симон.

– Зачем это? – полковник изобразил удивление.

– Мы же на задание летим. Дадут? – не унимался киномагнат.

– На задание, а не на войну. Никакого оружия. Вы, по-моему, фильмов про шпионов насмотрелись. У нас работа по большей степени аналитическая, что, кстати, соответствует вашему складу ума. Так что никаких погонь, слежек и перестрелок. Дерзайте.

– Ну, хотя бы… – Симон прищурился, но договорить не успел. Полковник угадал его мысль и, показав кулак, произнес:

– Хватит уже шуток про автомат Калашникова. Ступайте. Готовьтесь к завтрашнему полету. Дополнительные инструкции получите от Романа. Кстати, поменьше афишируйте там, что вы знакомы. Все.

Ди Рэйв повернулся к своему другу:

– Ты хоть пару слов по-итальянски знаешь?

– Действительно! Я ведь не владею языком! – это Роман – полковнику…

– Не ищи нелепых отговорок, – Калашников строго глянул на подчиненного, – ты говоришь на галакте, а этого достаточно. К тому же, сейчас полмира знают русский язык. И точка.



предыдущая глава | Завтра Млечного Пути | cледующая глава