home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


2

Вот это переплет, в который я попал, вот это история. Формально жениться, потом формально развестись, всю жизнь знать… А с другой стороны, моя жизнь может оборваться в любой момент, предсказания предсказанием, но жизнь полна неожиданностей, а так хоть я буду знать, что у меня есть сын. — Я согласен, сэр Варт. — Я знал, что вы благородный человек, барон, и поможете нам в этом крайне щекотливом деле. За сим откланиваюсь и до встречи. Он быстро на каблуках развернулся и направился в сторону уже запряженной кареты.


Часовня серого бога представляла собой небольшое островерхое здание со сквозными круглыми отверстиями вместо окон почти под самой крышей. Вместо дверей было три прохода. Это было первое культовое сооружение, которое я видел и которое было посвящено нашему всемогущему богу

Сам обряд создания семьи поразил меня своей обыденностью. Мы встали перед скульптурой серого бога, который был изображен в классическом стиле: хламида до пола, на голове капюшон, что закрывает лицо, руки спрятаны в рукава… Управляющий имением который по совместительству был и жрецом серого бога поинтересовался, не имеем ли мы какие нибудь обязательства перед другими людьми, которые могут препятствовать нашему браку, после чего объявил нас мужем и женой. — И это все, леди Мергарит? — Да, барон, это упрощенный, так сказать ускоренный вариант обряда. Я надеюсь, вы не будете настаивать на свадебном пире,… учитывая некоторые обстоятельства… — Что, даже не покормите ужином? Она улыбнулась, — Конечно покормлю, и даже сама поухаживаю за вами. — А подскажите леди, как мне теперь к вам обращаться, мы вроде стали не совсем чужими людьми?


— Ну, на людях по прежнему — леди Мергарит, а когда мы будем наедине можете называть меня просто Марго. Мы шли по дорожке сада, что вела от часовни к дому. — И ещё барон, предупреждаю, в этом доме стены имеют уши, а некоторые и глаза, не всегда говорите то, о чем вы думаете. Безбоязненно можно говорить только в саду. — К чему эти предосторожности Марго? — К тому, что вам сэр Арт надо опасаться моего мужа. Он мягко стелет, но потом жестко спать. Через три дня вы ему перестанете быть нужны и он может вполне принять решение- нет человека, — нет проблемы. А вы для него являетесь проблемой…


Вот это да, Марго в открытую предупреждает меня, что меня могут через три дня лишить жизни. К тому же как то совсем не случайно вспомнились слова маркиза де Бове о том, что сильный и властный король не устраивает большинство лордов королевства, а как не крути Варт де Пуассе один из крупнейших землевладельцев и где гарантия, что и он не был в тянут в заговор?

За ужином я был молчалив и немного рассеян. Леди Мергарит действительно прислуживала мне за столом, как простая служанка. После ужина она отвела меня в ванную и сама вымыла меня, при этом сама целомудренно оставалась в банной рубашке.


Она пришла ко мне уже почти обнаженной из той закрытой двери, что вела в мою спальню и была закрыта при проверке мною. Там тоже оказалась спальня, но дамская. Скинув свои прозрачные одежды она села ко мне на край, распустила свои волосы и в полной тишине прильнула ко мне. Когда мои руки стали её гладить и ласкать, она сначала вздрагивала, непроизвольно отодвигаясь, но потом привыкла к моим прикосновениям и полностью отдалась в мое распоряжение.


Ночью от её целомудренности не осталось и следа. Вся нерастраченная женская ласка, вся страсть, всё неистовство обрушились на меня как водопад. Больше двух лет замужем и не иметь возможности испытать всех прелестей близости, это какое же терпение надо иметь и силу воли…

Утром так же тихо она одела свои прозрачные одежды и ушла в свою спальню, а я стал разбираться в своих чувствах…

Глория, — любимая девочка — подросток с угловатым только начинающим наливаться женским телом, страстная и ненасытная. Лу, — уже взрослая, девушка — кукла, опытная, страстная, знающая цену наслаждениям. Марго, — тоже взрослая женщина, с развитым телом, но вообще не имеющая понятия о близости с мужчиной, она как будто объединяла в себе ненасытность и страстность Глории, её стремление все узнать, все попробовать, и всю красоту развитого женского тела Луизы.


