home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


3

Я с удивлением слушал лорда Варта, а в голове крутились разные мысли: — Простите сэр, но ваша жена сказала, что это вы готовитесь убить меня, чтобы скрыть тайну… — Я? — сэр Варт рассмеялся, — Да вы барон пока живы являетесь гарантией моей жизни. Не понятно? — Нет, объясните. — Все очень просто. Как только появляется на свет наследник де Пуассе, я перестаю быть нужен Мергарит и скоропостижно умираю. Она становится опекуншей своего сына и распоряжается всем до достижения им 18 лет. За это время многое может измениться, например она выйдет заново замуж, а мой наследник внезапно умрет от какой нибудь неизвестной болезни… Не забывайте сэр Арт, она из рода Простов, а яды — их фирменный подчерк. Так что я заранее заготовил документ, который хранится в трех экземплярах у надежных людей и заверенный соответствующим образом, который подтверждает, в случае моей скоропостижной и внезапной смерти, что леди Мергарит вышла за меня повторно замуж уже будучи беременной и ни она ни её ребенок не могут претендовать на мое имущество, которое таким образом я передаю в распоряжение короны. Там есть ссылка и на вас, барон.


Так что наши с вами жизни тесно переплетены и у нас сейчас один общий враг. Это кстати одна из основных причин, почему я большую часть своего времени провожу в закрытых гарнизонах, где любой новый человек вызывает настороженность и опасение. — И все таки сэр Варт, мне многое не понятно. Разве вам не выгодна моя смерть? — Нет, конечно. Вы мой ключевой свидетель, ведь не будете же вы отрицать факт своего брака с леди Мергарит Прост. — Нет, не буду. Ну вот, а это является гарантией, что пока вы живы, буду жить и я. Конечно я со своей стороны приму повышенные меры безопасности и возможно предприму ответные действия, но о них пока говорить рано, сначала должен родиться ребенок… Все, что я вам сейчас рассказал, я в популярной форме изложил и своей дорогой жене. Видели бы вы её еле скрываемое бешенство. Так что, надеюсь барон, что после того как вы закончите с изучением Скимера наши пути разойдутся и мы больше никогда не окажемся в одно и тоже время в одном и том же месте.


Рассуждения и объяснения выглядели логично, но по правде говоря они меня особо не убедили и я решил по прежнему держаться настороженно и стараться не поворачиваться к сэру Варту спиной.

Встречались мы с ним только на совместных приемах пищи, все остальное время я проводил за записями лорда Неубиса. Я пытался понять на основании чего он делал те или иные выводы о предназначении зданий и сооружений. Но или ход его мыслей ускользал от меня, или я не полностью представлял себе полную картину без посещения непосредственно описываемого места.


В один из вечеров в мою комнату раздался деликатный стук. После моего разрешения вошел сэр Варт, держа за руку девчушку лет семи — десяти. — Сэр Арт, позвольте представить вам дочь нашего коменданта молодую леди Изабелл Войт. Вы её нравитесь, а набраться смелости и познакомиться с вами она не решается. Вот по этому на правах старого друга я и решил вам её представить. Изабелл, представляю вам сэра Арта, барона Дальних рубежей, рыцаря Удачи. Я встал и скрывая улыбку поклонился молодой леди, она ответила мне небольшим поклоном.

— Сэр Арт, молодая леди желает сообщить вам нечто важное. Смелей Изабелл. — Сэр Арт, если читать буквы мерсисайского алфавита на рисунке лорда Неубиса посвященного библиотеке, с низу в верх и по диагонали, то можно прочесть:- "Там где… встретится с… найдешь ты истину". Только что означают эти значки, я не знаю.


Сказать, что я удивился, значит ничего не сказать: — Молодая леди знает мерсисайский? Я восхищен. Не всякий считающий себя образованным лорд знает о существовании этого языка, а уж что бы читать на нем, — это удел старательных и целеустремленных людей. Вы, леди Изабелл поразили меня в самое сердце. — Ага, я же говорила вам сэр Варт, что я понравлюсь барону, а вы не верили, — и она торжествующе посмотрела на лорда. — Что делать, леди и я иногда бываю неправ, — и сэр Варт улыбнулся. Было видно по всему, что он симпатизирует дочери коменданта и они действительно являются друзьями.

