home   |   А-Я   |   A-Z   |   меню


4

Я сидел на холодном полу в библиотеке мерсайских ученых, где были собраны все самые выдающиеся достижения всех шести предыдущих цивилизаций. Хотя откуда мне стало известно, что их было шесть, современной науке известны только три, не считая нашу? Ну шесть так шесть. Как только я начинал о чем то очень настойчиво думать, как тут же в висках появлялась непереносимая боль. Я постарался очистить свою голову от всех заумных мыслей и тут же вспомнил, что где то там наверху осталась одна наивно — бесстрашная Изабелл. С трудом мне удалось встать с пола, опираясь на каменный стол. А ведь на нем что то лежало, что привлекло мое внимание, и откуда здесь этот рассеянный свет? Я подобрал свой светильник с пола. Он погас и мне пришлось его довольно долго зажигать. Как только он загорелся, свет сразу же исчез.


Тупая ноющая боль в висках и затылке не давала сосредоточиться, но я осознавал, что мне надо возвращаться. С трудом нагнувшись и подняв с пола шнур, переждав очередной острый приступ дурноты, я как старик шаркающей походкой пошел к лестнице, сматывая шнур. Я остановился, чего то не хватало. Пистоль, он остался лежать там, где он выпал из моей руки. Я повернулся, и не выпуская шнур из рук стал возвращаться. В самом центре небольшого зала стоял каменный стол, на котором в стеклянном футляре лежала небольшая книжечка, а рядом с ней какая то странная карнавальная маска, без прорезей для глаз. Я уже это видел и повторять прежней ошибки, когда подошел через чур близко, что бы взглянуть, не собирался. Достав шпагу, я ею подцепил свой пистоль и придвинул его к своей ноге.


Когда я наклонился, что бы его поднять, меня качнуло вперед и что бы не упасть, я оперся о стол. Сверху ударил яркий луч света, который охватил меня, а в голове опять возникли какие то странные голоса. — Он выжил и даже вернулся. — Мужественный юноша, не знаю, смог ли я бы так поступить, после такого вмешательства в его организм. Приборы показывают, что с ним все в порядке и даже есть резерв… — Он пришел за оружием, настоящий воин, надо ему помочь. — Мы не имеем права вмешиваться, таковы правила. — Нет правил без исключений, к тому же я и не собираюсь, только немного усовершенствую его пулемёт, а в голову заложу осознание того, что теперь он не требует перезарядки. Взвел курки, произвел десять выстрелов, спустил курки, взвел курки и опять десять выстрелов в его распоряжении. — Тогда уж позаботься и убери его боль, а заодно введи какой нибудь легкий транквилизатор…


Я вновь сидел на холодном полу в библиотеке, только в отличии от прошлого своего воспоминания прекрасно себя чувствовал. Забрав всё свое оружие, я вновь зажег светильник, подобрал шнур и уверенно двинулся на выход. Вот и лестница. Сзади послышался шум, я резко обернулся и увидел, как за моей спиной стали смыкаться каменные блоки, перекрывая доступ к библиотеки, а откуда то сверху к мои ногам упала тяжелая стопка книг, перевязанная моим же шнуром. В голове запульсировала мысль:- не стоит никому рассказывать о том, что со мной здесь произошло, а книги — результат моих поисков по коридору. Больше в нем ничего нет, проход закрыт на ближайшие сто лет, пока вновь не накопиться энергия…


Стоило мне ступить на первую ступеньку лестницы, как каменный свод с шумом раскрылся и я стал подниматься на верх, прижимая к груди как великую драгоценность стопку книг. Из под одеяла вылезла сонная Изабелл, посмотрела на меня, зевнула:- Если б ты сегодня не вернулся, то я бы ушла за помощью. — А я долго отсутствовал? — Не знаю, но продукты уже на исходе, а судя по тому, что нас не нашли, сэр Варт ещё болеет, а другие дороги сюда не знают. Будем собираться? — И ты все это время здесь была одна? Бедная моя девочка… — Я не бедная, я дама сердца рыцаря и должна соответствовать ему, к тому же я была не одна, со мной была моя Тина, — и она достала из под свертка, что служил ей подушкой, куклу.