Утром за завтраком она не смела поднять на меня взгляд, постоянно краснела и даже не отвечала на мои самые ничего не значащие вопросы. Сразу же после завтрака леди ушла в свою комнату, а я распорядился управляющему оседлать Мару и ещё какую нибудь лошадь для леди Мергарит, приготовить две тренировочные шпаги, а так же лошадей для двух слуг, которые будут нас сопровождать с провизией и водой.

В комнату к Марго я естественно не сунулся, а пройдя в свои покои и через дверь в своей спальне, вошел к ней. Она одетая лежала на кровати и счастливо улыбалась. — Сэр Арт, я вам так благодарна, — она вскочила и быстро подошла ко мне, прижалась к моей груди и стала заглядывать снизу в верх. Ну как тут мне удержаться. Я естественно её поцеловал, а она буквально обмякла в моих объятиях, я подхватил её на руки и там же на её кровати овладел ею.


— Посмотрите сэр, вы смяли всю мою одежду, мне придется её сменить, не могу же я в таком виде выйти из комнаты. Все слуги сразу же догадаются, чем мы тут с вами занимались… — Да. Вам надо переодеться в мужское платье, мы едем с вами заниматься фехтованием, я уже распорядился оседлать лошадей для нас и для слуг, которые будут нас сопровождать. И примите мой совет Марго, пусть у вас под камзолом будет как можно меньше одежды. Я буду вас ждать у конюшни.

Где то через полчаса мы небольшой кавалькадой выехали за пределы имения. Леди Мергарит уверенно направила свою лошадь в известное ей место, а мы последовали за ней. Вскоре мы прибыли на берег большого озера, которое пряталось в низине. Пока слуги собирали хворост и разводили костер, готовили провизию, мы провели небольшую разминку, а потом несколько полноценных тренировочных боев. Устав и разобрав все ошибки, мы отправились к оборудованной купальне, что представляла из себя приличный по размерам дом на воде. Разделенный на несколько комнат, вместо пола — лестница что вела в воду, скамейки возле стен для одежды и отдыха. Сначала мы ополоснулись в разных комнатах, а потом я поднырнув под стену оказался в её комнате.


— Почему ты так долго, я вся горю… Где то через час, посвежевшие и отдохнувшие мы вернулись к слугам. До самого вечера мы тренировались и проводили тренировочные бои, после чего шли в купальню… Когда все продукты были уже съедены, а мы проголодались, решили вернуться в имение. Хоть уже давно наступила осень и темнело рано, воздух был ещё теплым. — Крестьяне называют это время года прощальным поцелуем лета. Оно длиться всего дней 15, а потом наступает пора мелких дождей, которые будут чередоваться с солнечными днями, но постепенно будет холодать, так что уже через неделю вот так просто в купальню уже не зайдешь. Правда говорят, что если проехать ещё дальше на юг, то там холодов вообще нет и лето длиться целый год.


Эта ночь ничем не отличалась от предыдущей за исключением того, что Марго уже перестала меня дичиться и воспринимала мои ласки как само собой разумеющееся. Рано утром она опять ушла в свою комнату. Днем мы так же уехали к озеру, где занимались, купались, отдыхали и вернулись в имение только вечером. Сразу же после ужина Марго пришла ко мне не дожидаясь наступления полной ночи. Это была истинная ночь любви. Она позволила мне делать с ней все, что могла придумать моя фантазия и я это делал. Это была ночь безумства и вседозволенности.


Утром мы как обычно отправились к озеру и никто не обратил внимания на то, что я был со своей шпагой и пистолем за поясом. Свой небольшой узелок я небрежно бросил в корзину с продуктами. На берегу озера под дулами моего пистоля слуги связали сначала леди Мергарит, а потом и себе ноги. Руки я связал им сам. Затем проверил и заполнил свои седельные сумки провизией. Как я и ожидал, мои пистоли на Маре были разряжены, я их зарядил. Затем оттащив подальше и перевернув слуг лицом к земле я подошел к Марго. — Я сэр Арт, барон Дальних рубежей и рыцарь Удачи отказываюсь от этой женщины по имени Мергарит, она мне больше не жена и я делаю её свободной женщиной и сам не несу ни каких обязательств по отношению к ней. Слышали леди Мергарит? Я развелся с вами и в свидетели беру серого бога. Я подошел к ней, наклонился и поцеловал в губы. Она плакала. Я немного ослабил ей руки, что бы она могла потом сама развязаться и не выдержал… Потом поправив на ней одежду, не оглядываясь вскочил на Мару и погнал её галопом подальше от имения сэра Варта.


