home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


Глава 11

Мать Хатар встретила его у себя в покое почти любезно.

– Надеюсь, вам удалось собрать достаточно ценного оборудования. Достаточно для того, чтобы показать нам иные из ваших чудес. Мы очень хотим учиться.

– А вдруг земная наука не пойдет вам впрок? А вдруг она приведет к огромной беде? Теперь у нас есть необходимые детали. Возни с ними будет много, но, если повезет, мы отправим на Землю донесение.

– И это будет великим успехом, - бесстрастным голосом произнесла жрица.

– Я говорю о совершенно ином принципе радиосвязи. Весть доберется до нашей планеты дней за десять. И через тридцать суток здесь появится земной флот.

– Флот? Земные корабли? С какой целью?

– Вот в этом-то все и дело.

И Торп изложил варианты. Либо сокрушительный удар по вегианской базе с массовой гибелью населения планеты и глобальным радиоактивным загрязнением. Либо тайное проникновение обученной, опытной пятой колонны, а вслед за этим - неизбежные репрессии.

Лишь один раз тяжело колыхнулся ее маленький бесплодный живот.

– Почему ты мне все это рассказываешь?

– Потому что вы заслуживаете выбора. Мы-то знаем, чего от нас требует солдатский долг. Наша задача - наносить урон вегианам при любой возможности. Но планета принадлежит вам. Ваш народ, как и наш, гуманен. Нам нравится Лодор и все его население. Мы не желаем причинить вам зло, хотя судьба, похоже, требует именно этого.

– Увы, жизнь редко предлагает нам выбор, - сказала Мать Хатар, - а когда предлагает, он бывает труден. Вы уже причинили нам зло. Я это знаю доподлинно - у меня много источников информации. Вы внесли смятение в души моих Сестер. Вы взволновали шелл. Главный конструктор Маркат мне почти сверстница, но она вспомнила старые жесты для общения мужчин и женщин. Я имею в виду, для общения с настоящими мужчинами. Хотя столь опасным вещам лучше бы оставаться в забвении.

– Мне очень жаль, но я сейчас говорю не о пустяках, а о вполне реальных бедах.

– Пустяки? - У нее сверкнули глаза. - По-твоему, пустяк - тревожить мою маленькую паству, вселять в сердца нелепые, тщетные надежды?… Ладно, будем считать, что это пустяки. У меня есть вопрос. Разве не правда, что и вы, земляне, подвергнетесь громадному риску, если по Сияющим будет нанесен удар? Возможно, вам самим не удастся спастись. Так?

– На войне как на войне.

– Конечно. Мы тоже готовы жертвовать собой во имя великой цели. Но у нас нет ресурсов, нет достаточно мощного оружия, и поэтому мы были вынуждены искать другие способы. Более тонкие. Ты разбираешься в медицине?

– Весьма поверхностно. А что?

– Мы в ней кое-что смыслим. Мы искали способ определять пол еще нерожденного ребенка, много лет бились над этой задачей. Мы хотим, чтобы в гнездах Сияющих рождались только девочки.

Лишь через несколько секунд до Торпа дошел страшный смысл этих тихих слов.

– Но вдруг они заподозрят… - пробормотал он. - Даже если у вас получится. Они же тогда…

– Отомстят? Возможно. Мы надеемся на лучшее, хотя готовы к самому плохому. А может быть, они просто уйдут. Ведь они рассуждают не так, как мы. Пока от нас есть польза для Сияющих, они здесь. Но что их удержит, если мы перестанем поставлять мальчиков? Они улетят.

– Для населения планеты это будет означать самоубийство.

– Зато перед смертью мы проживем несколько мирных лет. Как видишь, твои речи о катастрофе не кажутся нам страшными.

– Много ли народу знает о контроле за рождаемостью?

– Не только горстка фанатиков, - ответила Мать Хатар с иронией в голосе. - Между прочим, в полученной мною радиограмме говорится, что послезавтра к нам прибудет с визитом королева-мать Геклона.

– Зачем?

– Не ради вас, - ответила старуха с ехидной улыбкой. - Мы, жрицы Хатар, вынуждены поддерживать союз с гражданской властью. У нас общий враг, хотя по всем остальным вопросам мы не находим согласия. Рутель Геклонская в сопровождении своей фатоватой свиты совершает паломничество в святилище Хатар. Но это - маскировка. На самом деле она хочет узнать, как продвигаются наши исследования, удалось ли нам создать новое оружие. - Верховная жрица положила на стол сухонькие старческие ладони, и, разглядывая их, добавила: - Мы много раз пытались нанести поражение злобным, но успеха не имели. Они вооружены до зубов. Они регулярно раздевают и обыскивают своих рабынь. И ходят только группами, не меньше двух. Поодиночке - никогда.