— Если позволите, молодая леди, то я вам объясню, что эти знаки изображают буквы старомерсайского языка осигму и псилону. Даже не буквы, а знаки, символы и могут нести разную смысловую нагрузку. Например знак осигмы, как общепринято, обозначает зарождение жизни, начало жизни, зачатие ребенка, начало пути и ещё около десятка смысловых ситуаций в зависимости от контекста сообщения, а псилона означает направление дороги, вектор движения, скорость смещения и его направление, а в просторечии старомерсайского — указывает путь.


Сэр Арт, вы знаете старомерсайский? — вмешался в наш разговор лорд Варт. — Да, сэр, а что тут удивительного? Я получил базовое образование и у меня были прекрасные учителя, я даже немного знаю древнешуванский язык, но к сожалению у нас в замке были только две таблички с письменами на этом языке и я не уверен, что прочитал их правильно. В наш разговор вмешалась молодая леди: — Сэр Варт, мне скучно, вы обещали со мной покидать кольца, идемте. — А мы разве не возьмем с собой сэра Арта? — Нет, сэр Арт пусть работает. Отец говорит, что такие целеустремленные молодые люди добьются многого в жизни, если им не мешать. К тому же сэр Арт достаточно молод, что бы дождаться когда я вырасту и жениться на мне, а к этому времени он уже должен иметь прочное положение в обществе. Вы вот сэр Варт не дождались меня и женились на другой… Лорд виновато развел руки в сторону, взял молодую леди за руку и вышел с ней из моей комнаты.


А я в очередной раз задумался: резон в моих размышлениях есть — начало пути и направление движения. Только вряд ли все так просто и разгадку этой надписи следует искать не на мозаичном полу, а на сохранившихся стенах зданий и искать что то похожее на изображение этих символов.

Наконец то дожди прекратились и я получил возможность уезжать в старый город на весь день. Рукописную книгу я вернул коменданту и пользовался только своими выписками. Естественно в первую очередь я посетил 4 квартал 7 сектор, где сам очень внимательно осмотрел мозаику. Я простукал каждую плиту в надежде услышать глухой звук скрытого подземелья, но все было тщетно.


Потом надеясь на свою счастливую звезду я стал просто беспорядочно, не соблюдая никаких систем, гулять по развалинам, рассматривая сохранившиеся стены, сломанные колоны, обломки каких то сооружений. Однако удача первой улыбнулась сэру Варту. Вернувшись с очередного объезда я сидел и ужинал в своей комнате, когда дверь без стука распахнулась, тут же пистоль оказался в моей руке, но это к счастью была молодая леди. Быстро присев в полупоклоне она протараторила: — Сэр Варт нашел изображение вашей осигмы в нижних ярусах 6 квартала, прямо в самом центре развалин дворца. Он просит что бы вы пришли к нему, а я вас провожу. И не дожидаясь моего согласия, даже не дав мне доесть, она требовательно схватила меня за руку и потянула.


— По дороге в гостиницу, где остановился лорд Варт, мне пришлось отвечать на многие вопросы, некоторые из которых были не очень приятны для меня:- почему я всегда хожу с оружием, зачем я ношу кольчугу, почему не работаю вместе с сэром Вартом, почему перестал приходить на совместные обеды, почему я перестал уделять внимание ей и тд и тп. Я как мог выкручивался, стараясь говорить правду или почти правду.

В номерах, что занимал лорд горело несколько десятков свечей и было не только светло, но и тепло. — Вот смотрите сэр Арт, это я обнаружил сегодня исследуя подземный тоннель в 6 квартале, — и он мне протянул неплохо выполненный рисунок осигмы. Но сам знак не был завершен. — Сэр Варт, а что было изображено в левом верхнем углу буквы. Там должна быть линия, она может быть прямой, волнистой, под углом, со стрелкой, без стрелки. — Сожалею барон, у меня уже гас факел и я толком не рассмотрел изображение, я и этот то рисунок рисовал по памяти.