Без остановки я скакал почти до самого вечера, не останавливаясь в попадавшихся мне селах. Даже часть ночи мы проскакали, благо была полная луна. Костер я не разводил и спал в пол уха. Ещё затемно мы продолжили скачку. Делая небольшие остановки только для небольшого отдыха, перекуса и короткого сна, мы так скакали ещё почти двое суток. Когда у меня кончилась провизия и я счел, что мы уже достаточно оторвались от возможной погони, я заехал днем в небольшое село. Это уже были земли барона Рапта и они находились далеко в стороне от земель лорда Варта. Оказывается я вместо того чтобы скакать на юг, поскакал на юго — восток, и теперь мне предстояло сделать большой крюк, что бы попасть к первому намеченному мной бывшему городу мерсисайской империи.


Через несколько дней я успокоился окончательно. Ни каких признаков погони или того, что меня ищут. На постоялом дворе, где я остановился для обеда и отдыха, а также планировал пополнить свои припасы и пробыть до утра, было тихо и немноголюдно. Обед я заказал себе в комнату и сидел расслабившись у открытого окна, наблюдая, кто въезжает во двор. Несколько торговых повозок, пара крестьянских телег с битой птицей и корзинами. Внезапно у меня все внутри похолодело. Во двор въехала карета с гербом де Бове. Сам хозяин вышел её встречать и низко кланялся, пока из кареты величественно выходила леди Диана и какой то незнакомый мне мужчина. Это был не сэр Георг, которого я мельком видел на королевском приеме…


Я вышел из своей комнаты и осторожно подошел к лестнице, что вела вниз в трапезную. Леди Диана и её спутник стояли и что то говорили хозяину. Я прислушался, кое что мне удалось разобрать. Они заказывали себе различные блюда. Затем мужчина властно сказал:- Все подать в лучшую комнату и не беспокоить нас до тех пор, пока мы сами не позовем слуг. О том что мы были здесь, никто не должен узнать, иначе я повешу тебя на воротах твоего двора… Я быстро вернулся в свою комнату, закрыл свою дверь на внутренний засов и прильнул к замочной скважине. Диану я не видел, а мужчина прошел к двери той комнаты, что ему открыл хозяин, как раз рядом с моей. Его отражение я видел в зеркале. Скоро он подошел к моей двери, подергал ручку, потом тоже самое он сделал и с другой соседней дверью. На цыпочках я приблизился к соединяющей нас стене, половицы предательски поскрипывали, но не очень громко. Я приложил ухо к стене, благо она была достаточно тонкой и стал внимательно слушать…


— Все спокойно леди, здесь нас никто не знает. Соседние комнаты закрыты и нас никто не подслушает. И так, для чего вы меня вызвали? — Вы упустили Арта и до сих пор не нашли даже его следов… — Я это знал и без вас леди. Он скоро будет найден. На всех перекрестках, во всех крупных гостиницах расположились наши люди. Рано или поздно но он попадется в наши сети… Вы это мне уже обещали, сэр, однако если б не письмо от леди Мергарит, то мы никогда и не узнали, что он гостил несколько дней у лорда Варта. А потом его следы опять потерялись. Вы опоздали всего на несколько часов. И почему вы не организовали его поиски и погоню сразу же вечером или ночью?


— Леди, а вы пробовали в полной темноте найти в своей комнате какую нибудь вещь? Если нет, то попробуйте, а потом рассуждайте с умным видом о поиске и погоне ночью… — Ну не сердитесь, просто время уходит, все забывается и может случиться так, что наша месть уже будет не так актуальна, как если б мы отомстили этому мальчишке сразу же после смерти моего отца. — Я понимаю вас леди, но он очень хитрый и опытный воин, не смотря на свой юный возраст. Я навел справки, его учителями были лучшие бойцы Галисии и Галии. Как бы то ни было, я распорядился стрелять в него издалека и не сближаться для ближнего боя. Лучше его изрешетить пулями, а уж потом убедиться в том, что он мертв.