Я подошел к молодой леди, подхватил её, ещё окончательно не проснувшуюся и крепко поцеловал: — Миледи, вы заслужили этот поцелуй от своего преданного рыцаря… Она обхватила мою шею:- А мне понравилось как ты меня поцеловал, только это не я заслужила, а ты заслужил право меня поцеловать тем, что вовремя вернулся. Не оставляй меня больше одну, Арт, ладно? А то мне страшно без тебя.


Собрав все вещи и доев оставшиеся продукты, мы отправились в обратный путь. Но ещё перед уходом, я обратил внимание, что все знаки на стенах и рисунки на потолке таинственным образом исчезли. Меня это почему то не удивило. Когда мы, щурясь от яркого света вылезли из пролома, то увидели интересную картину. Сэр Варт, бледный, даже наверное синюшний, лежал на носилках и что то рисовал на листе бумаги. Вокруг него стояло несколько человек, включая сэра Войта и внимательно слушали его пояснения. На нас никто не обращал внимания, пока леди Изабелл не подошла к носилкам и не спросила:- Сэр Варт, а как вы себя чувствуете? А у нас целая стопа настоящих книг, Арт нашел их в каком то тоннеле, только он закрылся и все следы от него исчезли. Правда странно?…


Потом меня трясли, ощупывали, расспрашивали. Комендант сразу же попытался схватить дочь на руки и отнести её в дом: — Папа, не позорь меня перед сэром Артом, я уже не маленькая девочка, ведь у меня теперь есть свой рыцарь, а я его дама сердца.

Оказывается мы отсутствовали пять дней, и как только сэр Варт немного поправился, то сразу же приказал нести его к пролому, что бы там на месте объяснить, где нас надо искать. Я в свою очередь показал ему внушительную стопку книг и посетовал, что проход закрылся и все знаки исчезли.


Пока я откисал и отмывался в бане, сэр Варт распоряжался в моей комнате. Он самолично заказал нам обед, пригласив на него и молодую леди и сэра Войта и его жену, которые сгорали от любопытства. Только часа через два с половиной после возвращения мы собрались за столом. Леди Изабелл сидела рядом со мной и играла роль радушной хозяйки, подкладывая мне самые лучшие куски и сетуя, что я в подземелье совсем исхудал и осунулся, а все потому, что она не проследила, что бы я взял с собой побольше продуктов…


Я подробно рассказал присутствующим о том, как мы с молодой леди нашли знаки, рисунки на потолке и как мне удалось проникнуть в ту маленькую комнату, когда открылся проход. Я удивился, что на поверхности прошло пять дней, так как в подполе я находился не более часа, от силы двух, собрал все разбросанные по полу книги и сразу же вернулся, так как ничего более достойного я там не обнаружил и даже простук стен и пола не принес ни какого результата. Леди Изабелл дополнила мой рассказ тем, что когда она спала, к ней явился сэр Неубис и сказал, что со мной все в порядке, что бы она не волновалась, а ждала своего рыцаря, который скоро вернется из славного похода, по этому она никуда не спешила, а ждала меня, как и надлежит поступать верной даме сердца такого храбреца, как я.


После десерта мы с трепетом водрузили на стол найденные мною книги и стали их рассматривать. Это был по истине бесценный клад знаний. Книги о том, как получить металлы с заданными свойствами, о том, как перегонять нефть и получать горючие материалы, о паровых двигателях и двигателях на горючих материалах, даже два сборника стихов, а самое главное, — книга о том как чистить организм при отравлениях и как по признакам отравления искать противоядия. К концу я уже клевал носом и еле сдерживал зевоту. Немного я оживился только тогда, когда сэр Варт стал рассказывать, как им вместе с сэром Войтом удалось отыскать отравителя. Им оказался ядовитый жук слизняк, который случайно попал в кувшин с водой. И хоть его слизь не смертельна, удовольствия от постоянных болей в животе сэр Варт не испытывал, а слабость в теле, лихорадка и жар не позволяли ему приступить к нашим поискам немедленно.