— Там была волнистая линия со стрелкой, и она была направлена вниз вправо, — неожиданно сказала молодая леди. А я вам говорила сэр Варт, что нечего рассматривать те непристойные рисунки на стенах, где были голые женщины и мужчины, это неприлично. А вы использовали почти все свои факелы и даже мои. Я посмотрел на сэра Варта. — Не удивляйтесь барон, молодая леди вот уже второй год сопровождает меня в моих путешествиях, к тому же у неё прекрасная память и мы ещё ни разу не заблудились в подземельях, а сколько она сделала интересных находок…

Если хотите, завтра она вас проводит к тому тоннелю, тем более, что мне завтра предстоит рутинная работа, — зарисовывать те непристойные фрески на стенах. — С удовольствием воспользуюсь вашим приглашением сэр. Изабелл, покажешь мне, где вы нашли изображение осигмы? — Покажу, только надо будет взять с собой не только факелы, но и светильники с маслом. Они горят дольше и от них копоти меньше… Барон, проводите меня домой, а то уже поздно, а мама говорит, что приличной девушке нельзя задерживаться у мужчины допоздна, как и возвращаться одной, без сопровождения.


Проводив молодую леди и передав её с рук на руки жене коменданта, я в своей комнате стал внимательно рассматривать рисунок, который мне любезно отдал сэр Варт. В разных вариантах я рисовал волнистую линию и стрелку и у меня получались разные смысловые значения. Я так и заснул, не придя к определенным выводам. Ранним утром, сделав запас провизии из расчета, что нам с Изабелл придется обедать в развалинах, заполнив под завязку два светильника и взяв с собой ещё дополнительную баклажку с маслом, я приготовился ждать, когда проснется молодая леди. Вскоре ко мне подошел какой то подросток и остановился в двух шагах, склонив голову в сторону, стал рассматривать меня. С трудом в этом пареньке я узнал Изабелл.


— Сэр Арт, вы не готовы к походу в тоннель. Во первых у вас нет веревки или шнура, во вторых у вас не покрыта голова, в третьих у вас нет молоточка для простукивания стен. И словно повторяя где то услышанное:- Вечно за этими мужчинами надо приглядывать, и что бы вы делали без нас? Пойдем те сэр, я все приготовила, но сумку понесете вы. У входа на половину сэра Войта на ступеньках действительно лежала объемная сумка, из которой торчали несколько факелов, моток веревки, два молотка на длинной ручке, ещё я заметил огниво и трут.

— Садитесь на ступеньки сэр Арт, я за вами поухаживаю, а то вы и косынку то толком не завяжете. Когда же наступит время, когда вы за мной будите ухаживать, а то все я, да я. Довольно ловко она спрятала мои волосы под косынку и завязала её узлом сзади так, что уши остались открыты, а все волосы были спрятаны.


— Ну вот, теперь вы похожи на искателя приключений, а то пистоль есть, шпага есть, а косынки нет. И мы отправились в шестой квартал. Идти пришлось недолго. В развалинах какого то здания Изабелл нырнула в какой то пролом, потом мы спустились по лестнице куда то в подвал, где царил полумрак, потом она ловко зажгла один из факелов и пошла впереди, освещая нам путь. Мы долго шагали по разным проходам, то поднимаясь, то опускаясь. — Я не знаю более короткого пути, просто мы ещё с сэром Вартом не все здесь обследовали. А ведь наверняка есть путь более короткий…


А вот и те непристойные картинки на стене, и что в них интересного? — Изабелл, а можно мне обращаться к вам на ты, мы же ведь друзьями уже стали? — я остановился и стал внимательно рассматривать фрески, восхищенно цокая языком. — Ну вот и сэр Варт вчера точно так же цокал. А на ты, можно только тогда, когда мы с вами наедине. Вот когда я стану вашей женой, тогда пожалуйста везде и всегда, а пока я только ваша девушка и ко мне пристало обращаться на вы.


— Изабелл, а ты попробуй увидеть в этих фресках не фигуры обнаженных мужчин и женщин, а красоту и гармонию человеческого тела. Есть музыка, где все передается звуками, а здесь художник попытался спеть гимн любви посредством художественного воплощения эталонов красоты, как он их видит. — И все равно не понимаю. Разве пристойно порядочной девушке, полностью раздетой, обниматься и целоваться с таким же раздетым юношей? К тому же он её ещё и за грудь трогает. Вот когда у меня вырастит грудь, я никому не позволю до неё дотрагиваться. Да пойдем те же сэр Арт, что вы тут застряли. А как мне к вам обращаться на ты? — А ты зови меня просто Артом, без всяких там сэр и барон.