– Десяток крепких женщин, - проворчал Торп, - конечно же способен разделаться с парой мерзавцев! Ты сама говорила, их в городе не больше сотни.

– Мы пробовали. Нападали на двоих, но через вздох-другой к ним на помощь прибегали два десятка. Хотя подвергнувшиеся нападению не кричали «караул». Они вообще молчали как рыбы. Такое чувство, будто у них один разум на всех. Это, конечно, миф, и все же…

– Телепатия? - Джереми задумчиво покусал губу. - Вообще-то, я бы не сказал, что это миф. Наша наука занималась экстрасенсорными явлениями, но война положила экспериментам конец. Насколько мне известно, мы ничего революционного не открыли, но добились довольно любопытных результатов.

Впрочем, если и правда у Сияющих какая-то психическая связь, это многое объясняет… Ладно, поговорим о визите августейшей особы. Вы не хотите, чтобы мы попадались ей на глаза, угадал?

– Вы - мужчины! - И этой простенькой фразы было достаточно.

Торп, обдумывая целый ворох сложных, будоражащих разум проблем, неспешно вернулся в лабораторию. И обнаружил там Шкоду среди множества девушек со счастливыми и сосредоточенными лицами. Радист где-то раздобыл несколько листов прозрачного эластичного вещества и теперь выводил на них загогулины - пытался объяснить теорию радиоволн и модуляций. Сейчас он знакомил Сестер Хатар с элегантным в своей простоте принципом действия квантового радиопередатчика «дирак».

– Эта волна путешествует с абсолютной скоростью, которую мы называем «Е». Точно так же поступает и любая другая. Ни одна волна не способна двигаться быстрее скорости света. Однако такая задача по силам смещенной модуляции. Сейчас покажу, как это происходит. Кладу одну волну поверх другой, вот так. - И он наложил на белую бумагу прозрачный лист, а на него - второй. - Сейчас чуточку сдвину верхний… Видите, промежуток между фазами совсем крошечный? Меняются не волны, а взаимосвязь между ними. Эта идея и позволила нам создать устройство, которое передает сигналы - модуляции, взаимосвязь, - многократно быстрее самих несущих волн.

Торп обогнул группу слушателей и приблизился к Хэдли - тот привалился к стене и внимал с откровенной скукой на лице.

– Девочки от восторга на седьмом небе, - прошептал он лейтенанту, - а для меня это все китайская грамота. Никому я не нужен.

– Да, в техниках по лучевым пушкам здесь острой необходимости нет, - согласился Торп. - Зато от чего бы они не отказались, так это от услуг хирурга-гинеколога.

Хэдли недоуменно поднял брови, но Торп был настолько удручен, что не потрудился объяснить. И тут до него долетело одно словечко из лексикона Шкоды и колоколом грянуло в мозгу: мощность! У жриц Хатар есть только батареи на растительных кислотах и пластины. Так говорил радист. С другой стороны, Сестры умеют делать медную проволоку, а старуха упоминала, что они научились использовать силу падающей воды. Водяные мельницы… Медная проволока… Если бы только у них нашлись магниты!

Он подмигнул Хэдли:

– Пойдем со мной. Я только что придумал, чем им помочь. И хочу, чтобы ты очаровал дежурную радистку.

На сей раз у рации сидела другая девчушка. Она испугалась, но Хэдли ее успокоил и расположил к сотрудничеству меньше чем за пять минут разговора. Звали ее Лайри, и она была счастлива услужить великим инопланетным мастерам. Да, женщины знают, как обрабатывать сталь, чтобы к ней липла другая сталь или железо. Да, эта технология распространена широко и, несомненно, известна металлургам племени шелла. Что-нибудь еще угодно мужчинам с Земли?