Комендант, как представитель интересов короны оставил книги в моем распоряжении, вернее в распоряжении лорда Варта только на сутки, а затем планировал их отправить для более детального изучения в королевскую академию наук, с подробнейшим докладом его королевскому величеству. На том и порешили. Видя мою крайнюю усталость, гости разошлись и только сэр Варт остался за столом и продолжал читать книги, изредка делая выписки и пометки в своем блокноте. Даже ночью, когда я открывал глаза, я видел, что он продолжал работать.


Только утором, когда я окончательно проснулся и встал, он потянулся и с улыбкой взглянув на меня сказал: — Везунчик вы сэр Арт. За эти книги признательные ученые и наши потомки поставят вам памятник. Это какой прорыв в науке, какие открытия они сулят, а уж про яды и противоядия я вообще молчу. Эту книгу надо срочно засекретить и спрятать. Обязательно вам советую её прочитать. Я не стал говорить все, но ведь жука мне кто то подкинул в кувшин. И сделал это кто то из моих преданных слуг, что имели доступ в мою комнату, так как кувшин я принес сам и сам набирал в него отвар на кухне из общего бака. Так что книжку обязательно прочитайте, пока она до вечера в вашем распоряжении.


Я не стал говорить лорду, что все знания о ядах каким то образом уже поместились у меня в голове, как и огромная масса другой информации, которую мне ещё предстояло переварить, рассортировать по полочкам и научиться ею пользоваться…


Заканчивался второй месяц моего пребывания в Скимере. На правах дамы моего сердца Изабелл царствовала в моей комнате, наводила собственноручно порядок, определяла что нам подавать на стол (обедала и ужинала она только у меня), выговаривала, если я долго засиживался за работой и по утрам у меня были красные глаза. Её родители давно махнули рукой на эту своенравную девчонку, которую в большей степени воспитали рыцарские романы, чем наставления сэра Войта и леди Ниа. Частенько мы совершали с ней пешие или конные прогулки, когда она садилась на Мару, а я вел её в поводу. Мы по прежнему совершали совместные вылазки в руины и даже находили предметы быта, однако время моего пребывания в этом городе неумолимо таяло. Да и совет сэра Ирвина о том, что бы я не задерживался на одном месте более двух месяцев и что мне более безопасно будет в Гератии, я помнил.


В день отъезда я тепло попрощался со всеми. Леди Изабелл чмокнула меня в щеку, напомнила, что я обещал вернуться и что она будет меня ждать и если понадобиться, то всю жизнь, потом вручила мне на память собственноручно вышитый кошелек и скромно отошла в сторону, сердито поблескивая глазами то на своих родителей, то на сэра Варта. Видно было, что она не так представляла себе наше расставание (наверное опять по какому нибудь роману) но присутствие "посторонних" ей помешало. Я вскочил на Мару, в последний раз помахал всем рукой и не оглядываясь поскакал за пределы сначала гарнизона, а затем и Скимера, в чистое поле, где меня ждала дорога в другой мерсисайский город — Гератию.


Путь к конечной точке моего путешествия на юг был не близок и я планировал достичь гарнизона королевской стражи не раньше чем дней через 20 — 25. Однако вмешались обстоятельства. Так как я путешествовал неспешно, избегая караванных путей и больших сел, то был крайне удивлен, когда в одной небольшой деревушке, куда я заехал пополнить свои продукты мне передали небольшую записку адресованную мне. Барон Ирвин сухо сообщал, что на моего отца в Галисии было совершено покушение, к счастью он выжил, но лишился правой руки, и что это покушение месть мне со стороны известных мне лиц…


Я тут же развернул коня. Хватит обороняться и прятаться, пора и мне показать свои зубы. Никто не смеет угрожать моей семье, а кто посмеет — умоется кровавыми слезами. И так, я знал, что в активных поисках меня замечены: леди Диана, сэр Инквист, лорд Стаф и лорд Гауф. Все их владения находятся на юге королевства. Пора начинать наносить и мне им визиты вежливости. Для начала следовало вырвать зубы у змеи, что бы она не могла кусаться и я направился прямиком во владения лорда Гауфа, которые были ближе всех ко мне.