С сожалением я отошел от стены и поспешил за своим проводником. Время в подземелье тянется несколько иначе чем с наружи и я не очень удивился, когда Изабелл остановилась и предложила перекусить. Скоро полдень, — уверенно сказала она, — и мы уже почти пришли, так что самое время подкрепиться, что бы потом ни на что не отвлекаться. Она ловко залезла в свою сумку и достала от туда несколько кусков хлеба переложенных вареным мясом и сыром. — Вы же тоже наверняка что то взяли на обед? — поинтересовалась она. — Конечно взял. — Вот и прекрасно, ваше мы съедим позже, когда закончим основную работу и будем возвращаться.


Мы перекусили, запивая еду колодезной водой, заранее запасенной мною. — Ну все, отдохнули, теперь пора двигаться, а то вы мужчины настолько ленивы, что готовы после еды отдыхать ещё пол дня. Я молча поднялся, сложил все в сумку и пошел за своей "суровой девушкой"

— Вот и пришли, доставайте светильник и смотрите на свой знак. На стене, в неровном свете факела я увидел хорошо сохранившееся изображение осигмы. Я снял с себя все сумки, достал светильник и зажег его. Сразу же стало светлее и как то даже по домашнему уютно. Подойдя к изображению, я первым делом достал лист бумаги и быстро срисовал со всеми подробностями знак. Потом я ощупал его руками. Это был не камень, а неизвестный мне металл, который за многие годы покрылся пылью на столько, что она въелась в него достаточно глубоко, что бы придать ему вид камня.


Обстучав вокруг знака молотком я убедился, что в стене нет пустот. Следуя направлению стрелки я обстучал и пол в том месте, куда она указывала. В это время Изабелл осматривала стену чуть дальше найденного знака. — Арт, а тут ещё один такой же знак, а дальше ещё один, иди сюда. Я подхватил наши сумки и светильник и пошел на голос молодой леди. Действительно, на стене, на равном расстоянии друг от друга были точно такие же знаки осигмы. — Изабелл мне нужна твоя помощь.

— "Я готова, рыцарь мой,

Все что угодно для тебя,

Лишь честь мою прошу не трогай" — красивые слова правда? Что я должна делать? — Помнишь, что написано на мозаике:- "Там где осигма встретится с псилоной найдешь ты истину"? Ищи на полу изображение второго знака по направлению указанной стрелкой. — А если я найду, то что мне делать? — Позовешь меня. — И все? — А что ещё? — Ну ты должен будешь поцеловать меня, сказать какая я хорошая, и что бы ты делал без меня и вообще похвалить. — Хорошо, хорошо, и поцелую и похвалю.


— Тогда иди целуй и хвали. Я, еле сдерживая волнение, подошел к Изабелл. Она стояла на знаке псилон и довольная улыбалась. Я подхватил её на руки и закружил:- Какая же ты у меня умница, и что бы я делал без тебя, красавица ты моя… Она обхватила мою шею и смотря мне в глаза своими зелеными серьезными глазами протянула свои губы ко мне. Я попытался поцеловать её в щечку. — Нет, не так, в книгах пишут: " И их уста слились в едином страстном поцелуе" и ничего про то, что надо целовать в шеку. Я поцеловал её в губы и поставил на пол. Надо будет поговорить с сэром Войтом о литературных пристрастиях его дочери.


Изабелл притихла, а я опустился на колени и стал очищать знак от пыли и грязи. И вот он засиял передо мной во всей своей красе. — Иза, иди посмотри, как он сияет. В ответ я услышал всхлипывание. — Что случилось, Изабелл? — Это мой первый взрослый поцелуй, а я так ничего и не почувствовала, ни дрожи в теле, ни томления. Я наверное не такая как все? Я подошел к ней и приобнял её за плечи. — Все нормально Иза, настанет время и твой рыцарь появится возле твоих ног и будет все: и жаркий поцелуй, и дрожь тела, и томление в груди, и желание быть постоянно возле своего любимого… — Тогда получается, что ты не мой возлюбленный? Тогда этот поцелуй не считается. — Конечно не считается и мы об этом никому не расскажем. Мы вообще не целовались. — И все равно, я буду считать пока тебя своим рыцарем, пока тот, другой не появиться, ладно?