— Я полностью полагаюсь на вас сэр. А теперь поговорим о других наших делах. Наш план остается без изменений? После смерти короля и его дочери я всхожу на престол как жена сэра Георга, затем ваши люди его устраняют и я становлюсь королевой Готии, а вы герцогом Ламбридии и лорд — канцлером королевства. Королевством управляете вы и совет лордов, который вы возглавите, мне же будет предоставлено право проводить время в празднествах и веселье…


После того, как им принесли заказанные блюда и они сели за стол, разговор возобновился. — Сэр, я бы хотела гарантий того, что мой сын или дочь, которые могут родиться у меня будут прямыми наследниками королевской власти в Готии. — Мы уже говорили на эту тему леди. Вы сначала родите, а потом мы будем обсуждать этот вопрос. — А если я, сэр, поставлю вопрос несколько иначе? — Если этот ребенок родиться от вас, вы гарантируете ему власть и трон? — От меня? — Ну конечно, не от моего же муженька. И кстати, мы могли бы уже после обеда приступить… ну вы понимаете о чем я. — А зачем откладывать это на после обеда, когда можно и во время и после…


Дальше я слушать не стал. И так, заговор против короля набирает силу и не думает затихать. Возглавляет этот заговор леди Диана а не её муж. Он по моему тут не при чем, хотя я могу и ошибаться. Интересно, кто этот господин с которым Диана приехала сюда? При дворе я его не видел. Прошло более 2 часов, прежде чем я услышал, как дверь соседней комнаты хлопнула, подойдя к стене я прислушался… — И эта шлюха думает, что раздвинув свои ноги купила меня? Интересно, сколько лордов она вот так уже убедила стать отцом наследника престола? — Нет уж милочка, как только Георг взойдет на престол, у него появится новая королева, и моя дочь как нельзя лучше подходит для этой роли, а там и о наследнике можно будет подумать…


Раздался дробный топот каблучков, дверь с треском распахнулась — Он здесь! — Кто он? — Кто, кто? Конь в пальто, сивый мерин здесь. Я в конюшне увидела его лошадь, а значит белоголовый где то рядом. Он выследил нас! — Так, хорош верещать. Если он ещё не напал на нас, то его здесь нет, скорее всего он оставил лошадь в конюшне, а сам отправился по местным девкам, по крайней мере мне так хочется думать. Нам надо быстро уехать отсюда, и прислать сюда как можно быстрее хороший отряд своих сторонников. И не смотрите на меня так леди, есть желание — встречайтесь с ним сами лицом к лицу, а я ещё пожить хочу. Карета уже готова? Все уходим…


В окно я увидел как Диана и её спутник быстро вышли во двор, сели в карету и она с места в карьер помчалась куда то в сторону околицы. Пора и мне собираться. Я вышел, расплатился с хозяином, приложил ему ещё одну монетку и посоветовал сказать моим друзьям, которые будут обо мне расспрашивать, что я еду на юг. — Извини Мара, — обратился я к своей кобыле, — но нам опять предстоит с тобой немного поскакать. Я вскочил в седло, дал шпор и мы рванули на…юг. Не думаю, что после расспросов хозяина мои "друзья" будут искать меня в этом направлении…


Через пару часов непрерывной, но правда неспешной скачки, я нашел подходящее местечко. Идеальное для засады. С одной стороны дороги нагромождение крупных камней, интересно, как они сюда попали, а с другой густой кустарник с большими колючками, через который ни пешему, ни конному не пробраться. Я объехал кустарник с тыльной стороны, для чего мне пришлось проскакать почти пол мили, так далеко он тянулся вдоль дороги и вернуться назад. Расчистив для себя место я приготовился ждать.


Пускай будет так: час им добираться до места, полчаса на сбор отряда, полчаса до постоялого двора, ещё час до места засады, плюс ещё накинем минут 30–40 на непредвиденные обстоятельства, так что скоро вторая, меньшая часть отряда, отряженная для поиска и устранения меня должна быть уже здесь. Я исходил из того, что основное преследование должно быть направлено на север, в противоположенную сторону от того направления куда я поехал и куда указал хозяин постоялого двора, а значит отряд должен быть разделен на тех, кто отправится в основную погоню и тех, кто поедет проверять и другое направление. Пока я предавался таким размышлениям и проверял свои пистоли, готовил пули и порох для перезарядки, что бы они были под руками, стало смеркаться.