Через семь дней я въехал на его земли. Первые же расспросы в мелких деревушках показали, что я на правильном пути. — Господин куда то уезжал на месяц, об этом говорил староста… — Да, к нему частенько приезжала молодая и красивая леди, говорят, что это его будущая жена, ведь он вдовец… — Да, он сейчас в своем дворце, говорят во время его путешествия на него напали разбойники, но слава серому, господин отбился, хоть и получил небольшую рану… Так по крупицам я собирал нужные мне сведения.


Действовать я решил нагло и открыто. Не скрываясь я прибыл во дворец лорда Гауф. Бросив поводья опешившему слуге, я, не дожидаясь когда меня объявят, направился прямиком на второй этаж. Все дворцы одинаковые или примерно одинаковые и хозяйские покои и рабочий кабинет находятся, как правило, на втором этаже. Слуги и стражники провожали меня удивленными взглядами, но видя, что я иду решительно и целеустремленно, останавливать меня не рискнули. Вот и дверь, возле которой стояли два рослых охранника в кирасах. — Лорд здесь? — Он с дамой. — Я знаю, — и решительно толкнул дверь.


— Какая приятная неожиданность, лорд Гауф и леди Диана. Наверное леди прибыла убеждать очередного олуха стать отцом её королевского наследника? Я с нескрываемым удовольствием смотрел на побледневшие лица. Первым пришел в себя лорд Гауф:- Леди, откуда он знает о вашем предложении? — А вы не первый, лорд, и даже не второй, перед которым она раздвигает свои очаровательные ножки, — вмешался я. Каково чувствовать себя обманутым дураком? Ну да вам не долго находиться в этом состоянии, — и я вытащил свой пистоль из за пояса.


— Вы не посмеете выстрелить в женщину, — надменно произнесла Диана де Бове. — В женщину- нет, в змею — да. Раздался негромкий хлопок и леди Диана навалилась грудью на стол, а из дырки в её голове фонтанчиком брызнула кровь. Лорд Гауф собрался было закричать и призвать наверное стражу, но не успел. Крик замер у него в горле, а в его лбу тоже расцвела красная звездочка.

— Браво, браво барон, — из за портьеры вышел сэр Ирвин. Два основных заговорщика убиты, но это мы знаем, что они заговорщики, а для всех — благородные леди и сэр Гауф пали жертвой ужасной ревности сэра Арта. Я вынужден вас арестовать господин барон и предать королевскому суду за преднамеренное убийство. Ничего личного барон, сами понимаете, политика — дело грязное. И не советую сопротивляться, ваш пистоль разряжен, а у меня здесь припрятаны шесть самых надежных агентов.


И действительно, из за штор стали выходить люди в одинаковой одежде. Дождавшись, когда все шестеро выйдут, я стал стрелять. По мере того, как его люди падали под градом моих пуль, рот барона Голубых озер все сильнее и сильнее отвисал. — Какая жалость, сэр Ирвин, что вы геройски пали со своими людьми, когда пытались арестовать злостных заговорщиков против его королевского величества и только мое своевременное вмешательство не позволило им уйти от заслуженной кары. Барон успел крикнуть:- Стража! Это были его последние слова в этой жизни. Моя пуля попала ему точно в область сердца. Два стражника в кирасах тоже пали жертвами моих метких выстрелов, причем одного из них мне пришлось застрелить из старого, тяжелого пистоля, после чего я стал вытаскивать пистоли из за пояса стражников, людей барона и стрелять в разные стороны, даже пистоли сэра Ирвина я разрядил в трупы Дианы и Гауфа. Несколько пистолей я кинул возле их трупов. Дым стоял коромыслом, а грохот от выстрелов наверное был слышен в миле от дворца.


На шум сбежалась наверное вся челядь и вся стража, они с ужасом заглядывали в дверь, но войти не решались. Наконец то они расступились и в кабинет вошел молодой человек. Я стоял прислонившись к стене, мой пистоль с взведенными вновь замками был у меня за поясом, а использованный валялся возле сэра Ирвина. — Я сэр Витек, племянник сэра Гауфа, что здесь произошло? Я заметил, что увидев труп своего дяди, глаза племянника сверкнули радостью, не иначе как наследник.