Мы внимательно рассматривали знак и я его срисовывал. Стрелка осигмы показывала не только на знак в целом, но и на пересечение трех линий псилона. Я не сильно стукнул по ним кулаком и… камень повернулся вокруг своей оси. На обратной стороне на старомерсайском было написано: "Тот истину найдет, кто силу обретет" Час от часа не легче. Очередная загадка. Что за сила, правильно ли я понял смысл знаков? Срисовав и их, я стал собирать все в сумку:- Иза, нам пора возвращаться. Завтра я приду сюда уже более подготовленный, а главное готовый к поискам, которые могут растянуться на несколько дней. Ты умница, ты действительно мне очень помогла.


На обратном пути мы застали сэра Варта за работой. У него не очень получалось копировать рисунки фресок, и пока Изабелл накрывала нам импровизированный стол, я быстро стал рисовать. Вскоре вчерне все рисунки были готовы. Осталось прорисовать некоторые детали. Я вообще рисую очень быстро, видимо уроки наших гениев палитры не прошли для меня даром. Сэр Варт только цокал языком, видя как я наносил последние штрихи на очередной рисунок.


— Господа, прошу к столу. Быстро кушаем и пора выбираться, скоро стемнеет. Оказывается мы проголодались, так как на еду накинулись с остервенением, а молодая леди снисходительно смотрела как мы едим. Вскоре мы закончили наш подземный поздний обед и под чутким руководством леди Изабелл пошли по путанным переходам и проходам. Вышли мы наружу действительно уже в ранних сумерках, а в гарнизон вернулись как раз к ужину. Ужин для нас всех троих я попросил накрыть в своих покоях. Там же мы и обсудили итоги нашей сегодняшней экспедиции. Для начала я по памяти восстановил несколько рисунков со стены, чем вызвал восторг сэра Варта, и он рассказал нам, что скорее всего это аллегорическое изображение зарождения мира, или первого человека, или бога, возможно что даже серого бога. Спорить я с ним не стал, хотя у меня на этот счет было свое мнение. А потом настала моя очередь рассказывать и показывать.


Мы стали сообща думать, что означают эти слова, так как в старомерсайском языке не было прямого символа силы. Я заметил, что Изабелл стала клевать носом за столом и проводил её на её половину, где она деликатно прикрывая рукой свои зевки заявила, что завтра надо будет выйти ещё раньше, что бы у нас было больше времени для поисков этой самой силы…

Вернувшись, я выслушал предположение лорда, что слова об обретении силы носят прямой характер и надо, где то недалеко от этого знака, применить не дюжую силу, что бы открыть проход к истине. На том и порешили. Завтра идем на свои точки. Сэр Варт заканчивает со своими рисунками, а потом присоединяется ко мне. А вот что делать с Изабелл мы так и не решили, оставив это на утро.


Сборы и подготовка к предстоящей экспедиции закончились у меня далеко за полночь. На огонек зашел сэр Войт, который дал мне несколько дельных советов, что стоит взять с собой если я планирую провести в подземелье несколько дней, а от чего лучше отказаться.


Ранним утром, когда только только начало сереть, я нагрузился под самую завязку разным скарбом и продуктами. Сэр Варт опаздывал и решил выдвигаться один. Вот и знакомый пролом. Я надеялся на свою память, по этому довольно уверенно пошел по тоннелю. Память меня не подвела, вот и фрески на стене. Не знаю, показалось мне или нет, я особо не присматривался, но некоторые фигуры изменили свое положение. Вскоре я услышал у себя за спиной шаги и остановился, ожидая сэра Варта. Но шаги тоже затихли. Я подождал немного и продолжил свой путь, но уже настороже. Вскоре я уже точно убедился, что за мной кто то крадется, кстати крайне неумело, не попадая в такт моим шагам.


Вот и то место, где мы обнаружили знак псилона. Я снял с себя всю поклажу, потопал несколько раз ногами и громко сказал, как же я устал и что мне необходимо немного отдохнуть, а сам на цыпочках, оставив светильник у себя за спиной и стараясь, что бы моя тень не выдала меня, отправился навстречу таинственному преследователю. Я замер, так как услышал неторопливые и осторожные шаги. Вскоре я различил небольшой огонек, который кто то тщательно прикрывал, а потом и расслышал ворчание молодой леди:- Конечно, как найти проход и не заблудиться так, так Изабелл помоги, а как только начинаются настоящие приключения и поиски сокровищ, так сиди дома, не дело молодой леди ходить со взрослыми мужчинами. И не какие они не мужчины, один мой друг, а второй мой рыцарь…