Похоже, Лайри огорчило, что ей пришлось подвергаться опасности так недолго. Торп, уже научившийся улавливать подобные нюансы, вспомнил слова

Матери Хатар о том, что ее паства начинает забывать свои клятвы. Оно и понятно. Одно дело - проклинать мужчин, когда сталкиваешься только со свирепыми извергами, и совершенно другое - когда ситуация в корне меняется. От этих мыслей голова шла кругом, и Торп решил на время их выбросить. Он обратился к Хэдли:

– Для нас с тобой есть работа. Пускай Шкода обучит женщин всему, что, по его мнению, им следует знать о мощных передатчиках. Сейчас тут нет приличных источников энергии, кроме наших аккумуляторов, и для остальных святилищ, разбросанных по всей планете, проку от них мало. А мы научим женщин добывать энергию без батарей. Здесь есть водяные или ветряные мельницы, и медная проволока, и магниты, и кое-какие знания…

– Я понял! - обрадовался Хэдли. - Пара пустяков! Когда начнем? Утром?

– Утром. То есть спать мы сегодня ляжем рано. Лично я - прямо сейчас. Хоть разок высплюсь как следует.

Джереми с наслаждением растянулся на кровати и закрыл глаза, а раскрыл, казалось, через секунду. Его разбудил шум - это Шкода устраивался на ночлег. Радист был выжат, как лимон, но торжествовал.

– Разбудил? Извини. Ты, наверное, не меньше моего вымотался. Но я должен сказать, что девочки - прекрасные ученицы, схватывают на лету. Они бы меня и не отпустили, если бы не вахтенное расписание… Бдение, так они это называют.

– Ну да. - Торп улыбнулся своим мыслям, перевернулся на другой бок и сонно подумал, кто сегодня будет караулить на крыше. И снова провалился в сон, и снова не проспал, как ему показалось, и мгновения, как его очень осторожно потрясла чья-то рука. Он сел на кровати с недовольным рыком, однако тотчас умолк, увидев, как отпрянула знакомая фигурка.

– Шенн! - прошептал он, глядя на дрожащую девушку. - В чем дело? Беда?

– Похоже на то. Джереми Торп, ты очень устал?

– Ну, не так уж. Могу чем-нибудь помочь?

– Сейчас мое дежурство. Ты… не поднимешься поговорить со мной?

– Пожалуйста, если надо. Может, мне дождаться колокола?

Шенн кивнула и бесшумно ушла. Когда ее соблазнительные изгибы таяли во мраке, он вспомнил слова Хэдли о минном поле. А еще - завуалированные намеки старухи. Насчет пустых надежд ее паствы.

Джереми подстегнул удар колокола. Он завернулся в юбку, накинул жакет и вышел из комнаты. Когда поднялся на крышу, девушка сидела в той же позе, что и вчера. При виде него встала и шагнула навстречу. Она сильно нервничала, до дрожи.

– Веления долга разрывают меня надвое. Я все тебе расскажу - и суди сам. Я верю, что ты ответишь искренне.

– Попытаюсь. Но при чем тут веления долга?

– Я жрица, Сестра Хатар. Мать Хатар - верховная жрица. А ты обладаешь сокровенными тайнами Хатар, о каких мы только мечтали, и значит, ты по рангу выше ее. Правильно?

– Шенн, это слишком трудный вопрос. Да, я кое-что знаю, чего не знает она, но если речь идет о выборе, кому из нас подчиняться, я ничего не смогу сказать, пока не пойму, в чем дело. Я ведь не жрец.

Она отвернулась, сделала шаг, затем резко повернулась к Торпу.

– Вчера ночью я бдила здесь, с тобой. Ты и сам знаешь. Я была беззащитна, но ты не причинил мне вреда. Ты до меня дотронулся, и я испугалась, но ты был добр. Тебя растрогал мой рассказ о зле, которое спустилось на нашу землю. - Она потупилась. - Все это было так странно, так непривычно, что утром я отправилась к Матери Хатар и исповедалась. Передала ей все, что ты сказал. Слово в слово.

Торп затаил дыхание, напрягся, но постарался, чтобы на лице не отразилось ничего. Так вот на что намекала старуха!

– И что она ответила?

– Рассердилась. Сказала так: хоть ты и с Земли, и этого нельзя не учитывать, ты все же остаешься мужчиной. А мужчин мы должны бояться и подозревать.

– Ну, тут она права. Но продолжай. Что вынуждает тебя сомневаться?

– Сегодня ты с остальными мужчинами показал нам, что вы не только великие знатоки Хатар и других тайн, но и работаете точно так же, как мы, потеете точно так же, как мы. И даже на шелл это произвело впечатление. Поэтому я подумала: а что, если Мать Хатар ошибается? Что, если она попросту завидует вашей великой власти?