— Сэр Арт, рыцарь Удачи. Я могу только предположить, так как появился уже в самом конце этой ужасной драмы. Насколько мне известно, ваш дядя и эта женщина участвовали в заговоре против его королевского величества. По всей видимости сэр Ирвин и его люди прибыли их арестовать. Желая избежать королевского суда они оказали яростное сопротивление, призвав на помощь свою стражу, но увы, силы были неравные и они все погибли. Слабым утешением может служить только то, что и те, кто хотел их арестовать тоже погибли. Жаль барона Голубых озер, он был преданным слугой его королевского величества. Когда будете писать королю об этом ужасном событии, присовокупите и моё письмо, где я все изложу так, как рассказал вам. Не плохо бы было известить наследников лорда, что бы такое хозяйство на долго не оставалось без присмотра.


Я единственный наследник, сэр Арт, а дядю я неоднократно предупреждал, что его связь с этой женщиной до добра не доведет. Не иначе как она склонила его к участию в заговоре. — Что ж сэр Витек, я вам признателен за совпадение наших позиций по поводу того, кто возглавлял заговор против его королевского величества. Распорядитесь, что бы мне предоставили кабинет и обеспечили чернилами и бумагой. А здесь наверное надо будет навести порядок и трупы все убрать, а то уже мухи появились…


Только ближе к вечеру я закончил обстоятельный отчет для его королевского величества. По мимо всего я ему сообщил, что это сэр Ирвин пригласил мня во дворец Гауфа, но видимо не дождавшись, решил действовать самостоятельно, кто же мог предположить, что заговорщики окажут такое бешенное сопротивление… О леди Глории я не обмолвился ни словом.


Ужинали мы наедине с сэром Витек. Он внимательно ознакомился с моим донесением и в свою очередь прочитал мне свое. В общем и целом его предположения совпадали с моим изложение. — Сэр Арт, мы без свидетелей и можем говорить откровенно. Я вам весьма признателен за то, что благодаря вам стал лордом Витек. Что я могу для вас сделать? — Не ждите откровений лорд, Лучше распорядитесь, что бы в кабинете навели идеальный порядок, выковыряли пули из стен, заделали дырки, замыли все полы и заменили ковры, что бы ничто, я повторяю ничто не смогло напомнит ни вам, ни другим лицам о том прискорбном событии, что произошло здесь сегодня. Тела погибших отправить их родственникам. И не забудьте дописать его королевскому величеству, что неоднократно предупреждали сэра Ирвина о том, что к вам зачастила в дом некая леди Диана де Бове…


На следующий день, когда я уже покидал владения лорда Витек, передо мной встал вопрос, а куда мне направить свои стопы? Соваться в столицу было бы по крайней мере не разумно, не думаю, что барон Ирвин действовал на свой страх и риск, а значит следовало переждать бурю, если она возникнет, где нибудь в спокойном и удаленном месте. И я решил отправиться в деревушку с поэтическим названием Синтия. Это была независимая деревня и в первую очередь благодаря тому, что в её окрестностях находились развалины храмов прежних богов давно забытых эпох, а захватывать земли пусть и забытых богов никто как то не рискнул и в свое время один из королей Готии объявил их независимыми.


Мара, верная своей манере передвигаться, неторопливо трусила по дороге. Мы следовали на запад, вслед заходящему солнцу. Скоро минует год, как я покинул родной замок. Периодически я с оказией отправлял короткие письма к себе на родину, пользоваться королевской почтой я не решался. Ответов не ждал и по этому был приятно удивлен, когда в одном из небольших городков на границе Готии и Султаната на постоялом дворе я заметил надпись о том, что у хозяина имеется сообщение для сэра Арта из дома.


Я уже научился не принимать поспешных решений, а решил сначала пожить немного в другой гостинице и осмотреться. Я обратил внимание, правда только на третий день своего пребывания, что один и тот же человек утром и вечером подходит к хозяину постоялого двора, о чем то его спрашивает и тут же уходит. Я решил проследить за ним. Он привел меня к ничем неприметному домику на окраине городка. Но в дом он заходить не стал, а перемолвился с кем то через дверь и ушел в сарай. Я стал наблюдать за домом. В течении дня к нему подъехали шесть всадников, но никто в дом не заходил, общались через дверь и только под самый вечер мне повезло увидеть его обитателя. Вернее обитательницу. Это была леди Клара фон Цимерман. Час от часу нелегче. Случай с бароном Ирвином меня многому научил, в частности не доверять, по крайней мере полностью, прежним знакомым и приятелям.