Я вышел из тени: — Изабелл, ты почему крадешься за мной? Она вскрикнула от испуга и чуть было не выронила свой светильник. За её спиной я заметил небольшой мешок с теплыми вещами. — Арт, как ты меня напугал. Я сбежала из дома, потому, что мои родители не захотели меня отпускать с тобой и сэром Вартом. Вернее только с тобой, так как сэр Варт сильно заболел, у него лихорадка и бред. Все это, говорят от того, что он разгоряченный выпил несколько стаканов холодного отвара, который кто то принес в его комнату. Отец говорил маме, что это возможно отравление, но кто это сделал, он не знает и теряется в догадках. Чужих в лагере нет. А я подумала, что тебе будет одному, — и она неожиданно продекламировала: -


И скучно и грустно, и некому руку подать

В минуту душевной невзгоды…

Желанья!.. что пользы напрасно и вечно желать?…

А годы проходят — все лучшие годы!


Любить… но кого же?… на время — не стоит труда,

А вечно любить невозможно.

В себя ли заглянешь? — там прошлого нет и следа:

И радость, и муки, и всё там ничтожно…


Что страсти? — ведь рано иль поздно их сладкий недуг

Исчезнет при слове рассудка;

И жизнь, как посмотришь с холодным вниманьем вокруг -

Такая пустая и глупая шутка…


— Иза, ты откуда знаешь это стихотворение? — А у меня есть целый сборник. Когда то к нам в гости приезжала одна знатная леди и она подарила мне много книжек. Там и стихи и рыцарские романы и разные истории из жизни прекрасных дам и галантных кавалеров… Теперь то мне понятно, откуда такие не по возрасту взрослые рассуждения. Этой бы леди надрать уши, да нашлепать по одному месту… А у самого мелькнула мысль, — а давно ли ты сам зачитывался подобными романами?

— И что, молодая леди думает теперь делать? — Как что, остаться со своим рыцарем. — А разве леди не учили, что приличные девушки не должны оставаться наедине с молодым мужчиной. Обязательно кто то должен быть ещё, там тетушка, бабушка… — А если у меня их нет? И потом, ты не молодой мужчина а рыцарь. К тому же мама сказала, что рыцари Удачи — самые настоящие и самые лучшие рыцари во всех королевствах. Так что я остаюсь с тобой. Ты же ведь меня не прогонишь, правда?


Ну что прикажете делать с этой девчонкой? Думаю, что переночевав одну ночь, она сама запросится домой. Я вздохнул:- Ладно, пошли неразумное дитя. Я взял её сумку и мы отправились в наш подземный лагерь. Там Изабелл взяв на себя роль хозяйки принялась обустраивать наше расположение, а я стал вновь внимательно вычитывать знаки на плите, пытаясь найти хоть какую нибудь подсказку. Увы и ах. Ровным счетом ничего. Осматривая остальные знаки осигмы я обратил внимание, что часть из них имеет прямые стрелы направленные в другое место, а именно в потолок тоннеля.

Это меня заинтересовало и стал внимательно приглядываться, пока не заметил несколько странных знаков, что были скрыты пылью и грязью. Только вот что это были за знаки, толком разглядеть не удавалось, пока я не догадался позвать молодую леди, не вручил её кусок своей косынки и не предложил сидя у меня на плечах немного протереть потолок.


— Интересно, а когда говорят "она села ему на шею", имеют именно это в виду или нечто другое? Ну ладно, я худенькая и вешу мало, а если такая леди как жена начальника заставы сядет на шею, она же своего мужа задавит. Она же такая широкая… Под её руками стали более явственно проявляться какие то круги, спирали и другие рисунки. Наконец все место было расчищено и я опустил Изабелл на пол. — Знаешь, Арт, а мне понравилось сидеть у тебя на шее, — тут же прокомментировала она, — спокойно и уютно и видно далеко и не так в темноте страшно…


— Послушай Иза, а тебе эти рисунки ничего не напоминают? — перебил я её. Она стала тоже внимательно рассматривать потолок. — Напоминают, будто кто то нарисовал смешную рожицу разными фигурами. — Вот и мне кажется, что кто то смеётся над нами. Давай, неси светильник ближе, будем пол внимательно рассматривать, коль уж стены не простукиваются. После долгих поисков мне удалось найти две плиты, что были несколько более потертыми, чем остальные. Они находились как раз под теми фигурами, что на потолке изображали глаза. Мне пришлось долго пробовать надавливать, стучать по ним в разных вариациях, прежде чем я догадался просто встать на обе плиты и подпрыгнуть.