Шенн смотрела на Торпа во все серебристо-зеленые глаза, искала отклика в его взоре. Он бы, наверное, рассмеялся, не будь ситуация так насыщена угрозой. Что ни говори, Хэдли прав в отношении инстинктов. Природа не терпит насилия над собой. Нельзя ли как-нибудь извлечь из этого пользу?

Задав себе этот вопрос, он вспомнил о другом насилии над природой, и в мозгу сразу возник дерзкий замысел.

– Ты присядь, - предложил Джереми. - Мне придется кое-что объяснить. Только сначала позволь задать один вопрос. Тебе известно об исследованиях, которыми занимается Мать Хатар? Я имею в виду определение пола еще не родившегося ребенка.

– О да, - кивнула девушка. - Над этим работают все Старшие Сестры.

– То есть об анатомическом различии мужчин и женщин ты знаешь все. И ты сама мне сказала, что Сияющие делают женщин беременными, значит, и это явление для тебя не тайна.

Он следил за девушкой краем глаза и заметил, как она напряглась и задрожала. Тема затронута опасная.

– Ты ведь не очень счастлива, правда? Шенн, глубокая взаимная привязанность между мужчиной и женщиной - одна из самых великих радостей на свете. Но Матери Хатар об этом ничего не известно, потому что она была ребенком, когда из вашей жизни исчез последний настоящий мужчина. Мы - трое землян - обыкновенные мужчины. Сейчас я говорю от лица всех нас. Говорю, что ты красивая, очень привлекательная девушка. И любой мужчина, увидев тебя, испытал бы те же чувства, что и я. То есть любой настоящий мужчина. Меньше всего на свете мне хочется причинить тебе зло.

– На Земле женщины похожи на меня?

– Немного среди них найдется таких же симпатичных. Но я могу показать. - Он достал трехмерные фотоснимки, а Шенн вынула из-под круглого сиденья ночной фонарь. И качество фотографий, и изображенные на них люди ее поразили. Шенн очень обрадовалась, услышав, что одна из этих женщин - его сестра, а другая - мать. К тому времени, когда Джереми убрал фотографии, дрожь исчезла без следа.

– Новые великие чудеса, - сказала Шенн с глубоким вздохом. - Наверное, им нет числа?

– Позволь, я покажу тебе еще одно великое чудо. И когда девушка села рядом, Торп обвил рукой ее талию.

Шенн ни слова не сказала, но на минуту окаменела. Затем начала едва ощутимо расслабляться, прильнула к нему.

– Странное и тревожное чувство, - прошептала она. - Мне не по себе, однако приятно, я еще ничего подобного в жизни не испытывала. - Она обратила к нему лицо. Широко раскрытые, такие близкие глаза блестели в свете звезд.

– А теперь попробуем так, - произнес он на выдохе и очень нежно поцеловал ее.

Спустя несколько сладчайших мгновений Шенн прижалась к нему крепче и блаженно вздохнула.

– Вот как должно быть у настоящих мужчин и женщин, - сказал он. - Мать Хатари этого никогда не знала и вряд ли может понять, так что не надо ей ни о чем рассказывать. Она не одобрит. Она хочет изгнать Сияющих, превратив Лодор в женский мир. Мы с товарищами надеемся этого избежать. Если приведем сюда земной флот и разгромим вегиан, на планете снова будут рождаться мужчины. Настоящие мужчины.

– И все женщины будут чувствовать то же, что и я сейчас?

– Вот именно. Ну, на чьей ты теперь стороне? Шенн опять глубоко вздохнула, повернулась к нему и ответила самым простым и убедительным способом.

Когда прогудел серебряный колокол, она потрясенно воскликнула:

– Так рано! Не может быть! Никогда в моей жизни бдение не проходило так быстро и так приятно. Скажи, это когда-нибудь повторится?

– Отчего же нет? - произнес Торп не без горечи. - Если у нас ничего не получится, мы можем тут застрять на веки вечные.

– А я - нет. Мой век короток. Сестры Хатар не живут подолгу.

– Да? Почему?

– Я же говорила, злобные разрушают святилища Хатар. Некоторым удается этого избежать, некоторые потом отстраиваются заново в глубокой тайне, но факт остается фактом: Сияющие ведут против нас войну на полное истребление. Мы с тобой сидим на крыше Шеллон, верховного святилища, и отсюда, если требуется, уходят Сестры, чтобы не исчезли священные искусства. Возможно, и мне придется вскоре уйти.