Вскоре к дому подъехала карета и из неё вышел какой то важный господин. Они с леди Кларой обменялись приветствиями, а потом направились как раз к кустам, где я находился в засаде. — Вы так и не нашли его? — Нет миледи, но думаю это дело нескольких дней. Если он не клюнет на удочку с письмом из дома, то уж по цвету волос его легко обнаружат наши люди. Они расставлены на всех ключевых местах.

А я в который раз был счастлив от того, что у меня появилась дама моего сердца, молодая леди, которая сначала заставляла а потом и приучила меня носить "разбойничью" косынку и прятать под неё волосы.


— Смотрите не спугните его и не вздумайте организовать за ним слежку, когда найдете. Он очень опытный и хитрый противник. Ваша задача найти его и немедленно сообщить мне, что бы я могла с ним встретиться. — И всё? — И всё, все остальные решения будут приняты после нашей встречи. — Миледи, а не лучше ли сразу отправить его на тот свет? — Милорд, он уже сам отправил туда не один десяток желающих, я не хочу пополнять их список. И поверьте мне на слово, там были специалисты своего дела, лучшие из лучших… Они отошли от кустов и я перестал слышать их разговор.


И так, леди Клара желает увидеться со мной, не иначе как для того, что бы уточнить подробности гибели барона. Противник она, по сей видимости, очень опытный, никогда не бывает на виду, всегда в тени, внимания к себе не привлекает, но вспоминая, как нас немедленно пропустили в королевский дворец, разглядев, что в карете сидит она, я вдруг понял, что это именно леди Клара возглавляет тайную службу короля, а барон Ирвин был всего лишь прикрытием. Тогда многое становится понятным и ясным…


Вечером того же дня, отловив мужика, который ежедневно ходил на постоялый двор и сунув ему пистоль под нос, я предложил доложить через дверь, что белоголовый появился в городе и уже спрашивал насчет письма. — Скажешь то что надо, останешься жить, нет — ты покойник. Я буду стоять рядом и все услышу… Мужик, как оказалось хозяин дома временно выселенный в сарай, сразу же согласился.

Вскоре закутанная женская фигура вынырнула из дверей и торопливо направилась к постоялому двору. Леди Клара так торопилась, что даже не заметила, как я пристроился к ней сзади.


— Миледи, не стоит торопиться, я слышал, что вы хотели меня видеть, и пожалуйста без резких движений, как я стреляю и владею шпагой вы знаете. Баронесса остановилась как вкопанная:- Сэр Арт, вы меня напугали. Я могу к вам повернуться? — Нет, леди, мне удобней разговаривать так. Что вы хотели узнать от меня? — Подробности, только подробности нелепой смерти барона Ирвина. — Я все подробно изложил в отчете на имя короля. От себя могу только добавить, что накануне этого трагического события, вечером, леди Диана имела продолжительную беседу с неизвестным мне господином, которого она называла просто лордом в саду, где в это время совершенно случайно находился я. Этот человек выглядит следующим образом, — и я четко описал того господина с которым Диана имела свидание, которое я подслушал через стенку. К сожалению о чем они говорили я не знаю, так как был далеко, но что они несколько раз упомянули имя барона, — это точно. И ещё речь шла об отце будущего наследника престола, если я ничего не перепутал.


— Где лежало тело бедного Ирвина? — Возле окна. К сожалению когда я подбежал к нему, он уже не дышал. Кровавое пятно у него было прямо на груди. — А ведь он был в самой прочной кирасе, значит стреляли в него почти в упор. — Этого я не знаю. Когда я услышал выстрелы и ворвался в помещение, там были одни трупы, хотя нет, лорд Гауф ещё по моему хрипел. — На нем и леди Диане тоже были одеты прочные кирасы и на них многочисленные вмятины от пуль, а убиты они выстрелами в голову. Похоже на ваш подчерк, сэр Арт… — Ну конечно миледи, вы ещё скажите, что это я всех угробил. — Нет, этого я не скажу, это даже вам не под силу.