И так, что мы имеем? А имеем мы четыре пистоля — два моих, проверенных и два трофейных, плюс двуствольный, по десятку зарядов на каждый, расстояние до дороги шагов 15–20… Раздался топот копыт. Из за поворота вынырнули шесть всадников. Если это небольшая группа, то представляю сколько отрядили в основную погоню. В том, что это были преследователи, сомнений у меня не было. Без поклажи, хорошо вооруженные, у двоих даже фузеи имелись, они ехали компактной группой. Впереди на рослом жеребце ехал детина с детским лицом и внимательно смотрел на землю.


— Господин, здесь он остановился и постоял несколько минут, наверное что то поправлял, — раздался писклявый голос, который ни как не соответствовал росту и стати следопыта. А что это был именно он, я не сомневался. Он то и заметил меня первым, когда я встал во весь рост из кустов и как в тире вскинул пистоль. — Вон он… раздался первый выстрел, затем почти через мгновение второй, третий… Я использовал все шесть своих зарядов и присев на корточки быстро перезаряжал пистоли. С дороги раздался выстрел более громкий чем из пистоля. Значит не всех я поразил, кто то стрелял из фузеи. К счастью картечь снесла веки кустов в метре от меня. Я торопился. Вскоре раздался второй выстрел. В этот раз одна из картечин ударила меня в левую сторону груди, да так больно и сильно, что я даже опрокинулся на спину. К счастью только одна и моя кольчуга выдержала.


Наконец то я перезарядился и поднялся на ноги. В дорожной пыли валялись три человека. Ещё один висел на лошади, зацепившись за стремя, второй обхватив шею своего коня медленно ехал в ту сторону, откуда они прибыли и только один человек стоял на дороге и лихорадочно заряжал свою фузею. Увидав меня, он бросил свое оружие и немного приволакивая ногу попытался спрятаться в камнях. Мне пришлось выстрелить в него дважды, прежде чем он уткнулся носом в придорожную траву.


Плечо болело и мне с трудом удалось забраться на Мару. Мы объехали повторно кусты и оказались на дороге. Я сполз с лошади и начал осматривать трупы. Добротная одежда, качественное оружие, холеные кони, все это говорило о богатстве их господина. Ага, вот почему пришлось стрелять дважды, — кираса. Первая пуля срикошетила, а вот вторая попала и наверное зацепила позвоночник… Я подобрал обе фузеи и выбрал ту, которая мне показалась более легкой, собрал заряды и порох. Осмотрел пистоли. Заряженные. Но они были значительно тяжелее моих и я не стал их брать. Да и куда мне их, хотя если заводную лошадь завести… Но я тут же отбросил эту мысль. Все оставленное оружие я привел в негодность несколькими ударами по камням, сломав замки…


Уже почти в полной темноте я продолжил свой путь. Плечо болело но не так уже сильно, хотя левая рука по прежнему висела почти плетью. Мы проехали совсем немного, может быть пару, тройку миль, прежде чем я решил свернуть с дороги и остановится на ночлег. Костра я не разводил, ограничившись сухомяткой, даже Маре не стал задавать зерна, пусть сегодня побудет на подножном корме… Проснулся я от тихого пофыркивания себе в ухо. Я уже знал, Мара кого то или что то почуяла и так предупреждала меня. Щелкнули курки моего пистоля. Я прислушался. С дороги раздавались голоса: — Все возвращаемся, скажем барону, что в темноте не смогли ничего толком рассмотреть. Ты же видел, он уложил всех шестерых дружинников лорда, включая самого Зебу. А нас только двое. Героя я из себя строить не хочу, а вдруг он и в темноте видит и где нибудь притаился, гад, и уже взял нас на мушку.


