home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


ГЛАВА 15

3 мая 2131 года. Земля. Калининград.

Вот уже более полувека первые десять майских дней в России являлись официальными весенними каникулами. Это было связано с тремя всенародно любимыми праздниками. Первомай. Седьмое мая – день возрождения Державы и Великий День победы – 9 мая. Десятого числа все отдыхали уже от отдыха и готовились к рабочим будням.

Олегу Ганну пришлось прийти в свой офис, так как куратор попросил его о внеплановой встрече. Частный детектив сидел в своем кресле и смотрел в окно, на празднично украшенный город. С улицы слышалась музыка и какая-то радостная, праздничная суета. А плюс ко всему и весна ворвалась в Калининград яркими красками и ароматами, и все это освещало полуденное солнце. Город цвел на глазах.

В кабинет вошел куратор.

– Привет Олег. С праздником. Извини, что опоздал, – быстро проговорил он и сел в кресло напротив детектива.

Это был рослый мужчина лет пятидесяти или больше. В каштановых волосах проглядывали седые островки, а под правой щекой был глубокий шрам, похожий на ожог от бластера. Конечно, от шрамов несложно было избавиться, но многие офицеры, получившие шрам в настоящем бою, считали его чем-то вроде награды, и для них было занятием недостойным от шрама избавляться. Ведь, как говориться, шрамы украшали мужчин. Исключения составляли серьезные повреждения. Хотя, если кто и желал подправить лицо пластикой и избавиться от шрама, это было не сложно сделать.

Боевой офицер, полковник запаса Святогор Кузнецов был одним из представителей той самой Русской военной элиты, которая делала Россию великой и непобедимой державой. Мемуарами таких людей и историями о них российские мальчишки зачитывались, желая во всем походить на славных героев родного Отечества.

Большинство офицеров, выходя в запас по достижению пенсионного возраста, решали продолжить службу государству. Многие из них шли консультантами в музеи и военно-исторические издательства. Иные находили себя в клубах военно-патриотического воспитания молодежи. Другие шли работать в координационные центры аналитической службы МВД России, курирующие все частные детективные и юридические агентства. Именно этот путь и выбрал полковник запаса Святогор Кузнецов. Конечно, бывшие сотрудники силовых ведомств это делали не из-за того, что им нужен был дополнительный заработок вследствие мизерных пенсий. Нет. Военные и им равные были элитой общества. Такова была государственная политика Великой державы. Наряду с ними в элиту входили учителя, ученые, врачи, покорители космоса и те, кто осваивал новые миры. Пенсии у них были заоблачные. Просто многие офицеры желали продолжать служить отечеству, и отечество охотно шло им на встречу. Конечно, многие, выйдя в запас, уходили на отдых и занимались своими любимыми делами и увлечениями. Но разве кто-то в праве их осуждать за это? Они по праву заслужили это, и каждый мог делать выбор. И Святогор выбрал работу куратора, взяв по разнарядке КГБ частные детективные агенства Калининграда.

– Видишь ли, Олег, – начал говорить Кузнецов, – Твой последний отчет весьма заинтересовал наш аналитический отдел. Это я о деле внука английских эмигрантов Рональда Генриховича Ловского.

– А что не так? – разочарованно произнес Ганн. Праздники видимо потеряны.

– Да все так. Тут вопрос очень даже деликатный. Мы не имеем права вмешиваться в твою работу и приватность твоих клиентов. Но только не в том случае, когда вероятен нехороший поворот событий, с которым ты сам не справишься. Дело в том, что все это непосредственно касается его жены. А его жена перспективный сотрудник Института физики черных дыр. Ты ведь знаешь, какой традиционно интерес у КГБ к физикам.

– Ага, – теперь Олег начал понимать, чем все это черевато.

– Мы опасаемся, что он может ее убить. Конечно, это не значит, что будь она не физиком, а скажем, садоводом-любителем, то мы махнули бы рукой на угрозу для нее. Вовсе нет. Тут вопрос уже лежит в другой плоскости. И мы подозреваем, что ее могли завербовать иностранные или инопланетные спецслужбы. И вербовщиком выступал ее любовник.

– Я все понимаю, Святогор Николаевич.

– По результатам обработки данных, процент того, что Ловский убьет свою жену, очень велик. Шестьдесят два процента. Надо сие пресечь, если не поздно конечно. А ее любовника, в случае продолжения их общения, проверить на предмет шпионской деятельности.

– А в чем моя функция? – Олег уже настроился на то, что о праздниках придется забыть, и пожалел о том, что отпустил Жанну. Ее помощ была бы сейчас кстати. – Шпионаж не мой профиль. Это дело комитета.

– Само собой. От тебя требуется сущий пустяк. Ну, сам знаешь, вопреки расхожему мнению мы и госбезопасность не очень-то вмешивается в частную жизнь наших граждан. Конечно, если не наступает критический момент, как, видимо, произошло сейчас. Однако пока у нас нет полномочий брать всю ситуацию под 'колпак'. Мы можем пока выполнять роль сторонних наблюдателей. От тебя, Олег, требуется мелочь. Надо нашего клиента расшевелить. Просто позвони ему. Придумай предлог. Можно из чисто человеческих побуждений. Или пусть Плутонова позвонит. Она же психолог, которого ты ему рекомендовал, но он у нее так и не появился. Верно? Вот тоже предлог. Важно, чтобы Ловский почувствовал, что о нем не забыли. Что к нему есть внимание. Тогда мы, возможно, предотвратим беду. В любом случае мы увидим его реакцию и тогда решим, что делать дальше. Всего один звонок, Олег и отдыхай дальше. – Кузнецов улыбнулся, – Праздников я тебя не лишу.

– А что с любовником? Он ведь улетел.

– Он не твоя забота. Если появится снова на Земле, мы его проверим. А пока надо предотвратить убийство. Надеюсь еще не поздно…



предыдущая глава | Завтра Млечного Пути | cледующая глава