Я не заметил, как она резко развернулась, в её руке блестнула сталь и она нанесла сильный удар в мое сердце. от неожиданности я уселся на пяту точку. — Я знаю, что это сделал ты, но ничего доказать не могу, по крайней мере барон будет отомщен. Я поднялся с земли, отряхнул камзол и брюки. — Никогда так больше не делайте леди, а то можно схлопотать и ответный удар. Она вновь кинулась ко мне, но я к этому уже был готов. Кончик моей шпаги чиркнул ей по горлу. Вот дурак, по этому же удару меня легко вычислят, хотя с другой стороны, кто подумает, что под личиной какой то старухи скрывается всесильная баронесса фон Цимерман.


Я оттащил труп в придорожную канаву и обыскал его, — пусть будет ограбление. Снял все немногочисленные украшения и срезал кошелек с пояса. Ого, а золотишка тут хватает, потом развернулся и пошел в свою гостиницу. Мне удалось попасть в свой номер незамеченным через черный вход. Вышел я из него уже зевая, показывая всем видом, что целый день проспал, а теперь не прочь хорошо подкрепиться. Утром я покинул "гостеприимный" городок и продолжил свой путь. Не успел я отъехать и несколько миль, как услышал за спиной стук копыт. Кто то меня явно догонял. Я остановился и развернул Мару, взвел курки пистоля и приготовился к встрече.


Всадник показал мне, что у него в руках ничего нет, а его пистоли закрыты в кобурах. — Сэр Арт, я уполномочен сообщить вам, что корона не имеет к вам ни каких претензий в связи с гибелью барона Ирвина и его людей. С вас сняты все обвинения. Вы можете в любой момент вернуться в столицу, или отправиться в любое другое место, что я вам настоятельно рекомендую, учитывая усиливающиеся разговоры о помолвке её высочества леди Глории с принцем Дастином из королевства Гастинг. Помахав мне рукой, всадник красиво развернул своего коня и поскакал прочь.


У меня прямо камень свалился с сердца:-"Все обвинения сняты" и хотя я понимал, что это просто слова и что по прежнему надо держать ухо востро, мне стало значительно легче. А какой то внутренний голос продолжал меня гнать на запад в странную деревушку с поэтическим названием Синтия, где по преданиям находятся разрушенные храмы и святилища прежних богов из тех стародавних времен, о которых уже никто и не помнит, и даже в летописях о них не сохранилось упоминаний.


Через два дня неспешной скачки я добрался до широкой и полноводной реки, что плавно катила свои воды куда то дальше на юг, через Султанат и другие королевства к самому синему морю. Река к сожалению была не судоходной, так как даже на этой равнине её путь перегораживали многочисленные пороги и огромные камни. Но на этом участке она было величественна и прекрасна. Когда я уже подъезжал к переправе, на меня было совершено нападение. Резкий и неожиданный удар в спину выбросил меня из седла. сознания я не потерял, а быстро перевернувшись, выхватил пистоль и взвел курки. В нескольких шагах от меня гарцевали несколько полуголых всадников, они смеялись надо мной. Один из них дал шпоры своему коню и попытался ударить меня своей плеткой. Я выстрелил ему прямо в лицо, а затем хладнокровно расстрелял остальных. Ни один из тех, кто напал на меня со спины не ушел.


Только сейчас, когда все закончилось, я заметил, как по моей многострадальной левой руке течет кровь. этого только мне не хватало. Или я повредил руку когда падал с Мары, или открылись старые раны. И в том и в другом случае это было не очень хорошо. Пока я ждал паромную переправу, несколько вооруженных всадников отправились посмотреть на место моей стычки. Старший охраны после возвращения подошел ко мне: — Норги, — степные бандиты, всегда нападают исподтишка и только тогда, когда их как минимум трое-пятеро на одного. Совсем обнаглели, скоро из за них придется переправу закрывать, совсем люди перестали ездить на тот берег, бояться.


— А что местный лорд? Почему не наведет порядок? — Лорд в столице, а король все собирается прислать охотника за головами, что бы он их тут пощипал, да видимо все они заняты. Говорят сейчас разбойников развелось очень много, наверное к голоду или войне.


предыдущая глава | Серый бог | cледующая глава