Действительно, на фоне звездного неба мне было хорошо видны силуэты двух всадников. Второй, более молодой и наверное по этому глупый ответил ему:- А ты представь Хорь, какая нас ждет награда, если мы привезем лорду голову этого сивого мерина. — А если не мы его, а он нас? — продолжал более рассудительный. Ты как знаешь, а я возвращаюсь. — Ну давай ещё немного проедем, Хорь, совсем немного, а потом если не найдем его, то вернемся к лорду. Я поднял пистоль и выстрелил в того, что был более ретивым и обозвал меня сивым мерином. Я попал, так как он взмахнул руками и завалился на шею своего коня. А второй быстро развернувшись поскакал во весь опор проч.


Утром я осмотрелся. Лошади не было, а слуга из тех, что не являются ближними, а как правило на подхвате, валялся на обочине. Моя пуля размозжила ему голову. Не повезло бедняге, а я ведь мог и промахнуться. Быстро оседлав Мару, мы поскакали дальше на юг. Перекусил я на ходу, рука уже не так сильно болела. Интересно, их лорд получил достаточный урок или нет? Свернув на втором перекрестке с главной и проторенной дороге мы поскакали по проселочной. Везде, где хватало видимости глазу, простиралось одно огромное поле разнотравья. Где то уже пожелтевшее, где то ещё сохранившее летнюю зелень, и ни одного деревца, или большого раскидистого куста.


Памятуя слова о том, что почти во всех постоялых дворах у заговорщиков есть свои глаза и уши, я избегал крупных сел и караванных дорог, предпочитая ехать по проселочным и закупая продукты в небольших деревнях. По моим расчетам, я почти вплотную приблизился к первой точке своего путешествия, — развалинам Скимера, одного из крупнейших городов мерсисайской империи, что находились на территории Готии. К тому же там стоял гарнизон королевской стражи и я был бы в относительной безопасности.


На третий день пути, когда я уже подумывал начать искать какую нибудь деревню, я встретил разъезд стражников. Гербы короля на одеждах не оставляли сомнений. Мы быстро договорились, что они проводят меня к старшему их заставы. Из расспросов я понял, что здесь служили только ветераны, те, кому уже было тяжело нести службу на границе, или те, что получили ранения в схватках с разбойниками и контрабандистами и сейчас долечивались на легкой службе.

С заставы я был направлен в центральный лагерь, что и лагерем то назвать уже нельзя было. Это был небольшой городок — с центральной площадью, несколькими лавками, своим постоялым двором, что громко назывался гостиницей, двумя банями и домами для женатых ветеранов. Сам лагерь находился на огромной городской площади старинного города, а высокая башня, что возвышалась на окраине центральной площади служила наблюдательной вышкой, с которой все прекрасно было видно.


У коменданта лагеря сэра Войта была для меня депеша от барона Ирвина и запечатанный королевской печатью конверт без подписи. В депеше сообщалось, что заговорщики по прежнему не отказались от мысли отмстить мне, хотя их пыл снизился. В активных поисках меня замечены леди Диана, сэр Инквист, лорд Стаф и лорд Гауф. Все их владения находятся на юге королевства. Мне так же советовалось не задерживаться на раскопках Скимера больше двух месяцев, а продолжить своё путешествие ещё дальше на юг, к развалинам Гератиа, которые толком не изучены и по этому охраняются наиболее тщательно. В депеше так же сообщалось, что мои друзья внимательно следят за моими перемещениями, беспокоятся обо мне и желают крепкого здоровья.


В пакете с королевской печатью была небольшая записка от Глории, в которой она довольно сухо сообщала, что все платья пошиты и что она ждет от меня новых фасонов. Да и оно понятно, наверняка эту записку она писала в присутствии его королевского величества. Вкупе с тем документом, что снабдил меня король Фредерик, депеша от барона и пакет с королевской печатью сразу же сделали меня важным гостем гарнизона. Я остановился по приглашению коменданта в его доме, где в мое распоряжение были выделены три комнаты имеющие свой вход и выход не только на площадь, а что не маловажно и на кухню.


На следующий день после своего приезда я поинтересовался, были ли ещё гости в гарнизоне до моего приезда и если да, то где они сейчас? Оказалось, что в последние два месяца никаких посетителей в гарнизоне не было, даже невесты его солдат не приезжали, наверное из за ожидающихся дождей, что должны зарядить со дня на день.