Раздался такой звук, словно кто то очень сильно стал водить железом по стеклу. У меня даже зубы заныли, а Изабелл прижалась ко мне с испугом наблюдая, как плиты пола впереди стали раздвигаться, складываться, открывая лестницу, что вела вниз. Первым моим желанием было немедленно спуститься вниз и посмотреть, что там, но я сдержал себя. — Изабелл, слушай меня внимательно. Я сейчас спущусь вниз, если вдруг плиты вернуться на место, и меня долго не будет, ты сходишь за помощью и объяснишь, что надо будет сделать, что бы проход открылся. Договорились? Она кивнула головой:- А можно мне с тобой? — Нет. Ведь если мы оба попадем в ловушку, то как узнают где нас искать?


Я отобрал несколько вещей, что решил взять с собой:- светильник и запас масла, немного продуктов, прочный шнур, молоток, про оружие молчу, я с ним не расстаюсь. Хотя свой кинжал я снял с пояса и отдал молодой леди для её самоуспокоения. Собравшись с духом и улыбнувшись своей спутнице я вступил на лестницу — Возвращайся скорее, я буду ждать тебя, а пока приготовлю обед…

Как только я ступил на пол, пройдя последнюю ступеньку на верху опять раздался тот же противный звук и плиты пола встали на свои места. Я оказался в кромешной темноте, не считая небольшого пяточка света, что давал мой светильник. Первым делом я осмотрелся, прикидывая, что может здесь служить залогом моего возвращения. Ну там рычаг какой нибудь, или такие же две плиты, на которых надо подпрыгнуть, но ничего похожего не нашел. Поиски решил отложить на потом, так как любопытство гнало меня вперед. Коридор по которому я шел не имел ответвлений, так что я не боялся заблудиться, к тому же один конец шнура я привязал к лестнице и в случае, если светильник погаснет или кончится масло, я смогу на ощупь добраться до выхода и там спокойно подождать помощи извне.


Вскоре я оказался перед приоткрытой дверью. Я решительно распахнул её и остановился. На сколько хватало глаз стояли полки с книгами. Сотни, тысячи книг. Я мельком стал просматривать некоторые из них. Так вот почему мы не могли найти хоть сколько заметных произведений на старомерсайском языке. Они все уже были собраны мерсисайцами и хранились здесь. И вероятно, это не единственное хранилище, ведь городов в империи было много. Что бы все это прочитать потребуется не одна жизнь, с тоской подумал я. Люди погибли, даже память предков не оставила их имен, а книги живут своей жизнью. В самом центре небольшого зала стоял каменный стол, на котором в стеклянном футляре лежала небольшая книжечка, а рядом с ней какая то странная карнавальная маска, без прорезей для глаз.


Я подошел и внимательно посмотрел на неё и на книгу. Внезапно, откуда то сверху ударил очень яркий луч света. Я зажмурился, вздрогнул и чисто инстинктивно выхватил свой пистоль, но взвести курки не успел. По мимо моей воли моя рука разжалась а в голове возникли какие то странные голоса. — Это сырой материал и шансов у него нет. — Он прошел тест и в нем наши гены. Лучшего все равно не будет, к тому же он молод, силен и вынослив. — Мы отправляли и более подготовленных и сильных, а результата не добились. — И все таки я предлагаю рискнуть, на кону седьмая цивилизация. Если его не остановить, то планета опять превратится в голую пустыню. И опять тысячи лет на восстановление. — Ну, до уровня, когда он почувствует угрозу этим ещё развиваться лет триста, четыреста. Хотя возможно ты прав, он может не обратить внимания на индивида со столь низким интеллектом, и в этом может быть наш шанс. — Значит все таки рискнем и подвергнем его обработке? Лишь бы мозг выдержал… В голове у меня что то взорвалось и я потерял сознание. Приходил я в себя очень долго и мучительно. Голова уже не так болела, а слега ныла, ныли и все мышцы, словно им пришлось проделать огромную работу и теперь они отдыхали.


предыдущая глава | Серый бог | cледующая глава