Торп покрылся мурашками. Ненавистна была мысль о том, что здесь он ничем помочь не может. Все понятно. Связь необходимо поддерживать любой ценой. Даже ценой самопожертвования и мученичества? Что ж, он не властен над судьбой Шенн. И будет радоваться хотя бы тому, что успеет подарить ей немного счастья.

Заснуть ему в ту ночь удалось нескоро, и пробудился Торп с первыми лучами зари.

– Ник! Пэдди! - растормошил он товарищей. - Пока мы не приступили к делу, хочу вам кое-что сказать. Послушайте. Наше присутствие начинает действовать пожилой даме на нервы. Пока Мать Хатар на нашей стороне, однако не следует забывать, что она тут - высшее начальство, верховная жрица. И ей, похоже, не по нраву, как мы себя ведем. А она из тех, кто способен на гадости.

– И что от нас требуется? - проворчал Ник. - Свергнуть ее с трона?

– Ничего подобного. Да будет вам известно, мне удалось развеять почти все страхи Шенн. Помнишь, Пэдди, ты говорил об инстинктах? Думаю, теперь ее инстинкты - за меня. А как у тебя дела с Варис? Ник, ты добился расположения Спет? Я вот к чему веду. Если дойдет до ссоры с верховной жрицей, можно будет рассчитывать на кое-какую поддержку? Бьюсь об заклад, она нам совсем не помешает.

– Кажется, Варис в меня чуток влюбилась, - неловко признался Хэдли. - Но я не хочу перегибать палку. Она славная девочка.

– Понял, - буркнул Торп. - Да, знаю, ты не хочешь ей плохого. И Ник не хочет. Можете упрекнуть меня в том, что я предлагаю злоупотребить доверием бедных девочек, но если привлечем их на нашу сторону, нас будет уже не трое, а шестеро. Существенная разница.

Они спорили еще некоторое время, однако в конце концов Торп одержал верх. Не теряя времени он пошел к Матери Хатар - пора было приступать к следующему этапу плана.

– Водяные мельницы? - переспросила жрица. - Да, такие вещи у нас есть. И одна совсем близко. В летнюю пору она служит для измельчения зерна, сейчас простаивает.

– Вот и хорошо. Значит, я никому не доставлю хлопот.

Торп изложил ей свою идею, чтобы заручиться одобрением. Они с Шенн осмотрят водяную мельницу. Ник обещал предоставить генератор - под этим словом подразумевался всего-навсего слегка переделанный сервомотор со «стручка». А Хэдли с помощью Варис протянет два провода от святилища до турбины.

– И тогда, - заключил Торп, - Хатар получит энергию, какая вам и не снилась.

Заблестели старческие глаза, однако на лице не отразилось никаких чувств. Верховная жрица сдержанно произнесла:

– Если это затевается ради Хатар, я не буду возражать. Поступай, как считаешь нужным.

Тот день для троих землян был счастливой передышкой в трудной войне. На транспортировку и установку генератора времени ушло немного. Шенн с благоговейным трепетом смотрела на искрение контактов, на вращение мотора, но наибольший восторг вызвало другое. После завтрака на траве она попросила Торпа, чтобы он еще раз помог ей ощутить волшебную связь мужчины и женщины. К обоюдному удовольствию выяснилось, что у Шенн очень здоровые и сильные инстинкты. Счастливую парочку нисколько не заботило, что Хэдли и Варис слишком долго возятся с проводами. Когда они наконец появились, у Варис был вид еще более цветущий, чем обычно, и стало ясно, что Хэдли не терял времени даром.

Провода подсоединили, и, должно быть, у Шкоды посыпались искры. Во всяком случае, не прошло и часа, как явились возбужденные радист и Спет, обрадовано доложив, что у них все в порядке. Искры сияли у обоих в глазах. Спет непринужденно держалась за руку Шкоды, и казалось невероятным, что эта самая девушка совсем недавно так лихо орудовала кинжалом.

«Они превращаются в нормальных людей, - размышлял, глядя на женщин, Торп. - И это им очень нравится, но долго ли так будет? И когда, когда мы наконец сможем нанести вегианам серьезный удар? Динамо-машина, конечно, хорошо; Шкода по радио объяснит, как она делается, и вскоре каждое лодорское святилище будет производить ток высокого напряжения. Но вегианам это никакого ущерба не принесет. А завтра - визит государственного деятеля, королевы Рутели Геклонской. Может, поговорить с ней? Вдруг от гражданских властей пользы будет побольше, чем от духовных?»


Глава 10 | Угроза с Веги | Глава 12