Мы сидели в кабинете коменданта и я внимательно рассматривал карту Скимера составленную лордом Неубисом, первооткрывателем этих развалин, затем дополненную сэром Нибум. Сэр Войт показал мне места де уже были произведены поиски и раскопки, а так же наиболее перспективные с его точки зрения новые места, которых ещё никто не касался. Он так же дал мне во временное пользование рукописную книгу лорда Неубиса с его размышлениями и заметками о Скимере.


Всё оставшееся время я потратил на то, что бы внимательно прочитать, а затем приступить к изучению этих записей. Чувствовался недюжинный ум и преданность своему делу. Легенды гласили, что за несколько дней до своего таинственного исчезновения сэр Неубис закончил свои записи, оставил книгу у своего помощника, вышел из шатра и исчез. Говорят так же, что тот кому повезёт найти его могилу или его останки познает все тайны Скимера, так как якобы лорду удалось найти какой то артефакт, который раскрыл ему все тайны прошлого.


На следующий день зарядили обещанные дожди. В один миг весь воздух пропитался влагой. Вся одежда намокла, простыни были влажными, даже печи и камины, что топились привозным огненным камнем не очень помогали. Стоило просушить воздух, как он вновь наполнялся водяными парами. Сэр Войт успокоил меня, что больше десяти, пятнадцати дней такая погода не держится. Я разрядил свои пистоли, так держать порох сухим не представлялось возможным. Все дни, что непогода удерживала меня в гостеприимном доме коменданта я потратил на то, что бы не только внимательно изучить записи лорда Неубиса, но и сделать некоторые выписки.


В частности меня заинтересовали его предположения о том, что в 4 квартале 7 сектора по его мнению находилась большая библиотека. Только вот на основании чего были сделаны его предположения, мне было не очень понятно. Ведь на этом месте, согласно карты составленной им же не было никаких развалин и останков зданий. Чистая площадка с ровным мозаичным полом, который он не только описал, но и зарисовал. Однако сколько я не всматривался в рисунок и ни читал описание, ничего понять не мог.


Среди ночи я проснулся от какой то мысли, что посетила меня во сне, очень важной мысли, но она ускользала от меня, я быстро зажег светильник и открыл закладку на рисунке пола. Ну как же мне сразу это не бросилось в глаза. Мозаика изображала буквы мерсисайского алфавита, а буквы складывались в слова, если их читать не так как мы привыкли слева на право, а по диагонали снизу в верх. Конечно часть мозаики была утеряна, но и то, что мне удалось прочитать удивило меня:- "Там где осигма встретится с псилоной найдешь ты истину". Только осигма и псилона буквы не мерсисайского, а старомерсайского языка. До утра я заснуть уже не смог, по этому был очень удивлен, когда услышал скрип колес. А когда выглянул в окно, то в предрассветном тумане и пелене дождя заметил знакомый мне мезандор. Не ужели сэр Варт пожаловал в гости? И почему мезандор один, или теперь супруги путешествуют вместе?


На завтраке сэр Войт радостно сообщил мне, что и лорд Варт, признанный специалист по мерсисайской культуре, прибыл с разрешения его королевского величества продолжать свои исследования в Скимире. Оказывается лорд уже несколько лет приезжает сюда в это время года, когда здесь не бывает посторонних и праздных гостей и увлеченно работает над составлением точной карты города, его подземных ходов и пещер, коих великое множество.


Встретились мы с сэром Вартом только в обед. Он не очень удивился, увидев меня здесь, приветливо поздоровался и сразу же принялся за еду. Сэр Войт поинтересовался, чем вызван такой аппетит его гостя, на что получил обескураживающий ответ, что все припасы, что они брали, внезапно испортились и последние два дня они питались тем небольшим запасом сухарей, что сохранился у возничего в качестве лакомства для лошадей.

Уже после обеда, за горячей чашкой травяного отвара, когда мы остались одни, сэр Варт поинтересовался:- А как это вам сэр Арт удалось раскусить мою женушку. Ведь она собиралась вас отправить на тот свет во время прощального ужина. Её фирменный яд действует в течении семи дней и никому бы и в голову не пришло искать отравителя в моем доме. Заболел путник в пути и умер, с кем не бывает?…


предыдущая глава | Серый бог | cледующая глава